Князь Владимир Мономах. Друг Отечества

                КНЯЗЬ ВЛАДИМИР МОНОМАХ.  ДРУГ ОТЕЧЕСТВА
               

       «…Россия нам отечество: её судьба и в славе и в уничижении
        равно для нас достопамятна. Мы хотим обозреть весь путь
        Государства Российского от начала до нынешней степени оного.
        Увидим толпу Князей недостойных и слабых; но среди их увидим
        и Героев добродетели, сильных мышцею и душею. В темной
        картине междоусобия, неустройств, бедствий, являются также
        яркие черты ума народного, свойства нравов, драгоценные
        своею древностию. Одним словом, История предков всегда
        любопытна для того, кто достоин иметь отечество».
                Н. М. Карамзин. «История государства Российского».

   Этот мой рассказ о Владимире Мономахе не вошёл в один из литературных сборников. Надеюсь, что читателям Прозы. ру, как и мне, понравится один из первых правителей Руси: храбрый воин, мудрый князь, строитель, миротворец; человек, лишённый властолюбия и гордыни; литератор.

   
РОДОСЛОВНАЯ
   Владимир II Мономах (1053-1125) из династии Рюриковичей. Если принять 862 год – годом призыва Рюрика на княжение, а последним русским царём из династии Рюриковичей был бездетный сын Ивана IV (Грозного) Фёдор Иванович (1557-1598), то династия эта правила на Руси 736 лет.
   При крещении этому младенцу дано было имя Василий. Владимир II – так как прадед его также Владимир и также при крещении получивший имя Василий. А в истории Руси сей его прадед - Владимир Святославович Святой; а народ (по преданию) называл его ласково – Красное Солнышко.
    Кстати, в Греции Владимир – это Василий. Василий Святой в этой стране главный, если можно так говорить, святой.

    Владимир II - сын Всеволода Ярославовича и Марии, дочери византийского императора Константина IХ Мономаха. Мария была гречанкой. «Мономах» – в переводе с греческого – «Единоборец». А «Владимир» (от старо славянского) – «Владеющий миром».
   Кому это будет интересно, тот подсчитает, кем приходились Владимиру Мономаху на генеалогическом древе Рюрик, Игорь, Святослав и другие первые русские князья. А были ещё у него предки от других народов.
   Не посрамил родословную этот их потомок!

   Даже у нашего достославного историка Н.М. Карамзина проскальзывает сомнение: откуда это прозвание – Мономах? То ли он действительно был внуком греческого императора Константина Мономаха, то ли отец и мать назвали его так – за «особенную доблесть воинскую», проявленную с юных лет.
   Больше данных о том, что Владимир был внуком названного византийского правителя. Биографы склоняются к тому, что у Константина Мономаха, ещё до того, как он стал императором, уже была дочь Мария.
   Сомнения пусть изучают историки.
 
   Для нас важно, что Владимир Мономах – из плеяды первых русских князей, оставивший «благими нравами» свой след в отечественной истории. Об этом князе у Н.М.Карамзина ещё такие эмоциональные характеристики: «друг отечества», «благолюбивый Мономах» и «славный победами за русскую землю».
   Был образованным человеком. О его сочинениях речь впереди.
   Княжил в Ростове и Смоленске (1060-1070 гг.); в Чернигове (1076-1077; 1078-1094 гг.), в Переяславле Южном (1094-1113 гг.).
   
   В восемь лет Владимир вместе с отцом участвовал в разных походах, сопровождал его на охоту. Можно предположить, что на коня его посадили сразу же, как только мальчик смог держаться за гриву лошади. Неспокойная ситуация в государстве, междоусобные войны, частые набеги иноземцев – всё это требовало воспитывать сыновей, как воинов. Их с малолетства учили владеть мечом, луком и другим военным оружием.
   Великим князем киевским, то есть правителем Руси, он стал лишь в 1113 году. Почему не сразу после смерти отца в 1093 году? А потому, что он проявил великодушие: уступил княжение Святополку-Михаилу, двоюродному  брату, сыну Изяслава (родного брата отца).

   Мнение Н.М.Карамзина: «Владимир мог бы сесть на престоле родителя своего; но сей чувствительный, миролюбивый Князь уступил оный Изяславову сыну, и сказал: «отец его был старее и княжил в столице прежде моего отца; не хочу кровопролития и войны междоусобной».
   Вот главный мотив его великодушия: не хотел междоусобицы, братоубийственных войн – этим уже была полна история Древней Руси.
   Святополк-Михаил занял престол российского государя; Владимир Мономах отправился в свою вотчину – в Чернигов, а брат его Ростислав – в Переяславль.

   Как показали дальнейшие события, такое решение было ошибкой. Святополк не оправдал надежд народа – жить в мире и тишине «под его властию». Его княжение было бурным. Он был хорошим воином, в разных сражениях проявлял храбрость и неустрашимость. Но не это нужно для спокойствия и процветания в любом государстве – важнее мудрость правителя.
   А мудрость обошла стороной этого великого князя: «он имел все пороки малодушных: вероломство, неблагодарность, подозрительность, надменность в счастии и робость в бедствиях. При нём унизилось достоинство Великого Князя, и только сильная рука Мономаха держала его 20 лет на престоле, даруя победы отечеству».
   Просидев на престоле два десятилетия, благодаря сильной руке племянника Владимира, дядя тайно плёл против него интриги, объявлял его своим врагом.
   В годы княжения Святополка-Михаила случилось много несчастий, бивших в сердце Владимира Мономаха.

    ВСЯ ЖИЗНЬ В СЕДЛЕ
   В летописях сохранилось описание внешности Владимира Мономаха: лицом красивый, роста невысокого, физически хорошо развит и силён; имел большие глаза; волосы рыжеватые и кудрявые; высокий лоб; борода широкая.
   В книге «Сказания о земле Русской» (Пересказ Ирины Токмаковой. Москва. ОЛМА Медиа Групп. 2009) есть гравюра ХVIII века – это портрет Владимира Мономаха. Здесь ему, возможно, лет пятьдесят. Да, у него широченная борода и длинные усы, кудрявые волосы, тонкий, можно сказать – греческий нос… А вот глаза, словно бы, от другого человека: выпученные, как при базедовой болезни.
   Не известно, от кого он взял внешних родовых признаков больше: от отца – славянина или от матери-гречанки. Родители его должны были быть красивыми людьми. Если Владимир, кроме прозвания Мономах, больше взял в своё обличье от предков матери, то никак не могли у него быть выпученные глаза. Греки – красивый народ, с правильными чертами лица. Красивы и славяне.

