Против судьбы - 1

   Хорошо сидеть без дела, жаль, что время  поджимает.  Я спрятал диктофон и кое-как  поднялся, старательно  пытаясь  унять  дрожь в  рычащих  от  боли  коленях.  Да  и спина  уже  не  та,  что  в  молодости.  Эх, лет  пятьдесят  бы  скинуть! 

 
  Вскидываю  трясущимися  руками  свой  увесистый  рюкзак  на  плечи  и,  выдохнув,  словно  перед  прыжком  с  высоты,  вновь  направляюсь  к  пульту  управления.  Надо  попробовать  ввести  данные  иначе,  с учетом  двух  предыдущих  попыток, думаю, удастся  на  этот  раз.


  Я  энергично  потряс  головой,  прогоняя  негатив  из  мыслей.  Не-ет,  на  сей  раз  я  словно  резцом  по  граниту  нарисую  себе  в  извилинах  то,  что  таки  хочу  получить!  Пока  набирал  сложную  комбинацию  цифр  на  пультах,  пока  формулировал  сокровенное  желание – ошибаться  больше  уже  нельзя,  на  следующий  раз  может  уже  не  хватит  или  времени,  или  здоровья -  как-то  совсем  упустил  из  виду  мерцающий  красный  огонек  камеры  наблюдения…


   Пронзительный  рев  сирены  словно  ледяной  водой  окатил  спину.  Адреналин  хлынул  в  кровь,  заставив  тело  вздрогнуть, а  сердце  зашлось  в  истерическом  ритме,  то  и дело  сбиваясь.  Так,  ну-ка  взять  себя  в  руки,  вдох-выдох  и  продолжаем!  Тут  сейчас  настолько  тонкая  работа  предстоит,  что  даже  сапёр  от  зависти  удавится! Не  ошибиться…


   Вот  уже  доносятся  крики  и топот  охранников. На какое-то  время  их  удержит  крепко  запертая  дверь, но  надо поторопиться. Быстро набрав оставшиеся цифры из длиннющей комбинации, определяющей время и место переброски, я нажал клавишу ввода. Несколько узорных арок, составляющих коридор переброски,  с причудливым ажурным плетением проводов, излучателей и еще Бог знает чего,   эффектно  осветились  снизу  сине-белым  светом. В  более  спокойной  обстановке  весь  этот  антураж  смотрелся  очень  зрелищно,  впору   сидеть  и  любоваться. Сейчас  же  было  несколько  не  до  красот.
 

   Коронные разряды, сначала словно нехотя, потом все чаще и полнее стали окутывать все  выступающие  части  этого  жутковатого  ансамбля,  являющего  собой  воплощение  замыслов  множества  людей. Низкочастотное гудение, сопровождающее  процесс, переросло  в  рокот, потом  в  вибрацию. Помост, на котором стояла  вся  эта конструкция, явственно затрясло… Треск разрядов перерос в невыносимый зудящий скрежет. Тряска  ощутимо усилилась.


  Я  завертел головой,  пытаясь  понять, что  происходит.  Такой  картины  в  прошлые  переброски  не  было,  отчего  же  сейчас  это  происходит? В  запертую  на  все  засовы  тяжелую  дверь  заколотили  и  забарабанили,  крики  наполнили  коридор.  Скорее  же,  черт  тебя  побери!

  Портал  переброски,  состоящий  из  сплетения арок, излучателей, каких-то панелей и прочей фантасмагории, внезапно вспыхнул ярчайшим светом,  из этого света вперемешку с разноцветными полосами  соткалась гигантских размеров воронка, выходящая  своими  расплывчатыми  границами  за  пределы  коридора. Как  будто  водоворот поставили на ребро, добавили  в  него светящейся  краски и, хорошенько  размешав,  подсветили отовсюду  яркими  разноцветными вспышками. И в эту воронку сначала медленно, а потом  все  быстрее, повлекло  меня.

  Свет ослеплял, и я закрыл глаза, вцепившись трясущимися старческими руками  в  лямки   своего  драгоценного рюкзака. «Господи,  прошу  тебя,  сделай  так,  чтобы  на  этот   раз  у  меня  все  получилось!  Пожалуйста!» -  шептали  мои  губы.  Потом – вспышка, которая ослепила меня еще сильнее даже через закрытые глаза, удар  –  и  я  в очередной  раз  провалился в темноту…
   
              .   .   .

