Духовный шедевр

               


       В один прекрасный солнечный день, что случалось в природе из-за повышенной облачности всё реже, Единый Правитель Земли по такому, а возможно и не только, случаю находился в особенно благостном расположении духа и приподнятом настроении, что всегда настораживало его подданных. Все уже по горькому опыту знали, что именно в такие минуты в глобальном мозгу их хозяина рождались самые каверзные причуды и самые сумасбродные идеи. Кто-то неожиданно мог взлететь, а кто-то, ранее взлетев, ещё более неожиданно, стремительно упасть. Причём - навсегда.
      Приближённые ждали и трепетали, нервозно урча желудками и покусывая пересохшие губы. И вот, после обильного обеда с умеренным винным возлиянием, монарх всея Земли озвучил давно всеми ожидаемый очередной свой каприз. Так думали все несведущие, коих было подавляющее большинство, включая весь кабинет министров. И лишь единицы что-то понимали, но скромно предпочитали помалкивать и прятаться за спинами глупых и самодовольных карьеристов.
-  На вашем носу, преданные мои соратники, величайший день истории человечества, - сказал он, благодушно улыбнувшись, отчего верноподданные слуги, зная цену этой улыбки, поёжились от побежавших по телу мурашек. - Догадываетесь, какой?
      Все испуганно стали переглядываться, взглядами спрашивая друг у друга ответа. Величайший день случался раз в году, когда всё население планеты пышно отмечало восшествие монарха на мировой престол. Но его отмечали пять месяцев назад, а значит, до следующего ещё целых семь месяцев?! Но какой ещё величайший день на их, так сказать, носу? И не просто обычно величайший, а величайший для всей истории человечества?! Ум заходил за разум, а извилины переплетались между собой почище хромосом ДНК.
-  Даю подсказку, - Правитель метнул на толпу огненный взор. - Через месяц, если верить одному древнему маразматику и шизофренику, наступит роковая дата моего правления, самого справедливого и счастливого за всю человеческую эволюцию. Вот скажите, верные мои, - на этот раз глаза монарха искрились лукавством, - какое число единиц времени я мудро правлю этим противоречивым, эгоистичным миром, не щадя своего здоровья?
      Человеческая масса зашевелилась. Первым, как и положено, ответил премьер-министр:
-  Три года и пять месяцев, ваше всемирное величество!
-  Молодец, - похвалил Правитель, - недаром ты премьер. Первым подсчитал, даже пальцы загибать не понадобилось.
      Пылая завистью, решил отличиться министр экономики.
-  Сорок один месяц, ваше величайшее величество! - радостно выкрикнул он.
-  О, я вижу, что экономика планеты в надёжных руках, - растягивая слова, негромко пропел монарх.
      Одурманенный столь лестными словами, планетный экономист осмелился мельком взглянуть на своего господина, и чуть не упал в обморок, увидев двусмысленную ухмылку и пронизывающий, жёсткий взгляд. Его избавил от затруднительного положения министр демографического контроля, который, решив переплюнуть всех, горда заявил:
-  Тысяча двести сорок пять дней, ваше владычество! А если эту цифру перевести в часы...
-  Не надо, - остановил креативного министра Правитель. - Вижу отчётливо, что и народы моего царства находятся под бдительным и всё считающим оком лучшего математика. - Шутя похвалив главного контроля населения планеты, серьёзно добавил. - Все вы ответили правильно, но никто не ответил на главный вопрос. Так какой, всё-таки, день наступит через месяц, когда исполнится ровно три с половиной года моего золотого правления всей планетой? Или сорок два месяца? Или тысяча двести семьдесят шесть дней?
      Подданные вновь приуныли, ожидая взбучку, но Правитель, снисходительно усмехнувшись, смилостивился.
