Девочка из замёрзшего города - глава пятая

     Джалил и Разият поразились, увидев сына на запылённой новенькой машине у ворот своего дома за день до свадьбы. Мало у кого в городке были машины в то время. Братья дружно принялись отмывать машину до блеска. Шутили, смеялись и не заметили подошедшую соседку Гуржанат.

     - Беда у нас в доме, Нияз. Я болею, Нажабат ушла по делам. Слышу Рустамчик плачет, вошла в их комнату, а Джамилат лежит без сознания...

     Он бежал к дому, сердце бешено колотилось в груди. Она лежала без сознания. Подняв её на руки побежал к машине, которую подогнали к воротам братья.

     - Тётя Гуржанат, там Рустамчик один, - крикнул Нияз, заботливо укладывая Джамилат на заднее сидение.

     Тётя...Какая я тебе тетя, - бурчала Гуржанат, торопясь к внуку. - Нашёлся племянничек на мою голову. Не могу я внука потерять, потому и бегу к тебе.

     В больнице Джамилат забрали в женское отделение. Её бессознательное состояние вызывало вопросы, на которые не было ответов. Схватки были интенсивными, она была в каком-то бредовом состоянии, хотя анализ крови был отличный, но её слова всех пугали:

     - Моя девочка...Не отдавайте её ему...Вызовите моих родителей или сестёр...Пусть они заберут мою девочку...Не отдавайте её в приют.

     Время шло, мог погибнуть ребёнок, а решать, кого спасать, было некому. Свекровь только развела руками и сказала, что за сына она решать не может, а где он, не знает.

     Слова Джамилат о девочке передавали из уста в уста. Все жители города переживали за свою поэтессу. Люди приходили к больнице семьями. Кто-то предлагал свою кровь, если она вдруг понадобится. Приковылял к больнице столетний старец, постоял, послушал и бегом куда-то направился, удивив людей своей прытью. Знал народ, каким весельчаком на всех свадьбах был старик Далгат. Он первым выходил в танцевальный круг, отплясывая с таким задором, которому завидовали молодые.

     - Танцуйте, веселитесь, пока живы! Зачем сидите и считаете свои болячки. Они от этого никуда не денутся. Хотите долго жить, спешите радоваться жизни и танцуйте, пока есть силы двигаться, - смеялся он в такие минуты.

     Глядя на Далгата, никто не верил, что ему за сто лет перевалило. Легендой передавались рассказы о его достойной жизни. Его семья по численности была самой большой в городке, который больше селом считали.

     И когда заторопился Далгат в другой конец городка, многие поняли, куда и зачем спешит старец. Была в его жизни большая любовь, вспыхнувшая к молоденькой девушке, на целых двадцать лет его младше. Вдов он был тогда, пятеро детей без жены поднимал, но не согласился отец девушки выдать дочь, посчитав его бедняком. Много слёз было ею пролито, но не уступил отец и выдал замуж за человека старше её на тридцать лет. Не прошло и трёх лет, она овдовела, но Далгат к тому времени женился и ждала его жена ребёнка. Только видел народ, как загорались глаза у обоих при встрече...

     Когда врачи уже отчаялись, в больницу пришла старая повитуха Саида, которая уже более десяти лет ни у кого не принимала роды. За ней торопился Далгат, забыв про свои больные ноги.

     - Ну, как тут у вас надо быть одетой? Давайте вашу форму и быстрее, - приказным тоном произнесла Саида, тщательно отмывая руки  и пряча свои седые волосы под косынку. - А теперь пусть все уйдут от роженицы, я там буду одна. Вы изрядно уже помучили бедную. Так и ребёнка недолго потерять.

     Все вышли, Саида подошла к Джамилат, пару минут шептала над ней, поглаживая по голове. Потом пошла к ногам роженицы, что-то громко крикнула и следом раздался крик ребёнка, сильный, громкий. 

     Врач и акушерка кинулись в родовую. Джамилат была в сознании, на её груди лежал мальчик, уже с перевязанной пуповинкой, все стали его разглядывать.

     - Какие бестыдницы! Пошли прочь от парня! Стоят, разглядывают! - не то шутя, не то всерьёз ворчала Саида.

     Потом все вместе пили чай в ординаторской, увидев спокойный сон матери и ребёнка. Старая Саида делилась своим опытом с персоналом больницы, куда прибежали и те, кто не дежурил в этот день.

