Против судьбы - 6

   Крыша встретила меня широкими объятиями слегка захламленного места. В основном, окурки, какие-то бумажки – стандартный набор места, в котором собирается молодняк, дабы втайне от родителей причаститься  к  «взрослой»  жизни в  виде портвейна и сигарет. В принципе, эта ли, другая – разницы  не  было. Пройдясь  по  периметру и  подобрав  парочку  неплохих мест  для  тайника, я  решил  наведаться сюда днем, предварительно взяв  что-нибудь из  инструментов для ковыряния стен  и немного  цемента. Подготовив первую посылку «в будущее», аккуратно замуровать ее  в стенку и нанести рисунок – ничего сложного. А пока  можно  просто  посидеть  и  послушать  музыку, благо  никто  не  мешал.


    Я  решил  не  портить  настроение  наушниками,  благо  динамик  в  плеере  выдавал  вполне  громкий  и  чистый  звук.   Включил  себе «Nightwish»,  сел  на  парапет  и  стал  наслаждаться  любимыми  песнями.   Тарья  Турунен  пела  о  прогулке  в  облаках, что  было весьма  созвучно и  моему настроению, и  погоде, заметно посвежевшей к вечеру, и  месту, в  котором  я  находился. День  был  прожит  совсем  даже  не  зря,  душа  пела  вслед  за  песней.


   И  вот как-то ну  очень  не  вовремя  я  услышал за  спиной:

   
 - Забавно! И кто это у нас тут?


   Девушка. Молодая. Судя по интонациям в голосе, из «несогласных с жизнью по ряду позиций». Тон не вызывающий, но и не располагающий на «сюси-муси». Мысленно  выругавшись, я выключил  плеер,  повернулся на  голос  и  уперся взглядом в  серо-голубые глаза на серьезном миловидном личике, требовательно смотрящим на меня снизу вверх.


   - А  вы  что  тут,  гостям  не  рады?  Или  здесь, пардон,  занято?


   - Не то,  чтобы  совсем  уж  занято, просто  место  тут  мое,  мало  кто  сюда  приходит. А  тут  иду,  глядь – а  тут  ага!  И  музыка  играет!  Кстати,  кто  поет?


   - Женщина  поет,  судя  по  голосу.  Ладно,  -  я  поднялся,  пряча  плеер  в  карман. -  Твое  так  твое.  Мне  и  свалить  недолго.


   Я  уже  повернулся  на  выход,  как  она  вдруг  цапнула  меня  холодными  пальцами  за  рукав:

   -  Ты  не  хами,  мужчина,  да  не  обхамим  будешь!  Что  за  поведение?  Вежливости  не  учили?


   А  вот  это  уже  чересчур!


  - Не  увлекайся,  солнышко.  Мне  лишние  глаза-уши  не  нужны,  когда  я  хочу  побыть  один.  И  не  надо  вопросов.  Просто  прими  информацию,  ничего  личного.


   - Да  ладно  тебе,  расслабься! – она  хихикнула. Отпустила  мой  рукав  и  достала  сигареты  из  кармана. – Как  зовут-то  тебя?


   Я  улыбнулся.


   - Меня  никто  не  зовет,  я  сам  прихожу. И  сам  ухожу. Как  кот  в мультике.


   - Это  тот,  который  гуляет  сам  по  себе? – она  чиркнула  спичкой  и  выпустила  дымок  в  вечернее  небо. – Кстати,  похож!  Значит,  буду  звать  тебя  кот  Мур.  Можешь  и  дальше  приходить.  По  настроению.  Только  углы  мне  тут  не  помечай.  Понял?  А    меня  можешь  звать   Веткой.


  - Лихо  ты  все  раскидала, - улыбнулся  я. -  Ладно,  Мур  так  Мур,  меня  устраивает. И насчет  углов  договорились.  Ну, не  буду  мешать.

