Паризина Малатеста

Какие трагические события произошли в Ферраре в XV веке? Паризина Малатеста и её образ в искусстве


…С первого взгляда полюбила Франческа юного Паоло. Но велико было её горе, когда она поняла, что ей суждено стать женой его брата – уродливого и жестокого  Джанчотто Малатеста. Однако Франческа и Паоло не предали свою любовь. И тогда Джанчотто дал волю ревности – его кинжал прервал жизни влюблённых.

С детства слышала эту историю Паризина Малатеста. И не без гордости – ведь это было семейное предание её рода. Став старше, читала строки Данте Алигьери из «Божественной комедии». Не исключено, что в полудетских мечтах представляла себя прекрасной Франческой. Но не подозревала Паризина, что её собственная судьба окажется не менее печальной.


Сквозь страницы истории

XV век. В Ферраре в то время правил герцог Николо III д’Эсте. Род его прославился немалыми жестокостями в борьбе за власть. И сам Николо не отставал от предков – безжалостно истреблял тех, кто мог ему составить конкуренцию. Жена его оказалась бесплодной, однако это не смущало властелина – о законной супруге он вообще мало думал. Некоронованной королевой была его фаворитка Стелла. Именно она стала матерью Уго - любимого сына герцога.

Однако, когда Николо овдовел, он не торопился жениться на Стелле. А затем фаворитка была отвергнута и отправлена в изгнание. Новой женой герцог избрал юную Паризину Малатеста. Была устроена пышная свадьба, во время которой многие с недоумением взирали на жениха солидного возраста и невесту-подростка.

А что мог чувствовать четырнадцатилетний пасынок к мачехе, своей ровеснице? Уго заранее был готов ненавидеть её. Он не забыл об оскорблении, нанесённом его матери. Но вскоре почувствовал сострадание к девочке с расширившимися от страха глазами. Понятно, что она не выбирала свою судьбу и стала лишь новой игрушкой для пресыщенного удовольствиями герцога.

Николо желал, чтобы в его доме царила идиллия и хотел установить мир между сыном и новой женой. Поэтому старался, чтобы они чаще встречались. Однажды даже отправил их вместе в далёкий монастырь на поклонение святыням. А в замке очень приветствовал, когда Уго и Паризина оставались наедине и читали вслух. Но одного не предусмотрел герцог Николо: чувства молодых людей могут перерасти в совсем не родственные.

В злополучный день Паризина читала печальные строки Данте о Франческе и Паоло. С детства помнила их, но что-то в юной герцогине переменилось с тех пор. Уго внимал ей и тоже по-особенному воспринимал грустное предание. И наступил момент, когда молодые люди признались друг другу в том чувстве, которое долго прятали даже от себя. Радость взаимной любви омрачало осознание, что им не суждено быть вместе.

Сам герцог пренебрегал женой – она была для него лишь дорогой безделушкой, которую он показывал гостям. Многочисленные фаворитки его занимали больше. Однако интриги придворных сделали своё чёрное дело. Николо всегда был скор на расправу, а теперь, когда была задета его честь, не приходилось ждать пощады. Уго даже не подумал оправдываться и отрицать своё чувство. В тот же день юноша, не дрогнув, отдал себя в руки палача.

Затем к месту казни привели Паризину, дабы преступница видела обезглавленное тело своего возлюбленного. Страдания, слёзы молниеносно сменились решимостью разделить его участь. Герцогиня сорвала с себя драгоценности и бросила их в лицо жестокому супругу. Сама склонилась на плаху, ещё покрытую тёплой кровью Уго. Удар палача не заставил себя ждать.

Так закончили свою жизнь влюблённые из Феррары. Герцог Николо оплакивал их, однако не в его натуре было долго горевать о своих жертвах. Он утешился новыми любовными похождениями. А Уго и Паризина остались в легендах.


Ирония и трагедия

В XVI веке эта история привлекла внимание итальянского писателя Маттео Банделло. Его перу принадлежит новелла, где события обрисованы одновременно иронично и грустно. Имя Паризины не упоминается – героиня выступает как безымянная маркиза. Новелла не имеет названия – повествования в сборнике скомпонованы по дням.

Уго превращён в законного сына маркиза Николо. Но любимая жена владыки, мать наследника, рано скончалась. Хоть и был Николо безутешен, это не мешало ему быть падким на красивых женщин. Но не забывал и о поиске новой жены. Поразмыслив, выбрал девушку из рода Малатеста, которой не исполнилось и пятнадцати лет. Однако распутной жизни не оставил. Юная маркиза, не желая погубить свою молодость, решила найти радость с кем-нибудь другим. Им-то и оказался пасынок Уго.