-  Ну ладно, - грустно сказал он, - не знаете, оно, может, и к лучшему. Да и откуда, собственно, вам знать, когда все источники враждебной информации давно уничтожены начисто?! - И, чуть помедлив, перешёл от причины к следствию. - Как я уже говорил, всё это время я правил мудро, не щадя сил и здоровья, пытаясь политически и экономически усовершенствовать общий миропорядок. И вот, когда дисциплина и стабильность достигли высшей точки, когда мы уже вышли на финишную прямую к полной иерархической гармонии нашего общества, я вновь ощущаю некоторый упадок творческих, созидательных сил.
      И мировой монарх обвёл присутствующих пронизывающим хитрым взглядом, вынудив тем самым тех, во избежание нежелательных для них эксцессов, заблаговременно опустить головы, выражая почтение и покорность. Но больше всего они боялись нечаянно встретиться глазами со своим господином, которому достаточно было доли секунды, чтобы увидеть все их потаенные мыслишки.
-  Да, - продолжил Правитель, тряхнув белокурой головой, - я немножко устал, видя в корне неисправимость человеческой натуры. До сих пор не всех устраивают мои реформы, хотя я дал главную свободу - полное освобождение от всех идиотских моральных запретов и нравственных ограничений! Человек стал свободен от оков и пут мракобесия христианских догм, долгое время висевших дамокловым мечом над истинной сутью души! Но останавливаться на достигнутом я не собираюсь! Кто не желает стать человеком через пряник, будет становиться им посредством кнута! Давно пора очистить планету от всех отщепенцев и уродов, мешающих прогрессу под моим началом и фанатично ждущих своего мифического героя-спасителя! И я, с вашей помощью, сделаю это! - И продолжил в более спокойном тоне. - Однако, милые мои, мне нужен мощный приток духовной энергии. Особенно, в свете грядущей даты. Мало ли что. Как бы там ни было, но я должен быть во всеоружии, чтобы при любых обстоятельствах оказаться на высоте. Не ударить, что называется, лицом в грязь, а всей своей мощью ударить по глупому суеверию. Так вот, дражайшие помощнички, где отыскать подобный источник духовной энергии?
      Нарушить воцарившуюся гробовую тишину боялись не то что голосом, но даже шорохом, а потому верноподданные помощнички замерли намертво, лишь головы свесились ещё ниже.
-  Вот те на! - с наигранной досадой воскликнул Правитель. - В один момент все вдруг окаменели, даже кабинет министров во главе с умнейшим и храбрейшим премьером превратились в мёртвых истуканов. Нет, господа, вы это бросьте, с живыми истуканами мне как-то веселее. Отомрите, прошу вас!
      Все облегчённо выдохнули, а некоторые даже осмелились изобразить на лицах подобие улыбки, что показалось монарху в данной ситуации верхом наглости.
-  Напрасно, господа, - дружелюбно сказал он, - вы считаете приближающуюся дату чем-то легкомысленным и забавным. По секрету скажу, что даже меня это слегка напрягает, вызывая эмоциональное раздражение от острого противоречия ума, который прекрасно осознаёт всю абсурдность потенциального мифического события, с обычным животным страхом, который, поверьте, живёт даже во мне, величайшем из величайших. - В очередной раз бросил на толпу хитрый и презрительный взгляд.  - А для вас, высокочтимые, но примитивные создания, этот день будет самым серьёзным мероприятием, или, пожалуй, испытанием, возлагающим большую ответственность как каждого из вас в отдельности, так и на всех жителей моей прекрасной планеты в целом. У всех появляется шанс отличиться и повысить свой жизненный статус. Есть возможность, господа, взлететь до невиданных высот!
      Монарх замолчал, что-то соображая, а сообразив, продолжил прерванную речь:
-  Да, именно так. А посему, слушайте мой величайший указ, который приказываю немедленно разослать во все уголки и закоулки суши, воды и воздуха. Итак, тому, кто доставит самую большую ценность, обладающую неимоверным потенциалом духовной энергии, этакий сверх духовный шедевр, я дарую на целый год должность Первого Помощника Правителя, то есть - меня, с правом самостоятельного управления всей Земной Империей. - И, ласково ухмыльнувшись, закончил. - Естественно, под моим пристальным наблюдением.