  Я было поднялся  и развернулся  на выход, но эта вредина  заступила  мне  дорогу  и вытаращила на меня  свои и  так немаленькие глаза:

  - Ну,  ты   серьезно,  что  ли,  уходить  собрался?  Деловой  такой,  ага…  Давай дальше  разговаривать!  Я,  между  прочим,  не  каждого  к  себе  подпускаю,  цени.  Откуда  ты  вообще  такой…  странный?  Судя  по  говору,  не  местный.


  - Я  из  Сибири,  в отпуск  приехал. А насчет  странного… Ой, да  кто  бы  говорил-то, а?  Что  тебе  еще  рассказать?


   -  Да  все  рассказывай.  А  лучше  давай  песню  еще  разок  включи,  как  раз  под  настроение.  И даже  про  небо,  если  я правильно  поняла, – она  щелчком  отправила  в  сумерки  окурок  и,  зябко  поежившись,  спрятала  в подмышки  маленькие  ладошки.  Повернулась  ко  мне  и  требовательно  вскинула  подбородок:

   - Ну,  давай,  не жмись!


   Вот  же… как  банный  лист,  и  не  стряхнешь!  Ладно,  будет  тебе  песня.


  Мы  зашли  внутрь,  я  снял  с  себя  ветровку  и  одним  движением  замотал  в  нее  замерзшую  Ветку.  Присел  на  какую-то  ступеньку  и  посадил  ее,  замотанную,  себе  на  колени:


   - Сиди  и  грейся,  синяя  уже  вся.  Соплями  давно  не  страдала?


   - Да  я  спортсменка,  какие  сопли?  Я  и  слова-то  такого  с  детства  не  знаю!


   - Я  тебе  его  потом  на  память  напишу.  А  снизу – что значит  и откуда  берется.  Сиди  уже, грейся!  Еще  и  курит  на  холоде,  спортсменка…


   - Э-эй,  ты  тут  папочкой-то  не  прикидывайся!  Должен  же  быть  у  взрослой  меня  хоть  какой-то  недостаток.  И  вообще я  уже  отогрелась. Почти…  А  что   это   за  песня  была  у  тебя? Ну,  давай уже  включай, ну клёвая же!


  Песня  ей  клевая… Ну  вот  что  мне  делать  оставалось?  Не  убегать  же  от нее!  Дал ей наушники,  включил.  А  сам  аккуратно  ее  приобнял,  пусть  быстрее  отогревается,  вечером  уже  реально  прохладно,  да  еще  ветерок  на  крыше.


  Слушая  запись   неизвестной  ей  скандинавской  группы, Ветка  чуть  заметно    шевелила губами, словно  пробуя  слова  на  вкус.  Глаза  ее  стали   огромными, как  у  кошки, увидевшей  чудо – круглыми  и  изумленными. Особенно  когда  после  лирического  гитарного проигрыша   в  середине   ритм  песни  изменился,  стал  более  жестким, напористым.  У  самого  не  раз  и не  два  от  этой  композиции  мурашки  по  спине  танцевали.  А  тут  впервые  услышал  человек  такое  сочетание  жесткой  гитарной  рок-музыки  и  оперного  женского  вокала!  Никакой  «Модерн токинг»  с  этим  и  близко   не  сравнится.


   Всему  на  свете приходит  конец, закончилась и песня.  Погасли струны, затих  чарующий  голос, повествующий  о  том, как  чудесно  летать  в  лунном свете  и  видеть  изумление людей  на  земле, не  верящих  в  сказку. Ветка  повозилась, устраиваясь поудобнее,  и повернулась  ко  мне: 
 

   - Это  кто поет? Дашь переписать?


    И  что  мне  ей  на  это ответить?  И  каким  образом  технически  это  сделать?


   - Я подумаю над этим, - честно ответил я и, чуть притянув ее к себе, накрыл губы нежным поцелуем.   


   Было  интересно, влепит по физиономии, или же просто укусит? С  такой петардой-то   и  просто  в  обнимку  сидеть опасно, а  уж  так  рисковать...  Но,  на  удивление,   Ветка   не   возражала   против  такого  продолжения  и  не  кусалась, а  вполне  по-взрослому  отвечала  на  мои поцелуи. Наконец, оторвавшись  друг  от  друга, мы  перевели дыхание.


