Гостья. Рассказ на конкурс Столкновение с бездной

Боль уходила медленно.
«Кинул, барыга...»
Марина прислушивалась к своим ощущениям и проклинала последними словами бородатое мурло, которое продало ей вчера несколько доз. Этот конченый боров мало того, что втюрил паленый героин, так еще стал приставать! Девочка на приход!  Не дождется! …
Глаза навыкат, вонь изо рта, руки липкие... Еле выперла из квартиры.
Героин, который доставал Костик, был лучше. И приход  дольше, и кумар меньше.
 Пока Костик был жив, Марина ни минуты не озадачивалась тем, где  взять дозу и деньги на нее. Все делал Костик. Пять лет она жила с ним как у Христа за пазухой, если только можно было назвать Христом наркомана с десятилетним стажем. Девок, продававших себя за наркоту, распирало от зависти. Теперь им есть чему порадоваться...
 Боль наконец-то ушла, и Марина с облегчением улеглась на полу.
Тепло разливалось по телу. Заходило в измученные болью суставы, заполняло желудок и легкие, принося долгожданное облегчение и останавливая дрожь. Тепло накрыло волной..., понесло в невесомость...
Покой.
«Мне тепло. Мне хо-ро-шо….»
И ей было пофиг, что лежит она на засаленном ковре, в маленькой однокомнатной квартире практически без мебели. Что денег после продажи дома осталось мало. Есть нечего. Что родители поставили в ее бывшей комнате стакан и положили на него кусок хлеба.
«Наша дочь умерла».
Что они понимают? Она умерла, а они живут? В своем однообразном сером мире, где единственная радость — по дешевке купленные помидоры?
Тот, кто не пробовал, никогда не поймет.
Это Костик две недели как умер, а она, пока есть деньги, будет жить….
- Тетя, ты легла на мою куклу!
Что-то больно толкнуло в живот, и Марина открыла глаза.
Возле нее на коленках стояла белобрысая мелочь с двумя косичками.
- Повернись! - потребовала мелочь.
Марина почувствовала, что что-то давит под левой лопаткой, и дала вытянуть из-под себя пластиковую Барби без ноги.
- Ты кто? И какого черта делаешь в моей квартире? - возмутилась Марина, подумав о том, что забыла закрыть входные двери.
Девочка, на вид не больше лет пяти, встала с коленок и поправила желтое платьице.
- Я тут живу, тетя. А ты чего валяешься?
- Что значит живу?! - возмутилась Марина. - У меня все документы в порядке. Хата проверенная. Костик был единственным владельцем.
Марина была возмущена до глубины души. Какая-то пигалица зашла без спросу в ее дом и мешает ловить кайф!
- Уматывай отсюда, пока я не выперла тебя в три шеи! - пригрозила Марина.
Девочка нахмурила брови и недовольно пробурчала:
- Сама уматывай. Ногу отдай и иди, куда хочешь.
- Какую, на х..., ногу?
Марина была вынуждена подняться.
- Мою, - девочка показала ей куклу и блеснула недовольным взглядом.
До Марины дошло, о какой ноге идет речь. Посмотрела по сторонам. Пластиковой ноги не нашла, но в то же время почувствовала неприятные ощущения в своей собственной.
«Для ломки рано…. Отлежала, наверное».
Она прошла по комнате к шкафу и обратно, и чувствительность к ноге вернулась.
- Спасибо, - тем временем обрадовалась девочка. Со щелчком вставила в куклу пластиковую ногу и вприпрыжку поскакала на кухню.
Ковыляя, Марина пошла следом, но непрошеной гостьи на кухне не оказалось. Возможно, она не заметила, как та выскочила в коридор?
В коридоре  пусто, замок в дверях  закрыт.
Вернулась в комнату и обнаружила девочку сидящей на том месте, где только что лежала она сама.
Девочка бесцеремонно разложила вокруг себя всякий хлам: старые тапки, рядом - гору пуговиц. Были тут чашка с блюдцем, нож, вилка, салфетки. Еще — несколько потрепанных детских книжек и скомканная одежда, среди которой Марина узнала свою футболку и джинсы.
Девочка непринужденно играла с куклой, предлагая ей попить чаю, чем вывела Марину из себя окончательно.
- А ну, пошла вон отсюда!
Девочка оторвалась от игры.
- Мне некуда идти, тетя.
Такую наглость Марина выдержать не могла. Она решительно подошла к непрошеной гостье, схватила ее за руку, подняла и повела за собой к выходу из  квартиры. Девочка не сопротивлялась. Вытолкнув ребенка за двери, Марина с облегчением выдохнула и вернулась в комнату. На ковре по-прежнему валялись оставленные гостьей вещи. Свои джинсы и футболку она подняла и кинула на спинку единственного в квартире стула. Посуду надо бы занести на кухню, но было лень.
«Потом занесу», - подумала Марина.
На кухне хлопнула дверца холодильника.
Показалось?
Взяла посуду и пошла на кухню.
- Я хочу колбаски.
Гостья стояла возле холодильника. Ее голубые глаза хлопали длинными ресницами и неотрывно смотрели на Марину.
- Больничной колбаски, - уточнила девочка.
- Докторской? - сама не понимая зачем, спросила Марина.
Девочка одобрительно закивала головой и уселась на табуретку возле кухонного стола. Видимо, она считала, что Марина выложит сейчас перед ней эту докторскую колбаску на блюдечке.
- Ты видела у меня в холодильнике колбасу?
- Нет.
- Тогда где я ее возьму?
- В магазине.
Марина стояла на входе в кухню и пыталась собраться с мыслями.
