Чужие игрушки. Часть 3

Пазл 104. Тенерифе.

Через месяц Люба торжественно положила Хромову на стол загранпаспорт. Первыми в Испанию поехали Олег и Татьяна. Вслед за ними вместе с семьями поехали еще несколько сотрудников за границу. Люба приходила в отдел Хромова и сокрушенно сообщала фамилии новых счастливчиков. Но, равнодушие Николая к загранпоездкам было не пробиваемым. Наконец она поставила Николая перед фактом, положив ему на стол две путевки на Тенерифе:
- Лично Виктор Петрович вам выделил. Хотите его обидеть, идите и откажитесь.
Николай зашевелил губами, шепотом произнося ругательства и наконец выкрикнул:
- У меня работа, очередной этап через день сдавать надо.
Люба развела руками:
- Сдавайте себе на здоровье, поездка-то через неделю.
Олег шлепнул рукой Николая по плечу:
- Не ерепенься Коля. Все мы сделаем как надо. Не волнуйся, поезжай с чистым сердцем.
Люба его поддержала:
- Николай Федорович, вы слышите, что вам умные люди говорят.
Николай махнул рукой на этот совершившийся факт и в прямом, и в переносном смысле:
- Да, делайте вы, что хотите, только не мешайте работать.
Мысли о работе его не оставляли до последнего. Только по прилете в аэропорт Тенерифе Николай стал интересоваться тем куда они прибыли.
Хромов долго ругался с невозмутимым администратором на ресепшене Иберостара. Люба с удивлением смотрела на то как Хромов легко разговаривал с администратором по-английски. Не смотря на все усилия Николая, убедить администратора заселить их Любой в разные номера, заселили их все-таки в один номер. Расселение в разные номера требовала серьезной доплаты, к которой Николай внутренне не был готов. Деньги у него были, но расходовать их так бездумно ему не позволял отпечаток предыдущего жизненного опыта. Понятие, деньги на ветер, приобретенное еще в коммуналке, держало Николая железной рукой. Николай вынужден был примириться с ожидающими его неудобствами совместного пребывания в номере вместе с Любой, решив, что с этой проблемой он все-таки справится. Когда они поднимались в номер, Люба округлив глаза от удивления тихо спрашивала:
- Коля ты откуда так английский знаешь?
 Николай раздраженно буркнул:
- Учителя были хорошие.
Люба достаточно быстро оставила надежду приручить Николая в постели. При малейших  ее поползновениях наладить сексуальные отношения, Николай ей задавал всего один вопрос:
- Люба, просто покажи мне место, где я смогу спокойно выспаться.
Люба надувала губы и отвечала:
- Да, ложись ты на кровать. Я тебя насиловать не собираюсь.
Она разработала иной план завоевания сердца Николая. Она решила стать для него незаменимой. Вскоре этот ее план начал давать свои плоды. Николаю, пришлось признать, что присутствие Любы рядом с ним имеет свои большие плюсы. Сам бы он, наверное, просто пролежал в номере все свое пребывание на острове. Именно Люба уговорила его поехать на вулкан Тейде и другие экскурсии. Именно Люба вытаскивала его на пляж и к бассейну отеля. И это неожиданно для него самого это доставляло Николаю удовольствие. Николай, что называется, был легким на по подъем. Но, опыт проведения отдыха на курортах, у него отсутствовал начисто. Наконец, Николай, совершенно искренне, признался самому себе, что Любе удалось прекрасно организовать их отдых. Отдых был одновременно и беспечный, и познавательный. Вечером они обычно отправлялись в бар отеля. Николай непринужденно болтал за стойкой бара с барменом и пробовал местные коньяки.  Люба, устав его упрашивать пойти с ней потанцевать, спускалась на танцевальную площадку. Танцевальный зал, живописно открывался из бара и бал расположен в большом вестибюле этажом ниже. Люба наслаждалась танцами под живую музыку с другими партнерами. Собственно, то что Хромов неотрывно торчал в баре и стало причиной одной из тем его разговоров с барменом. Когда Люба после безрезультатных уговоров Николая составить ей пару в танцах, отошла от стойки бара, бармен удивленно поинтересовался на русском:
- Вы русские?
- Да.