   - Так нечестно,- заявил я, улыбаясь, - ты  меня специально провоцируешь.


   - Ты  еще  моим предкам пойди на меня пожалуйся, - тоже улыбаясь, ответила она, - И  вообще, мне  кажется, ты  уходишь  от ответа!  Ты  что-то  скрываешь?  Или  от  кого-то  скрываешься?



   - Ветка, ни  то,  ни  другое, поверь? Врать  тебе  я  не  хочу, а  правду  сказать  пока  не  могу. Не  моя  это  тайна.  Ты  обязательно  все  узнаешь. Чуть  позже,  обещаю  тебе. А пока  просто  прими  все  как  есть, ладушки?



   - Вот  вредина  какая,- буркнула она,   улыбаясь  и  опять  закутываясь  по  самый  нос, -  Пришел  тут,  понимаешь,  весь  загадочный,  интригу  развел…   Ладно, уговорил, обещаю  пока   не  умирать  от  любопытства. Только  не  знаю… Как-то  это  неожиданно  все, - голос  ее  почему-то  дрогнул. -  У  меня  такое чувство, будто  я  знаю  тебя   уже  давно, странно, правда? А  потом  ты  уедешь, и  все.


   Так, девочка  моя,  тихо-тихо-тихо,  не  надо  истерики, я  лучше  тебя  обниму покрепче. Она  прижалась ко мне, закутавшись по самые влажно  заблестевшие   глаза  в  мою куртку. Не  нервничай, солнышко, все будет  хорошо, сначала  добрый  доктор   спасет     всех,  или  хотя бы  постарается, а  там  уже  и  пооткровенничаем, только  ты  не  плачь.

   - Ты  приходи  завтра  сюда, ладно? – вскинув глаза на меня, потребовала она, - Не можешь ничего сказать, ну  и  ладно. Только все равно приходи.

   - Договорились. Я  с  обеда  здесь буду, как сможешь, присоединяйся.

   - А велик можешь внизу оставлять, только  к  батарее его прицепи чем-нибудь, а  то  у  нас  тут  потом концов  не  найдешь.

   - Да я  уже  знаю,  наслышан. Давай  тогда  на сегодня попрощаемся, а завтра  опять  здесь, ага?

   - Ага,- улыбаясь, кивнула, - Я  тебе  тут  на  куртку слезинкой капнула, теперь  у  тебя  есть  немножко  меня  с  собой!

   - Значит, этой  ночью  я  буду  не  один, и  это  радует, -  улыбнулся   я   ей   и  получил  теплую  улыбку   в  ответ. Господи,  красивая  какая...  Чудо  ты  мое  нестандартное!

    Я  спустился  на улицу  и  взглянул  вверх – Ветка  уже  со  своего  балкона  махала  мне  рукой. Я  помахал  ей  в  ответ и, нажав на педали, двинулся  на  выезд  из  Города. Было  уже  поздно, а  путь  предстоял  не  самый  близкий. Когда  я  через  полтора  часа  закатил  велосипед  в  ограду, и  потихоньку пробрался  к  себе  в  комнатку, Тарасовы  уже  спали. Наскоро  почистив зубы, я улегся на раскладушку, мысленно прокручивая прошедший день перед глазами. Да-а-а,  насыщенно  мы  сегодня, даже  не  верится! Ай   да  мы! Вот  так, улыбаясь новым  впечатлениям, я  провалился  в сон без сновидений.

Продолжение - http://www.proza.ru/2018/09/05/1646


Рецензии
Очень теплый отрывок из повести. Герой, оказывается, и по женской части не промах...

Альберт Храптович   06.03.2019 05:07     Заявить о нарушении
Я, хоть и не флотский, но женский пол очень даже уважаю!

Мурад Ахмедов   07.03.2019 13:26   Заявить о нарушении