      И уже совсем напоследок, грозно выставив вперёд указательный палец и не менее грозно насупив брови, Правитель назидательно внёс дополнение к озвученному указу:
-  Но прежде, чем сдуру вздумают тащить в мой дворец всякий хлам, в виде искусных золотых статуй и прочих драгоценных поделок, и так называемых шедевров древнего и современного искусства, в частности - живописи, в которых, за редким исключением, вместо духовной составляющей проступает лишь напыщенная гордыня, глупое тщеславие и откровенное безумие, а в лучшем случае - примитивное копирование бытия, пусть вспомнят о творческой участи своих предшественников.
      И все присутствующие мгновенно вспомнили то, чего никогда не забывали. А именно - насколько призрачна и хрупка человеческая любовь к власти и славе, вера в справедливость монарха и надежда на своё счастливое карьерное будущее. Как часто они зависят от всякой мелочи и безделицы, и как часто случается, что благие намерения угодить повелителю, с исключительно альтруистическим желанием сделать тому приятное, оборачиваются не просто крахом безобидных и возвышенных помыслов о личном повышении, но часто превращаются в трагическую невозможность удержаться не то что на прежней ступени карьерной лестницы, но и вообще удержаться на этой крутой, винтовой лестнице. И человек, с выпученными от страха и разочарований глазами, либо падает в пролёт и насмерть разбивается, либо кувырком катится вниз, судорожно хватаясь за шаткие и скользкие перила. Никакая другая лестница в мире не таит в себе столько опасностей и коварства.
      Уже никто не мог дать - разве что тюремная канцелярия - точную цифру бывших высокопоставленных подданных Правителя и самих его наместников в многочисленных регионах планеты, которые, поставляя духовную пищу своему повелителю, впадали в немилость и оставались у него в гостях навсегда. Но не в качестве помощников, о чём глупцы мечтали, а в печальном статусе пожизненных узников, но, правда, с призрачной возможностью освобождения, если кому-нибудь из них удастся в философском уединении создать истинно духовный шедевр. Все с ужасом и содроганием вспоминали грозный рык Правителя:" На кой хрен вы тащите ко мне всю эту мазню?! Всю эту словесную галиматью?! Все эти симфонии и оратории?! Какая душа может быть в этих бездарных, никчемных, пустых "шедеврах"? Всё истинное давно мной поглощено, но это единицы, а всё остальное - фальш, ложь и пошлость! Они хороши для вас, ханжей и лицемеров, но для меня они пусты, как дырка от бублика! Прочь! Убирайтесь... вместе с этими творениями в свою новую квартиру, которая отныне будет вам служить и творческой мастерской. И это будет продолжаться до тех пор, пока я не увижу в вашем "шедевре" хоть частичку вашей души".
      И живут в подземелье новоявленные художники, композиторы, скульпторы, писатели и поэты, в бесплодных усилиях пытающиеся создать каждый в своей сфере хоть чуточку что-то духовное. Но так до сих пор ещё ни один узник не покинул своей подземной мастерской. Хотя многие, не выдержав стресса духовных поисков и многолетних душевных терзаний, впадали в разные степени шизофрении и паранойи, и создавали вполне пригодные, по странным человеческим меркам, шедевры, ничуть не уступающие мировым светилам искусства. Вот только Правителю все эти творения не нравились, и он, невежда, приказывал тут же, в камине, их сжигать живьём, опровергая утверждение, что рукописи не горят, и грозя в следующий раз сделать то же самое с автором, отчего болезнь обострялась и творческий поиск безуспешно продолжался. Все этим несчастным гениям сочувствовали, всячески их жалели, чётко осознавая, что после очередного большого праздника любой их них может запросто пополнить славную когорту подземных творцов прекрасного.
