Против судьбы - 8

   Несколько дней потом прошли как-то незаметно. Пару дней меня погода  толком  из  дому  не выпускала, шли  дожди. Так  что  я  особенно никуда  не  рвался  гулять по холоду и грязи, а  сидел  дома, составив компанию  Тарасовым  и попутно изучая их библиотеку. Особенно  меня  порадовала  подшивка  старых журналов «Наука и жизнь» и «Крокодил». Вот уж действительно – сокровище! Я  просто  закопался  в  них, читая  все  от  корки  до  корки, отрываясь  лишь  по  великим надобностям. Ну  и  попутно написал письмо Ветке - раз уж не судьба нам увидеться, так  хоть  простым письмом о себе напомнить.

   Кстати,  на  почте  произошел  со  мной  один  не  очень  приятный, хоть  и  интересный случай. Когда  я  в  первый  раз  туда  пришел  за  конвертами  и  просто  прогуляться  заодно, внимание  мое  привлекла  пожилая  женщина, занимающаяся  сортировкой  корреспонденции. Раскладывая  газеты  и  журналы  по стопочкам, она  как-то  временами  на  меня  поглядывала... причем, на мой взгляд, это  был  с  ее  стороны  не  просто  интерес  к  новому  человеку, а нечто  другое. Тем  не  менее, начало  разговора было вполне  прозаичным:

   - А вы, молодой человек, давно здесь?

   - Да нет, с неделю примерно. У Тарасовых квартирую, в отпуск приехал.

   - Тарасовы... Тарасовы…  это где  живут-то такие?
 

   Я объяснил.


   - А-а-а.. бабы Олеси сынок приехал! С женой, говоришь? И военный? Смотри-ка, а? А ты, значит, у них? А я-то  смотрю – лицо незнакомое, откуда, думаю, нечасто у нас гости бывают...


   Ну и так далее. В целом  разговор, что называется, ни о чем. Только вот поглядывает на меня она все это время как-то странно... такое ощущение, как рентгеном просвечивает. К этому прибавилось знакомое по молодости  ощущение тупой ноющей боли в затылке. Ох, как мне это не нравится! Настроение сразу как-то съежилось и превратилось из хорошего  в  поганое. Поэтому дальнейшие расспросы меня, если честно, вообще не обрадовали. Забрав  что  было нужно, я  повернулся  на выход  и  вдруг  услышал сказанное мне вслед:

   - Хорошая  весна  нынче...  жаль, последняя.

   Меня как током стукнуло. Поворачиваюсь – стоит она, на  меня  смотрит, а  взгляд, как мне показалось,  недобрый. Тут  и  меня  как  кто  за  язык дернул:

   - Зелено  будет, да  не  весело?

   Тут  у  нее  взгляд  почему – то изменился, даже показалось, что слезинка блеснула в глазах. Посмотрела на меня, как  будто  в  душу  заглянула  и что-то  страшное там  увидела, отвернулась  и  дальше  газеты  перебирает. Я  же, помолчав, повернулся  и  вышел. Неприятное ощущение  от  разговора  осталось, впрочем, чего  еще  было  ждать? Судя  по  рассказам, тут  вообще  места  на  предсказателей  богатые – то  сны, то  пророчества  у  людей случаются. Однако, прогулявшись под  холодным дождиком, я немного  поостыл, настроение   из откровенно «не айс»  стало всего лишь «так себе», так что к дому Тарасовых я подошел уже во вполне пристойном расположении духа. После прогулки по холодку теплые объятия дома заставили грустные мысли ретироваться.

  И вовремя подоспевший чайник (ей-богу, ведро с носиком!) пришелся весьма кстати для окончательного поднятия настроения. Как мы сообща ни старались, победить этого гиганта дальше половины просто физически не удавалось – желудок, к сожалению, один и не растягивался. Так что, в очередной раз позорно проиграв заведомо неравную битву, мы потихоньку разошлись  каждый в свой угол.

   Письмо Ветке я писал не торопясь, однако, в  духе «за окном шел дождь и рота красноармейцев», то  есть  не   слишком   серьезно  и  порой  дурачась.  Может быть,  это  был своего рода протест  против своей  натуры  взрослого  дяденьки (хотя куда там – дедушки!), ведь  в те  времена, когда  мобильная связь  была  игрушкой для  богатеньких, писать  письма  было  обычным  делом.