Юноше не приходило в голову заподозрить мачеху в подобных намерениях. Но та употребила все свои женские чары (неясно, где и как научилась такому столь юная особа). Воспользовавшись отъездом мужа, маркиза намёками и иносказаниями открыла своё чувство. Даже сказала, что её супругом должен был стать Уго, и лишь по приезде она поняла, что обманулась.

Сладкие речи чаровницы возымели действие – юноша оказался в плену страсти. Два года продолжалось веселье. Но однажды камердинер заподозрил неладное. Чтобы убедиться, спрятался в комнате над покоями госпожи и проделал отверстие в потолке. Так всё открылось. От маркиза камердинер, естественно, не стал ничего скрывать.

Николо пришёл в страшную ярость. Тут же заточил сына в темницу и приказал готовиться к смерти. Юноша искренне раскаивался и провёл последние дни в благочестивых размышлениях. Но мачеха только призывала Уго и думала лишь о нём, а не о собственной судьбе. Принести покаяние отказалась. Преступные любовники были обезглавлены. Затем маркиз повелел торжественно похоронить их в одной гробнице.

История могла бы стать основой для трагедии Шекспира. Но карты легли иначе: к драматургу попало другое произведение Банделло – новелла о Ромео и Джульетте. А печальная судьба Уго и Паризины получила новое прочтение в XIX веке.

По мотивам печального сказания в 1815 году была написана поэма Джорджа Байрона «Паризина». В ней герцог Николо выступает под именем Аццо (Адзо). «Он был несчастлив, если они и были виновны; если же они были невинны, то несчастие его было ещё более велико, и я не могу себе представить положение, в котором искренно признал бы за родственником право казнить своих близких», - так написал поэт в предисловии к поэме.


Журчание водопада и аромат цветов

Взаимоотношения героев получили глубоко трагическое звучание. Паризина была обручена с Уго, но герцог Аццо разлучил их. Он сам увёл под венец невесту своего незаконнорожденного сына. А ещё раньше изгнал Бьянку, мать Уго.

…Идиллическая картина становится началом кровавых событий:

Но не затем, чтоб слушать водопад
Прокралась Паризина из палат;
Не с тем, чтобы глядеть на свод ночной
Синьора бродит в тишине немой,
И в княжеской беседке Эстов – вряд
Она цветов в себя вдыхает аромат.
И жадно слушает не соловья она,
Хоть трепетного вся внимания полна,
Как будто сказке слухом отдана…
Вот шум шагов за чащею ветвей:
Бледнеют щёки… Сердца стук слышней…
Вот в шелесте листов речь ясно раздалась…
Кровь снова прилила и грудь приподнялась!
Ещё минута…близок срок…
Прошла – и он у милых ног.

Свидание Уго и Паризины пронизано болью. Кажется, что всё вокруг взирает на них с осуждением. С тех пор, как всесильный герцог сделал несчастную девушку своей женой, любовь к Уго стала преступлением. Но справиться с чувством – это выше сил.

В недобрый час Паризина невольно выдала себя перед постылым супругом Аццо. Она прошептала во сне имя Уго. И герцога охватила безумная ярость. Он был готов заколоть спящую жену, но раздумал. Смерть – слишком лёгкая кара!

И вот на судилище властелина привели его сына и жену - юных и прекрасных. Уго ни единым словом не стал оправдываться - он обратился к нечестивому отцу с гневной отповедью:

Пускай тебя я оскорбил,
Но – зло за зло… Увы! она,
Твоя законная жена,
Та жертва новая страстей
Твоих и гордости твоей, -
Ты помнишь – мне обручена
Была давно… Ты это знал!
Её красы ты возжелал…
Своим же собственным грехом,
Рожденья моего пятном,
Меня унизил ты пред ней,
Как недостойного назвать
Её невестою своей…

Звон цепей сопровождал горестную речь:

Грешил отец – и сын грешил!
Во мне одном обоих нас
Ты ныне право осудил.
Мой грех в глазах толпы людской
Тяжеле. Божий суд – иной!

Юноша спокойно выслушал смертный  приговор. Но Паризину ожидало нечто более страшное: она должна видеть казнь Уго. Для этого герцогине и оставлялась жизнь. Несчастная женщина слышала гневные слова своего возлюбленного, но сама была точно мраморная статуя и затем, измождённая горем, лишилась чувств.

