Гречанка из Пентикопоса Глава 3

- 3 -

…Сергей выбрал минутку и, преодолев неудобство, ласково обнял любимую девушку. Он не хотел ни в коем случае доставить ей неудовольствия, наоборот, пытался осуществить этот жест по-дружески, по-товарищески. Невероятно, что с ней вчера случилось? Может, она перенервничала, испугавшись того, что должно было между ними  произойти, потому что для неё всё впервые? Но слишком сомнителен, странен был её испуг, не из той серии.

Катя, его любимая Катюша, вела себя так, будто ей мешало соединиться с ним не её стыдливость и девственный страх, а то, чего он не знал,  -  её прошлое. Именно так. У Сергея сложилось впечатление, что Катя имеет какое-то прошлое, которое жутко напомнило о себе. Но что за чепуха!  Он же её, как облупленную, с первого курса знает! Его всегда покоряла Катина искренность, простота, скромность,  -  качества, которые  сейчас так редко встретишь в людях.

И всё-таки…  Всё-таки… Нет, он не ошибался: чего она испугалась? «Пойму, что я у неё не первый?! Боже, какая  гадость! Как это не похоже на неё!»  -  терялся в догадках юноша.

Признаться, ему было некомфортно на душе от вчерашней ситуации. Ещё он уловил  в себе некоторые изменения, что, помимо собственного желания, испытывает чувство, напоминающее чувство брезгливости. Правда, оно спряталось куда-то далеко-далеко вглубь, но изредка пощипывало. Серёжа, не обращая внимания на свои чувствования, ещё крепче прижал к себе Катю.

- Катюша? Что с тобой? А?
Но ему стало не по себе: под его рукой, обнимавшей любимую, находилось совершенно незнакомое  существо  -  Катина противоположность. В отличие от Кати,  от этого незнакомого существа женского рода с Катиным лицом, Катиными руками, веяло отнюдь не Катиным  внутренним  холодом, -  замораживающим, белым холодом. Она повернула к нему синие, но пустые глаза. В них не осталось теплоты, а плавало одно равнодушие. По коже Сергея пробежал озноб.

Существо с Катиным лицом сняло его руку со своих  плеч и презренно сказало:
- Никогда больше не подходи ко мне, даже на  миллиметр.

 Сергей так и остался сидеть, как приклеенный к стулу, открыв рот то ли от бесконечного изумления, то ли от досады. А Катя (или не Катя ), собрав со стола книги, немедленно встала и пошла между рядами столов, ни разу не обернувшись. Неожиданно книги, что были в её руках, свалились на пол, и она протянула освободившиеся руки вперёд. Он заметил сбоку, что по нежной щеке разлился алый румянец, обрели глубокий цвет синие ожившие глаза, тело затрепетало.

И она двинулась к выходу из читального зала, забыв про брошенные книги. Она глядела куда-то перед собой, как завороженная, с лаской, с негой. Сергею на миг показалось, что Катя  смотрит целенаправленно на кого-то, что вроде перед ней стоит кто-то  ( в никуда так не глядят  ). Катя с очарованием смотрит на конкретный предмет или на конкретного человека. Но Сергей, проглядев все глаза, так ничего и никого не увидел в пространстве перед нею. Чрезвычайно странно! В порядке ли она?!

- Девушка,  -  позвал её один из студентов,  -  вам помочь донести?
Студент быстро поднял с пола книжные томики. Тут Катя мгновенно среагировала на призыв, словно вернулась из другого измерения, бормоча:
- Ой, извините, помогите, пожалуйста. Спасибо.
Сергей видел, как она подошла к библиотечной стойке, сдала книги  и, не оборачиваясь, покинула читальный зал.

Сергей и Катерина учились на одном курсе, но на разных потоках. Поэтому они практически больше не виделись. Катя перестала играть на сцене институтского клуба в художественной самодеятельности, перестала отвечать на звонки Серёжиных родителей. А дома сказала, что, когда Сергей сделал предложение выйти за него замуж, она  отказала ему, так как никогда его не любила, поэтому и  оборвала разом все отношения, чтоб было меньше боли.

Через год она перевелась на заочное отделение. Работала на одном заводе. Окончив институт, уехала из родного городка на Север, не слушая увещеваний  обеспокоенных родителей.

Сергей со временем остыл немного, но про Катины странности никому не рассказывал, решив, что, возможно, всё же  в Катиной жизни когда-то что-то было такое, во что она не хотела его посвящать. Как ни больно, но насильно мил не будешь. Сергей сильно страдал определённый срок, но жизнь взяла своё. Перетерпев разлуку, он начал жить дальше. Как потекла его жизнь  и куда она потекла, теперь уж Кате не было известно.

А Катя?..   Она надумала обратиться к врачу, может, она психически  нездорова. Но позже отказалась от этой мысли, так как «видения» и «воспоминания» об античном греке почему-то перестали её тревожить, больше не приходили, как бы она ни пыталась напрячься. Она успокоилась, уж не стала циклиться на кошмаре, который с ней приключился.

Кажется, притупилось и то томление, и та искрящаяся любовь, которую вызвало в ней «привидение» в образе грека  ( даже имя откуда-то надумала  -  Димитрис Макропулос, смех да и только), как  судьбе стало угодно познакомить её с  инженером из морского порта. Катин  отдел занимался разработкой агрегата, который устанавливали на торговые суда. Таким образом, жизнь завела её в морпорт.
(Продолжение следует)
 


Рецензии