  ...А голова почти не болит. И руки тоже...  и спина. В нос бьют пронзительные запахи земли и прошлогодней  листвы... странно это все... меня же в водоворот затягивало... откуда в водовороте земля?.. И  листва...  Непонятно... О-ох!  Медленно  и  путаясь  друг в друге, ко мне возвращались мысли, а за ними постепенно, бочком, и сознание. Наконец, практически полностью придя в себя, я попробовал  открыть глаза: вроде  что-то вижу, но дышать как-то не очень получается. Лишь через пару секунд я понял, что лежу носом в  землю, покрытую  ковром  прошлогодней  палой  листвы, этот запах я   как  раз  и чувствую.

  Осторожно  приподнявшись  на  руках,  я  сел,  стараясь  унять  неприятные  ощущения.  Голова  еще  кружилась,  немного  мутило,  но  в  целом  я  чувствовал  себя  вполне  сносно.  Оглядевшись  вокруг,  я  увидел,  что  нахожусь  в  лесу.  На  той  самой  полянке. Собственно,  как  и  задумывалось. Тут  я  осознал,  что  верчение  головой  по  сторонам  не  сопровождалось  привычными  болями  и  хрустом  в  позвонках,  вот  уже  много  лет  досаждавшим  мне. 


   Судя  по  всему,  на  сей  раз  меня   ожидал  приятный  сюрприз.

    Все  тело  было  явно  моим,  поскольку  на  привычных  местах  обнаружились  и  шрамы  от  былых операций,  и  татуировка,  сделанная  в  молодости,  и  иные  отметины,  оставленные  жизнью.  Но  тело  было  молодым, как  у  20-25-летнего мужчины! И волосы на голове   тоже  мои, коротко  постриженные. Поморщившись,  я  вырвал  из   головы несколько волос – цвет  их  был таким  же,  каким  и  в  молодости,  никакой  седины.  Чудеса-а...


  - Спасибо,  конечно! Выпросили!-  задрав   зачем-то  голову   к  небу,  крикнул  я. -  Только  вот  чего  сразу  нельзя  было  так  сделать?!


   Встал, прошелся, попрыгал, несколько раз присел - подпрыгнул. И остался  весьма  доволен  собой! Тело, что  называется, просилось в  бой. Ни  брюшка, выросшего  уже  к  30 годам, ни  болей  и  хруста  в  суставах, ни  сухости  во  рту, донимавшей  меня  последние  лет  20 жизни, не было  и  в  помине!  Мне было  по  ощущениям лет  25, может  чуть больше.  Вот  уж  чего  я  в  этот  раз не  ожидал.  Хотя,  чего  уж  там -  в  первый  раз  меня  вообще  угораздило  в  чужом  теле  оказаться!  Та  еще  история  была.  Потом  расскажу…


  А  вот  рюкзак  куда-то  пропал.  В  очередной  раз.  В  первую  переброску я  запамятовал  и  не  включил  радиомаячок  в  нем,  этот  раз  я  учел  свои  ошибки.  Только  бы  не  подвела  техника!



  Приемник, к  счастью, находился  при  мне  и  нисколько  не пострадал. Включив  его  и  пробежавшись  по  окрестностям,  я  наконец-то  обнаружил  слабеющий  сигнал,  по  которому  нашел  и  сам  рюкзак,  чем-то  или  кем-то  привязанный  на  толстой  раскидистой  ветке  высокого  дерева  метрах  в шести-семи  над  землей...


   Несколько  минут  я  просто  стоял  и, хватая  воздух  ртом  в  поисках  нужных  выражений,  смотрел   на   висящий  на  недосягаемой  высоте  бесценный  рюкзак. Ну как  так?!  Впору  было  сорваться  в  крик  от  переполнявших  меня  эмоций.  Но криками делу не поможешь, надо  как-то снимать оттуда свое имущество. Слава  всем  богам, этого  издевательства  никто  не  видел!  Всю  жизнь  я  до  дрожи  в  ногах  боялся  высоты.  И  вот  теперь,  словно  диковинный  муравей,  я  карабкался  по  шершавому  стволу,  прижимаясь  к  нему  всем  телом  и  старательно  отгоняя  от  себя  мысли,  что   сейчас  грохнусь.

  Но  мало  забраться  наверх.  Там,   сидя  на  ветке  и старательно  не  глядя  вниз,  еще   предстояло   распутать  навязанные  и  от  души  затянутые  узлы  на  лямках...  Эх,  когти  бы  мне!  И  глаза  закрыть!  И  завыть  в  голос  от  ужаса!  А  еще  ведь  бросать  рюкзак  вниз  нельзя,  начинка  его  нежная  и  очень дорогая  во  всех  отношениях.  Так  что  пришлось  его  обнимать  всю  дорогу  вниз,  как  кот  цепляясь  за  дерево  и  шипя  от  страха.  Господи,  как  же  мне  было  весело! 

