Гречанка из Пентикопоса Глава 17

- 17 -

Учёные-археологи жадно занимались исследованием новой исключительной находки. Гремела краевая и центральная пресса. А в это время в Москве, в экспертной службе эксперты кропотливо трудились над тремя группами человеческих костей, добытых из-под земли спустя 18 веков!

Действительно, первый скелет принадлежал женщине,  скончавшейся в возрасте 35-40 лет от онкологии --  опухоль головного мозга. Второй скелет -  младенца, мальчика, приблизительно десятимесячного возраста, умершего от сердечной патологии. Всё совпало с рассказом Павловой. А вот третий скелет, который больше всего интересовал Ельникова и Шумелову... Установили, что это была женщина, потерявшая жизнь в 80-90 лет. Она умерла естественной смертью, по старости, хотя не исключалась причиной смерти прободная язва желудка.

Ельников, Шумелова и Павлова, вызванные специально для личного присутствия во время оглашения окончательных итогов экспериментальных работ, восседали за овальным столом в совещательном зале исследовательской лаборатории, безотрывно вперяя взор в экраны мониторов, расположенных напротив каждого из них.

 Откуда ни возьмись, в  зал  ворвался эксперт, имеющий розовощёкое, пышущее здоровьем и весельем лицо. Его радушие переливалось через край, он был готов  к увлекательному общению с известными и давно интересующими его личностями. Ну, как же!  Господа Ельников и Шумелова собственной персоной!

 Экспертом был  сравнительно молодой  мужчина,  подтянутый  физически, в аккуратно выглаженных брюках классического кроя, в начищенных туфлях, в лёгкой, пастельного тона, хлопковой рубашке, с нитевидным ровным пробором на боковине головы среди прямых негустых тёмно-русых волос. Внешне  -  интеллигент и симпатичный тип человека, располагающий к  беседе и внушающий  собеседнику уверенность в  своей собственной  правоте.

- Что ж, мои дорогие?  -  риторично и чуть фамильярно воскликнул эксперт приятным баритоном (лёгкая фамильярность отнюдь не портила первое впечатление о нём) .  -  Приготовились…,  -  он пощёлкал кнопками клавиатуры.
На мониторах компьютеров высветилось окно светло-синего фона, и итоговая весть повергла следящих за сведениями в шок! Совпадение 100%! С одной стороны экрана крутилась молекула ДНК  Екатерины Николаевны Павловой, с другой -  молекула ДНК, выделенная из скелета, покоившегося 18 веков в среднем саркофаге!

Победоносно, всезнающе и гордо посмотрела на присутствующих Юлия Борисовна: без всякого сомнения, только такого результата она ждала от экспертизы и была обнадёживающе уверена с самого начала, что именно так, а не иначе, закончится история её редкой пациентки.

 Ельников вонзил сарделечную пятерню в лохмы проволочных кудрей и застыл, скорчив недоумевающую гримасу, искусно выстроенную его большим лицом вместо подходящих слов: «Неужто такое может быть?!»
 
А Катя, сведя привычно брови к переносице, изо всех последних сил  заставляла себя вспомнить, что же творилось дальше, после гибели Пентикопоса в адском пожаре. Но её античная память тормозила «кино» на встрече с любимым отцом. А дальше  -  звенящая, белая, молочная пустота, уносящая её в  бесформенное, бескрасочное, бескартинное пространство.

Разбудил всех оптимистичный баритон интеллигентного эксперта. Голос прозвучал так, будто его, казалось, бы, нисколько не  удивляет неслыханное совпадение, будто он всю сознательную жизнь ничего больше не делал, как только упорно доказывал всем на планете, что обе молекулы идентичны, и, наконец, старания завершились положительным подтверждением:  молекулы совпали. В его голосе прыгала откровенная радость. И вообще, этот эксперт с баритоном ,  весь, не уставая, светился благополучной радостью, как вечнозаряженный фонарь.