      Несомненно, что недовольство таким положением дел росло как снежный ком в жаркую летнюю пору. Все заинтересованные лица были крайне возмущены и что есть силы мысленно орали:" В таких условиях просто опасно делать карьеру честному и порядочному человеку! Исчезла нормальная конкурентная интрига: с компроматом, с подлостью, с предательством! Лесть стала не грозным оружием, а детской игрушкой! Подарки стало дарить страшнее, чем не дарить вовсе! А дарить необходимо! Не жизнь, а кошмар!"
      Но как бы там ни было раньше, а в данную историческую минуту видеозапись высочайшего указа разнеслась электронными гонцами по всем уголкам и весям планеты. Региональные князья и герцоги с воодушевлением приняли эту весть и в мрачной тоске погрузились в жуткую депрессию. Найти что-то истинно духовное в насквозь прогнившем пороками обществе уже не представлялось возможным. И тщетно рыскали по самым неприступным и глухим местам земного шара и спецслужбы, и добровольцы, в надежде отыскать хоть одну, хотя бы относительно чистую душу, но всё было напрасно. Либо их всех уничтожили, что вызывало в Правителе большие сомнения, либо сломали и подчинили, либо они искусно прятались и маскировались. Охотники знали и умели их искать, но и они, непокорные, научились заметать следы и прятаться. И всё же...
      Сколько бы ни существовало в фантазиях людей машин времени, начиная от Герберта Уэллса, в данной землянам реальности ни убежать в смутное прошлое, ни прыгнуть, сломя голову, в неопределённое будущее ещё никому не удавалось. А значит, великий и страшный день неминуемо настал для всех и каждого.
      В огромном банкетном зале Императорского Дворца, в ожидании праздничной трапезы и развлекательной шоу-программы, все гости выстроились по обе стороны длинного пушистого ковра, раскинутого от входной двери к золотому трону монарха, который был сплошь и рядом инкрустирован драгоценными каменьями. Тяжкие муки ожидания сменились робкой и трепетной надеждой, что на этот раз внеплановый всенародный праздник пройдёт без грома и молний. И на то были весьма веские причины.
      Правитель, уже зная, что ему доставили нечто эксклюзивное и неординарное, доселе ещё никогда и никем невиданное, выглядел ещё более грозным и неприступным. Он опасался очередного подвоха и собственного разочарования.
-  Ну, - рыкнул он нетерпеливо, - долго ещё собираетесь томить своего повелителя нервным ожиданием? Показывайте уже ваш грандиозный сюрприз! И смотрите, если этот сюрприз не впечатлит меня, то мой сполна впечатлит вас. Давайте-давайте, вводите вашу энергетическую личность! Давненько я не встречал душевных людей?!
      Управляющий Восточным округом вышел на центр ковра, низко поклонился в сторону трона и, пятясь в таком положении, дошёл до входной двери. Обернувшись, с силой распахнул двустворчатую дверь и хрипло скомандовал:
-  Следуй за мной!
      И нетвёрдым шагом, опустив глаза долу, медленно стал приближаться к молча наблюдавшему Правителю. Следом волочил скованные цепью ноги человек лет тридцати с лишним, а уже за ним тупо следовали двое охранников. Процессия не дошла до трона шагов семи, как хозяин восточных территорий резко остановился, сделал очередной низкий реверанс, приложив правую руку к груди, и, совершив шаг с полуоборотом в сторону, протянул левую руку по направлению к "человеку-сюрпризу" и дрожащим голосом опять прохрипел:
-  Вот, мой господин, подарок, который я нижайше прошу принять от недостойного слуги.
      Монарх с презрением и недоверием осмотрел стоящего перед ним мужчину, зорким глазом пытаясь проникнуть в глубинные недра души, но, видимо, ему этого сделать так и не удалось, так как он, ничуть этим не огорчившись, отвёл взгляд в сторону и откинулся на спинку трона.
      Мужчина понуро стоял, свесив голову, длинные чёрные волосы ниспадали на плечи и лицо, на котором были видны лишь небольшая бородка и усы. Одет он был в короткую кожаную куртку коричневого цвета и выцветшие синие джинсы, заправленные в чёрные сапожки. Человек казался спокойным и равнодушным, будто всё происходящее его вовсе не касалось.
