Вещие сны сидельца Сизова - сон первый

     С утра моросил мелкий, нудный дождь. Настроение было прескверным, в дополнении ко всему, выключили свет за неуплату, и сидел он, Сизов, в своей однушке, доставшейся от почившей тётушки, в полной темноте. Квартирка напоминала будуар обеспеченной женщины. Уход тётушки из мира сего был полон тайн, о которых никто из родственников не хотел рассказывать. Не спешили они и оспорить завещание усопшей, а может надеялись, что родственник, много лет проживший по тюрьмам и лагерям, долго не протянёт, лет-то ему за пятьдесят.

     От выпитого пива клонило ко сну и он уснул.  Проснулся от шагов, кто-то двигался по комнате, натыкаясь на мебель. Сизову стало не по себе, он закричал криком испуганного человека. Внезапно включился свет, но в комнате никого не было, хотя стул лежал на боку. Это подтверждало - хождение было и лежащий стул был тому подтверждением. Окна и двери были заперты на все запоры изнутри. Свет обещали включить через семь дней после оплаты, а прошло только два дня.

     Сон то был, - подумал Сизов, - вот только стул...Он из-за чего грохнулся? Бляха муха! А может я сам его, того, и не помню. Худо дело, белочку бы не схватить за хвост, завязывать надо с этим бухлом.

     Выключив свет, лёг в кровать и снова провалился в глубокий сон. Сон снился страшный, в нём кто-то в чёрном убивал женщину, та кричала по-страшному. Он всё это видел, но не мог пошевелить рукой, страх сковал его тело. Просто молча смотрел на происходящее. Завершив своё мерзкое действо, убийца повернулся к Сизову, приложил палец к губам, пригрозил ножом и вышел из квартиры, тихо закрыв дверь.

     Утром свет не горел. Не попив даже чая, он пошёл на работу в свою ремонтную мастерскую, где работал уже полгода, ремонтируя бытовую технику, которую несли сюда со всего микрорайона. Многое из принесённого годилось только для свалки,  но старушки, приносившие весь этот хлам, даже думать не хотели об этом.

     Сварив себе кофе в маленькой турке на плитке, пил с жадностью, обжигаясь, маленькими глотками, желая подольше растянуть удовольствие.

     Свет не горел и вечером. Поужинав принесёнными пирожками с капустой, попил воды из под крана и улёгся рано спать. Проснулся от громкого стука в дверь. Открыл. На пороге стоял наряд милиции. За спинами милицейских стояла соседка, надоедливая бабка, лет семидесяти, которая бесконечно к нему приставала с расспросами. Он всегда закрывал дверь перед её носом, а на улице ускорял шаг. Бабка семенила за ним один-два квартала, крича несуразное вслед, потом отставала, а он шёл дальше.

     - Гражданин Сизов? - спросил капитан, разворачивая своё удостоверение. - Нам надо осмотреть ваше жилище. Поступила жалоба от вашей соседки, что из вашей квартиры вчера раздавались крики...

     - Так тож во сне, товариш капитан, - ответил Сизов, - мало ли что приснится человеку во сне. Может и кричал я, бывает такое с людьми во сне. Капитан был похож на мужчину в чёрном из вчерашнего сна, но сказать об этом вслух побоялся. Ещё поймёт не так.

     - Какой я тебе товарищ! - возмутился капитан. - А ну, пропусти в квартиру. Сон, видишь ли! Тебе соврать - дорого не взять!

     Капитан оттолкнул Сизова, да так, что тот ударился головой о стену и потерял сознание. Очнулся в постели. В комнате ярко горел свет, но никого не было.

     Эт чо ж такое творится? - испугано подумал Сизов. - Куда же они все подевались? Неужто опять сон? Э, надо к врачам сходить. Пусть уж лучше в дурку определяют. Вроде и не пил вчера, а опять ерунда приключилась.

     Проверив запоры на дверях, нашёл их закрытыми изнутри. Посмотрел в окно, увидел одинокого прохожего, который приветственно помахал ему рукой. Сизов помахал в ответ. Тот что-то прокричал, но поняв, что его не слышат, махнул рукой и скрылся за угол дома. На пятом этаже с улице ничего не было слышно.