Бармен мешая английский и русский затараторил, что ему позарез необходима практика разговорного русского языка. Объяснял он это тем, что он его положение бармена значительно упрочится, если он в совершенстве овладеет русским. Николай усмехнулся и на английском предложил бармену практику на разговорном русском взамен на практику на разговорном испанском. Этому они дружески рассмеялись и приступили к расширению своих языковых познаний. Мимоходом наблюдая за Любой, Николай сделал несколько небольших житейских открытий. Первое открытие относилось к самой Любе.
Надо признать она пользовалась успехом у мужчин. Как она преодолевала языковой барьер, для Николая, наблюдавшего за ней от барной стойки, оставалось загадкой. Для себя он сделал вывод, что ей это удавалось достаточно легко. Второе открытие заключалось в том, что все посетители танцпола, танцевали на редкость, стереотипно. Что бы не играли музыканты, вальс, фокстрот или танго, па и темп танца посетителей оставался одним и тем же. Заученными были и их улыбки. Наконец, Николай сделал вывод, что у всех у них был один и тот же учитель, а здесь они сдавали ему может зачет, может экзамен. Все посетители были примерно одного возраста, чуть выше среднего. Участвовать в этом шоу манекенов у Николая не было ни малейшего желания. Люба была среди них, пожалуй, единственным исключением. Двигалась она в танце не так умело, как остальные, но выглядела среди них живой и естественной. Это был и ее козырь, и, одновременно, недостаток. Мужчины чопорно смотрели на ее раскованность в танце, явно боялись ее приглашать, и с нескрываемой завистью смотрели на тех, кому посчастливилось пригласить ее на танец.
В этот вечер Николай поразил бармена своим выбором. Он заказал чай. Бармен прекрасно помнивший, что Николай предпочитает коньяки другим напиткам, стал его переспрашивать. Но, Николай подтвердил свой выбор, на английском, немецком и французском языке. Сомнение в правильности его действий было написано на лице бармена, когда он подал Николаю поднос с чайником и чашкой. Он натянуто улыбнулся, когда Николай его поблагодарил и наполнил чашку чаем. Он стал с недоверием наблюдать, как Николай с удовольствием пьет чай, явно не понимая произошедших в Николае перемен. Это он выразил в короткой русской фразе:
- Почему сегодня чай? Мани проблем? Денъег нэту?
Бармен сделал характерный жест пальцами. Николай его успокоил и продемонстрировал ему купюры. Бармен поднял в удивлении брови и спросил по-русски:
- Тогда почему?
Николай чуть не рассмеялся:
- Дуг мой, ты думаешь, что русские изо дня в день пьют водку? Нет. Русские пьют то, что им по душе. Жарко, пьют квас.
Бармен непонимающе опустил брови:
- Что есть такое квас?
- Ну , как тебе объяснить.
Николай, в поисках ответа, защелкал пальцами и увидел банку пепси-колы и указал на нее пальцами:
- Вот, пепси-кола. Так вот пепси-кола против кваса просто ерунда.
Бармен недоуменно повторил:
- Ерунда? Что есть ерунда?
Николай попытался объяснить:
- Нафинг, нонсенс.
Николай улыбнулся, на него нахлынули воспоминания:
- Квас у нас продают в бочках. В России из него окрошку делают.
Бармен недоверчиво смотрел на Хромова:
- Окрошка? Что есть окрошка?
Николай  с мечтательным выражением  на лице пытался как мог, объяснить. Закончил он свои объяснения словами:
- Ну ты понял?
Бармен озадаченно покачал головой. А, Николай  продолжил:
Сегодня  мне по душе чай.
- Что есть - мне по душе?
Николай наморщил лоб:
- Ми густа.
Бармен удивленно поднял брови:
- А-а-а.
Николай добавил:
- Тем более, что алкогольные напитки, которые я повезу друзьям, я уже выбрал. Так что выбор сделан, пить можно меньше. Знаешь, а у нас чай пьют из самоваров. Вернее, раньше пили. У нас дома тоже был самовар, мы его на шишках грели.
Бармен радостно закивал головой:
- Самовар. Йес, йес. Я видел в журнале. Русские из самовара водку пьют.
Николай чуть не подавился от смеха:
- Водку? Ха-ха-ха. Нет дружище, из самоваров пьют чай.
Бармен снова сделал удивленное лицо.
В это время и появилась дама в манто с представительным кавалером. Они шли к лестнице, спускавшейся в танцзал. Николай видел только их спины. Они уже были шагах десяти от стойки бара, когда Николай почувствовал толчок в груди и неожиданно для самого себя крикнул:
- Клара!
