Ревность к стихам

         Поэт Роман слышал пение стихов в своей голове каждое утро. Он просыпался, как по команде и на цыпочках шёл в кухню. Осторожно закрывал за собой скрипучую дверь, включал свет, выпивал стакан охлаждённой в холодильнике воды, открывал потрёпанную тетрадку и начинал писать стихи…
Обычно в голове  крутилась первая и последняя рифма стихотворения: сердце с душой вели короткие переговоры, помогая голове думать. Не зная о чём будет очередной опус, он в течении нескольких минут сочинял три четыре куплета и в надежде на продолжение перечитывал новорождённое произведение, исправляя слова, фразы и мысли.
За окном начинали одобрительно чирикать воробьи. Приходили новые идеи и воспоминания о прошлой холостяцкой жизни. Роман испуганно смотрел сквозь стены в сторону спящей жены и выплёскивал порочную мызу на решётку квадратного листа в клетку.
Он старался дать оправдание своим грехам, но неумолимая рифма несла его мечты к страшному для жены финалу. Осторожно закрыв тетрадь, Роман возвращался в койку. Не успев пристроиться рядом с женой, он вставал на четвереньки и возвращался к кухонному столу. Как обычно после блудного стихотворения он писал несколько куплетов супруге и с чувством выполненного долга заканчивал ночное рандеву политическим произведением.
На следующий день каждое  произведение переносилось из черновика в  чистовик.  В блокноте похожем на книгу сверху листа  поэт ставил номер и дату написания произведения  и удивлялся, как ему могло такое в голову придти…
           «Мне Ангел утром диктовал, а я писал, писал, писал…» – думал Роман. «А вот это, что за гадость?» – стегал его разум внутренний голос: «Писал, писал, писал, а потом на…»
            Силы воли уничтожить свои плохие произведения и даже отдельно взятые отвратительные слова и фразы у него не было сил, и он решил перед изданием новой книги сэкономить на корректоре и редакторе, обратившись к жене и дочке отличнице за помощью.
За один час до  нового года, после прочтения приготовленных к изданию стихов, жена и дочь устроили Роману грандиозный скандал.
– Ты зачем про своих баб так много написал? Не смей издавать этот развратный сборник, а то я с тобой разведусь после Нового года!
– Так там и про тебя много написано!– оправдывался Роман.
– Папа, ты мечтаешь о такой жизни? – спросила, шмыгая носиком дочка.
– Это воспоминания: мемуары в стихах…–  оправдывался Роман.
– На хрен нам нужны твои мемуары? – возмущалась жена. – Тебя одного на улицу нельзя отпускать: на мой день рожденья пошёл за цветами, написал любовное стихотворение цветочнице: в цветочном магазине я выбирал цветы, там повстречал создание небесной красоты…На день рождение дочери – написал сонету кондитерше: она красивая была, как торт любимой дочке, её блестящие глаза, как капельки на бочке. За бутылкой побежал на день рождение сына и то умудрился признаться в нежных чувствах к продавщице: я выпью всё питьё до дна, и вспомню, что мне  отдана твоя бутылка рома. Я твой навеки – Рома!
– Хорошо: в следующий раз сэкономим денег – будем пить чай без сахара с  пирожками  и жареными пельменями.
До нового года оставалось пятнадцать минут. Скандал стремительно нарастал. Сын поэта с игрушечным ружьём встал между отцом и матерью. Романа била нервная дрожь с мечтой о конце «праздника».
Жена и дочь начали рвать рукопись. Затем кинули смятые листы со стихами и попытались сжечь.
– Рукописи не горят! – грустно сказал поэт. – У меня всё в компьютере.
Жена с дочкой ринулись к компьютеру.
Тут у Романа что-то переклинило в голове. Он схватил игрушечное ружьё сына и сквозь зубы шёпотом сказал: скажи мне Ангел как мне быть? Я не хочу на свете жить!
– Застрелюсь!
Вся семья оцепенела. Бледные лица испугано смотрели на серое лицо главы семейства.
– Папа, застрелиться не получится: пульки кончились.
Куранты в телевизоре пробили полночь. Ружьё упало на пол. Роман трясущимися руками открыл бутылку шампанского и налил четыре фужера.
– Папа, детям нельзя пить вино! – сказала дочка.
– Да ладно, вам: сейчас всё можно. Слава Богу, все живы  и здоровы. Простите меня грешного. С новым годом, мои хорошие!
Прошло тридцать лет семейных лихолетий. Жена Романа сидела в кресле и дочитывала скандальный сборник стихов. Поседевший поэт из-за угла кухни с трепетом смотрел на любимую женщину.
Сев на своё насиженное место, он налил себе в фужер красного сухого вина и, посмотрев сквозь стекло на заходящее солнце отставил его в сторону. Жена с улыбкой подошла к мужу и дала ему таблетку и стакан охлаждённой воды из холодильника.
– Наконец - то дочитала твой сборник  стихов. Как хорошо ты про меня написал. Я счастливая женщина! – сказала она и поцеловала в лысую макушку любимого мужа.
                г. Сочи 20.09.2018 год.


Рецензии
Целая жизнь! Цепляет. С уважением

Анатолий Дудник   12.09.2018 20:32     Заявить о нарушении
Огромное спасибо за понимание...

Андрей Тесленко 2   13.09.2018 20:01   Заявить о нарушении
Андрей, хорошо, что при жизни...! С уважением

Анатолий Дудник   17.11.2018 17:45   Заявить о нарушении