     Не успел он утром открыть дверь, как соседка выскочила из своей квартиры с криком, что подаст заявления в милицию на безобразия, которые творятся в его квартире.

     - Тётка твоя зловредная всеми ночами дралась и ругалась, пока не повесилась. Я уж обрадовалась наступившей тишине и нате, пожаловал наследничек...

     Так Сизов узнал, как ушла из жизни его тётушка. Он отмахнулся от соседки и поспешил на работу. В животе от голода урчало, маковой росинки с вечера не было. По пути зашёл в домоуправление, свет обещали включить только через пару дней. На его слова о ночных включениях никак не среагировали.

     В мастерской  сварил себе большую кружку кофе и пил его с булочками, купленными по дороге в магазине пекарни. Насытившись, принялся ремонтировать старый утюг, которому было не меньше тридцати лет отроду, но бабуля, принесшая его, умоляла починить, поскольку на другой, дорогущий, денег у неё не было.

     После работы, по дороге домой, плотно покушал в столовой. У дома стояла милицейская машина и Сизов, увидев знакомое лицо капитана, подошёл к нему с вопросом:

     - Товарищ капитан, вы вчера как ушли-то от меня? Я очнулся, двери заперты, вас никого нет. Шибанули вы меня вчера будь здоров, гляньте какая шишка.

     - Вы кто такой, гражданин? Это когда я вас шибанул-то? - со злостью в голосе спросил капитан, выпрыгивая из газика.

     - Так это, Сизов я ...

     - Вот ты-то мне и нужен, голубчик! Жалоба на тебя поступила от соседки. Оргии происходят в твоей квартире, с криками и драками.

     - Да какие оргии, тов...гражданин капитан? Один я живу...

     Капитан, не дав договорить, взял Сизова за рукав пальто и поволок к подъезду, за ними шли ещё два милиционера. Поднявшись на пятый этаж, капитан постучал в дверь соседки. Та выскочила и принялась кричать, показывая на  дверь в квартиру Сизова, откуда слышны были громкие голоса, там явно дрались. От Сизова потребовали быстро открыть квартиру, он никак не мог попасть трясущимися руками в замочную скважину. Капитан матюкнулся и забрал ключ из рук Сизова. За дверью громко закричала женщина, что-то упало и всё стихло.

     Дверь открыли, капитан с пистолетом в руке вскочил в квартиру, но там никого не было, лишь в открытое настежь окно врывался осенний ветер.

     - Через окно, ****ь, ушли, - прокричал капитан, дав команду одному из милиционеров бежать вниз.

     - Пятый этаж, товарищ капитан, не могли они через окно, - ответил тот, глядя вниз.

     - Свет, Сизов, включи! Темно тут у тебя, как в заднице, - скомандовал капитан.

     - Нет свету у него, за неуплату его отключили, - с ехидцей в голосе ответила за Сизова соседка. - Шас я вам фонарик принесу, он у меня яркий.

     При свете фонарика все увидели посреди комнаты тёмное пятно. Капитан наклонился, потрогал пальцем.

     - Мать твою! Да это кровь! - прорычал он. - Это что же? Трупа нет, а кровь есть? Баба кричала? Или мне одному это послышалось?

     - Кричала, точно кричала, - поддакнули и закивали головами оба милиционера.

     Сизова повязали и повезли в отделение. Оно и понятно, с его-то прошлым, многолетнего сидельца по тюрьмам и лагерям от Мордовии до Колымы. Следователь направил бригаду в квартиру. Те сняли отпечатки где только можно было, их там оказалось великое множество. Пятно на полу просохло к тому времени, но собрали для детальной экспертизы. Одно удручало следователя, Лаврова Викентия Ивановича, - нет тела, а значит и не будет дела. И свидетелей дополна. Кричали в квартире, а Сизов на площадке вместе со всеми был. Хош не хош, а признать это придётся.

