Будет ласковый дождь...

Б у д е т  л а с к о в ы й д о ж д ь*…

                *Цитирую Сару  Тисдейл и Рэя Бредбери

                А л е к с а н д р

Пляж привычно открылся за поворотом, и, конечно, Ботик уже был здесь. У старой липы приткнулся его допотопный велик (на нем, думается, еще Любовь Орлова почтальоншу свою играла), сипло вещал пристроенный на суку старенький транзистор, а сам он, мерно взмахивая литовкой, выкашивал заросший клевером берег. Был без рубашки, и потно блестела загорелая его спина. Сладко пахла свежескошенная трава. Почувствовав взгляд, Ботик оглянулся, воткнул косу в землю,  и, распахнув объятья, пошел навстречу: «Шурик!»

 И было в этом вскрике столько радости, что Александр потерялся даже: что ж за подъем, будто в последний раз, ей-богу! Но обнялись - и старый друг, и заброшенный пионерлагерь, родным ставший после стольких ежегодных встреч, и манящий плес, все нашептывало – забудь проблемы и вернись в детство.
- Маршруткой? – подхватил сумки Ботик.
- Как обычно, до поворота. Знаешь,  такая сушь в городе, а тут, в лесу так… свежо, здорово. Трава зеленая…
- Так у воды, Шурик, потому сочная…
- Ты один? Наши гаврики еще не прибыли?
- Нет, конечно - начальство задерживается.
- Кстати, о воде, Ботик, - они положили сумки на посеревшую, со следами облезлой краски, скамью. – Теплая? Ты купался?
Ботик отрицательно помотал головой, а Александр, вытаскивая из сумки свертки, вспомнил вдруг:
- Знаешь, что я видел по дороге? – лисички! Да крупные! Пойдем, нарежем! У тебя нож есть?
- Не надо лисичек, тут хороших грибов полно.
- Да? А я еще удивился – дождей давно не было, а тут грибы…
- Здесь влаги достаточно, Шура.

 Радость встречи захлестывала, и праздника  захотелось здесь и сейчас, не откладывая. Александр развернул старую газету и качнул бутылку – «будешь?» В их компании Ботик не пил, отказался и в этот раз, хотя по испитому  лицу было видно, что в своих Немеричах он злоупотреблял, а тут, видно, боялся сорваться:
- Я с тобой лучше закушу.

Александр расстелил газету, достал помидоры и соль в бумажном кульке, плеснул себе в пластиковый стакан (Ботик отвернулся). А потом они ели спелые сладковатые помидоры и смотрели на пеструю от солнечной ряби воду и голубоватый лес на той стороне.

 Свернув подмокшую газету, положили на заросшее травой прошлогоднее кострище, и, раздевшись, полезли в воду. Было она зеленовато-прозрачной, но зацвести не успела и пахла летом. Ботик, вспотевший на покосе, стал обстоятельно обмываться, а Александр, зайдя в воду по пояс, радовался шелковистому прикосновению освежающей воды и смотрел, как в ноги ему тычутся любопытные красноперки.

С е р г е й

Чертыхаясь на глубоких высохших промоинах, Сергей на новом своем внедорожнике выехал, наконец, к бывшему пионерлагерю, и остановился в тени большой липы. Представшая картина настраивала на оптимистический лад: трава выкошена, архаичный транзистор настроен на Ретро ФМ, и початая бутылка (самогона, наверняка) на скамейке. На пляже ранние пташки – Ботик с Шуриком. Ботик все такой же сухопарый и жилистый,  а у Шурика округлился живот, и явно обозначилась лысина. Хорошо, когда нету молодой жены, и не надо «через не могу» держать себя в форме – невольно позавидовал ему Сергей.
 
 Первым навстречу бросился Ботик: «Боцман!»
«Вот я, наконец, не Сергей Григорьевич, а просто Боцман»  - ухмыльнулся Сергей и тяжело вылез из машины. Обнялся с однокашниками по очереди, похлопал по плечу:
- Ну что, мужики - мы  в полном сборе?
-  А то ты не знаешь – Витька в арьергарде, как обычно.
- В одном городе живете, ребятушки, могли бы…- начал было Ботик, но промурлыкал айфон, Сергей предупредительно поднял палец и, отвернувшись, начал что-то втолковывать вполголоса осиротевшим  без него менеджерам.
- И как его мобила здесь связь держит? – в голосе Александра явно сквозила легкая зависть. – Мне с моей «нокией»  надо по пожарной лестнице на уцелевший второй этаж…