Наиболее подходящей версией происходящего была следующая: «это глюки от паленого героина». Она решила игнорировать видение. Уйдет героин — уйдет и видение.
«Кому-то черти мерещатся, а кому-то девочки с глазами Костика», - подумала Марина, вернулась в комнату и завалилась на диван. Она закроет глаза, полежит, и через несколько часов все встанет на свои места.
Но не тут-то было.
- Хочу колбаски, - снова услышала она совсем рядом, у своего уха.
Марина лежала с закрытыми глазами, а детский голосок шептал ей на ухо два слова. Бес-ко-неч-но-е ко-ли-чест-во раз.
Прошел час, или два, или целая вечность. Девочка требовала, просила, топала ногами, гладила Марину по голове, толкала в бок.
Марина игнорировала ее до тех пор, пока гостья не стала лупить ее куклой Барби по плечу.
- Больно же! - Вскочила с дивана и толкнула настырную девчонку что было мочи.
Девочка отлетела к стене, сползла на пол и стала безутешно рыдать.
Марина схватила две диванные подушки и закрыла ими свои уши. Рыдание у стенки ни на йоту не стало тише.
Это была пытка. Марина взяла ключи и ушла. Она долго сидела во дворе, где на нее косились старухи на лавочке.
«Эти колбасы не просят», - крутилась мысль в голове.
Наступил вечер.
Гостьи в квартире не было.
Марина проверила в санузле, кладовке, шкафу, под диваном и за диваном. Заглянула в холодильник.
«Ух, прошел глюк…»
Но вместе с облегчением снова пришла боль. К утру боль стала невыносимой.
Игла привычно провалилась в локтевую вену отдавая ей спасительный глоток желтоватой жидкости.
 - Ты купила колбаски? - разбудил ее уже знакомый тонкий голосок.
Опасаясь снова услышать вчерашнее нытье своего глюка, Марина решила с ним договориться.
- Если я куплю тебе колбаски, ты отстанешь?
Девочка закивала головой.
Кое-как Марина собралась. Она вспомнила, что после смерти Костика впервые выходила из квартиры вчера. И то - не дальше, чем на детскую площадку во дворе. А что она сама ела последние несколько дней?
 Она пила водопроводную воду. Это она помнила. Про еду — нет.
Ноги подкашивались. Все косились на нее. А кассирша в супермаркете поинтересовалась:
- Женщина, вы нормально себя чувствуете?
- Будь спок, бабуля, - заплетающимся языком выдавила из себя Марина. «Ей двадцать четыре года. Нашла женщину».
Марина всегда выглядела моложе своих лет. Не накрасилась. Вышла в домашних шлепанцах. Что с того? Сразу женщина?
Глюк с косичками сожрал половину купленной колбасы!
Вторую половину съела Марина. Разве глюки едят колбасу?
Этот вопрос Марина задала своей гостье.
- Я не знаю, что едят глюки. А я люблю колбаску и апельсины. А ты? - спросила гостья, счастливо улыбаясь.
- Я?
Марина не смогла ответить. Когда появлялись наркотики, еда отходила на второй план. К еде она относилась безразлично. К понятию «люблю» она тоже относилась безразлично. Единственным ее желанием в последнее время было желание раскумариться.
- Ты сказала, что отстанешь от меня, когда поешь, - решила она напомнить глюку.
- Я тебя обманула, - без зазрения совести призналась гостья.
Почему-то Марину это не удивило и не возмутило. Она и сама много чего обещала разным людям, наперед зная, что не выполнит обещанного. Обещала родителям завязать с наркотиками, обещала бывшей подруге вернуть деньги, обещала Костику быть верной женой… Костика, впрочем, она не обманула.  Была преданна ему как последняя собака, а он кинул ее, как и все… Кто его просил умирать?
- Тебе грустно? - спросила девочка.
- Нет, мне весело, - отвернулась от нее Марина, не желая встречаться взглядом с голубыми глазами.
- Я тебя понимаю.
Девочка подошла ближе и положила свою ладонь ей на голову. Марина сидела на табуретке за кухонным столом и изо всех сил держалась, чтобы не заплакать. Хотя чего держаться? Перед глюком?
Она оттолкнула девочку и разрыдалась так, как, казалось, никогда еще не плакала.
Марина рыдала долго. А девочка все это время стояла, прислонившись спиной к холодильнику и молча смотрела на нее.
Когда для рыданий не осталось сил, Марина сползла с кухонной табуретки на пол и свернулась калачиком. Больше всего ей сейчас хотелось, чтобы все оставили ее в покое.
Покоя. И больше ничего!
- Я хочу, чтобы ты заплела Барби косички, - снова помешала ей гостья.
- Уйди, я тебя очень прошу, - только и смогла сказать она девочке.
- Ты заплети косички Барби, а я тебя расчешу, - настаивала гостья.
У Марины не было сил сопротивляться. Она взяла куклу, пытаясь вспомнить, как заплетаются эти чертовы косички. В детстве она умела это делать. А сейчас…
 - Я тебе покажу, - предложила девочка и забрала куклу.
«Как же от нее избавиться?»
С горем пополам что-то накрутив на голове у куклы, Марина согласилась на расчесывание.
«Какое блаженство!» - мысль пришла невольно. Маленькие пальчики нежно касались ее лба, проводили по волосам… Расческа шла ровно, будто и не было колтунов на голове, к которым сама Марина не прикасалась бог весть сколько времени…
***
Новый день принес новую боль и очередную дозу.
