Приют безумных. Глава 42

42. Я НЕ ОБИЖУСЬ
22 апреля 2015 год, среда
Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет английского языка (№ 317)

- Стоять! – рявкнула Елена Андреевна на ввалившихся в кабинет старшеклассников. – Сначала заходят девушки.

- Что за дискриминация? – возмутился Шухов, но одноклассниц все-таки пропустил, мельком задержав взгляд на Элизе.

Англичанка рассадила десятиклассниц по одной за парту, любезно предоставив сильному полу самостоятельно выбрать соседку.

«Ну, наконец-то!» - обрадовано подумал Андрей.

Придирчивым взглядом парень окинул гарем. С передних парт его неприличными жестами и похотливыми взглядами зазывали Наташа с Вероникой. Но у Шухова, благодаря его новой девушке Лизе, уже выработался иммунитет на такие штучки. К тому же с местом он определился давно…

- Можете выбирать любую парту, - продолжала командовать Елена Андреевна. –Но к Элизе и Кире не садиться!

Парни, толкая друг друга, бросились занимать вакантные места. Шухов, вопреки запрету англичанки, сел рядом с Улановой, чем вызвал бурное негодование последней.

- Еще чего захотел! – взвыла Елена Андреевна, прогоняя парня. – Весь год ей жизнь отравлял. Соня, - обратилась она к Данбоговой, - ну-ка сядь к Элизе.

Опоздавшему Кабачкову как своему любимцу англичанка позволила выбирать между Кирой и Ларисой. Последний с высокомерным видом и странным блеском в глазах предпочел туповатую толстушку.

Андрей, отправленный на первую парту к Наташке, про себя матерился. Парень сам себя не узнавал: пару месяцев назад он был готов растерзать Елену Андреевну за то, что та посадила его с Улановой, а сейчас придушил бы любого пацана, посмевшего к ней сесть.

- Домашку сделали? – будничным тоном поинтересовалась англичанка.
 
10-ый «А» приуныл. На дом было задано выучить текст о политической системе США.

- Желающие?– не заметив лес рук, Елена Андреевна вытащила из сумки игральный кубик. – Четное – мальчик, нечетное – девочка. Поехали. Три! Воронина!

Через десять минут в журнале стояла колонка двоек и две пятерки.

- Одни и те же, - разведя руками, подвела итог англичанка. – Витя!

Кабачков был не готов, но получать два на радость Элизене собирался. Выйдя к доске, он написал на ней пару вспомогательных вопросов и начал импровизировать. Через пару минут класс вместе с Еленой Андреевной покатывался со смеху. Англичанка поставила Вите «отлично».

«Зашибись! – негодовала про себя Уланова. – Он, значит, ни хрена не выучил, и вместо того, чтобы поставить ему два, как остальным, мы слушаем этот бред сивой кобылы! Задрал выпендриваться! Так и хочется встать, подойти и треснуть его башкой об парту!»

- А вы заметили, какие у Витеньки шикарные кудри? – начала подлизываться Вероника.

- Ага, взрыв на макаронной фабрике! – захихикала Кира.

«Нет уж, - решила Элиза. – Это не макароны, это кусок мыла, со всех сторон обгрызенный мышами. И судя по всему они, когда грызли, нечаянно мозг задели».

Далее Елена Андреевна ударилась в рассказы о своей бурной молодости и начала упрямо доказывать и так не спорившим с ней десятиклассникам о необходимости контрацепции во время секса. Закончилась галиматья обсуждением абортов.

- Будущие папаши, - обратилась она к пацанам, - вы как к ним относитесь?

- Резко отрицательно, - заверил ее Кабачков.

Кира прикрыла рот рукой, чтобы не засмеяться.

«Скажи я ему на базе «да», - рассуждала девушка, - трахнулись бы. Я бы залетела в шестнадцать, и что? Он бы мне сказал: «Рожай, дорогая»? Да щас! Обоссался бы от страха. На словах все смелые, а на деле - в кусты. Хорошо, что у меня мозг есть. Не хватало еще в койку к этой потаскухе прыгать. Учитывая его поведение последние несколько месяцев, он кровать с половиной группы успел продавить. Заразишься от него еще чем-нибудь!»

Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет изобразительного искусства (№ 301)

Конкурс военно-патриотической песни, традиционно проводимый в школе № 40 в первых числах мая, был не за горами. Удивительно, но при всей пассивности и инертности нынешнего 10-го «А» подопечные Ольги Петровны всегда умудрялись с блеском выступать, хватая из года в год первые места. Ставка делалась на голоса Вероники, Аллы и Фила, окончивших музыкальную школу и чувствовавших себя на сцене как рыбы в воде. С креативностью у ребят тоже было все в порядке.

- В этом году мы не должны упасть в грязь лицом, - серьезным тоном проговорила Ольга Петровна. – На вас и так жалуется весь педагогический коллектив. Про конференцию вообще промолчу. Половина класса не защитилась. Никогда такого не было. Кстати, пересдача в июне. Теперь о конкурсе…

Классная начала с жаром объяснять свою идею – спеть не одну песню, как все, а несколько. Фоном будет идти песочная анимация, на которую она вчера случайно наткнулась, когда думала над сценарием.

- И обязательно кто-то должен читать стихи, - заявила она. – Есть желающие?

Желающих не было. Ольга Петровна, нахмурившись, сказала:

- Ну, значит, я сама их найду. Сейчас посмотрим песочную анимацию.

Классная включила небольшой фрагмент из ролика. В нем чьи-то умелые руки рисовали на доске, покрытой песком, различные лица и фигуры.

«Ничего, но как-то мало отсылок к войне», - подумала Кира.

Старшеклассники, не желавшие ничего делать, в один голос расхвалили найденную Ольгой Петровной анимацию.

- Осталось определиться с выбором песен и стихов. Нужно, чтобы кто-то занялся сценарием. Кому это не интересно, можете, в принципе, идти. Я не обижусь.
 
В итоге на глазах шокированной Ольги Петровны свалил весь класс.


Рецензии