А Сергей, закончив монолог,  потянулся, хрустнув суставами, и огляделся.
- Хорошо тут у вас: вода и зелень… а по дороге – видели? – поля сохнут.  Я вот не удержался и  для рыбалки прихватил кое-что, -  раскрыл багажник, и Ботик, заглянув ему через плечо, присвистнул.
 - Лодку надувную взял и сети. Да впустую, рыбы нет наверняка, - начал разгрузку Сергей.
- Как – нет? – улыбнулся  Александр, вспоминая красноперок.
- Перед дождем рыба сама в сеть идет, - вытащил резиновую лодку Ботик.
- Какой дождь? – Сергей снова достал айфон  и погуглил погоду. – Антициклон все блокировал!
- Не знаю, как там антициклон, - склонил голову набок Ботик. – А дождь будет уже сегодня.
- Ну, вы тут к природе ближе – вам виднее. Тогда не будем терять время, мужики! Коли обещаете дождь – айда ставить сети!

В и т ь к а

Витька приехал последним, когда Боцман с Ботиком поплыли сети снимать.

 Припарковать свой неизменный жигуленок ему пришлось в куцей тени липы, впритык к могучему внедорожнику Сергея.

Привычно с Александром прошлись по территории лагеря под мажорное вещание транзистора об успехах страны. Виктор  поморщился.
- Вот ты по-прежнему руководство поддерживаешь, - поправив стильные очки на горбатом носу, горько кивнул на развалины корпусов пионерлагеря, заросшие березняком. – А  ведь от них разруха одна…
- Разруха в головах Витька.  И головы эти почитаемых тобою западных либералов – вот откуда жди беды!
- С тобой спорить, Шура, что с дубом бодаться… – Виктор вдруг застыл у чудом сохранившейся беседки. – Глянь-ка!
В густой тени под разросшимися осинами, где почти не было травы, скромно отсвечивала шоколадными шляпками семейка крепких боровичков.
- Нравится? –  присел на корточки Александр. – А теперь глянь сюда!
Виктор послушно присел рядом и посмотрел вдоль аллеи. Внизу у березовых стволов выстроилась шеренга молодых грибов. Брови у него поползли вверх.
- И эти грибы – еще цветочки, Вить. А там, у пищеблока лещина – орехов не счесть.
 - Ну, ни хрена… - Виктор встал, отряхнулся и поинтересовался осторожно насчет клещей.
- Тяжело городским на природе, - притворно вздохнул Александр. – Пойдем, посмотрим: там Боцман вместо клещей лещей наловил, по-моему.

                ***

- Жлобство это – ловить сетью, - гордо заявил Виктор, когда в берег ткнулась надувная лодка с Сергеем и Ботиком.
- А-а! Вот и рыбнадзор прибыл – значит, все в сборе! – Сергей лоснился от рыбацкого азарта, выгружая из надувной лодки обильный  улов. А Александр, сидя на лавочке с пластиковым стаканчиком в руке, с усмешкой наблюдал, как перекосило Виктора от этой картины.
- Вот из-за таких, как ты, Серега… –  сжимал тот в руке удочку. – Из-за таких…
- Не дрейфь, либералы, рыбы всем хватит! Тут Шура даже прикормку тебе сделал у осоки, – Сергей, подойдя, покровительственно похлопал Витьку по плечу. Тот напрягся.
- И что интересно, ребятушки, - поспешил сгладить неловкость Ботик. – Такое изобилие рыбы, народ говорит, было перед засухой, голодным летом…
- А тем более изобилие грибов и орехов! – подал голос Александр.
-  Во чего нам надо бояться, мужики: космического катаклизма! – Сергей в детстве страстно увлекался астрономией.

Б о т и к

Ночью было уже зябко, особенно под утро. А  так как  восток  светлел понемногу, то можно было будить рыбаков. Транзистор устало бубнил  запредельное ретро «Утверждают мечтатели, что на Марсе будут яблони цвести», и покорно догорал костер. Ботик пошевелил угли и вздохнул: сколько однокашниками было выпито накануне, сколько голосов сорвано! И ведь старались вначале ограничиться школьными воспоминаниями, но после третьей Виктор, поправив очки, провокационно заявил: «Совками вы были – совками и остались», и понеслось! И чего было глотки рвать, спрашивается? – ведь все одно каждый при своем мнении остался.