На этот раз, открыв глаза, Марина удивилась. На лице у гостьи было немыслимое количество косметики. По всей видимости, она опустошила ее косметичку…
- Я красивая? - довольно подняла нос гостья, и Марина прыснула от смеха.
- Ты ужасная, - заверила она девочку.
- На себя посмотри, - обиделась та и надула губки. - Вот идем, идем. Посмотри на себя.
С недюжинным упорством гостья притащила Марину к единственному небольшому зеркалу, висящему на внутренней поверхности дверцы шкафа.
Марина взглянула на свое отражение и не узнала себя. Из зеркала, на котором не вытирали пыль неизвестно сколько времени, на нее смотрела измученная женщина с морщинами на лбу и синими кругами под глазами.
Марина вытерла рукавом пыль на зеркале и подумала о том, что лучше бы она этого не делала: все изъяны её внешности стали еще более заметными.
- Ну и что? Чего ты добиваешься?
Марина отошла от зеркала и схватилась за голову.
- Почему каждый, каждый, даже какой-то убогий глюк, считает должным меня учить жить? Я, по-твоему, такая дура, что не знаю, что наркотики меня убивают? Ну и что? Что тебе с этого? Это моя жизнь, это мое тело. Что хочу, то с ним и делаю. Хочу — колюсь, хочу — не колюсь. Я такая, как есть, и меня это устраивает!
- А меня — нет! - топнула ножкой девочка.
 - А мне — плевать! Ты — глюк, тебя не существует!
- Нет. Я не глюк!
- Ты глюк, и, если я не уколюсь, тебя не будет!
- Я буду, тебе назло буду!
Девочка резко развернулась и выбежала на кухню.
Марина еще долго сидела на диване, обхватив голову.
***
И снова пришла боль.
Марина искала спасительный порошок и не могла найти. Она отодвинула диван, вывернула все из шкафа, поскидывала все с кухонных полок.  Перевернула всю квартиру и готова была взорваться от злости.
Кто? Когда? Она ходила за колбасой под кайфом и не закрыла двери?
Но за колбасой она ходила позавчера. И вчера порошок был на месте. Марина подошла к входным дверям и обнаружила, что она их действительно не закрыла!  Она не сразу сообразила проверить, на месте ли деньги. А когда не обнаружила и их, то схватила первый попавший под руку тяжелый предмет (а это оказалась чугунная сковородка) и стала лупить ею по всему, что попадалось на пути — мебели, стенам. Посыпалась штукатурка и затрещало дерево.
Марина с упоением представляла, как разорвет в клочья того, кто был во всем виноват! Как схватит ее за косички и изо всех сил будет бить головой об стену до тех пор, пока ее милое личико не превратится в кровавое месиво. Она будет бить ее этой чугунной сковородкой до тех пор, пока ее чудные голубые глазки не вылезут из орбит!
Пусть только появится!
Но без героина глюк не появлялся.
И злость от этого еще больше росла.  Злость заползла в суставы и стала их выворачивать. Не найдя выход в теле, злость полезла из глаз и носа слезами и соплями, а из желудка желудочным соком с примесью желчи…
***
Марина очнулась на больничной койке. Голая. Накрытая простыней. Пристегнутая ремнями. Она очнулась, услышав голоса, но не сразу смогла открыть глаза - тяжелые веки не хотели подниматься. И еще она с опаской подумала о том, что снова увидит свой глюк.
- Это все. Как человек она потеряна. В системе героиновый наркоман быстро превращается в ходячий труп,  - услышала она мужской голос с правой стороны от койки.
- А как же ребенок? - с другой стороны от койки спросил женский голос.
- Безнадежно.
- Узисты сказали, что пороков нет, - возразила доктор-женщина. - И родители у нее, видно, хорошие. Переживают. Надеются, что она выздоровеет.
- Был у меня знакомый наркоман, три года держался. А потом чуть неприятность - и снова понеслось. Сгорел за полгода. Бывших наркоманов не бывает, - категорически заявил заведующий.
- О, - он заметил, что Марина открыла глаза. - С возвращением, красотка.
- Где я? - с трудом ворочая языком, промычала Марина.
- На небесах, дорогая, - пошутил доктор.
 - Ты в больнице, - тут же поторопилась успокоить ее женщина. - Все хорошо, ты идешь на поправку. И с ребеночком все в порядке.
Марина с опаской повернула голову направо, потом налево. Мелочи с косичками нигде не было.
- Она и сюда пробралась?
- Кто? - в один голос спросили доктора.
Марина соображала с трудом.
- В желтом платьице.
Она недоверчиво посмотрела на своих собеседников в белых халатах.
Мужчина скептически покачал головой, а женщина сделала сочувствующую мину.
У Марина отлегло от сердца. Глюка не было. Тогда о каком ребенке  говорили врачи?
Марина еще раз посмотрела по сторонам. Солнечный свет, пробивавшийся в окна, немного слепил. Он бросал блики на потолок и стены. Блики шевелились, повторяя шевеление листвы огромного клена за окном.
За окном стояло лето. Окно распахнулось, и нахлынула волна. Жаркая волна горячего сухого воздуха. Она накрыла Марину с головой и потянула в невесомость...
 Засосало под ложечкой и чего-то захотелось…. Так захотелось, как хотелось раньше глотка спасительной желтой жидкости на кончике иглы. Но нет, не ее… Чего же? До ломоты в костях, до тошноты и головной боли...
«Апельсинов?» - удивилась Марина и чуть не захлебнулась от собственной слюны.


