22. Когда Бог становится моим Богом

Псалмы - это послания. От кого, откуда - не имеет определяющего значения. Значение имеет принимающий послания, то есть - ты. Если ты их принимаешь, они - к тебе и для тебя.

Послание 22.

"Господь – Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться:"

В юношестве Давид сам был «пастырем от дворов овчих» и хорошо знал, какую заботу питает добрый пастырь к своему стаду, и как овцы нуждаются в таком пастыре, ведь он для них – главное обеспечение и попечение.
Основная задача пастыря – хранить стадо и водить его по питающим местам, а залог безопасности и благополучия овец – знать голос пастыря и следовать за ним.

Образ пастыря упоминает и Спаситель, когда говорит: «Я есмь пастырь добрый».

Если мой пастырь Господь, то я могу и получить, и иметь уверенность в том, что не буду нуждаться ни в чём. Причём не абы в чём, а в том, что действительно необходимо для меня.

А если не буду иметь то, что желаю, ведь желаю-то я – своей самостью? Действительно поверив Творцу, я сделаю вывод, что это или мне не нужно, либо сейчас мне не для пользы. Соответственно всё, что даётся – Богом даётся. И даже если это страдание, необходимость преодоления, – в нужное время оно принесёт только пользу. 

"Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим, подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени Своего."

«Душу мою оживляет, ведёт меня путями справедливости ради имени Своего» – так говорит другой перевод. Оживляет и ведёт – это более действенно, чем подкрепляет и направляет.

Человек получает поддержку в этой жизни ощущением действующей руки Бога-Отца. Благость Бога – это злачная пажить, где верующим дано слово жизни, хлеб насущный, – духовное питание.
Только эта пажить способна напитать душу и веру в ней. Бог даёт Своим праведным удовлетворённость в разуме, каким бы ни был их жизненный жребий. В Нём их души находят наполнение смыслом. Праведность – это и есть оправдание любых действий Творца, воспринимаемого как добрый пастырь.

Я буду иметь душевные силы, потому что Он оживляет мою душу. Я не останусь и без наставления, ибо Он ведёт меня путями правды ради имени Своего – то есть, по Им «написанной программе» развития человека и всего творения. Ведёт совестью и провидением, Своим словом, Своим Духом - наиболее эффективными средствами побуждения и исправления.
Он устраивает людские дела наилучшим образом, в соответствии с их истинными потребностями – потребностями развития души и духа. Он направляет глаза и сердца к Своей любви, располагает наши чувства и действия в соответствии с задачей исправления и развития.

Мы сами не можем идти этими путями, если только Бог не приведет к ним, и не будет вести по ним. Только человек может потеряться быстрее, чем овца, потому что в нём чрезмерно развилась самость.
Даже  святые старцы говорили о своей склонности «уходить прочь и блуждать, как овца потерянная». Но Бог никогда не позволит оставаться во грехе, Он показывает ошибку, вызывает покаяние и возвращает к своим обязанностям: «Он возвращает меня, когда я блуждаю».

"Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох – они успокаивают меня."

Даже в долине смертной тени бояться нечего, если ты с Богом в душе, то и Господь – с тобой.
Конечно, и у верующих могут возникать какие-то опасения относительно страданий, которые так часто предшествуют смерти. Но как воскликнул один святой: «Я не против, чтобы Господь разрушил мою земную хижину, но я надеюсь, что Он разрушит её мягко и нежно!».
Время для дарования благодати умирающему обычно приходит не раньше, чем это необходимо данному человеку. И факт остаётся фактом – для христиан смерть лишилась своего ужаса, так как мы знаем, что умереть – значит пребыть с Христом, что несравненно лучше всего другого, что может ждать за этой чертой. Теперь худшее, что может сделать с нами смерть, оказывается лучшим из всего, что может с нами произойти – с ней теряет силу грех.
Жало смерти – это неисповеданный и непрощенный грех. Христос для верующих лишил смерть её жала.

Ветхозаветный верующий видел жезл и посох Всевышнего, а христианин уже видит светлую любовь, идущую от нашего Спасителя. И в долине смертной тени нечего бояться, потому что везде и всегда Пастырь добрый будет с нами.
Это – переход, и праведные не потеряются в этой долине, а выйдут из тени на свет – и осветятся.
И для этой уверенности есть достаточное основание: смерть не может отлучить нас от любви Божьей. Она убивает тело, но не может коснуться души – сосуда для духа Божьего.
Святые в момент смерти имеют рядом присутствие Бога, Его присутствие утешает их: «Ты со мною».