В тот же вечер раздался погребальный звон колоколов. Лучи заходящего солнца играли на каштановых кудрях Уго и зловеще отражались в лезвии топора. Осуждённый юноша до последней секунды оставался спокойным. Бесстрашно, с открытым взором сам склонил на плаху голову.

Судьба Паризины осталась тайной. Так же загадочно у Байрона исчезли Конрад в «Корсаре» и Эззелин в «Ларе». Даже имя герцогини никто в замке не осмеливался произносить.


Лирическая трагедия

Поэма привлекла внимание Гаэтано Доницетти. Суровая романтика и трагическая обречённость героев – всё это нашло воплощение в опере «Паризина» (1833 год). Мелодии – возвышенные и горестные – рисуют мир романтических страстей.

…Аццо, герцог Феррары, опасается неверности своей молодой жены Паризины. Подозревает, что она любит Уго, осуждённого на изгнание. Однако юноша тайно возвращается. Этим встревожен Эрнесто, который воспитал Уго как сына.

Но никакие опасности не могут остановить, когда в сердце живёт жажда увидеть возлюбленную. Уго и Паризина встречаются. Велико их горе – для них невозможно счастье на земле. Свидание прерывает сам Аццо. Он в гневе, что изгнанник самовольно вернулся. Но затем милостиво позволяет Уго остаться и участвовать в рыцарском турнире. Ревнивый герцог надеется, что найдёт подтверждение неверности жены.

Подозрения усиливаются. Аццо не может забыть, как восторженно Паризина увенчала Уго лавровым венком после победы. Проходя мимо комнаты жены, ревнивец внезапно останавливается. Он слышит, как во сне Паризина признаётся Уго в любви. Какие ещё нужны доказательства?

Аццо собирает приближённых и намерен вершить суд. Уго и Паризина открыто признаются, что с детства любили друг друга, но были разлучены волей жестокого герцога. Эрнесто вмешивается и, надеясь спасти своего воспитанника, открывает тайну: Уго – сын Аццо, рождённый в браке с Матильдой, изгнанной из-за обвинения в неверности.

Герцог признаёт Уго за сына. Но не скрывает своей неприязни к нему. Что можно ожидать от сына нечестивой матери? «Нечестивого отца», - решительно отвечает юноша. И открыто говорит, что виновник всего совершившегося зла – герцог Аццо и никто другой. 

Паризина молится о спасении возлюбленного. Смертный приговор вроде бы отменён, но предчувствия подсказывают иное. Ей передают письмо от Уго, в котором он просит Паризину бежать с ним. Не колеблясь, она устремляется из замка. Но путь ей преграждает Аццо. Он толкает её к окну, и она видит обезглавленного Уго. Паризина чувствует, как силы покидают её. Она падает мёртвой.


Декадентские мотивы

В начале XX столетия свою оперу «Паризина» создал Пьетро Масканьи. История предстала в веристском стиле с его экспрессией и сквозным музыкальным развитием, где одна мелодия перетекает в другую. Либретто написал Габриэле Д'Аннунцио. Под его пером любовь героев изображалась сквозь призму декадентства и обрела болезненно-мистическую окраску.

Мать Уго, Стелла, изгнана герцогом Николо. А всё потому, что тот вознамерился жениться на юной Паризине. Стелла проклинает соперницу. Уго же отправляется в Крестовый поход, где покрывает себя славой. Но из-за ранения возвращается и останавливается в монастыре, куда приходит Паризина. Она молится рядом с Уго и ненароком касается крови его раны. После этого молодые люди почувствовали себя влюблёнными.

Однако долг связывает Паризину с Николо, и она осознает греховность своего чувства. Читает роман о Тристане и Изольде, напоминающий ей собственную участь. Но появляется Уго, и влюблённые забывают обо всём. Их застаёт ревнивый Николо. И произносит приговор: пусть они будут обезглавлены одним топором, и кровь их сольётся в один ручей.

…Порой легенды перекликаются. Кто-то увидит в них красивые сказки, которые светятся сквозь столетия, как волшебные кристаллы. Но всё же это и предостережения. Жестокие властители считали себя вправе быть хозяевами жизни и смерти других. Но были бессильны подчинить себе чужие чувства. Есть некий предел, дальше которого земная власть простираться не может. Об этом нелишне задуматься в любое время.


******************************************
Впервые опубликовано на сайте «Школа Жизни» в 2018 году


Рецензии