- Я вынужден признать, мои дорогие, бесспорный доказательный факт: женщина из саркофага и женщина, находящаяся рядом с нами,  я имею в виду  Екатерину  Павлову,  -  один и тот же человек.
Пауза.
- Ранее мы выяснили, что Павлова и девушка с «поля памяти»  -  одно и то же лицо. Следовательно, все они  - одна и та же женщина. Только, я полагаю, на фото «поля памяти» она изображена, будучи молодой, а, извините, в гробу -  она же, но состарившаяся. Одна и та же женщина!  Одна и та же! Ну, как вам, а?

Он замолчал, одарив догадливым, юрким взглядом сидящих в лаборатории гостей. Степан Фомич Ельников впал в оцепенение. Он выключился из общего собрания и утонул в затягивающем омуте собственных размышлений. Его не выводило из оцепенения ни бодрость эксперта, подпрыгивающего от удовольствия в связи с удачным, экстрасенсационным результатом экспертизы, ни хладнокровное спокойствие Юлии Шумеловой, считающей результат совершенно возможным и должным явлением.

 Конечно же, без слов ясно, что ранее профессор и подумать не мог, к чему приведут его  опыты по выявлению памяти поля! Вот так память! Вот так след! Говоря смешно, на сленге, каких только приколов не бывает в плутовской Природе!  Вроде уж все законы её отгаданы, пособия по ним написаны, ан нет!

Бац, и выкинет она номер, цирковой фокус, мол, не позволю вам, мелким человечишкам, сошкам мелким, надсмехаться над могуществом моим! Не дам покоя и отдыха. Нате следующий кроссвордик, гадайте да прикидывайте. Не догоните меня, зазнавшиеся слабачки! Одни загадки! И здорово! Вероятно, в этом-то и прелесть  -  в вечной деятельности по раскручиванию логичных и нелогичных, предсказуемых и ошеломляющих вольностей загадочной Природы! Вот, пожалуйста, демонстрирует очередной фокус!

Ельников рванул из шевелюры горсть сарделек и пропищал, обращаясь к бойкому эксперту:
- Э…, как по батюшке, запамятовал… Извиняюсь!
- Вячеслав Дмитриевич.
- Да, да. Вячеслав Дмитриевич, вы что же, хотите сказать, что мы наблюдаем не что иное, как повтор генетического кода?!
Эксперт, довольный, повёл плечами.
- Именно! Смотрите,  -  таинственно произнёс он и вновь стал щёлкать по кнопкам.  -  Смотрите, смотрите! Если вы что-нибудь смыслите в химии…
- Безусловно, и не только в химии,  -  взвизгнул, перебивая его, уязвлённый Ельников.
- Тогда вы всё поймёте. Смотрите.

На мониторе с большой скоростью менялись картинки. Зрители влетели в пределы биологической клетки и понеслись вперёд сквозь её части. Клетка, увеличившись, позволила зрителям проплыть цитоплазму с её составляющими в своё ядро. Ядро, продолжая увеличиваться, пропустило их в мир хромосом. Те, также расширяясь в размерах, открыли подноготную своих молекул. Стоп. И  наблюдатели увидели строение живой молекулы ДНК. Эксперт не прекращал щёлкать по кнопкам.

Появилась вторая молекула ДНК. Обе  -  продукция неустанной работы матери-природы  -  предстали перед учёными во всей химической наготе. Эксперт щёлкал по кнопкам, на мониторе перелистывались картинки с изображением молекул ДНК в различных ракурсах, вдруг стоп-кадр.
- Внимание! Смотрите!  -  экспрессивно привлёк слушателей Вячеслав Дмитриевич.
Все уставились на экран.
- Последовательность расположения азотистых оснований в обеих ДНК совершенно одинакова. Другими словами, генетический код  - один и тот же. Он в абсолюте повторяется.

Эксперт снова пощёлкал кнопками. Картинка на мониторе перевоплотилась.
- Вот участок аминокислоты, кодон,  -  Вячеслав Дмитриевич указал остро отточенным грифелем карандаша, тыча им в картинку,  -  видите, участки на первом и втором изображениях идентичны. В триплётном коде аминокислоты азотистые основания ДНК закодированы одними и теми же тройками!  -  и Вячеслав Дмитриевич прочитал кодировку, употребляя буквы, которыми обозначаются азотистые основания нуклиотидов ДНК: А, Г, Ц, Т.