   Тем  не  менее, эпопея  по  спасению  рюкзака  закончилась  вполне  удачно, и  я, переведя  дыхание  и  приведя  себя  в  относительный  порядок, принялся  за  ревизию. Одежда – вроде  вся  в  норме, даже  по  размеру  более-менее  подходит. Носители информации, необходимые  мне  в  этом  путешествии  тоже  не  пострадали. Бегло  перечитав  тетради  и  распечатки, я  с  облегчением  убедился, что  их  содержание  не  изменилось. Слава  всем  богам,  еще  одна  приятная  неожиданность!

   -  Ого! -  вырвалось  у  меня,  когда  я  заглянул  в  глубины  рюкзака  более основательно.  Не понял, я что, еще  и  сберкассу  по  дороге ограбил? Нет, я, конечно, заранее запасся некоторой суммой  на  текущие расходы, но  в  этих  перевязанных  банковской  лентой  пачках  денег  было  раза  в  три  больше!  Чудеса,  да  и  только.  Повертев  пачки   денег  в  руках,  я  засунул  их  обратно.  Проще  принять  ситуацию  как  есть.  Для  начала. А  выводы  сделаем  задним  числом.


  Идем  дальше. Планшет,  мобильный,  наушники.  Включил – ура,  работает!  Вместо  спутников  и  сети,  разумеется,  показывает  все,  что  угодно,  зато  все  папки  с материалами  открываются  должным  образом,  даже  информация  в них  не  пострадала. Зарядные  устройства  для  электроники тоже были здесь, проверим потом, как розетку отыщем.

 
  Теперь вот этот пакетик...  долго же я его собирал! Кое-что  из автомобильных  запчастей  вроде  комплектующих  на  карбюраторы  отечественного  автопрома, контактов  на  прерыватель  и  прочей  автомобильной  мелочевки – все  это  я очень долгое время собирал по рынкам  и  гаражам   у  всяческих  дедушек.  Своего  рода  золотой  запас,  учитывая,  что  вся  эта  мелочевка  в  советские  времена  была  изрядным  дефицитом. Вот  как  чуял, что  запас  карман  не  тянет. А  потом  в  руки  попался  мой  российский  паспорт.


  Ну  а  что, паспорт как паспорт  – имя, фамилия, фотография, дата рождения. Показать кому-нибудь сей документ  –  махом закроют как шпиона. Или за подделку документов. Или, на крайний случай, в психушку.  Дата выдачи – ноябрь  2002 года!!! Отлично! И  это  в  начале  перестройки, в  советские  времена! У  режимного объекта, коим  является  Станция  и  где  бдит  КГБ!  Не-ет, господа  хорошие, паспорт такой показывать никакой  милиции  нельзя  ни в коем случае. Придется, если  что, срочно придумывать небылицу  про  потерянные  вещи и  документы, как-то  так.  Еще   лучше  максимально  избегать  нежелательных  контактов  с  этой  самой  милицией.  А  то  была  у  меня  однажды  история  в  этих  самых  местах…
 
  Что  у  нас  еще?  Дозиметр (дай Бог, он не пригодится, если все сложится удачно), пара армейских  пищевых  пайков,  фляжка  с  питьевой водой  -  вроде  бы  все  на  месте. Продукты  меня  смутили, неизвестно, можно  ли  их  употреблять  в  пищу? Наконец, решившись, я  отломил  кусочек  шоколада, внимательно  его  рассмотрел, обнюхал, осторожно  лизнул  раз-другой. По  вкусу  вроде  бы  все  в порядке  -  очень  вкусно!  Съев  кусочек, я  некоторое  время  посидел, внимательно  к  себе  прислушиваясь  и стараясь  не  отвлекаться  на  голодное  бурчание  в  животе. Есть  хотелось  прямо-таки зверски,  но  я  терпеливо  ждал.

  Та  же  участь  постигла  и  питье – не  мог  я  рисковать, кто  знает,  что  могло  случиться   с  привычными  вещами  при  временном переходе. Через  полчаса  я  понял,  что  все  в  порядке,  жизнь  по-прежнему  прекрасна  и  продолжается, а  посему голодать  не  резон. Перекусив,  я  почувствовал  себя значительно  увереннее.