      В зрачках мирового повелителя сверкнуло гневное раздражение с оттенком внутренней опустошённости.
-  Что за бродягу ты мне притащил? - спросил он сурово и впился глазами в своего вассала. - Этот грязный хиппи и есть высоконравственная личность? Духовный шедевр? Ты, наверное, совсем обезумел, коль рискнул издеваться над своим хозяином?!
      Управляющий задрожал как осиновый листок, ощутив толстой вспотевшей шеей холодное прикосновение острого лезвия топора. Нить жизни, ещё минуту назад казавшаяся прочным канатом, на глазах превращалась в тонкий волос, грозящий оборваться в любую секунду.
-  Ваше могущество! - он неистово бухнулся ниц, яростно ударившись лбом о пушистый ковёр. - Истинная правда! Всё так и есть!
-  Что, истинная правда? Что, так и есть? - гнев монарха сменился озорством. - Что ты обезумел? Что ты надо мной издеваешься?
-  Никак нет! - закричал попавший впросак слуга. - Да разве я могу себе такое позволить! Да лучше я умру, не сходя с этого места! - вдруг, испугавшись сказанного, поправился. - Да лучше я вернусь домой и приму яд! Да лучше я...
-  Довольно, - оборвал Правитель поток суицидальных угроз подчинённого в свой адрес. - Дело говори. Пока даю такую возможность.
      Управляющий окончательно вспотел и задрожал всем телом, что бросилось в глаза всем присутствующим, злорадно сочувствующим своему коллеге. Он начал лепетать:
-  Я и говорю... я стараюсь... я пытаюсь... я волнуюсь, ваше величие!
-  Это вполне естественно, когда ещё не разделён головной мозг со спинным. Успокойся и докладывай.
-  Слушаюсь! Всё так и есть, он самая что ни на есть духовная субстанция! - и тут управляющего прорвало. - Да ещё какая! Он светится! Я сам видел! Он что-то рассказывал толпе таких же бродяг и бездельников, а от него исходило сияние! Я бы сам никогда не поверил, если бы не видел это собственными глазами! Иначе я бы не посмел... я никогда не посмею вас обмануть!
      Монарх прищурил глаза и едва заметно усмехнулся.
-  Так где ты отыскал это "чудо"? - спросил он. - И что с остальными?
-  Мы их с трудом обнаружили в самой гуще тайги. - По-прежнему дрожа и страшно потея, лепетал подданный. - Мы даже не догадывались о их существовании. Как ни странно, но у этих бродяг оказался неизвестный прибор, блокирующий все наши сигналы. Это что-то новенькое в мире электроники. Я его также прихватил с собой. Если желаете...
-  Потом. Что с остальными отщепенцами?
-  Как прикажете. Вся банда схвачена! Все в тюрьме, откуда им никогда и ни за что не выбраться!
-  Ты заблуждаешься, глупец.
      Услышанное потрясло и вызвало шок. В тот момент не сразу все поняли, кто это сказал. Подданные с испугом и недоумением стали переглядываться в поисках источника дерзости, и страшно опасаясь, чтобы ненароком подозрение не пало на кого-то из них. Лишь единицы и сам Правитель всё поняли.
-  Да как ты осмеливаешься подавать свой мерзкий голос, без моего на то разрешения? - грозно рявкнул монарх. - Ты грязный земляной червь!
      Пленник, не поднимая глаз, глухо ответил:
-  Да, я всего лишь грязный земляной червь, который, однако, подточит фундамент твоей лживой и вероломной власти. И она в скором времени рухнет.
      Правитель всея Земли от негодования покраснел, как рак на кипящей сковородке, и лишь большим усилием воли совладал с собой, и уже с долей иронии, ещё, правда, немножко нервной, спросил:
-  И как же ты, наглец, без армии и оружия, собираешься это сделать?