Ельников, не смыкая окружности из пухлых губ-подушек, глядел выпученными глазами на экран и свистяще дышал.
Потом хрюкнул, как сытый хряк, и выпалил:
- Да это уму  непостижимо! Молекулы белков состоят из двадцати аминокислот, которые могут входить в них в неодинаковых количествах, соединяться в них по-разному, чередоваться между собой различно и различно же  располагаться в пространстве. Двадцать аминокислот могут образовать десять в двадцать четвёртой степени комбинаций! Что создаёт практически бесконечное разнообразие признаков и свойств организмов!
Любой школьник знает, что достаточно различия хотя бы в одной аминокислоте, чтобы изменить свойство белка, и следовательно, признак организма.
А тут полное и беспрецедентное совпадение! Это что же, по-вашему, получается, что структурный и количественный состав белков обоих организмов одинаков!!! Из бесконечных комбинаций две совпали абсолютно?!  -  потрясению Ельникова не видно было конца.  -  Верните-ка картинку молекул.

Ельников с взлохмаченными кудрями пялился в светящийся монитор, будто испуская из  глаз лазерный проникающий луч, пытаясь ещё раз убедиться, что эксперт ни в чём его не обманывает. Нет, не обманывает: порядок размещения аденина, тимина, цитозина, гуанина, их последовательность в обеих молекулах ДНК, были абсолютно одинаковы, значит, и последовательность аминокислот в молекуле синтезированного белка определена и повторялась.

- Значит что? Природа породила естественного клона?  -  приглушённо и разочарованно сказал Ельников ( Ельников не ожидал такого от Природы!)
Вмешалась Шумелова.
- Стоп, стоп! Я не любой школьник, и не  смыслю в вашей кухне, объясните!
Вячеслав Дмитриевич стал стремительно разъяснять психотерапевту вопрос, делая при этом говорящую улыбку на розовощёком лице. А улыбка хитровато таила вот что: не всё, моя милая «психологичка», подвластно сознанию человека, и даже его подсознанию, есть кое-что такое извне, с чем сознание и подсознание человеческое состоит в тайной связи, отчего  - в сильнейшей зависимости. Есть то, что не по нашему хотению управляет нами, а мы против «чего-то» бессильны, так как мы «чему-то»  подчинены безоговорочно и помимо воли собственного рассудка.

Шумелова безошибочно определяла насмешливое отношение к ней эксперта и понимала, что насмешка вызвана не столько её  незнанием и неразборчивостью в области науки, коей занимался эксперт, сколько его личным  отношением к науке, которой занимается она  -  психиатрия, психология  (для эксперта без разницы),  - отношение эксперта проступало наружу открыто, оно было неодобрительное. Ох, и не любил же он психологию! Что за наука?!

- ДНК имеет форму длинной нити, состоящей из большого числа отдельных единиц  -  нуклиотидов,  -  почти скороговоркой баритонил Вячеслав Дмитриевич, всё усмехаясь.  – В состав нуклеотида  входит азотное основание  ( это производная двух органических азотсодержащих гетероциклических соединений: пурина и пиримидина  ), затем сахар (рибоза в РНК или дизоксирибоза В ДНК ) и фосфорная кислота.

Азотистые основания представлены четырьмя соединениями: два -  производные пурина (аденин, гуанин), два других  -  производные пиримидина (цитозин, тимин). Молекулы ДНК состоят из одних и тех же нуклиотидов, но очень сильно различаются между собой по их количеству и чередованию в молекуле. Различия между организмами сводятся к различиям  в структурном и количественном составе их белков. ДНК почти вся находится в хромосомах ядра клетки, а синтез белка идёт главным образом в цитоплазме, промежуточной матрицей в процессе биосинтеза является РНК…

- Не нужно Юлии Борисовне  урок преподавать,  -  не вытерпел Ельников, сидевший как на иголках, так как ему уже всё было ясно с этими двумя организмами, а необходимо было как-то действовать прямо сейчас, не отходя от кассы.
- Степан Фомич, уймись!, - возмутилась Шумелова.
- Весь базис, впрочем, вы легко найдёте в любом учебнике по генетике, - поторопился согласиться с Ельниковым эксперт.
Юлия Борисовна обдала молодого учёного зорким и тяжеловесным взглядом, вежливо попросив:
- Нет уж, пожалуйста, продолжайте. А для учебника я найду время.