   Наверное, где-то есть изображение Владимира II в молодые годы. Мне он кажется, таким же привлекательным, как молодой Дмитрий Донской на картине замечательного нашего художника-классика Ильи Глазунова.   
   Носил ли красную накидку Владимир Мономах, какая есть на плечах Дмитрия Донского? Может, и не носил или набрасывал только по праздникам.
   Кому-то может подуматься, что в те далёкие времена наши предки носили неяркую одежду; выглядели сиро и убого. На самом деле, это не так. Яркие цвета и разные украшения всегда присутствовали в повседневных и праздничных одеяниях и мужчин, и женщин – что говорит о весёлом нраве народа.

   В одном из «Примечаний» к «Истории государства Российского» Н.М.Карамзина я нашла  подтверждение. Здесь информация о том, что в библиотеке Воскресенского, Новоиерусалимского монастыря «нашёлся Сборник, писанный в 1073 году». На одном листе изображено семейство Святослава: сыновья, супруга его и сам он; «над ними имена: Гълеб, Ольг, Давыд, Роман, Ярослав, Княгыни, Святослав. Меньший сын (Ярослав) представлен младенцем; другие взрослыми; отец с усами». У мужчин длинные кафтаны с поясом; на головах высокие синие шапки; на Святославе поверх кафтана княжеская мантия и … «сапоги зелёные».
   
   Словом, так и хочется думать, что и в молодые, и в зрелые годы Владимир Всеволодович был красивым, стройным мужем – по-другому нельзя представить мужчину, большую часть своей жизни проведшего в седле.
   В своих «Поучениях» (речь о них впереди) он написал, что ходил в походы 83 раза.
    Всеволод доверил ему первый самостоятельный поход, когда Владимиру было 16 лет. Юноша отлично справился с поручением отца. Он ходил с большой дружиной в Ростово-Cуздальское княжество. Дорога была трудной: пришлось пробираться через дремучие леса, преодолевать топкие болота; на том пути могли быть и ловушки врагов. Князю и его дружинникам пришлось спать на земле, терпеть мокрую одежду и холод ночами…
   Юный Владимир всё вытерпел. Потом он ещё не раз ходил в Ростов (Ростов Великий), который принадлежал его отцу.
   Ещё до того, как он стал Великим князем киевским, Владимир Мономах основал (1108 г.) на высоком берегу Клязьмы город и нарёк его своим именем – Владимир. Это не единственный его славный подарок близким и далёким потомкам.

   СМЕРТЬ РОСТИСЛАВА
   Начало княжения Святополка-Михаила началось с несчастий для государства и его народа. И виновата  здесь самонадеянность этого князя.
   Едва разнеслась весть о кончине Всеволода Ярославовича, как в Киев прибыли послы от половецких ханов. Намерения у них были благими: дружить с Русью.
   Возможно, Святополк-Михаил испугался. Он должен был принять решение не как удельный новегородский князь (княжил там несколько лет, а в 1088 году, можно сказать, был изгнан недовольными подданными), а как государь. Испугался или поступил легкомысленно, но, ни с кем не посоветовавшись, он повелел  тех послов посадить в темницу.

   Половцы в долгу не остались: они жгли и грабили поселения в его уделе. Ничего умнее Святополк-Михаил не смог придумать, как… «просить их о мире». Но варвары и слышать теперь не хотели о мирном договоре.
   Тогда Великий князь решил наказать врагов: собрал 800 дружинников и хотел идти сражаться с половцами. Возможно, не удержи его бояре, этот внук Ярослава Мудрого пал бы на поле брани в 1093 году.  Бояре, более разумные, охладили пыл князя тем, что доказали: чтобы победить варваров, нужны тысячи воинов. А у Киева не было денег на формирование и снаряжение больших дружин из варягов.

   Скрепя сердце (считал его соперником!), Святополк-Михаил позвал на помощь двоюродного брата Владимира Мономаха, в то время княжившего  в Чернигове. А тот дал знать брату Ростиславу. Вооружив свои дружины, два патриота прибыли к Киеву. Со своим войском вышел и Великий князь. Но вместе того, чтобы разрабатывать планы сражения с половцами, Святополк и Владимир ссорились («Ростислав во всём слушался брата»).
   Но ситуация осложнялась. И бояре сказали: «ваша распря губит народ; смирите врагов, и тогда уже думайте о своих несогласиях».
   Убедили! Братья обнялись и целовали святой крест – это была своеобразная клятва верности.
   
   Половцы хотели захватить Торческ. В этом городе жили торки; прежде кочевой народ, осели и стали, выражаясь современным языком, гражданами Руси.
   Целование креста не помогло братьям найти общий язык в той ситуации. Владимир Мономах предлагал договориться с половцами мирным путём, а Святополк-Михаил рвался в бой. Его отговаривали от битвы и другие воеводы. Не отговорили! На его стороне была и киевская дружина.
   Только мудрые люди, умеющие смотреть за горизонт, признают истину: лучше худой мир, чем война. Святополк был легкомысленным и самонадеянным.

   А потом был бой на берегу Стугны. Сначала половцы напали на Святополка-Михаила. Сражалась его дружина храбро, но силы были неравными. Не смогли отразить атаки противника Владимир и Ростислав. Половцы победили.
   У Н.М.Карамзина это событие описано так: «Земля дымилась кровию. Россияне, спасаясь от меча победителей, толпами гибли в реке Стугне, которая от дождей наполнилась водою».
    Утонул и Ростислав.  Конь его сбросил; тяжёлые доспехи тянули на дно. Когда Владимир увидел, что брат тонет, он бросился в речку. Но юного князя отнесло течением, и никто ему не смог помочь. Владимир сам едва не утонул; его спасли дружинники.
   Владимир тяжело переживал смерть Ростислава; к своему сводному брату он относился, возможно, как к сыну, опекал его. Князь оплакивал своих погибших дружинников, бояр и «отечество».  В большой печали вернулся он в свой Чернигов, а Святополк-Михаил – в Киев.
   В этом сражении Мономах проиграл. Но это было его единственным поражением.

ПЛЕМЯННИК ПРОТИВ ДЯДИ
   Невозможно описать все сражения, в которых приходилось принимать участие Владимиру Мономаху. Увы, это были сражения не только с чужеземцами, но и с родственниками. Войны губили народ и оставляли страшные разрушения.
   На юге Русь к 1094 году пришла почти к полному упадку. Города пустели, во всех поселениях горели церкви, дома, стога, гумна. Тысячи жителей, заключённых в оковы, угоняли в «отдалённую страну варваров». Не видно было ни стада, ни табуна; поля зарастали травой…
   В августе вдруг появилась саранча – не известный до той поры крылатый агрессор: «тучи сих пагубных насекомых летели от Юга к Северу, оставляя за собою отчаяние и голод для бедных поселян».