  В  первую  очередь  мне  нужно  было  определиться  с  датой  прибытия, потом  придумать  какую-то  легенду – не  мог  же  я, вполне  обычный  советский  человек, находиться  вблизи  режимного  объекта  просто  так, ничем  и  никем  на  нем  не  работая. Значит, я  должен  быть  отпускником, благо, облик  мой  вполне  под  этот образ подходил  –  кеды (очень  похожие  на  старые  добрые  советские), джинсы  с  нейтральной нашлёпкой  и  клетчатая  рубашка  с  закатанными  рукавами (в  нее  я  переоделся  после операции  по  спасению  рюкзака,  а  истерзанную в  бою  футболку  постираю  чуть  позже). Панама  и  дымчатые  очки  дополняли  картину.


  -  Доберусь  до  магазина  и  часы  себе  куплю, -  продираясь  по  подлеску,  пыхтел  я  себе  вполголоса  под  нос. -  И  с  транспортом  надо  будет  что-то  придумать.  Велосипед  какой-нибудь.  А  то  пешком  побегай  здесь, ага…  Да  и  с  жильем  придумать  бы  что-нибудь,  неохота  по  чердакам  ночевать. 

 
   Вот  так  я  потихоньку  добрался  до железной  дороги,  откуда  рукой  подать  было  и  до   станции. По  идее, где-то должен быть киоск «Союзпечати»...  ага-ага,  вот  и  он.  Народа  в  зале  почти  не  было,  что  было  мне  на  руку. Несколько  газет,  еще  свежих  и  пахнувших  типографской  краской,  перекочевали  от  монументальной  тетки  ко мне.


   Мысленно, в очередной раз, удивившись жуткой дешевизне печатной продукции (надо же, как я отвык от копеек!), я  внимательно  просмотрел  прессу  на  предмет даты. Нет, все  правильно – среда, 2  апреля, и  год  совпадает. Ф-ф-ух! Аж от сердца отлегло... Значит, не  ошибся  и  на  сей  раз  правильно  все  рассчитал.


   Так, значит  времени  у  нас – чуть  больше  трех недель. За  это  время  нужно  где-то  поселиться, вычислить  дорогу, по  которой  персонал  уходит  со  Станции, и  постараться  наладить  с  кем-нибудь  из  работников  контакт. А  вот  тут  как  раз  нужно  без  спешки. Народ, конечно, фантастику  любил  во  все времена, но, как там  у  Высоцкого: «...Ясновидцев, впрочем, как и очевидцев»... нерадостно как-то. Сдадут  еще  в  милицию, а  то  и  куда  похлеще –  особистам, например, не  говоря  уже  о психушке. Так  что  тут  без  спешки, с  головой действовать  надо.

   Толкнув  чуть  скрипнувшую  дверь,  я  вышел  на  улицу  и  зашагал  дальше  вдоль  путей.  Солнечный  день  сразу  же  радушно  обнял  за  плечи,  придав  и без  того  хорошему  настроению  еще  и  боевой  задор!  Эх,  как  сейчас  всех  перепобедим!

 
  - На  дачах  селиться  явно  не  резон, - вслух  размышлял  я  на  ходу  вполголоса. – Сейчас  весна,  хозяев  еще  нет,  да  и  дача  для  советского  человека – понятие  чуть  ли  не  святое!  В  выходные,  всей  семьей,  размахивая  флагами,  строем  и  с  песней – и  айда  картошку  сажать!  Ха-ха…  И  тут  я  весь  такой – пустите  пожить!  Проблемы,  однако,  будут.  И  удобств  никаких.  Да и вообще  жить там  негде, разве  что  шалаш  поставить.  Чай, не Ленин! Так  что  лучше  чуток  прогуляться  и  дойти  до  деревни,  они  все еще  каждая  на  своем  месте!  Там  и  народ  душевнее,  и  с  жильем  проще.  В  конце  концов,  дам  денег  бабушке  какой-нибудь  и поживу у  нее.


   Придя  к  такому  решению,  я  остановился,  сверился  с  картой,  глотнул  еще  водички  и,  вскинув  рюкзак  на  плечи,  бодро  зашагал  дальше.


    Эх,  до  чего  же здесь все-таки  красиво! Зелени  еще  толком  не  было, хотя  трава уже  бодро  пробивалась  и  ярко  зеленела, вот через недельку здесь будет самое то. Карта не подвела – на местности я сориентировался правильно. Вон и Город по левую руку остался, и сама Станция недалеко отсюда.  Казалось  бы,  совсем рукой подать до нее, а на  деле – топать и топать. 