- Ну, хорошо. Значит, сначала происходит перенос генетической информации о нуклеотидном строении ДНК на РНК. Далее, -  скажу проще, чтобы вам было понятнее,  - РНК через поры ядерной оболочки несёт в цитоплазму, к месту синтеза белка, информацию о порядке чередования нуклеотидов в молекуле ДНК.

РНК прикрепляется к одной из рибосом, начинается синтез белка, в котором принимают  участие разные виды РНК и разнообразные ферменты. Наследственная информация сохраняется в молекулярной структуре ДНК, а  реализуется наследственность в процессе биосинтеза белка. В соответствии с информацией, заложенной в структуре ДНК, организм в процессе роста и развития синтезирует все необходимые ему белки.

 Все клетки соматические, то есть телесные, любого высшего организма, содержат одинаковое количество ДНК одного и того же типа и, следовательно, несут одну и ту же программу синтеза белков.  А ген -  это участок большой молекулы ДНК, контролирующий последовательность аминокислот в одной пептидной цепи белковой молекулы. Каждый ген действует на ряд признаков в системе целостного генотипа, а каждый признак определяется действием многих генов.

Вот мы и рассматриваем итдентичную последовательность связи азотистых оснований в двух молекулах ДНК.

Шумелова безо всякой  благодарности за потраченные на неё минуты взглянула учёному в глаза, как-то хищно и с презрением, хотя именно он оказал ей, как заинтересованному лицу, неоплатную услугу. Она растянула губы в миловидной улыбке. Но улыбка её холодяще действовала на эксперта, по-змеиному, и вмещала однозначное содержание: ты знаток, симпатичный малый, но я всё одно сожру тебя, не дай бог тебе подступиться. В свою очередь Вячеслав Дмитриевич недвусмысленно подумал: «Ну и психичка, недаром у неё такие пациенты, как эта Павлова.»

Он повернулся к Ельникову:
- Мы ещё поработаем с этим новоиспечённым материалом. Но мы тут все потрясены! Я поздравляю вас с сенсацией! И предвижу скорый научный бестсселер!
По совещательному залу экспериментальной службы понеслись возгласы собравшихся деятелей науки, все что-то говорили, восклицали, спрашивали и восхваляли. Вдруг среди научной шумихи по поводу невероятного случая  -  высказываний, споров  -  раздался заглушённый, потерянный и одинокий голос:
- Как же я? А мне что теперь делать?

Катя спросила тихо, но разговоры смолкли, и учёные головы повернулись в её сторону.
- Я прожила и умерла. Я видела в гробу собственные кости, если они  -  это я, как вы  категорически доказываете, и снова возродилась…  Что же мне делать?
- Господи, Катюша,  -  повис утверждением в высоте голос Юлии Шумеловой,  -  что тебе делать? Радоваться! Тебе подарили вторую жизнь! Уникум ты наш! Живи и смейся! Когда ещё такое чудо кому выпадет?! Может, никогда во веки веков! Может, ты  -  единственная! Вот уж точно избранная!

- Какая же я избранная,  -  не унималась Катя,  -  и зачем мне ваша вторая жизнь, если нет со мною рядом Димитриса, матери, отца, Марии, нет родного Пентикопоса, а лишь его развалины, как тогда…  Зачем? Для чего? Для грусти моей? Для смеха надо мной?  Чёртов эксперимент! Кому он понадобился!  -  и Катя выскочила из совещательного зала, разбитая, разочарованная и потерянная.

(Продолжение следует)


Рецензии