   Но это было ещё полбеды. Страну ослабляли и продолжавшиеся междоусобицы. Древние летописцы не один раз в своих описаниях событий и людей подчёркивали вероломство внука Ярослава Мудрого - князя Олега; он был сыном Святослава Ярославовича, племянником Всеволода Ярославовича, двоюродным братом Владимира Мономаха.
   Конечно, ему хотелось попасть на киевский престол. Не пускали! Сначала он княжил в Чернигове, потом - во Владимире. Не верил доброму к себе отношению дяди Всеволода и брата Владимира Мономаха; «считал себя невольником в доме Всеволодом». А потому бежал в Тмуторокань (Тмутаракань, Тьмутаракань) Это русское княжество на Таманском полуострове основал князь Святослав, сын Игоря Рюриковича; предположительно в 965 г.
 Олег сговорился с Борисом Вячеславовичем, нанял войско половцев и пошёл войной на Чернигов - вотчину князя Всеволода; племянник – на дядю.
   Всеволод потерпел поражение, отправился в Киев. Брат Изяслав встретил его ласково и сказал: «Если нам княжить в земле Русской, то обоим; если быть изгнанным, то вместе. Я положу за тебя свою голову»…

   У Олега была такая мысль: возьмём Чернигов, а потом пойдём в Киев, народ сместит великого князя Изяслава и признает нашу власть. Олега подвела гордыня.
На помощь Всеволоду кинулись три князя с дружинами: Изяслав, Владимир Мономах, Ярослав. Вместе с войском Всеволода они обступили Чернигов.
   Силы были неравными. Струсивший Олег убеждал Бориса начать переговоры с родственниками. Но Борис его не послушал и вскоре погиб.
   В том сражении «кровь лилась рекою».

   Погиб и Великий князь киевский Изяслав – всадник с вражеской стороны ударил его копьём  в плечо, и князь упал на землю замертво. Тело привезли в Киев; «вопль народный (как говорит Летописец) заглушал священное пение». Его положили в мраморную раку и похоронили в храме Богоматери.
   Изяслав внёс свои изменения в существующие тогда законы. Собрав на совет своих братьев Святослава и Всеволода, а также умнейших вельмож, он сообщил, что отменяет смертную казнь, «уставив денежную пеню за всякие убийства». При нём был основан Киевопечерский монастырь.
   А властолюбивый Олег убежал в Тмутаракань. Но он не собирался оставлять в покое своих ближайших родственников.    

«ДА НЕ РАДУЮТСЯ ВРАГИ ОТЕЧЕСТВА!»
   Междоусобия продолжались. Уже названный князь Олег вновь участвовал в войне против дяди Всеволода, ставшего к той поре Великим князем киевским. Правда, не он развязал ту войну в 1078 году, а князь Тмутараканский Роман Святославович (хотел отомстить за Олега и Бориса).
   Всеволод нанял половцев; войско князя Романа было разбито. Романа половцы убили, а Олега пленили, заковали и отправили в Константинополь. Два года пробыл он на греческом острове Родосе. Выжил, вернулся в Тмутаракань, расправился  с теми, кто погубил Романа Святославовича. И там кровь лилась рекою.

   Не хотелось бы рассказывать о зловредном князе Олеге. Но не получается, так как дороги Олега и нашего героя Владимира Мономаха всё время пересекались. И не ради добрых дел.
   Шло время. Уже в мир иной отошёл отец Владимира Мономаха, Великий князь киевский Всеволод Ярославович. На государственный престол сел Святополк-Михаил. И вновь (в третий раз!) Олег – теперь в звании князя Тмутараканского, собрав наёмников, «пришёл с ними разорять отечество».
   Он осадил Чернигов, где в ту пору княжил Владимир Мономах, и потребовал у двоюродного брата «освободить территорию», так как считал её наследством от отца.
   Владимир с дружиною и народом какое-то время оборонялся. Не желая крови, он сказал: «да не радуются враги отечества!», добровольно уступил Чернигов Олегу. С женой и детьми, охраняемый верной дружиной, Владимир Мономах переселился в Переяславль.

   В примечаниях «Истории государства Российского» Н.М.Карамзина так прелестно об этом написано, что не могу не порадовать читателей:
   «Мономах пишет в своей Духовной (стр.38): «Олег на мя приде с Половечьскою землю к Чернигову, и бишася дружина моя с ним 8 дний о малу…Не вдадуче им в острог (здесь нельзя разобрать некоторых слов)… Жаливси Христъяных душ и сел горящих, и монастырь, и рех: не хвалитися поганым – и вдах брату отца своего место (город)…И въидыхом  на Св. Бориса день из Чернигова…И ехахом (стр.33) сквозе полкы Половечьские не в 100 дружине (т.е. с ним было менее 100 человек)- и с детьми и с женами, и облизахутся на нас акы волци стояще».
   (Чтобы не обременять ещё больше приведённый текст, здесь не выделяются курсивом некоторые слова).
   Олег не останавливал приведённых половцев, которые всласть поиздевались над Черниговским княжеством. Самым ценным для варваров были пленённые жители – потом они продавали их, как товар.

   Владимир Мономах совершил много подвигов во имя отечества. Ещё при жизни отца, «Мужественный сын Всеволодов не выпускал меча из рук: победил Торков, обитавших близ Переяславля; два раза ходил усмирять беспокойных Вятичей, и везде гнал неутомимых злодеев России, Половцев, на берегах Десны, Хороля; пленял их Вождей, отбивал добычу. Но сии успехи не могли утвердить государственной безопасности, и Князья Российские междоусобием своим усиливали внешних неприятелей».

     Историки особо отмечают одно достоинство вдовы князя Игоря – псковитянки Ольги (позже причислена к лику святых). После трагической смерти мужа она была регентшей, то есть временной правительницей (945-966), при сыне Святославе.
    «Великие князья до времён Ольгиных воевали (курсив) – она правила (курсив) государством», - так оценивает её, как государыню, Н.М.Карамзин. И не только он.
   И ещё о ней: «Предание нарекло Ольгу Хитрою, церковь Святою, история Мудрою»

   Вот этот курс - «править государством» - из ближайших потомков Ольги перенял от этой своей прапрапрабабки больше всех Владимир Всеволодович Мономах.
   А от отца этот русский князь взял добродушие нрава. Уже к правлению Русью Всеволодом – одного из сыновей (замечу: самый любимый отцом) Ярослава Мудрого, пролилось много крови при междоусобных войнах – то есть между родственниками. Кто-то должен был положить этому злу конец. Вот и пытался строить нормальные отношения среди потомков Рюрика отец Владимира Мономаха.