Он вскочил со своего места и направился к паре. Первым отреагировал спутник дамы. Он обернулся, посмотрел на Николая, что-то шепнул на ухо своей спутнице и преградил путь Николаю. Дама по-царски независимо, не оборачиваясь продолжила движение. Николай еще раз выкрикнул:
- Клара!
Дама не обернулась, а ее кавалер обратился к Николаю на английском:
- Что вы хотите от моей жены.
Николай хмыкнул и продолжил по-русски:
- Ее, ведь, зовут Клара?
Спутник женщины продолжил по-английски:
- Не понимаю.
Николай вышел из себя:
- Не понимаешь? Дипломат хренов, быстро же ты русский забыл. Хорошо.
Дальше Николай тоже перешел на английский:
- Вашу жену зовут Клара?
Музыка остановилась и весь танцзал смотрел снизу вверх на Николая и его визави. Смотрела на них и женщина, внимание которой пытался привлечь Николай.
- Какое вам дело, как зовут мою жену? Кто вы такой? Что вы себе позволяете?
Николаю было достаточно одного взгляда на женщину, чтобы понять, что он непростительно ошибся. Возбуждение покидало его, как вода разбитую чашку. Он смущенно забормотал по-английски:
- Простите. Простите пожалуйста. Я обознался.
Николай медленно стал пятиться назад к бару. Но, ответное возбуждение уже овладело его соперником. Он сделал ложный вывод, приняв отступление Николая за проявление слабости. Как овечка почувствовавшая свое преимущество в столкновении с волком, начинает бодать его неокрепшими рожками, так и противник Николая перешел в наступление. Он схватил Николая за локоть:
- Этого недостаточно. Тебе придется публично извиниться передо мной и моей женой. Сумел публично нагрубить, имей смелость публично в этом признаться и извиниться.
Николай  смущенно залепетал:
- Да, конечно. Вы правы. Спасибо что даете мне шанс загладить свою вину. Только отпустите, я сам пойду.
Но, мужчина с суровым лицом не выпускал его руки:
- Иди. Не дергайся.
Когда они достигли середины лестницы, мужчина дернул его за руку:
- Извиняйся!
На трех языках, Николай громко, с нотками раскаяния, произнес:
- Я был не прав. Прошу прощение у Вас...
Николай кивнул головой в сторону удерживавшего его мужчины и его спутницы
- и у всех присутствующих  за доставленное беспокойство.
Визави Николая победно и гордо смотрел на окружающих. Но, чувство меры ему изменило. Он оттолкнул от себя Николая и раскланялся и победно поднял правую руку. Раздались аплодисменты. Николай потеряно стал подниматься по лестнице. В этот момент он и почувствовал удар ногой в ягодицу и услышал слова:
- Русским свиньям не место в приличном месте.
В Николая вернулся автоматизм  юношеских драк. Улыбка превосходства еще не слетела с лица мужчины, когда его лицо встретилось с мрамором лестницы. И почти сразу он услышал зловещий шепот Николая на английском:
- Теперь твоя очередь, британская крыса извинится. Готов? Готов я спрашиваю?
Но, мужчина все еще приходил в себя, пытался понять как он оказался лицом на полу:
- Это что такое? Что происходит?
- Он скашивал глаза пытаясь увидеть Николая.
- Учу тебя хорошим манерам, недоумок. Готов принести извинения?
Побежденный сдавленно произнес:
- Да. Готов.
Совершенно невообразимым для него образом, мужчина принял снова вертикальное положение. Он еще вращал как рак глазами и хватал ртом воздух, когда Николай встретился взглядом с уже стоявшей напротив него спутницей его противника:
- Прошу прощения мадам. Я конечно виноват в произошедшем. Еще раз приношу вам свои извинения. Но, ваш муж начисто лишен благородства и великодушия. Я вам искренне сочувствую. Хотел его поучить хорошим манерам. На его счастье вы оказались рядом. Я не намерен ставить вас в неудобное положение. Можете дать мне пощечину, похоже я ее заслужил.
Женщина смотрела на Николая расширенными глазами и молчала. В молчании застыла и публика внизу. Николай громко произнес:
- Еще раз приношу свои извинения за испорченный вечер и свое поведение.