   А впечатляет, что и говорить,  только вот ни малейшего восторга от увиденного почему-то  я  не  испытал. Разве что отметил некоторую разницу в очертаниях – правильно, пока  еще  блоки  во всей своей первозданной красоте и мощи стоят-красуются.  Идти  было  сплошным  удовольствием,  несмотря  на  довольно  однообразный  пейзаж.  Свежий  воздух  и  рюкзак – отдыхаем  только  так!  Ну  и песни  еще  петь  можно,  никого  вокруг.
 

 
   Окраина  Кротовичей. Ничего необычного, село как село, довольно приличных размеров – где-то собачки брешут, деревья качаются под небольшим  ветерком, солнышко  на это все великолепие сверху сияет – лепота!  Снова  вживаемся  в  роль:  на лицо  маску туриста-отпускника, слегка запылившегося, слегка усталого, но довольного жизнью молодого человека. Вот,  правильно,  молодец, так держать...  А  вот  и  первая  живая  душа  на  горизонте.

   В ограде дома, открыв  капот, стояла  слегка  вкусившая  жизни  ВАЗовская  «копейка», в  недрах  которой  неторопливо  ковырялся  седой  худощавый  мужчина  в  очках. Клетчатая  рубаха, до  локтей  закатанные  рукава, на  голове –  видавшая  виды  кепка. В общем, типичный  советский  пенсионер  возле  своей  ласточки. Увидев  мою  улыбающуюся  физиономию, он  отвлекся  от  недр советского  автопрома  и  изучающим взглядом  стал  на  меня смотреть.

  - День добрый! – поздоровался я, останавливаясь возле забора. Теперь нас разделяли буквально пара-тройка метров. Сложив очки в карман, мужчина  оперся  руками  о  крыло  и  тоже поздоровался. А  глаза-то  у него как  две  колючки, и не скажешь, что очки ему нужны – взгляд без них сделался еще жестче, пристальней, а не близоруко-прищуренным, как у большинства людей.  «Или начальство, или бывший военный, что, в принципе, почти одно и то же», - решил я.

   - Чем могу помочь, молодой человек?

   -  Вы  не  подскажете,  у  кого  можно  здесь  остановиться  и пожить  недели  три-четыре? Я  в отпуск  приехал,  хочу  на  природе  побыть,  так  сказать,  в полевых  условиях. 


   -  Издалека  приехали,  если  не  секрет?


   - Из  Сибири.  Давно  здесь  мечтал  побывать. Природа,  говорят,  сказочная  здесь.  Не  врут,  убедился  пока  шел.


  Выйдя  из-за  машины,  мужчина  подошел  к  калитке,  открыл  её   и жестом  пригласил  войти.


   - Да,  природа  здесь  чудесная. И  климат  под  стать – не  жарко  и не  холодно.  Солнышка,  правда,  маловато,  но,  думаю,  через  неделю  будет  уже  по-настоящему  тепло.


   Протянув  мне  руку,  он  представился.  Василий Андреевич Тарасов, майор запаса, жил в окрестностях столицы, где недавно получил квартиру, а домик в  Кротовичах  остался ему от матери.   


   - Николай, - обратился  он  ко  мне, - если  Вас  не  смущает  жизнь в  обычном  сельском  доме,  можете  оставаться  здесь.  Дом  большой,  мы   с супругой  живем  одни,  места  хватит  всем.  Вот  здесь  у  нас  пристройка  есть,  там даже  печурка  имеется,  а  то  ночи  еще  прохладные.  Устраивает?


  Я  заглянул  внутрь.  Небольшая  комната,  метра  три  на  четыре,  в углу  самодельная  железная  печь. Чисто,  уютно,  как раз  по  мне.


   - Отлично! – я,  улыбаясь, протянул  ему  руку. -  По  оплате, думаю,  договоримся.


   -  Давайте  супруга  придет,  с ней  и  обсудим, хорошо?  Драть  три шкуры  мы  не  собираемся, а  в  деталях  она  лучше  меня  разбирается.  Вы  пока  устраивайтесь,  а  я  машину  доделаю,  а то  дела  решать  надо,  а  ласточка хандрит.


   - Я, если  что,  автомеханик, - выпутываясь  из  лямок  и опуская  рюкзак  на  пол,  сказал  я. – Если  не  возражаете,  могу  помочь.


   - Вот  это  было  бы  очень  кстати!  - заулыбался  Тарасов. – Помощь  знающего  человека  всегда  к месту.  Прошу!


   Все оказалось довольно прозаичным:  "ласточка"  несколько  дней хандрила, дергалась, чихала и постреливала, а сегодня  утром  просто  отказалась  заводиться. Беглый  осмотр  позволил  определить  неисправность,  и вскоре  снятый  карбюратор  лежал  на  чистой  тряпочке,  а свечи  отмокали  в  растворителе.