   Один из примеров. Перед смертью Ярослав Мудрый назначил своим преемником на киевский престол старшего сына Изяслава. Историки отмечают ошибку Ярослава Мудрого, разрушившую целостность Руси: он наделил каждого из сыновей (был ещё и один внук) уделами. И таким образом, в начале правления Изяслава Ярославовича «…Россия имела тогда шесть юных Государей».
   Что это значит, понятно. Покой Великому князю киевскому Изяславу мог только присниться. Опускаю подробности военных приключений князя. Дошло до того, что он убёг сначала к немецкому императору, потом – к полякам. И вот в 1077 году с войском – несколько тысяч поляков, Изяслав вернулся на родину. Возможно, готовился к новому вероломству ближайших родственников. Но:
   «Добродушный Всеволод встретил его в Волынии и, вместо битвы, предложил ему мир. Братья клялися, забыв прошедшее, умереть друзьями, и старший въехал в Киев Государем, уступив меньшему Княжение Черниговское, а сыну его, Владимиру, Смоленск».

ОШИБКА МОНОМАХА
   Увы, не получалось только править государством; пришлось и воевать.
   Даже у лучших из лучших бывают ошибки. Не избежал этого и Владимир Мономах
   1095 год: «Наконец Великий князь и Владимир ободрили победами унылый дух своего народа».
   Между князем Мономахом и половецкими вождями Итларем и Китаном был заключён договор о мире. В качестве залога половцы взяли в плен Святослава - сына Владимира Мономаха.
   Итларь и Китан воспользовались гостеприимством русского князя. Китан, уверенный в своей безопасности, расположился с подданными в стане у стены Киева, а Итларь гостил в Переяславле у вельможи Ратибора.

   Казалось, все должны были радоваться мирной передышке. Но нашлись, можно сказать, провокаторы: стали подговаривать Мономаха убить гостей-половцев. Князь колебался. И всё же, его убедили доводом: варвары сами много раз нарушали мирные договоры и всякие клятвы.
   Возможно, Владимир Мономах волновался за своего сына и не был уверен, что в чужом стане ему ничего не угрожает.
   В общем, ночью 24 февраля русские поступили, как варвары: зарезали сонного Китана. А в потолке горницы, где готовился к завтраку ничего не подозревающий Итларь, сделали дырку и через неё Олбег – сын Ратибора, выпустил стрелу в грудь половца. Вместе с ними погибло и много их товарищей. Сын Владимира Святослав вернулся целым и невредимым.

   Два замечательных заключения об этом событии сделал Н.М.Карамзин:
   «Долговременные несчастия государственные остервеняют сердца и вредят самой нравственности людей».
   Историк назвал убийство безоружных половцев  гнусным заговором, «который лучшему из тогдашних Князей Российских  казался дозволенною хитростию!».

   Можно долго перечислять, как половцы жгли русские города (Юрьев на реке Рось и другие), как русские дружины Святополка-Михаила и Владимира Мономаха  начали проникать в земли половецкие, чего раньше не было, грабили, уводили скот, верблюдов, коней и пленников…Действовал закон: око за око.
   Продолжалась и междоусобица. Этому надо было положить конец. И родилась у Владимира Мономаха идея: собрать князей на съезд.

   ПОТЕРЯ СЫНА
   Если бы не продолжавшиеся козни князя Олега, то юный сын Мономаха – Изяслав был бы жив и славно послужил бы ещё своему отечеству.
   Приняв решение о съезде князей в Киеве, Владимир Мономах и Великий князь Святополк-Михаил сообщили об этом Олегу Святославовичу и звали его на эту судьбоносную для Руси встречу.  В послании князю говорилось, что будут приглашены также бояре «отцев наших», почитаемые в народе священники и граждане.
   Возможно, Олег решил, что ему готовят ловушку, убоялся. А потому ответил, что ему, князю, не подобает советоваться с монахами и чернью.
   Тогда Святополк-Михаил и Владимир Мономах объявили его врагом отечества, захватили Чернигов и окружили Стародуб, где в то время находился Олег. Больше месяца продолжалась та осада, лилась невинная кровь. Через месяц, «смиренный голодом», Олег сдался и дал клятву, что приедет в Киев на съезд вместе со своим братом Давидом.

   Не унимались и половцы. В мае 1095 года войско Тугоркана (кстати, тестя  великого князя Святополка-Михаила) осадило Переяславль (княжество Мономаха). Здесь именно мужество русских дружин решило исход сражения с варварами. Многие половцы были убиты, в том числе Тугоркан и его сын. Святополк похоронил тестя недалеко от своего Берестовского дворца.
   Пока Мономах и Святополк-Михаил  освобождали  Переяславль, в это время другой половецкий предводитель Боняк натворил  бед в Киеве: сжёг его предместье и  много домов в городе. Но больше всего от этого варварского набега пострадал Киевопечерский монастырь: были убиты монахи, деревянное здание пылало. Половцы ограбили церковь, кельи.

   А Олег в Киев не спешил. Он с дружиной направился к Мурому. Надо сказать, что до этого юный сын Мономаха Изяслав (княжил в Курске) нечаянно подлил масла в междоусобный огонь – захватил случайно Муром, который был частью владений Черниговского князя (Олега), и пленил муромского наместника.
   Вот потому и пошёл к Мурому князь Олег. Со всем юношеским пылом Изяслав решил защищаться. Он призвал дружины из Ростова, Суздаля, других мест.  Олег хотел его образумить: посоветовал уйти княжить в «свою Ростовскую область»; дескать, отец твой лишил меня родной вотчины – Чернигова, а ты захватил Муром, принадлежащий мне по праву; я не намерен сражаться, а хочу помириться с Владимиром.

   Что бы ему повернуться и уйти! К тому времени ему уже было немало лет; небось, седины в волосах было полно. Гордость бы его не пострадала. Изяслав ответил отказом, и Олег «смело обнажил меч». 6 сентября сын Владимира Мономаха погиб.
   Против кого Олег «смело обнажил меч»? Он был крёстным отцом Изяслава.

   Возможно, у этого князя уже помутился разум. Иначе как объяснить, что едва был похоронен его крёстный сын Изяслав (его «погреб» в Софийской церкви родной брат Мстислав – князь новогородский), как Олег собрался воевать с другим своим крёстным сыном – с Мстиславом Владимировичем.
   У него было твёрдое намерение захватить Новгород. Но дружина Мстислава разбила войско Олега. Он не смог удержать Ростов и Суздаль; в озлоблении Суздаль Олег практически весь сжёг, уцелел лишь один монастырь. И убёг в Муром.
   Кстати, Мстислав  -  старший сын Владимира Мономаха,  был любим народом. Его называли добродушным, но это никак не сказывалось на его храбрости в боях с врагом. Он очень хотел примирить отца и крёстного отца.