 Николай предал женщине руку мужчины и направился назад к бару. На лице Николая было написано разочарование и огорчение. Николай поднес к губам чашку чая, Рука мелко дрожала, и он с досадой поставил чашку на стойку бара.  Бармен ему заговорщически посочувствовал:
- Обознался русский? Бывает. Висе мы люди, нам свойственно ошибаться.
Николай виновато улыбнулся:
- Извини друг, все настроение пропало, я пойду, пожалуй.
Николай положил на стойку купюру и проговорил по-русски:
- Сдачи не надо.
Бармен потеряно ответил:
- Грасия сеньор.
Хромов подошел к лифту и нажал на кнопку. Через некоторое время он выругался:
- Когда придет этот чертов лифт?
  В это время в стеклянных дверях отеля показались полицейские. Хромов посмотрел в сторону бара и увидел своего недавнего противника, призывно размахивающего рукой рядом с баром.  Николай двинулся к полицейским:
- Господа! Господа, полицейские, остановитесь. Я думаю вы за мной.
Хромов протянул полицейским руки, чтобы они защелкнули на них наручники.
В полиции Николаю пришлось ждать, когда примут заявления у потерпевших. Наконец и до него дошла очередь. Полицейский положил руку на листки протоколов потерпевших лежавших на столе и произнес на английском:
- Ну рассказывайте.
Николай побоялся демонстрировать свои познания в испанском, и продолжил на английском:
- Признаюсь, я виноват.
Полицейский оживился и крикнул своему коллеге возившемуся у  кофеварки:
- Карлос, ты слышишь, он сознался, что виновен. А, мы хотели его отпускать. Мы слышали,  что ты русский, парень.
- Русский.
- Ничего себе. Ну, продолжай.
Николай по возможности начал излагать случившееся:
- Мне показалось, что я встретил знакомую. Окликнул ее. Ну, в общем вел себя неприлично. Я извинился, а этот англичанин все-таки дал мне ногой под зад. Я может и это бы стерпел, но он вдобавок обозвал меня русской свиньей. Тут уж я не сдержался. Виноват.
Полицейские смотрели на Николая серьезно и с сожалением. Наконец Карлос сказал:
- А, я бы тоже врезал этому англичанину. Представляешь, он нам тут пытался угрожать, и учить жизни.  Меня тошнит от надменных рож этих британцев. Представляешь, амиго, они у нас оттяпали Гибралтар, и ходят здесь, в Испании, как ни в чем ни бывало. Этот гад написал, что ты был в стельку пьян. Ну мы в баре поинтересовались, что ты пил. А, бармен нам сказал, что ты пил только чай. Мы даже засомневались, может ты не русский.
Николаю второй раз за этот день пришлось опровергать устоявшееся клише:
- А что, по вашему,  русские должны не просыхать от водки?
Карлос, изображая недопонимание закатил глаза к потолку. Николай продолжил:
- Не хотелось мне сегодня спиртного, а захотелось чаю, очень захотелось.
- Ты не переживай, амиго, его жена оказалась нормальной в отличии от этого урода. Написала, что ты хороший парень, и ни в чем не виноват, а виноват ее муж-козел. Ну значит так, ты молодец, русский. Мы тебя отпускаем.
Карлос открыто улыбнулся:
- Я бы с тобой выпил.
И тут же  весело рассмеялся:
- Но, только не чай.
Николай радостно пожал плечами:
- В чем дело, я уже созрел для настоящей выпивки.
Карлос толкнул своего напарника в плечо:
- Фернандо, доставай бутылку.
Сдвинули маленькие стеклянные стаканчики. Николай вздохнул. Карлос весело отреагировал:
- Что, Николос, мало? А, правду говорят, что все русские могут выпить полный стакан водки?
- Про всех не знаю. А, я могу, и не один, это достаточно просто.
- Покажи!
Николай скорчил рожу:
- Карлос, понимаешь, в России не принято пить за чужой счет. Это считается плохим тоном. У нас, в России, это  называется, халява.
- Хол-льява?
- Да, халява, или дармовщина. Это, когда чем то пользуются без меры и за чужой счет.
- А-а-а.
- Карлос, Фернандо можно я вас угощу коньяком,  а, то я чувствую себя дерьмом.
- Николос, все-таки тебя придется наказать.
- За что?
- За дачу взятки должностному лицу.