   Правда, Василий Андреевич сам не очень в технике разбирался, поэтому пришлось его  клятвенно  заверить,  что  все  будет  собрано  в  той  же  последовательности.   Я  занимался  привычным  для  себя  делом,  вычищая  и  выдувая  насосом  из  каналов  рыжую  мелкую  взвесь  заодно  комментируя  происходящее. По-военному  сохраняя  внешнее  спокойствие, хозяин  машины  во  все  глаза  смотрел, как  и  что, попутно  даже  помечая  что-то  в  блокноте. Я его успокоил – «Жигули»  не  ЭВМ, здесь  все  достаточно  просто  и  понятно, главное – ничего  не  перепутать.


   Все жиклеры промыты, продуты. Последний  винтик  занял свое  место, все  проверено  и  подготовлено  к  установке. Заодно  решили  и   с  зажиганием  разобраться,  наведя  порядок  в  трамблере. Пока  мы  этим  занимались, вернулась  из  похода  в  магазин  хозяйка, симпатичная и  улыбчивая женщина, которая  с  порога объявила:

   - Ну,  я  смотрю,  нашего  полку  прибыло!  Вот  и  оставь  тебя  без  присмотра  на  час!  Давайте  заканчивать,  я обедом  сейчас  займусь. Надежда Михайловна, - представилась она. – Да,  и  зовите меня просто Надежда, по имени-отчеству в старости будете называть.

  - Ладно, уговорили, лет пятьдесят потерпим, - в тон ей отозвался я, получив в качестве ответа очередную лучезарную улыбку, - Тогда  и  меня  просто  Николай,  без  всяких  там  отчеств  и титулов.  Кстати, Надежда, а не будет ли в вашем хозяйстве пары бритвенных лезвий?


   Брови  хозяйки  удивленно  поползли  наверх:



  - Как-то  не  вовремя  вы  бриться затеяли – день  на дворе, да  и  обедать скоро.


   - Да нет, мне из них щуп нужно сделать, там толщина подходящая, - объяснил  я.


  Тут  и  супруг  ее  удивился:


  -  А  что,  разве  можно  вот так,  из  лезвий?


  - Можно, Василий  Андреевич,  все можно.  Лезвия  в хозяйстве – штука  универсальная. И  врага  победить,  и чай  вскипятить,  и  зазор  выставить.


   - Хм,  где-то  видел, минутку, -  и  Тарасов  скрылся   в  доме.  Следом  зашла  и Надежда.  Пока  я  в  их  отсутствие  собирал  трамблер,  хозяин  дома  вышел,  держа  на  ладони  три  старых  бритвенных  лезвия: 
   

  -  Уж  что  есть.  Бриться  ими  невозможно, поэтому  резали   все  подряд.  А  правда  получится?  Я  впервые  про  такое  слышу.


  Успокоив его, я  сломал лезвия  вдоль пополам и, сложив вместе, получил щуп нужного размера. Вот  и  вычищенный  и  отрегулированный  распределитель  занял  свое  место.  Правда,  пустить  дым нам  не дали,  Надежда  уже  накрывала  на  стол.  Спорить  со  своей  хозяйкой  отставной  военный  сам  не  стал  и  мне не   посоветовал – характер, дескать, хоть  на  роту ставь,  на  счет  «раз»  построит! Поджаренная  утром  картошка  была  на  обед залита купленными  на  рынке  яйцами, а пара  банок  домашних  консервированных  овощей  добавила  натюрморту  красок.

  Подзаправившись, мы продолжили свою работу. Очень скоро «копейка»    задорно пофыркивала  в  ограде, а  ее  хозяева  не знали, куда себя  от  радости  девать –  не  в  сервис  же  ее  тащить было? Добавило  им  хорошего  настроения  и  то, что  деньги  за  ремонт  я  с  них  взять  отказался, попросив  в  качестве оплаты несколько  медных  монеток. Тарасов, услышав  мою  просьбу, снял  очки  и  с  откровенным недоумением  воззрился  на  меня:

   - А это еще зачем?

   - Бабушка  меня  в  детстве  так  научила, дескать, когда  хорошим  людям  делаешь что-нибудь, чтобы  денег  с  них  не  брать. Вроде  как  за  символическую  сумму. А  если  совсем  денег  не  взять, тогда  на  пользу  сделанное  не  пойдет  ни  тебе, ни  людям. Обычай  такой.