   Владимир Мономах с большой дружиной отправил в Суздаль своего меньшего сына Вячеслава. А Олегу написал такое письмо:
   «Долго печальное сердце мое боролось с законом Христианина, обязанного прощать и миловать: Бог велит братьям любить друг друга; но самые умные деды, самые добрые и блаженные отцы наши, обольщаемые врагом Христовым, восставали на кровных…Пишу к тебе, убежденный твоим крестным сыном, который молит меня оставить злобу для блага земли Русской, и предать смерть его брата на суд Божий. Сей юноша устыдил отца своим великодушием!
   Дерзнём ли, в самом деле, отвергнуть пример Божественной кротости, данный нам Спасителем, мы, тленные создания? ныне в чести и в славе, завтра в могиле, и другие разделят наше богатство! Вспомним, брат мой, отцев своих: что они взяли с собою, кроме добродетели? Убив моего сына и твоего собственного крестника, видя кровь сего агнца, видя сей юный увядший цвет, ты не пожалел об нем; не пожалел о слезах отца и матери; не хотел написать ко мне письма утешительного; не хотел прислать бедной, невинной снохи, чтобы я вместе с нею оплакал ее мужа, не видав их радостного брака, не слыхав их веселых свадебных песней…
   Ради Бога отпусти несчастную, да сетует как горлица в доме моем; а меня утешит отец Небесный. – Не укоряю тебя безвременною кончиною любезного мне сына: и знаменитейшие люди находят смерть в битвах; он искал чужого и ввел меня в стыд и в печаль, обманутый слугами корыстолюбивыми. Но лучше, если бы ты, взяв Муром, не брал Ростова, и тогда же примирился со мною. Рассуди сам, мне ли надлежало говорить первому, или тебе?
   Если имеешь совесть; если захочешь успокоить мое сердце, и с Послом или Священником напишешь ко мне грамоту без всякого лукавства: то возьмешь  добрым порядком область свою, обратишь к себе наше сердце, и будем жить ещё дружелюбнее прежнего. Я не враг тебе, и не хотел крови твоей у Стародуба (где Святополк и Мономах осаждали сего Князя); но дай Бог, чтобы и братья не желали пролития моей. Мы выгнали тебя из Чернигова единственно за дружбу твою с неверными; и в том каюсь, послушав брата (Святополка).
   Ты господствуешь теперь в Муроме, а сыновья мои в области своего деда. Захочешь ли умертвить их? твоя воля. Богу известно, что я желаю добра отечеству и братьям. Да лишится навеки мира душевного, кто не желает из вас мира Христианам! – Не боязнь и не крайность заставляют меня говорить таким образом, но совесть и душа, которая мне всего на свете драгоценнее».

   В этом письме неприкрытая печаль и слёзы по погибшему юному сыну.
   В бумагах Владимира Мономаха есть упоминание о снохе. Скорее всего, Изяслав женился незадолго до гибели. Значит, князь Олег её где-то удерживал? Наверное, в Муроме.
   Нашёл кого увещевать!
  Слог письма говорит о литературном даре Владимира Мономаха; в энциклопедическом словаре он назван писателем. А ещё его с полным правом можно назвать философом.

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ КИЕВСКИЙ МОНОМАХ
   Владимир Всеволодович, кажется, расставался с конём и мечом только в своих покоях. Во всех материалах, касающихся Древней Руси в его время, он всё время в походах и сражениях.
   Пожалуй, будет перебор, если я продолжу рассказывать о том, как предавал его неблагодарный - Великий князь  Святополк-Михаил; как  вероломно недруги (инициатором был внук Ярославов, Давид Игоревич, но с согласия Святополка-Михаила)  вырезали глаза князю Василько Ростиславичу, и как рыдал, узнав об этом несчастье, Мономах…
   Желая навести хоть какой-то порядок в государстве, и покончить с междоусобицами, русские князья дважды собирались на съезды. Сидя на ковре, они рассуждали о мире и согласии, намечали планы, как перестать враждовать между собой и усмирять внешних разбойников… Потом целовали крест и обнимались, как братья.
   Но битва потомков Рюрика за уделы, заговоры продолжались. Не помогли и съезды. Вот после такого «дружеского» схода и был ослеплён Василько Ростиславич.

      Великий князь Святополк-Михаил умер внезапно в 1113 году. Есть версия, что ему могли помочь умереть. Весь день был в хорошем здравии, молился в церкви, вернулся в хоромы, почувствовал себя плохо и умер. Может, плотно поел и случился сердечный приступ. Или грехи замучили, а их на совести этого князя было немало.
   Говорят, что даже металл устаёт. Можно думать, что и Владимир Мономах устал от постоянного нервного напряжения, походов, крови…
    Совет уважаемых граждан Киева решил: звать на княжение Владимира Мономаха – «достойнейших из Князей Российских». Но он отказался. В Киеве вспыхнул мятеж, пошли грабежи, поджоги; особенно досталось ростовщикам – за их алчность. Позже Мономах их приструнит.
   И снова пришли послы к Мономаху. Он согласился и приехал в столицу.
   
   Можно сказать, что в годы его княжения в Киеве: 1113-1125, в государстве было более-менее спокойно. Хотя вспыхивали разные войны (1116-1123 гг.)  в Ливонии, в Финляндии, в Болгарии, на Дону; по-прежнему донимали своими набегами берендеи, печенеги, торки (всех этих варваров в те годы Владимир выгнал с территории Руси)…
   В общем, жизнь его была трудной и опасной. Но, всё, что делал сей достойный муж – всё было ради любимого отечества.
   Правителем Руси он был 13 лет. Умер Владимир Мономах 19 мая 1125 года, на 73 году жизни.

ШАПКА МОНОМАХА
   Владимир Мономах искренне верил в милость Вседержителя. Часто ходил в храмы. Молился не только за семью свою, за детей, братьев и сестёр,  но и за «отечество и народ, ему любезный». Обильные слёзы текли из его глаз во время молитв; и это не было слабостью князя.
   Ничем он не мог упрекнуть себя в отношениях с отцом; почитал отца, никогда и ни в чём его не ослушался. Это с умилением отмечали летописцы. В летописях также рассказывается, что Владимир Всеволодович хорошо понимал человеческую душу, прощал слабых, был щедр, незлобив. Он удивлял своих современников тем, что часто отпускал побеждённых врагов, да ещё и с дарами.
   «Сей государь, - отмечал Н.М.Карамзин, - щадил кровь людей; но знал, что вернейшее средство утвердить тишину есть быть грозным для внешних и внутренних неприятелей».
   Он был хорошим военным стратегом. Слава его гремела на Востоке и Западе; правители соседних стран боялись его оружия.
   И всё-таки тяжела была «Шапка Мономаха», то есть правление Русью; жёстким был трон, на котором сидел Владимир Всеволодович, его предки и последователи.