   Вот  только  не  очень  я  любил это занятие, поэтому получались мои послания достаточно сухими, сжатыми и по существу. А девушке, которая  мне  почему–то  очень  нравилась, я  в  эту  слякотную  погоду просто  хотел поднять настроение. Сами собой  на  бумагу легли строчки:
   
   С  кошачьей  грацией  на день  крадется  ночь.
   Так  было,  есть поныне,  будет  ввек.
   И  дня  проблемы  отойдут  тихонько  прочь,
   Оставшись  тенью  в  темноте  закрытых  век.

   Не  сетуй,  что нет  времени делам,
   Не  стоит  -  мы  живем  немного  дней.
   Воздастся  нам  отнюдь  не  по  словам,
   Лишь  сердца  свет – мерило  жизни  всей.

   Перед  приходом  ночи  оглянись –
   Как  этот день  из  жизни  ты  прожил?
   И,  если  что,  исправить  не  ленись
   Пока  живешь,  пока  хватает  сил.


   Не  бог  весть  какие  стихи, очень  давно  и  совсем  по  другому  поводу  они  были торопливой  рукой  записаны  где-то  на  клочке  бумаги. Но почему-то  мне  показалось, что  Ветка  им  обрадуется.


   Потом  я  просто  долго  валялся, слушал  дождь  или  же  просто  молча  смотрел  в потолок, прокручивая  перед  собой  последние  дни  и  пытаясь  хоть  как-то  упорядочить  все, что  свалилось  на  мою  голову. Очень  многие  явления  упорно  не  хотели вписываться  в  известную  мне  картину  сегодняшних  дней. Во-первых, эти  странные  перекосы  с  погодой. Насколько  мне  была  знакома  метеосводка  по  этим  местам  в   различных документах и   публикациях, сейчас  должны  были  стоять  жаркие  по-летнему  дни, но  уж  никак  не  дожди, которые  шли  уже  второй день.  Нестыковка,  однако.

  Хотя, если вспомнить, солнца тоже было немало. Не раз даже сомневался: а вдруг уже июнь полным ходом? Даже пугался порой, хватал свежую газету, смотрел дату и убеждался, что все в порядке.  Пойми эту погодку… В Сибири-то я и в мае снег видывал не раз, но здесь климат помягче, не такие перепады в погоде. Мда… Ладно, примем как есть, что еще остается?


    Второй  момент – Мятлин. Несмотря  на  очень  непростой характер, он  не  оказался, вопреки  ожиданиям, каким-то  сатрапом  с  короной  на  голове. Да, категоричен  в  суждениях, весьма  не  сахар  в  общении. Тем  не  менее,   вполне  адекватен,  пытлив,  дотошен   и  нормально   воспринимает  разумные  доводы. Впрочем, подобное  расхождение, скорее, радовало.

   А  вообще,  если  честно,  все  было  до  безобразия  не «по-книжному»!  Сколько  фэнтези, фантастики  и   просто чьих-то неопубликованных опусов  было  в  свое  время  прочитано-перечитано!  Сюжет, как  правило,  однотипен: везде  и  всегда  герой, перемещаясь  в   иное   время-измерение-пространство, имел   на   вооружении   какой-нибудь   полезный  девайс. Или умения экстрасенсорного  характера, или   какое-то  диковинное оружие, или   орда  помощников. На  худой  конец – черный  пояс  по  каратэ!


  Что  было  в  активе  у  меня? Кроме молодого тела  и  кучи  заблаговременно  запасенной  информации – ничегошеньки! Даже   на  поддержку  людей  нельзя  было рассчитывать всерьез.  К  кому  я  мог  подойти  со  всей  информацией   без   опаски?  На  одной  руке   по  пальцам  пересчитать.  Где,  в какой  книге  есть  такой  вариант,  что  при  относительной  внешней  свободе  действий  ты  связан  по  рукам   и  ногам?  Слава  богу,  что  хоть  на  третьем  варианте  переброски  получилось  что-то   внятное,  а  то  как  первые  два  вспомню,  дрожь  по  телу…



  Вот  появиться  бы  мне  перед  Главным конструктором и, выложив  ему  всю подноготную, заставить  раскаяться, посыпать  лысину  пеплом  и  одним  росчерком  пера все  предотвратить!  Или, оказавшись  в  нужном  месте  в  нужное  время, этак  ненавязчиво  коренным  образом  изменить  всю  ситуацию, и  чтобы  все  послушались, как самого, что  ни  на  есть, героя!