Рецензии
Прочитала рассказ с интересом и обрадовалась, что написан он профессионально. Сюжет разбирать не люблю, мне любопытнее всегда не тема, а КАК она подана. Я ведь филолог, ценю особенности стиля, языка, от которых зависит образность как главное средство в художественной канве повествования. И Вы, Танечка, справились с этой задачей - так осветить больную проблему, чтобы герои ожили и вызвали сострадание.Я не согласна с теми, кому Марина показалась менее выразительным персонажем, чем девочка-глюк. Просто она не симпатична тем, кто далек от среды наркоманов.
А концовка... Пусть она заставит молодых читателей задуматься над двумя вариантами жизненного выбора.

Людмила Волкова   02.06.2019 19:17     Заявить о нарушении
Добрый вечер, Людмила Евсеевна.
Как по Вашему, "Гостья" - это фантастика или реальность?

Татьяна Гищак   02.06.2019 19:26   Заявить о нарушении
Так у хороших творцов реальность всегда сочетается с фантастикой. Ведь все проистекает из качественного воображения автора, а жизненный опыт только делает выдумку убедительной. Вы так досконально описали болезнь, что глупцы могут заподозрить Вас в причастности к ней. А Вы - медик.
Я расстроилась, увидев Вашу фамилию на страницах далеко не самого сильного моего произведения. Я писала "День икс", чтобы заставить себя думать, как-то жить...

Людмила Волкова   02.06.2019 21:21   Заявить о нарушении
Доброе утро, Людмила Евсеевна.
Та Ваша работа, в которую я заглянула, датируется 2018 годом, она одна из самых крайних (как принято говорить у суеверных летчиков). Напрасно Вы считаете, что она слабее других. Дочитаю - напишу свое мнение в рецензии.
Чтобы написать о наркоманке, не будучи ею, читала откровения больных этой болезнью людей в сетях. И то, на К2 при осуждении работы на конкурсе мне сказали, что чувствуется, что я "не в теме"

Татьяна Гищак   04.06.2019 07:18   Заявить о нарушении
Откройте сообщение!
Для тех, кто не в теме, кажется, что как раз наоборот! Жуткие подробности...
А что такое К2?

Людмила Волкова   04.06.2019 13:29   Заявить о нарушении
Можете зайти через моих избранных на "Конкурс Копирайта -К2" и сами увидите. Там как раз сейчас происходит обсуждение очередных конкурсных работ. Иногда полемика более чем доброжелательная, иногда - страсти-мордасти не для слабонервных.

Татьяна Гищак   04.06.2019 18:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.