Марсофлот Потёмкин

                М  А  Р  С  О  Ф  Л  О  Т        П  О  Т  Ё  М  К  И  Н.

Близился  день  окончания  Морского  корпуса. Многие  кадеты  ждали  его  с  нетерпением, но  для  Григория  Потёмкина  этот  выпуск  не  сулил  ничего  хорошего. Строгая  дисциплина, поддерживаемая  начальником  корпуса  старым  адмиралом, оборачивалась  для  Потёмкина  в  постоянные  «недоразумения».
Вырабатывая  в  себе  поступки  и  качества  настоящего  «морского  волка»  и  марсофлота, Григорий, то  специально  для  достижения  походки  вразвалочку  сидел  на  задней  парте, обхватив  ногами  заранее  припасённый  для  этого  бочонок, то  в  корпусной  бане  мылся, всегда  прижимая  к  ногам  шайки, надеясь, что  это  приведёт  к  желаемой  кривизне  конечностей, способствующей  нужной  походке, то  обычно  принимал  на  себя  вину  товарищей, совершивших  какую – нибудь  провинность  и  боявшихся  наказания, однако, стойко  переносил  физические  страдания  и  тренировал  своё  тело. В  учёбе  не  отличался  особым  усердием  и  успехами, преподаватель  истории  прозвал  его  «геркулесовым  столбом»  за  слабые  знания  и, уж, конечно,  Григорий  не  носил  почётного  среди  кадетов  звания  «зеймана»  («моремана»), которого  удостаивались  лучшие  ученики, преуспевшие  в  математике, навигации  и  астрономии. Поэтому, постоянно  оставался  без  отпуска, без  якорей, а  позже  и  без  погон. Так  бы  и  числился  Григорий  Потёмкин  произведённым  в  кадеты  старшей  гардемаринской  роты, если  бы  не  неожиданное  прибытие  в  Морской  корпус  самого  Государя. Все  старшие  гардемарины, в  том  числе  и  Потёмкин, в  Столовом  зале  были  спешно  произведены  в  мичманы.

После  распределения  попал  наш  марсофлот  на  Чёрное  море  в  Батумский  миноносный  отряд  на  один  из  лучших  его  эсминцев. В  том, что  это  был  показательный  во  всех  отношениях  корабль, отличавшийся  чистотой  и  надраенностью, все  признавали  заслугу  его  командира, известного  всему  флоту, любимца  Государя.

Собравшиеся  в  кают – компании  к  обеду  офицеры  корабля  ждали  появления  командира. Только  что  прошло  богослужение, мичман  Потёмкин  занял  своё  место  за  столом, поражаясь  обилию  всевозможных  явств. Все, кроме  Григория, конечно, знали  о  хлебосольстве  командира, как  любителе  вкусно  поесть  и  угостить  других, причём  того, кто  впервые  попадал  к  нему  на  обед, он  обязательно  закармливал  и  напаивал  «сверх  ватерлинии».
Командир  появился, не  заставив  себя  долго  ждать, лицо  его  расплывалось  в  улыбке, а  в  руках  он  держал  блюдо  с  дымившимся, запечёным  гусём.
«Совсем, как  на  торжественном  выпускном  обеде  в  корпусе, где  гусь  значился  в  меню  по  старой  традиции  с  незапамятных  времён, когда  Анна  Иоанновна  прислала  на  праздник  корпуса  стадо  гусей.» -  про  себя  подумал  Григорий.
Заметив  новичка, командир  шутливо  обратился  к  нему:
«Ну, что, мичман, водку  пьёшь?»  Григорий, не  подумавший  о  подвохе  в  вопросе  командира, хвастливо  выпалил:
«Так  точно, пью!»
Это  вызвало  смех  командира, сменившийся  тирадой:
«Вы  только  посмотрите, каков  наш  мичман! Ещё  не  «оперился», а  уже  водку  ему  подавай!  Посадите  его  рядом  со  мной.»
Григорий  пересел  к  командиру, и  тут  началось. Командир  стал  так  потчевать  Григория, который  со  страху  старался  «держать  марку», чтобы  «не  стравить  канат  до  жвака – галса», но  не  удержался. Закружилась, загудела, затуманилась  голова, а  к  утру  вся  спесь  у  мичмана  поубавилась.

Привыкал  марсофлот  к  новым  порядкам  на  корабле, учился  служить  достойно.

Первая  мировая  для  черноморцев  Батумского  отряда  вылилась  в  постоянные  крейсерства  к  турецким  берегам. Быстроходные  эсминцы  топили  транспорты, доставлявшие  для  врага  вооружение, топливо  и  провизию.
Однажды, эсминец, на  котором  нёс  службу  мичман  Г. Потёмкин, как  было  в  ту  пору  принято, подошёл  вплотную  к  берегу, осматривая  каждую  бухточку, но  на  этот  раз  внезапно  попал  под  пулемётный  обстрел. Прозвучавшая  команда: «Лево  на  борт! Полный  ход  машинам! Укрыться  за  котельным  кожухом  и  трубами!»  заставила  всех  покинуть  палубу  миноноски, на  ней  остался  лишь  один  Григорий. Рискуя  быть  сражённым  пулями, он  высмотрел  всё – таки  местоположение  пулемёта  и  сообщил  об  этом  комендорам. Эсминец  вкатил  туда  десятка  два  75  мм  снарядов, и  пулемёт  замолчал.

На  Черноморском  флоте  дослужился  Г. Потёмкин  до  старшего  лейтенанта. Приказ  сойти  с  кораблей, воевать  на  суше, помогать  братушкам – солдатушкам  встретил  неохотно, но  вместе  с  другими  моряками  ушёл  на  фронт. Сражался  геройски, был  ранен, пуля  попала  в  голову  и  осталась  там, лишился  глаза. Выжил, теряя  память, уехал  в  эмиграцию. Решился  на  операцию, но  она  не  помогла. Там  и  умер  ПОЛНЫЙ  ТЁЗКА  СВЕТЛЕЙШЕГО  КНЯЗЯ  ТАВРИЧЕСКОГО, который  из  выпускника – неудачника  Морского  корпуса  вырос  в  храброго  морского  офицера, исполнившего  свой  долг  перед  Родиной.
Да  будет  земля  легка  ему  в  глубокой  грусти!


Примечания:  Марсофлот – крутой, опытный  моряк, знающий  и  любящий  море.
                Жвака – галс  -  отрезок  якорной  цепи. Травить  жвака – галс -  выпуск  якорной  цепи  на всю  её  длину.


6  сентября  2018  года.                Вячеслав  Прытков. 


Рецензии
Надо же! Даже глаза лишился Григорий Потёмкин! Сколько совпадений! Только Светлейшим князем не стал... Р.Р.

Роман Рассветов   25.08.2019 22:07     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.