- Ну, и как быть? У вас это, смена скоро кончается?
- Уже закончилась, амиго.
- Так в чем проблема?
- А том, что уже двадцать два часа, магазины закрыты.
- А, рестораны, что тоже закрыты?
- Рестораны наоборот открываются.
- Так может в ресторан?
- Сейчас только форму переоденнем.
- Мне бы тоже надо  предупредить мою спутницу.
- Ты на Тенерифе не один, а со спутницей?
- Да.
- Не перестаю на вас русских удивляться. А, к этой англичанке ты чего тогда полез?
- Я же говорю, показалось, что знакомая. Думал подруга детства.
Карлос в недоумении почесал затылок.
 В номер они вошли втроем, Николай от двери крикнул:
- Люба!
К нему повернулась Люба, сидевшая сгорбившись на кровати. То, что передним через секунду предстало, повергло его в смятение.
По лицу Любы текли слезы на щеках были дорожки из туши для ресниц. Губная помада была размазана вокруг рта:
- Коля, что произошло, что все это значит? Ты куда пропал? Это кто с тобой?
- Люба,  вопросов слишком много. Это полицейские. Не волнуйся они меня не арестовали, они мои друзья. Это Фернандо, это Карлос. А это Люба.
Николай повернулся в пол-оборота и жестикулировал руками. Полицейские кивнули головами:
- Фернандо.
- Карлос.
Люба растерянно тоже раскланялась:
- Люба, Любовь Алексеевна, можно просто Люба.
Николай беззаботно подытожил:
- Люба, тебе десять минут на сборы, мы идем в ресторан.
Из ванной комнаты Люба вышла другим человеком.  Идеальный макияж и прическа. Ее состояние выдавала только обреченность на лице. Она двинулась к двери шагом, которым Зоя Космодемьянская и Жанна Д’Арк шли на эшафот. Полицейские дружно расступились, уступая ей дорогу.
Ресторан их встретил приветливо. Официант радостно поздоровался, с переодевшимися в штатское, полицейскими:
- Карлос дружище, как твой локоть?
Карлос поднялся и раскрыл объятия официанту:
- Спасибо Лукас, я уже  о нем забыл. Как здоровье Клаудии?
- Слава богу, она чувствует себя хорошо.
Встал навстречу официанту и Фернандо. Официант радостно отреагировал:
- Фернандо и ты тут.  Вы с Карлосом как иголка с ниткой
- Салют Лукас. Было бы странно если бы мы пришли к тебе порознь. Мы ведь с Карлосом напарники. Знакомься. Это наш русский друг, Николос и его девушка Лъуба.
Лукас протянул руку Николаю:
- Лукас.
Николай тоже поднялся ему на встречу:
- Николай. Бьёнос ночес, сеньор, Лукас
Лукас хлопнул Николая по плечу:
- Бьёнос ночес, Николос.
Николай улыбнулся:
- Пусть будет Николос.
Дошла очередь до Любы. Лукас склонился над ней и протянул руку:
- Лукас.
Люба встала и пожала руку:
- Люба.
Официант попытался повторить:
- Лъуба.
Вмешался Николай:
- Я думаю по-испански это будет Аморита.
Лукас удивленно повторил Лъуба...Аморита. Ола Аморита.
Люба недоуменно посмотрела на Николая. Николай пояснил:
- Лукас здоровается с тобой.
Люба открыто улыбнулась:
- Салют Лукас.
- Салут Аморита.
- Обрадовался Лукас.
Карлос начал что-то рассказывать  по-испански Лукасу, пару раз он упомянул имя Николос. Лукас одобрительно кивал, а потом посмотрел на Николая:
- Грасиас, Николос.
Карлос  спросил у Николая, а он перевел Любе:
- Спрашивают, ты какое вино любишь?
- Красное полусладкое. А, чего мы есть будем? Меню-то нам не дали.
Карлос вопросительно  посмотрел на Николая. После короткого разговора между ними Николай перевел Любе:
- На горячее будет паэлья, из холодных закусок хамон и сыры.
Пока ожидали возвращения Лукаса, Люба с обиженным и испуганным  лицом завалила Николая вопросами о том, что с ним произошло. Николай по мере сил пытался отвечать. Несколько раз повторенный Любой вопрос:
- Кто такая Клара?
- Насторожил Карлоса и Фернандо.


Рецензии