   - Впервые  о  таком  слышу, если  честно... Да  и  вообще, мы  же  в  двадцатом  веке живем, что  за  тяга  к  каким-то  странностям?  На  сервисе  же  это  все  денег  стоит, ну  и  ты  возьми, кто  же  про  бесплатно  говорит?

   Вот интересно, а откуда мне знать, сколько это  сейчас  стоит на сервисной станции, и сколько мне с него взять? И  потом, денег  у  меня  своих  достаточно.

   - Потому и говорю, что не бесплатно это получается. Заплатили денежку – и  всё  в  порядке. Чисто  символически.

   - Да ну,  чушь  какая, странно  это  как-то...- Тарасов  все  никак  не  мог согласиться  с  моими  доводами. Но, пока  он  занимался  сомнениями  и  попутно радовался  за  свою ласточку, подоспела  его  супруга.  Высыпав  мне  в  руку  одно- и трехкопеечными  монетами  около рубля, Надежда  торжественно  объявила, что  мы  в  расчете, а  жить  у  них  я  буду  совершенно  бесплатно,  но  она  согласна  брать  с  меня  немного  денег  на  продукты, либо  готовить  из  мной  привезенного.


   Ну  а пока  я  решил  прибрать  свое  новое  жилище.  Протереть  пол,  окно,  смахнуть  пыль  с лампочки  под  потолком -  привычное  дело.  Схватил  ведро  и отправился  за  водой.


   Колодец  стоял  неподалеку. Набирая воду, я ловил на себе взгляды людей, живших по соседству – кто  такой, что  за  птица? Но  на  разговоры  время  тратить  было  некогда – уборка  ждать  не  будет. Приведя  в  порядок  свое  жилище, я  поставил  там раскладушку, и  вышел  к  хозяевам, которые  к  этому  времени  уже  водрузили  на  стол  старый  огромный   чайник,  размером  с  приличное  ведерко. Да-а-а, если  сесть  душевно  попить чайку, то  самостоятельно  встать потом, даже  при  очень  большой надобности явно  будет сложно.


   Свежезаваренный  чай,  сдобренный  душистыми  травами,  под  ароматное  варенье,  колотый  сахар  и  карамельные  подушечки  просто  замечательно  завершил  события  динамичного  дня.  Мы  неторопливо  попивали  горячий   напиток,  и  беседа  плавно  текла  сама  собой.


    Отпускник из Сибири не вызвал у этих людей никакого удивления – места, что и говорить, были здесь  просто  райские, хоть и не курортные  и  откровенной  популярностью  у  отдыхающих   не  пользовались. Однако приезжих хватало:  мягкий  климат,  леса,  реки  и речушки  -  все  это  весьма  располагало  к  пешим  прогулкам  по  окрестностям.

   - А вы, Николай, как тут гулять-то  собираетесь? Пешком? – спросила Надежда.

   - Да  вот  думал  на  эту  тему, пока  добирался. Вообще, я  с  детства  на  велосипеде любил гонять, думал, может  быть  здесь  себе  по  случаю  для  прогулок взять. А отпуск закончится – домой  его  заберу, а  то  у  нас  с  выбором  небогато  по  магазинам. Давно  о  складном мечтаю, вот  и  поищу  его  здесь. Да  и  с  собой  его  проще  будет обратно  везти.

   - Дельная мысль, - Тарасов кивнул. – Я  как  раз  завтра  все  равно  в  Город  собирался, здесь недалеко. Так  могу  подвезти,  тем  более,  что  машина  в  порядке. Вроде, были  там  велосипеды  в  магазине.

   - Спасибо. Было  бы  замечательно, - отозвался я. – Заодно  и  посмотрю, все  ли  правда  из  того, что  мне  товарищ  об  этих  местах  рассказывал. Реку  хвалил, леса чудесные, а солнца – хоть с собой забирай. Нет, что и говорить, просто здорово здесь!

   - Да-а, места  здесь  сказочные.  Солнца,  правда,  еще  мало,  но  скоро  будет  тепло. А  в  пруду  у  станции  еще  и  рыбалка  отменная, – со значением добавил Тарасов. – Смотри, если  что  -  удочки есть...  Надюша, не  говори  ничего, я  просто предложил!

   - Василий, я  в  курсе, что  ты  просто  предложил.  Тебе  волю  дай –   ты  просто  корни  на  берегу пустишь, пока  все  не  выловишь – не уйдешь. Не  сбивай  человека  с  толку.  Он  отдыхать  сюда  приехал.