   Как появилась Мономахова златая шапка (своеобразная корона)? Здесь разноречивая информация. Вроде бы, Владимир Мономах требовал дани от Византии – греческой  империи. Но император отказался. И тогда Мономах отправил с большим войском своего сына Мстислава к Адрианополю; была захвачена Фракия.
   Чтобы откупиться, император Алексий Комнин прислал в Киев такие дары: «крест животворящего древа, чашу сердоликовую Августа Кесаря, венец, златую цепь и бармы Константина Мономаха, деда Владимирова».
   Митрополит Ефесский - Неофит вручил эти дары великому князю Владимиру Мономаху, поговорил и заручился мирным разрешением случившегося конфликта. А потом венчал князя «в Киевском Соборном храме Императорским венцем и возгласил Царем Российским».

   Более широкая информация об этом в «Примечаниях» (том 2, гл.7) к «Истории государства Российского» Н.М.Карамзина:
   «… тогда Император, видя беду… вздумал послать в Киев Ефесского Митрополита, Неофита, с другими Святителями и чиновниками: снял с шеи своей животворящий крест, а с головы венец, и положил на золотое блюдо; спросил также крабийцу сердоликовую (из коей пивал Август Кесарь), цепь золотую и многие иные драгоценности; вручил оные послам и велел сказать Владимиру: оставь в покое Христиан единоверных; возьми украшения древних Царей Греческих; будь также Царем и моим братом! Владимир согласился, и Неофит в Соборной церкви возложил на него венец, крест животворящий, порфиру, виссон и гривну златую, назвав Великого Князя Мономахом, подобно Императору Константину. Наконец, умирая, сей Государь Российский собрал знаменитое Духовенство, Бояр, купцев, и сказал им: да не венчают никого на Царство по моей смерти! Отечество наше разделено на многие области: если будет Царь, то удельные Князья от зависти начнут воевать с ним, и государство погибнет. Он вручил Царскую утварь шестому сыну своему, Георгию; велел хранить оную как душу или зеницу ока и передавать из рода в род, пока Бог воздвигнет Царя, истинного Самодержца, в государстве Велико-Российском».
   (здесь, а также и в других частях статьи, есть курсив – это предупреждение для тех, кому важны эти детали)

   Как бы это не произошло, но Владимир Мономах не узурпировал то, что принадлежало его деду. Будем верить, что оно было подарено от души.
   Мономахова златая шапка хранится в Московской оружейной палате. Долго ли соблюдали  потомки наказ Владимира Мономаха – не венчать никого на царство этой своеобразной короной, вероятно, историки знают. Но зато уже ближе к нашему времени русских царей – «самодержцев» украшали шапкой Мономаха и прочим, упомянутым выше, при венчании их на российский трон.
   Например, венчали на царство так Великого князя московского Иоанна III Великого (1440-1505). О нём Н.М.Карамзин написал: «Одно государствование Иоанна III есть редкое богатство для истории: по крайней мере, не знаю монарха, достойнейшего жить и сиять в её святилище». Потом он венчал на царство своего внука (затем передумал сделать его царём, но это уже другая тема).
   Главное: Иоанн III также из династии Рюриковичей; он был собирателем земель русских в единое государство. Этот царь оставил нам в наследство великолепный Московский кремль, более совершенный Судебник, и не только.

   Венчался также торжественно на русский престол и Борис Годунов (не по праву). И какой ему показалась шапка Мономаха?
   Она вошла в историю и благодаря гениальному русскому поэту А. С. Пушкину. В его драме «Борис Годунов» этот царь, претерпев всякие страхи и чувствуя себя больным и уставшим, восклицает:
  «Ох, тяжела ты, шапка Мономаха!»
   
СЕМЬЯ
   Конечно, мы знаем  мало подробностей частной жизни первых русских князей. Хоть и провёл большую часть своей жизни Владимир Мономах в седле, но была же у него и личная жизнь. В исторических книгах о семьях русских князей – минимум информации. Она бралась и берётся из древних летописей. Остальное – придумки.   

   Надо иметь в виду, что древние летописи переписывались (должна признаться, что со мной спорят по этому поводу; но я ничего не придумываю - Л.П.). Составляли летописи чаще священники, так как среди них было больше грамотных. Летописцы были зависимы от правителей. И если что-то иному Великому князю не нравилось, то события переписывались и чаще -  с «розовыми» оттенками для заинтересованных лиц. Грешен был в этом и Владимир Мономах.
   Во всех томах «Истории государства Российского» Н.М.Карамзина много примечаний. Написаны они последователями историка в ХIХ – ХХ веках. К моему удивлению,  в примечаниях немало критики  замечательного русского  историка В.Н.Татищева (1686-1750), автора  фундаментального труда «История Российская с самых древнейших времён».

   Например, В.Н.Татищев упоминает о сыне Владимира Мономаха Глебе: «В 1118 году Великий Князь перевёл сына своего Глеба из Смоленска в Переяславль…».
   То, что был сын Глеб, оспаривается.
   Владимир Мономах был женат трижды. Наверное, со всеми жёнами он был счастлив. По крайней мере, с первой – точно. Молодость: это страсть и любовь. К тому же, Гида (Гита) была красивой девушкой: стройненькой, улыбчивой, имела светлые волосы и нежную кожу.
   Она была принцессой, дочерью английского короля Гаральда. Этот король был убит в 1066 году при Гастингском сражении с Вильгельмом Завоевателем. Двое сыновей и Гида выехали в Данию и искали покровительства у короля Свенона II. Этот король, «забыв о заслугах их отца»,  выдал Гиду  замуж за Владимира Мономаха.
   Свенон II сделал правильный выбор: для принцессы князь Владимир был хорошей партией.

   Первый сын Мстислав родился у них в 1076, значит, свадьба могла быть за год до этого. Хотя есть и другая дата: замуж Гиду выдали около 1070 года; тогда жениху было 17 лет.   
   Больше о ней никакой информации. О второй жене Владимира Всеволодовича такие сведения: в 1107 году, 7 мая, скончалась вторая супруга Мономахова; «он называет ее в своей Духовной материю Георгия».
   Третья умерла 11 июня 1126 года, то есть уже после его смерти.
   Интересно отметить, что сын и две дочери Владимира Мономаха и Гиды Гаральд потом нашли себе суженых в Швеции, Норвегии, Дании…
   Можно ли, начитавшись подобной исторической информации, говорить о чистых расах?
   Все народы давным-давно перемешались!