Ботик поднялся, отодвинув ногой пустые бутылки, когда под ним вдруг задрожала земля, и по пляжу заметались желтые сполохи. Громко захрипел транзистор. И рыбаков будить не пришлось – ругаясь и протирая глаза, из палатки вылезли Сергей с Шурой, а продолжающего храпеть Виктора вытащили за ноги.
 
- Что происходит? Почему землетрясение? - они стояли и обалдело смотрели, как за темной кромкой леса на том берегу в полной тишине пляшет цветное зарево. И не сразу заметили, что начал накрапывать теплый дождь.
- Ни хрена себе гроза, ребятушки – проронил Ботик.
- Какая ж это гроза? – в неверном свете сполохов Сергей все пытался выйти в интернет. – Где ты видел такие зарницы!
- Да что вы там вообще в городах своих видите? Зарницы и не такие бывают…
- Да если бы только зарницы, ведь землю трясет… Блин! Связи нет почему-то!

Ботик снял с ветки транзистор и покрутил настройку. По всему диапазону был ровный шум.
И тут глухим голосом отозвался Александр:
   - Будет ласковый дождь, будет запах земли,
      Щебет юрких стрижей от зари до зари.
      И ночные рулады лягушек в прудах,
      И цветение слив в белопенных садах…
Дождь усиливался, и по мокрому лицу его текли теплые струйки:
     И ни птица, ни ива слезы не прольет,
      Если сгинет с земли человеческий род.
      И Земля, и Земля встретит новый рассвет,
       Не заметив, что нас на Земле уже нет.
А ведь это война, ребята… -  сорвался голос у Александра.

- Ты в своем амплуа, Шура! – Сергей раздраженно засунул айфон в карман. – Чуть что – сразу истерика. Скажи лучше, Ботик, что за песня была на твоей шарманке до землетрясения?
- Не помню… про Марс что-то.
- Так вот что я вам скажу, мужики – это инопланетяне!

В наступившей паузе было слышно, как все сильнее шумит дождь.
- Чего-то ты, Боцман, не протрезвел, что ли… - Александру казалось, что его версия убедительнее.
- Да… вроде и не пацаны давно, - Виктор стоял под невесть откуда взявшимся зонтом. – А все пионерская зорька в заднице. Городите ерунду всякую. Неподалеку от Славянска военные склады – вот и подорвали их, чтобы уйти от отчетности. Чего еще ждать от этой власти?
- Ага! И весь эфир они заглушили, чтобы либералов порадовать! – насупился Сергей.

А дождь  усиливался, и заря все никак не занималась.

Б о т и к

На размокшей проселочной дороге велик выписывал кренделя, и на Ботике уже не было сухой нитки. На околице Немерич он остановился, наконец, и присвистнул: поперек дороги змеились глубокие промоины, а привычные сосны на въезде, опаленные молниями, пугали черными верхушками.

А л е к с а н д р

Вопреки обыкновению, маршрутка была пустой, а водитель ничего внятного сказать не мог –  всю ночь был в отрубоне «после вчерашнего». У поворота на Ерек воздух задрожал от низкого рева, шофер остановил машину, и они с Александром вышли на дорогу. Дождя уже не было, низких туч тоже, а на запад на малой высоте бесконечной вереницей летели тяжелые военные самолеты.

В и к т о р

Выехав на трассу, Виктор попал в пробку, чего отродясь не было с этого направления. Некоторые машины нервно сигналили, да все впустую: на въезде в город за бетонными надолбами оказался блокпост, и полиция в бронежилетах и с автоматами проверяла документы у всех въезжающих.

С е р г е й

На подъезде к Славянску ни с того, ни с сего у внедорожника заглох мотор. Матерясь, Сергей вылез из машины и застыл, пораженный: пожелтевшие хлеба на обочине украшали обширные круги полегших злаков, а от них вдоль дороги тянулась цепочка огромных трехпалых следов.


Рецензии
Реально отражена встреча, когда даже через годы и расстояния люди все равно ввергаются в спор о либералах и не либералах... вплоть до ссор.
Хорошо передана атмосфера тревоги от неизвестности происходящего, но ни разу о конце света(( А ведь такими темпами наша Земля-матушка может не выдержать...
С уважением,

Асна Сатанаева   18.07.2019 11:51     Заявить о нарушении
Странный этот рассказ у меня, Асна. Сам не знаю, как к нему относиться.

Александр Скрыпник   18.07.2019 12:37   Заявить о нарушении
Человек не может не размышлять о происходящем вокруг него, а эта миниатюра - отражение этих размышлений. Форма подачи интересная...

Асна Сатанаева   18.07.2019 17:06   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 62 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.