     На другой день прибежал участковый с новостью. В своей квартире повесилась соседка. Сизов опять-таки в камере, не пришьёшь ему. На допросе следователь увидел на рубашке Сизова бурые пятна. Экспертиза показала их идентичность с пятном на полу. А Сизов со своим дурацким заявлением и вовсе все карты спутал.

     - Может это моя, гражданин следователь. Вон как меня капитан шандарахнул об стенку накануне. Света не было, уложили меня на кровать и по домам. Вы его, капитана, поспрашайте...

     Эксперт подтвердил - одной группы образцы с его, Сизова, кровушкой. Следствие в полный тупик зашло. Выставили пост на площадке. В квартире тишина первую ночь, но на следующую там такое разыгралось, что все соседи с четвёртого этажа в милицию звонить стали. Пока поднимался наряд милиционеров на этаж, крики были слышны, но когда подошли, всё стихло. Открыли квартиру. Стол и стул разбитые лежат на полу, в окне стекло разбито и никого.

     На другой день следователь отпустил Сизова, нечего было ему инкриминировать. Домой Сизов не пошёл. Коль милиция не справилась с ночными гостями, то ему и подавно не удастся. Зашёл в пивнушку, сел в уголок, взяв три кружки пива. Пил, опустив глаза, когда услышал:

     - Сизый, ты как здесь? Я думал ты ещё сидишь, - к столу приближался знакомый сиделец, с которым вместе чалились на Колыме пять лет, Колян Колдун.

     Сизов подробно рассказал Коляну о событиях последних дней. Тот слушал внимательно, но постоянно оглядывался по сторонам. Потом попросил подвинуться, чтобы он смог сесть спиной к стене. Назвал правильный адрес квартиры, даже знал, какая мебель в ней стоит, чем очень удивил Сизова.

     - Скажи мне, Сизый, как твоей тётке эта квартира досталась? Это же кооперативный дом, ещё из первых в нашем городе, - спросил Колян.

     - Дворником она работала в этом доме. Кто-то из жильцов ей подарил, так в документах на квартиру написано. Она в подвале, в коморке жила...

     - А ты думал за что дарят такие подарки? Скажу я тебе, братан, тикай ты с этой квартиры, сможешь продать, продай. Нет, так брось её к чёртовой матери. В этой квартире Митяй-душегуб свою любовницу замочил лет двадцать тому назад, но тело так и не нашли, а выслушав твой рассказ, понял, помог ему кто-то. И могла это быть твоя тётка, Сизый. Сдаётся мне, что тело он выбросил в окно, а кто-то тело припрятал. Пойду я братан, а ты думай и беги оттуда, беги! Митяй повесился года через четыре, болел он очень и больше душой, - Колян встал и поспешил к выходу, не оглядываясь.

     Ночевал Сизов в мастерской. Утром пришёл к следователю, стал рассказывать услышанное от Коляна, тот слушал внимательно, потом дал указание принести ему из архива старое дело. Читал некоторое время, а после вызвал капитана и двух милиционеров. Капитан удивился, увидев Сизова, но промолчал. К дому ехали молча. Приехали и следователь повёл всех в подвал. Долго размышлял, потом вывел всех на улицу и приказал милиционерам выкопать куст шиповника, в аккурат под окнами квартиры Сизова.

     Женское тело было замотано в брезентовый плащ и лежало на глубине одного метра...

     Сизов квартиру продал недорого. Купили её наследники сварливой соседки. Себе купил малюсенькую квартирку на окраине города. Жил спокойной жизнью, работал в мастерской и шли к нему бабульки со многих микрорайонов со своими утюгами, чайниками, зная, что он не откажет и возьмёт недорого.

Продолжение следует:

http://www.proza.ru/2018/09/08/562


Рецензии
Очень увлекательно, переживаешь за героя, так все с ним реально происходит. Отличный язык, читается легко, хоть и написано о трагических событиях.
С теплом и уважением,

Александр Бутузов   29.11.2018 10:13     Заявить о нарушении
Спасибо, Александр!
Это жизнь...Хотелось бы прожить иначе, но тёмных людей много.
С теплом и уважением,

Надежда Опескина   29.11.2018 10:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.