   Русские князья не только храбро бились в сражениях, но и отлично трудились  в супружеских спальнях. Кому Бог давал детей, у тех их было немало. Надо думать, что князья и их жёны радовались множеству сыновей и дочерей, так как была большая смертность среди младенцев.
   Я пыталась подсчитать, сколько было у Мономаха сыновей. В разных источниках упоминаются Мстислав, Юрий, Андрей (был женат на внучке половецкого князя Тугоркана), Вячеслав, Изяслав, Ярополк, Святослав (это его взяли в заложники половецкие вожди Итларь и Китан), Роман (отец отдал ему Владимирский удел; был женат; умер, скорее, в 1122), Георгий; ещё Глеб, о котором сообщает В.Н.Татищев.
    Были и дочери. От трёх жён детей могло бы быть ещё больше. Может, их и было больше, чем записано в летописях. Немало младенцев в то время умирало от разных хворей. К тому же, летописцы не спешили сообщать о рождении дочерей; важнее были сыновья – будущие воины.
   Пожалуй, самое важное для Владимира Мономаха: ни один сын, ни разу не выступил против него -  отца и князя; ни один не ослушался.  Значит, не нарушили его сыновья заповеди Бога: «почитай отца и мать».
   Можно предположить, что все дети любили отца так же нежно, как любил Мономах своего отца Всеволода Ярославовича (один из сыновей Ярослава Мудрого).

МОНОМАШИЧИ (МОНОМАХОВИЧИ)
   Вот с таким нежным оттенком в русской истории названы потомки Владимира II Мономаха, оставившие свой след на Волыни, в Галичине, Смоленске, Владимире, Суздале, и не только.
   Наверное, не погрешу против истины, если нарисую такую картину в доме Мономаха: собралась вся семья; княгиня и дочери занялись рукоделием, а глава семейства и сыновья затеяли на ковре борьбу. Поверженных младших отпрысков отец по очереди сажает на плечи и, изображая лошадку, бегает по терему, подпрыгивая и покрикивая; а кого-то подбрасывает высоко, вызывая восторг и визг…

   У Мономаха был свой большой родовой клан. Дети вырастали, женились (дочери замуж выходили), появлялась молодая поросль – внуки и внучки князя Владимира Всеволодовича. Обо всех не расскажешь.
 Пожалуй, коротко скажу о сыне Мономаха – великом князе Георгии (Юрий Владимирович), прозванном Долгоруким. На киевском престоле он находился в годы 1155-1157. Он известен тем, что основал Москву, а ещё Юрьев Польский, Переяславль Залесский, Дмитров на берегу Яхромы (назван по имени его сына Всеволода-Димитрия, родившегося на том месте в 1154 г.).

  «Георгий не имел добродетелей великого отца»; почему-то народ киевский не любил его, даже – ненавидел. И когда великий князь умер, то жители разграбили его дворец и сельский дом княжеский за Днепром, «называемый Раем», и перебили многих бояр. И не хотели, чтобы он покоился рядом с отцом, а потому похоронили его вне города, в Берестовской обители Спаса.
   Но то всё дела давно минувших дней. В Москве на Тверской улице есть величественный памятник Юрию Долгорукому (вряд ли кто знает-помнит, что он сын Владимира Мономаха) – основателю Москвы – столицы России.

  И ещё коротко о внуке Мономаха – Андрее (родился в 1111 г.), прозванном Боголюбским, сыне Юрия Долгорукого. Отец стремился стать великим князем и жить в Киеве, на юге страны.  «Андрей не был похож на отца, - пишет историк В. О. Ключевский. – Это был настоящий северный князь, истинный суздалец-залешанин по своим привычкам и понятиям, по своему политическому воспитанию».
    Отец дал ему Вышгород, находящийся недалеко от Киева, и надеялся, что Андрей будет ему опорой. Но сын, не спросясь, ушёл на север. Он взял с собой чудотворную икону Божией Матери, «которая стала потом главной святыней Суздальской земли под именем Владимирской».
   С этим Образом, как известно, связано много чудес.

   Страдая оттого, что киевский народ ненавидит его отца; оттого, что «Россия южная, в течение двух веков опустошаемая огнём и мечом иноплеменниками и своими, казалась ему обителью скорби и предметом гнева небесного», он уехал в Суздаль и основал новое Суздальское княжество.   
   Кроме того, Андрей заложил каменный город на берегу Клязьмы – Боголюбов. Он  строил церкви, украшал своё княжество каменными зданиями и, как бы сейчас сказали,  много занимался благотворительностью; был набожным.
   Судьба его трагична. После смерти отца Андрей Боголюбский стал Великим князем киевским (1169-1174 – годы правления Русью). Но не поехал в Киев, нарушив многолетнюю традицию русских князей.  Он правил, сидя в своём княжестве. Возможно, если бы уехал на юг, то не погиб.

   Коротко история такая. Один из братьев его жены (дочери боярина Кучка) провинился в каком-то злодействе и был казнён. А другой его брат считал, что князь Андрей поступил не по закону; задумал заговор.
   Собралось двадцать душегубов, зарезали стражу, ворвались в покои Андрея. С ним был ребёнок.  Князь искал свой меч, но его заранее унёс ключник. Заговорщики наносили ему удары мечами и саблями. Потом чего-то испугались, убежали. Но вернулись, по следам крови обнаружили несчастного Андрея, и добили его.
   Есть и другие подробности, но они ещё более грустные.
    Очевидно, у этого внука Владимира Мономаха было предчувствие или озарение: что столица Руси передвинется с юга в северный край; ближе к родине далёкого предка – Рюрика.
   
   ЛИТЕРАТУРНЫЕ ТРУДЫ   
    Князь Владимир Мономах оставил потомкам автобиографическое сочинение «Летописи», «Письма» (к князю Олегу Святославовичу) и «Поучения» (Духовная). Самое известное сочинение «Поучения». Каким-то чудом оно сохранилось и радует современного читателя своей мудростью.
   Можно найти такое уточнение: «Сия Духовная или Поучение Владимирово находится в Пушкинском харатейном списке Нестора и напечатано особенно в 1793 году… Оно писано Мономахом перед отъездом его в Ростов, зимою и не ранее 1117 года: «на далечи пути, да на  санях седя, безлепицю молвил». «Поучения» были написаны для детей князя. Надо думать – и для всех его потомков.