В этой неоднозначной жизни человек неоднократно оказывается перед лицом смерти, но это лишь ТЕНЬ смерти, – тень меча не убьет, тень змеи не ужалит.
Смерть лишилась своего ужаса, так как умереть – означает отойти к Христу и быть с Ним. Тот, Кто вёл и питал меня всю мою жизнь, не оставит меня в конце этого пути, а тем более – на другом его этапе.

Жезл и посох были единственными орудиями пастуха и чабана. Сегодня посох используют для опоры при ходьбе, но в древности он был незаменимым инструментом управления и исправления. Хороший пастух перед овцами просто направлял посох в сторону – и они поворачивали в нужном направлении. Жезл – орудие защиты, впоследствии ставшее символом силы и власти. В духовном смысле жезл и посох означают действие той самой программы управления – управления и соединения человеков Духом и Истиной. Что может успокоить более, чем такое управление?! 

"Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих; умастил елеем голову мою; чаша моя преисполнена."

Что за «приготовленная предо мною трапеза в виду врагов моих»? Священные законы гостеприимства ограждают гостя от причинения вреда. Его вводят в дом, ставят перед ним еду, а его враги тем временем обязаны стоять за дверью. В духовном смысле такая трапеза - предложение благословений.

Умащение головы елеем означает излечение на ней всех шишек и ран.
Для священника помазание елеем означает освящение на служение.
Для царя помазание происходит при коронации.
Христианин получает помазание Святым Духом в тот момент, когда принимает Спасителя. Этим помазанием обеспечивается для него учительное действие Бога - Духа Святого.

Трапеза для нас уже приготовлена. Все духовные благословения Господь даёт безо всяких условий – бери! Несмотря на окружающих нас врагов, мы можем вкусить эти благословения.
Но мы не берём. И не вкушаем.

И только ощутивший обилие благодати Божией не может не чувствовать, что чаша его преисполнена!

"Так, благость и милость да сопровождают меня во все дни жизни моей, и я пребуду в доме Господнем многие дни."

Божии благость и милость сопровождают нас в жизни, когда они нами страстно желанны и востребованы. А то, что не может душа вместить, будет ждать того дня, когда сможет.
Недаром ведь сказано «…дом Мой домом молитвы наречётся» и «Но только к месту, которое изберёт Бог, Всесильный ваш, …к этому обиталищу Его обращайтесь и туда приходите».
И, в конце концов, мы оказываемся в доме Отца, нашей вечной обители.

Божия благость и милость сопровождают праведного и ведут в дом Господний, в вечную обитель, и Давид с уверенностью надеется на Божие благоволение. Его надежда возрастает с испытанием его веры, и он понимает, что от испытаний вера усиливается. Ведь он уже ОЩУЩАЕТ источник прощающей, защищающей, поддерживающей и обеспечивающей милости. Ощущает Творца и Вседержителя.
И это даёт упование на блаженство в будущем состоянии: «…я пребуду в доме Господнем многие дни».

Псалмопевец ощутил и трогательно образно выразил уверенность в том, что Бог никогда не оставит его. И поэтому решает никогда не отходить от пути к Нему.
Конечно, он имеет в виду не только благословения Божьего провидения, которые обеспечили его земной успех, но и посещения Божьей благодати, принятые живой верой, которая возвращалась к Богу в виде горячей молитвы, насыщающей его душу неизреченной радостью.

Этот псалом поётся на величественную мелодию Краймонда и чаще всех декламируется на духовных занятиях. В нём – и поэтическое очарование, и выражение бессмертных истин. Это сочетание пленяет душу, успокаивает её и ободряет, и обращает всю сущность читающего и слушающего на изначальное духовное чувство - ощущение Творца.
А тот, кто Его действительно ощутил, уже имеет в себе потребность повторять и повторять: «Господь – Пастырь мой». Все, кто действительно принял Его верою, становятся Его паствой.

Если Он – не мой Пастырь, то этот псалом не затронет струн души. Если же Он – действительно мой, а я – Его, то Он – ВСЁ для меня!


Рецензии
На мой взгляд, акцент статьи выражен в последних строках: "Ищущие - устремлённые к свету Творца, пытающиеся услышать слово Его, ощутить Его присутствие. Если Он ощущается рядом - они чувствуют наполнение, когда Он удаляются - переживают страдание. И по этим ориентирам они ступают на Путь"

Наталия Кобилева Христианская Ст   25.08.2018 12:12     Заявить о нарушении