     - Когда мне Далгат рассказал о словах Джамилат, я вспомнила давний случай. Много лет прошло с тех пор. Однажды меня позвали в один очень богатый дом принимать роды. Молоденькая роженица плакала и повторяла - Только не девочка.
Муж её предупредил, что если она родит ему девочку, то он её вернёт родителям, а девочку отдаст в приют. Это мне рассказала приходящая работница, случайно услышавшая слова хозяина. Долго я билась с роженицей, отчаявшись, крикнула - Мальчик! И через минуту она родила. Это действительно оказался мальчик, а  роженицу ту звали Гуржанат. Аллах дал им с мужем только одного ребёнка. Счастья не было в этом доме, как нет его и сейчас.

     Город вздохнул облегчённо. Спасена жизнь двух человек. К Саиде шли толпами, неся угощение и подарки. Первой пришла Гуржанат, везя на коляске старшего внука. Лицо её было ещё припухшим. Они долго говорили о прошлом.

     На другой день играли свадьбу в городке, шумную и весёлую. Первыми в танцевальный круг вышли Саида и Далгат. Смотрел на них народ и понимал - не прошла у них любовь к друг другу. Лица у обоих улыбающиеся и глаза горят молодым задором. Не осудишь таких, не бросишь камень. Выстрадали они свою любовь, пронеся через всю жизнь.

     Нияз с братьями всех порадовали своим танцем. Три красавца, одетые в национальные костюмы, вызывали восторг у гостей. Нияз всех удивил подарком своей младшей сестрёнке. Родители жениха остались весьма довольные приданным невестки, которой старший брат подарил новенький жигулёнок, красивого бежевого цвета.

     В разгар празднества видели Нияза, входившего в больницу. Что тут сказать. Он врач детский, а там родился малыш у его соседки. Один Далгат понял многое, сидел, улыбался, повторяя:

     - Другое время пришло, другое. Не оставит их Милостивый без помощи, не оставит.

     Разъехались гости со свадьбы, а Нияз задержался дома. Понимала Разият, ради кого он так поступил. Думать страшилась к какой беде это может привести.

     На седьмой день пришло время дать имя новорожденному. По этому случаю принесли в жертву двух баранов. Треть мяса, как положено, раздали в нуждающиеся семьи, треть на угощение пустили, приготовив его вкусно на печи в саду. Много чего Гуржанат наготовила со своей помощницей. Столы, выставленные в доме и в саду, ломились от угощения.

     - Нет отца ребёнка в доме, то его печаль, - изрекла Гуржанат. - В мой дом двери открыты каждому, пожелавшему отведать угощений моих, и мужчинам, и женщинам. Пусть получит мой внук всё сполна, что положено ему при рождении.

     По обычаю подстригли малыша, дав ему имя Джабраил. Взвесив волосики, Гуржанат подарила соседке серебряные серьги, такого же веса. Понимали гости, подарок Разият за сына своего, Нияза, получила. Хитра Гуржанат, сделала вид, будто не он спасал её невестку.

     Старой Саиде принесли в дом правую, заднюю ножку барашка, а к нему красивое платье. Довольная подарком, хитро улыбаясь, она спросила:

     - Кого одарили серебром? Разият? - услышав подтверждение, рассмеялась, -
мой подарок богаче. Волосиков у этого ангелочка было очень мало

     Бежало время, прошло лето, пришла осень, а следом и зима, но Анвар не приезжал. Джамилат дивилась переменам в настроении свекрови. Внуки не сходили с её рук. Рустамчик привык к бабушкиным ласкам и теплу, подрастающий Джабраил любил поспать на руках бабушки, прижавшись к её груди. Вскоре из издательства прислали вторую книгу и городок всколыхнула эта новость. Приходили гости послушать чтение стихов. Голос у Джамилат очень красивый, говорили слушатели, как и её стихи.

     Всё хорошо, а сердце Джамилат замирало от страха от каждого стука в ворота...


Продолжение следует:

http://www.proza.ru/2018/09/02/1518


Рецензии
Вот ведь как бывает! Боялась рожать Джамилат, опасаясь за участь дочери.
Радуют перемены в поведении Гуржанат.
А ещё больше порадовали слова Далгата о том, что Милостивый не оставит без помощи ... надеюсь, что Джамилат и Нияза.

Богатова Татьяна   18.02.2019 12:34     Заявить о нарушении
Не всегда так в жизни складывается...
Много тернистых дорог у моей девочки.
С теплом,

Надежда Опескина   18.02.2019 12:37   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.