     Из «Поучений» (текст не полный):
   «Приближаясь к гробу, благодарю Всевышнего за умножение дней моих: рука его довела меня до старости маститой. А вы, дети любезные, и всякий, кто будет читать сие писание, наблюдайте правила, в оном изображенные. Когда же сердце ваше не одобрит их, не осуждайте моего намерения; но скажите только: старец уже ослабел разумом…
   О, дети мои! хвалите Бога! Любите также человечество. Не пост, не уединение, не монашество спасет вас, но благодеяния. Не забывайте бедных; кормите их и мыслите, что всякое достояние есть божие и поручено вам только на время.
   Не скрывайте богатства в недрах земли: сие противно христианству. Будьте отцами сирот; судите вдовиц сами; не давайте сильным губить слабых. Не убивайте ни правого, ни виновного: жизнь и душа Христианина священна. Не призывайте всуе имени Бога; утвердив же клятву целованием крестным, не преступайте оныя. Братья сказали мне: изгоним Ростиславичей и возьмем их область или ты нам не союзник! Но я ответствовал: не могу забыть крестного целования…
   Не оставляйте больных; не страшитесь видеть мертвых, ибо все умрем… Не имейте гордости ни в уме, ни в сердце, и думайте: мы тленны; ныне живы, а завтра во гробе…Бойтесь всякой лжи, пиянства и любострастия, равно гибельного для тела и души…Чтите старых людей, как отцев, любите юных как братьев… В хозяйстве сами прилежно за всем смотрите, не полагаясь на Отроков и Тиунов, да гости не осудят ни дому, ни обеда вашего…
   На войне будьте деятельны; служите примером для Воевод. Не время тогда думать о пиршествах и неге…Всего же более чтите гостя, и знаменитого и простого, и купца и Посла; если не можете одарить его, то хотя брашном и питием удовольствуйте: ибо гости распускают в чужих землях и добрую и худую об нас славу… Приветствуйте всякого человека, когда идете мимо… Любите жен своих, но не давайте им власти над собою…
   Все хорошее узнав, вы должны помнить: чего не знаете, тому учитесь. Отец мой, сидя дома, говорил пятью языками, за что хвалят нас чужестранцы. Леность мать пороков: берегитесь ее. Человек должен всегда заниматься: в пути, на коне; не имея дела, вместо суетных мыслей читайте наизусть молитвы, или повторяйте хотя самую краткую, но лучшую: Господи помилуй! Не засыпайте никогда без земного поклона; а когда чувствуете себя нездоровыми, то поклонитесь в землю три раза. Да не застанет вас солнце на ложе!..
   Всех походов моих было 83; а других маловажных не упомню. Я заключил с Половцами 19 мирных договоров, взял в плен более ста лучших их Князей и выпустил из неволи, а более двух сот казнил и потопил в реках…
   Кто путешествовал скорее меня? Выехав рано из Чернигова, я бывал в Киеве у родителя прежде Вечерен…Любя охоту, мы часто ловили зверей с вашим дедом. Своими руками в густых лесах вязал я диких коней вдруг по нескольку. Два раза буйвол метал меня на рогах, олень бодал, лось топтала ногами; вепрь сорвал меч с бедры моей, медведь прокусил седло; лютый зверь однажды бросился и низвергнул коня подо мною. Сколько раз я падал с лошади! Дважды разбил себе голову, повреждал руки и ноги, не блюдя жизни в юности, и не щадя головы своей.
   Но Господь хранил меня. И вы, дети мои, не бойтесь смерти, ни битвы, ни зверей свирепых; но являйтесь мужами во всяком случае, посланном от Бога. Если Провидение определит кому умереть, то не спасут его ни отец, ни мать, ни братья. Хранение Божие надежнее человеческого».
   Это прекрасное завещание – итог жизни мудрого человека, каким был русский князь Владимир Всеволодович Мономах.

   Уверена, что есть и в нынешнем нашем обществе потомки Владимира Мономаха. И не только в России. Вот бы узнать, кто они и как поживают!
   В марте 2015 года был торжественно похоронен английский король Ричард III (1452-1485), последний из династии Йорков. Был убит в битве при Босворте, которая завершила войну Алой и Белой Розы (чего только люди не придумают!).
   Останки его пролежали в земле более 500 лет. Как пришли к выводу, что это Ричард III?  Нашли его потомков в Англии (их оказалось немало) и сделали соответствующий медицинский анализ.
   Вот бы и у нас выявлять потомков тех, кто не жалел живота своего ради Отечества.

   Первые русские князья славно потрудились для появления Руси-России в бездонной Вселенной. Они были новаторами, разведчиками, первопроходцами. А протаптывать тропинки в любом деле всегда труднее первым; тем легче, кто идёт по их следам.
   И если сегодня Россия живёт и процветает, значит, теми, первыми или одними из первых, был заложен хороший фундамент; не только материальный, но также душевный и нравственный.
                ================    ================   ===============
       В 2018 году через Керченский пролив построен мост – Крымский. Известно, что было немало попыток мостом соединить Крымский полуостров с материком. Упоминается и князь Глеб из династии Рюриковичей, правивший в ХII веке Тмутараканским княжеством.
   Он не один раз переходил по замёрзшему Керченскому проливу из Тмутаракани на Крымский полуостров и обратно. Было измерено расстояние в саженях (сажень – 2, 13 м.). Можно предположить, что Глеб в мыслях представлял себе какую-то переправу через Керченский пролив. Наверняка, в тёплое время года ходили там лодки.

   Многие из Рюриковичей были строителями. Сначала строили дома, храмы, укрепительные сооружения из дерева; благо Русь была богата лесами. Но пожары то тут, то там заставляли искать новый материал. И это был камень. Ещё при первых Великих князьях, занимавших трон в Киеве, в этом городе многое было построено из камня. И здравствует в Киеве до сих пор.
   Немало в разных городах построил и Владимир Мономах. Не отставали от него и сыновья. Упомянутый князь Глеб мог быть сыном Владимира Мономаха.
   В именах той поры можно запутаться; они часто повторяются в разных ветвях династии Рюриковичей.

   Хорошо, что та династия не забывается. Недавно я прочитала, что русскую атомную подводную лодку (есть и цифры, обозначающие тип лодки)) назвали «Владимир Мономах».
 Лодка предназначена для защиты границ нашего Отечества – России. Защищал Отечество всю свою жизнь и Владимир Мономах.
               

Использованная литература:
Н.М.Карамзин. История государства Российского. Том II-III. Издательство «Наука». Москва. 1991.
Н.М.Карамзин. Об истории государства Российского. Москва. «Просвещение».1990.
В.О.Ключевский. Русская история. Москва. Независимая газета. 1992.
Людмила Гордеева. Иоанн III Великий. Первый российский государь. Летопись жизни. Москва. ИПО «У Никитских ворот». 2008.
История России. Учебник для вузов. Москва. «Высшая школа». 2006.
История России с древнейших времён до конца ХVII века. Учебное пособие. Москва. АСТ. 1996.


Рецензии
Спасибо за интересный исторический материал

Игорь Леванов   27.03.2019 20:26     Заявить о нарушении
Здравствуйте!
Я рада, что наше мнение о Владимире Мономахе совпадают.
Успехов!

Лариса Прошина   29.03.2019 20:04   Заявить о нарушении
Простите за ошибки. Надо - наши мнения... совпадают.

Лариса Прошина   29.03.2019 20:06   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.