   Эх, мечты, мечты... Жаль,  что  Супермены  бывают  только  в  сказках!


   Я  подошел  к  окну  и  сел  на  табурет, удобно  уложив  голову  на  подоконник  и  следя  за  сбегающими  по  стеклу  струйками. Обожаю  слушать  дождь... Это  занятие  никогда  не  наскучит,  настраивая  на  лирический  лад.  Неправда, что  он,  как  я  где-то  прочитал, слёзы  ангелов. Я  представил, как  капельки  одна  за  другой  целуют  землю, отдавая   ей   себя, неся  с  собой влагу, а  значит   жизнь  всему живому. Какие  же  это  слёзы? Тут, можно  сказать, праздник  жизни. Выйдешь  на  улицу – дождик  и  тебя  за  плечи  обнимет, умоет, а  ты  не  стой – сандалии  сбрось  и  по  теплым  от  нагретого  асфальта  лужам  босиком! М-м-м...  я  аж  зажмурился, с  восторгом  вспоминая  такое  далекое  и  родное  детство, когда  весь  мир  казался  огромным  и  прекрасным, а  все  вокруг  были  здОровскими, кроме  Витьки  из  соседнего  подъезда. Лишь  бы  войны  не  было, как  говорится. Тут  от  раздумий  меня  отвлек  Василий Андреевич: позвал  опять  пить  чай.

   
   Вот  еще  один  примечательный  момент – старый,  потемневший  от  времени  чайник.  По  виду  в  нем  литров  пять,  может,  чуть  больше.  Но  вот  что  интересно:  мы  с  Тарасовыми  могли  весь  вечер  просидеть  возле  него,  проглотив  кучу  сладостей  и  варенья,  запасы  которого  тоже  были  изрядными,  но  больше  половины  этого  чайника  победить  ни  разу  не  получалось!


  Заколдованный  он,  что ли?  Быстро  закипает,  долго  не  остывает,  воды  всегда  вдоволь.  Прямо  сокровище!  Я  поймал  себя  на  мысли,  что  начинаю  его  уже  откровенно  уважать. А!  Каково? М-да…


    Как-то  за  всеми  этими  делами  я  чуть  было  основное  не  забросил. А  потому после  очередного  чаепития  сел  за  разбор  своей  документации.  Та-а-ак, что  нам  еще  ему  предложить? Вот! Очень  кстати  попалась  на  глаза  его  же  книга, та   самая, которую  он  писал  и  в  заключении, и  уже  на  свободе, разбирая  по  полочкам и  анализируя  все  факты.   Воистину  сизифов  труд:  пытаться   добиться  если  не  оправдания, то  хотя  бы  правды  в  отношении  своих  погибших  товарищей. Насколько  ему  это  удалось, вернее, не  удалось,  знаю  сейчас, пожалуй, только  я  один. 


   Книгу – в  папочку, еще  немного выборки  из  документов  и  медицинских  данных  - туда  же. Ну  и  на  десерт – планшет с  видеофайлами  и  фотографии  Города  через  много  лет  после  всего  произошедшего… Жутковатое  зрелище, откровенно  говоря, тем   более, что  сейчас  я увидел, насколько  разителен  контраст.

   Вроде  бы  все  собрано, осталось  только  с  днем  встречи  определиться. В  любом случае  надо  солнышка  дождаться. В  дождь  пилить на Станцию  как-то  неинтересно, домой  к  Мятлину, хоть  и  адрес  известен – тем  более  незачем. Пока  это  дело касается  только  специалистов. Будем  надеяться, что  наша  следующая  встреча  пройдет  так  же  результативно, как  и  первая. А  пока – отдыхать, пока  есть   возможность, поскольку   чует   мое  сердце, скоро  будет  не  до  расслаблений.


   Разобрав   и  разложив  документы,  я еще  долго  сидел,  бездумно  глядя  в  окно.  Сам  собой  в  памяти  всплыл  недавний,  но  очень  интересный  эпизод…


Продолжение - http://www.proza.ru/2018/09/05/1675


Рецензии
Вот. Автор как будто услышал мои замечания и готов перейти к делу всерьёз. Становится всё интереснее, чем оно закончится.

Альберт Храптович   06.03.2019 05:28     Заявить о нарушении