-  Да мне, собственно, и делать-то ничего не придётся, - хладнокровно ответил "человек-сюрприз", упрямо не поднимая глаз. -  Срок бесчестия и позора человеческого подошёл к концу, грядут великие перемены. Ведь это я сделал так, чтобы нас нашли, а меня доставили к тебе. Пробил час твоего падения, лукавый и лицемерный тиран.
      На этот раз Правитель себя уже не сдерживал. Он в ярости вскочил и заорал страшным голосом:
-  Да кем ты себя возомнил, ничтожество?! Неужели ты всерьёз полагаешь, стоя здесь безоружный и скованный, уничтожить меня, величайшего из людей? Стоит мне только повести бровью, как тебя сотрут в порошок! - переведя дыхание, он сбавил голосовую экспрессию. - Подними свою глупую голову, пока ещё имеешь над ней власть, потому что в самое ближайшее время она, с перекошенным поганым ртом и испуганными глазёнками, с хлещущей кровью, упадёт с твоих плеч в корзину для мусора. А ещё через минуту её будут таскать и рвать на части голодные собаки. Ну, посмотри на прощанье мне в глаза, несчастный, пока твой взгляд не остекленел от соприкосновения с леденящим взором смерти! Не ожидал, что в такой день ко мне заявится клоун?! - И вдруг опять заорал. - Подними глаза, сволочь! Я жду!
      На этот раз пленник не заставил себя ждать. Он послушно отбросил рукой волосы от лица и гордо поднял голову, смело глянув Правителю прямо в глаза. Присутствующие замерли и даже затаили дыхание. Мировой повелитель неожиданно побледнел так, будто кто-то в одно мгновение выкачал из него всю кровь, затем тяжко захрипел и грузно опустился рядом с троном. И в это самое время сверкнула молния и грянул страшный раскат грома. Гости, находясь по-прежнему в оцепенении, в страхе мелко задрожали, готовые мысленно к бегству, но не в силах ни двинуться, ни вымолвить слова, ни даже взвыть. После первого последовал целый каскад ярчайших молний, сопровождаемых настолько мощными раскатами грома, что задрожала земля и дворец начал содрогаться.
      Цепь, сковывавшая ноги странного человека, мягко упала на ворсистый ковёр, а он, ни на что не обращая внимания, упорно продолжал сверлить Правителя огненным взглядом. А в скором времени от бывшего пленника стал излучаться свет, с каждой секундой насыщая свою яркость, пока, наконец, не сделался настолько ослепительным, что смотреть на него уже было просто невозможно.
      Гости, в ещё большем ужасе, в конце концов вышли из полумёртвого оцепенения и в страшной панике, давя друг друга, бросились к выходу. Дворец начал рушиться. Правитель, ещё недавно грозный и могущественный, теперь, корчась и визжа, со стекающей слюной из перекошенного рта, ползал по полу и обезумевшими глазами, готовыми вот-вот вылезти из орбит, глядел в сияющий свет, пока они окончательно не застыли в вечном мраке, а тело, в предсмертной агонии, не выгнуло самым неестественным образом.
-  Ну вот и всё, - сказал сияющий духовный шедевр, - рухнул порочный бастион зла и ненависти. Будем созидать на этом месте добродетельный храм доброты и любви.
      Но потом, после очень длительной паузы, стоя уже среди развалин и своим сиянием освещая мечущуюся человеческую глупость, горько добавил:
-  Если, конечно, получится.


Рецензии
Да, Антихрист придёт, - порядок наведёт.

Николай Алчев   21.01.2019 22:53     Заявить о нарушении
Порядок был и при Сталине, и при Гитлере. Вопрос в другом - какого порядка мы заслуживаем?

Александр Сих   22.01.2019 06:46   Заявить о нарушении
Дракона может убить только Дракон. Которого из двух драконов мы заслуживаем?

Николай Алчев   22.01.2019 20:13   Заявить о нарушении
Драконы, в отличие от людей, друг друга не убивают. Но и мы, убив в себе дракона, убить себе подобного уже не сможем - ни действием, ни словом.

Александр Сих   23.01.2019 05:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.