   - Так  с  удочкой на  бережку  зорьку  встретить – самый отдых,  Надюша!  Тишина,  покой, рыбка  плещется!  Сколько  приглашаю  тебя, попробовала  бы  хоть раз!

   - Вы не  переживайте, Надежда, - засмеялся я. – Я-то  здесь  точно  корни  пустить  не  успею, у меня отпуск  быстрее закончится. Да  и  рыбак  я  так  себе, не  приучен  с  детства. Речка  у  нас  в  городе  есть, да  только  ходить  туда  рыбачить  не  с  руки – далековато. А  родственниками  в  деревне  как-то  не  обзавелись. Так что... Вот  побродить  по окрестностям – это  с  удовольствием, душа  у  меня  бродяжья.



   Темы  для  разговора, сменяясь и переходя  с  одного  на  другое,  находились  сами  собой.  Вроде  бы  начали  с  местных красот.    « В этих  краях  когда-то  бои шли, даже  памятники  во многих местах стоят. И  у  нас  небольшой мемориал  есть, тут  недалеко  детский  сад, вот  прямо  рядом  с  ним» - поделилась  Надежда.  Потом  как-то  незаметно  перешли   на  особенности  речи,  попутно  отметив, как  жестко  и  грубовато  звучит  мой  сибирский  говор  по  сравнению  с  местными  распевными  говорками («как топориком слова отрубаешь»).  Тарасов  рассказал  несколько  занятных  случаев  из  своей  службы,  я  тоже  несколько  смешных  моментов  из  жизни  вспомнил.  В  общем,  так  душевно  и  открыто  мне  не  доводилось  проводить  время  уже  очень  давно…


    А  день  неторопливо  катился  к  закату. Небеса  постепенно  окрашивались  в неповторимую  гамму  расплавленной  сини, меняющей  свой  цвет  от  зенита  к  горизонту.   Ласкающие  глаз  оттенки  плавно  разбавляли  друг  друга  и  умиротворяли.  Свежесть  вечернего  воздуха  опьяняла  не  хуже  вина,  и  я  просто  сидел,  наслаждаясь,  и  понемногу  осознавая,  что  сейчас  со  мной  наяву  происходит  что-то  немыслимое. М-м-м,  хорошо  как!.. Так  и  тянет  закрыть  глаза  и  просто  помолчать, слушая  вечерние  звуки  села  и  чувствуя, как  каждая  клеточка  постепенно  избавляется  от  дикого  напряжения, весь  день  державшего  в  тонусе  и  тело, и  мысли. Воздух  тут  целебный, что  ли?  Или  это  из-за  того, что  наконец-то (наконец-то!) я  сдвинулся  с  мертвой точки  и  хоть  с  чего-то  начал?  И неплохо  начал,  скажу  я  вам!


  Так, все,  пока  не  заснул  в  кружку носом, надо  выбираться  и  культурно  отправляться  на  боковую. День  завтра  возможно будет  насыщенным, поэтому  надо  набираться  сил.


Продолжение - http://www.proza.ru/2018/08/28/1120


Рецензии
К сожалению, я не любитель фантастики, но Вы меня заинтриговали, Мурад. Начало мне понравилось. Пока непонятно только зачем надо было возвращаться всего на какие-то лет 30-40 назад. И потом всё время кажется - кто-то найдется, кто сообщит о появлении в таких местах непонятно откуда взявшегося человека. Если даже отставной майор не заинтересовался.
Ну посмотрим, прав ли я.

Альберт Храптович   02.03.2019 18:19     Заявить о нарушении
Я, если честно, тоже фантастику уважаю весьма выборочно - сказывается и техническое образование, и дотошность. Иногда такие ляпы откровенные видны... Но эта тема близка, потому и болел ею долго, потому и решился написать то, что давно не давало покоя и просилось на свет божий. Если будет что сказать, не стесняйтесь, критика по делу всегда приветствуется.

Опять же, на многие вопросы, поначалу возникающие, дальше старался по возможности ответить развитием сюжета. Так что - удачи и приятного чтения!

Мурад Ахмедов   03.03.2019 07:38   Заявить о нарушении
Кстати, по поводу нового человека. В те годы Станция работала, Город строился, народу было много и отовсюду, многие даже стремились туда попасть. И работа для всех была, и перспектива получить жилье. Атомград, как ни крути. А мягкий климат Полесья (Вы догадались, где это все, наверное?) и природное великолепие привлекали довольно много отпускников. Даже секретные объекты на тех территориях людей не пугали. А где их нет? У нас все и везде секретно)))

Мурад Ахмедов   03.03.2019 07:46   Заявить о нарушении