Метаморфозы смысла

Буйный тихоокеанский ветер ударился об белоснежную громадину посреди светло-синих вод. Ветрила крепко поймали попавшийся им ветер, стремительно неся корабль по волнам. Палубу сильно качнуло несколько раз.

- Что за чёрт! Кто у штурвала?! И так голова раскалывается, тошнит не по-детски, так вы смерти моей хотите?! Я тут чуть коньки не отбросил! Чёрт! Вот же... Из-за своего же крика голова ещё сильней болеть стала. И куда все подевались? Как сквозь землю провалились... - сказал потрёпанный, на вид, мужчина находясь на корабле.

Он сделал петлю вокруг палубы, обошёл все каюты и исследовал трюм, но на этом судне людей, за исключением его самого, не было. Корабль ещё раз сильно качнуло, поэтому морской волк, непонятно как потерявший свою стаю, побрёл к штурвалу, приняв должность капитана. Он осмотрел открывающиеся морские просторы и уверенно направил корабль к распластавшемуся острову.

- Вот же поганые пьяницы. Шутить вздумали? Ничего, найду я вас. Этот островишка такой маленький, что там вам от меня не спрятаться.

Волк, найдя маленький порт, расположившийся в скромной бухте, наконец пришвартовал корабль, существенно выделяющееся на фоне стареньких суден и крошечных деревянных лодок.

К тому времени остров окутал мрак - сгущались дождевые тучи. Моряк нашёл в трюме старенький плащ, которым решил защититься от приближающейся непогоды.

Волк, закутавшись в плотную темную материю, брёл в сторону широкой улицы к которой вела маленькая тропинка, заканчивающаяся небольшим домом. На фоне угрюмого вечера, тёплый оттенок трепещущей, по ту сторону окна, свечи напоминал маяк, направляющий заблудших странников.

Моряк приблизился к старой и ветхой конструкции.

Дверь домика открылась, издавая ужасный скрип. Треснувшая керосиновая лампа осветила морщинистое лицо вышедшего старика. Он приблизил лампу к путнику, осмотрев его недовольную физиономию с шрамом рассекающим бровь и подбитой губой.

Прогремел гром, в густых грозовых тучах мелькнула молния, первые дождевые слезинки упали на землю.

- Полило... - произнес старец.

- Где у вас тут таверна, старик? - послышался басистый голос.

- Вот там есть небольшой трактир...- сказал пожилой человек и ещё раз взглянув на озлобленные глаза собеседника, прибавил.- Но лучше бы тебе не соваться в наш городок. Таким как вы в здешних краях не место. Убирался бы подобру-поздорову, пока ещё время есть.

- Что ты имеешь ввиду?- Волк взглянул на старца вопрошающим взглядом и не получив ответа, раздражённый, отправился к выделяющемуся, на фоне других домов, зданию.

В трактире находилось множество коренастых мужчин,попивающих хмельной напиток, в уголке беседовали женщины, а рядом с ними бродил худенький мальчик. Странник подошёл к барной стойке и позвал трактирщика.

Тем временем всё больше пьяного народа поворачивали свои тяжёлые головы в сторону чужеземца.

- Здравствуйте! - сказал немного полноватый мужчина с добродушным лицом и светлыми волосами.

- Трактирщик, мне нужна койка, чтобы переночевать эту ночь и добротный ужин.

Трактирщик кинул оценивающий взгляд и произнёс:

- Моряк значит?

- Да. - кивнул тот.

- К сожалению, свободных мест у меня нет. Прости приятель, ничем не могу помочь.

- Нет говоришь?!- озлобленно произнёс морской волк, отведя взгляд от шкафчика с ключами, - А вон там у тебя ключей восемь, не меньше. И они, ведь, от комнат, так?! Дурить меня вздумал?! За олуха принимаешь?! -он закатил рукава.- Наверное, стоит тебя правде научить.

Тут же встрепенулись местные, которые пристально следили за ситуацией. Они быстро усмерили моряка и выставили за порог.

Оказавшись на улице, посреди сильного дождя, Волку ничего не оставалось, кроме как вернуться к кораблю, который он пришвартовал в крохотной бухте острова, но идти туда по такому дождю ему совсем не хотелось.

Уставший и избитый моряк решил временно переждать ливень на скромной лавочке под навесом.

Он улегся и стал наблюдал за трактиром, недовольно поглядывая на это заведение: вот выполз какой-то в стельку пьяный мужик, вот шумная компания, а сейчас из него вышла невысокая женщина в скромном коричневом платье.

Увидев Волка, она, немного колеблясь, подошла к потрёпанному моряку и вкрадчивым тоном предложила место в небольшом сарае, но при одном условии.


- Какова чёрта этот трактирщик творит?! Ему что деньги не нужны?!- возмутился Волк, следуя за женщиной.

- Джим просто не хочет больше горя...- с сочувствием произнесла Мария,- Понимаете... были тут недавно какие-то моряки и... Ох! Какое горе! Его жену убили, понимаете? Он сразу хотел со всем покончить, но ради дочери Джим держится. Она такая добрая, милая, совсем маленькая ещё. У неё такие забавные кудряшки: от мамы достались, хорошая женщина была. Я его понимаю. Если бы не моё доброе сердце - я оставила бы вас на скамье без всяких раздумий, а так... не могу я бросить раненого человека в такой ливень.

- А вы не знаете, что с теми моряками?

- Нашли их в милях пяти от поселения. Судили.

- Где они сейчас?

- Да мертвы они. На суде их к повешению приговорили. А что? - настороженно взглянула она.
 
- Да подумал, что с этими чертями сделали...

- А-а. Ну вот и пришли. - сказала Мария, показывая на маленький домик, - Я рыбой на рынке торгую, мужа нет, зато есть прелестная доченька, так что - чем богаты, тем и рады.- улыбнулась она.

В домике Волк встретился с очаровательной маленькой леди Лизой, которая помогла матери и перевязать ему раны, и накормить досыта.

Мария, по вышеуказанному условию, заперла сарай на замок, оставив моряка спокойно посапывать. Но вскоре резкий глухой звук и какие-то шорохи разбудили спящего мужчину.

Двери сарая разошлись в разные стороны, напоминая занавес в театре, где на чудесной ночной сцене красовался завораживающий полный месяц. Встревоженный Волк встал и внимательно осмотрелся. Увидев маленькую тень, быстро мелькающую меж домов, моряк осторожно последовал за ней.

Проворная девочка с густыми кудряшками и громоздкой сумкой вскоре оказалась у бухты, где её ждал невысокой полноватый  мужчина.

Моряк спрятался за каменную глыбу.

Вскоре к ним подошла внушительных размеров женщина с щуплым мальчёнкой. Их разговор моряку было не услышать, зато ему удалось увидеть как мужчина передал женщине морскую фуражку, кукую-то шкатулку и непонятные бумаги. Напоследок девочка вручила мальчику свою сумку, после чего Волк отправился назад к сараю.

Он был убеждён, что это трактирщик Джим и его дочь чем-то промышляют в городке, но больше всего его насторожила морская фуражка...

Утро встретило моряка встревоженной Марией и канвоем. Женщину по имени Карла убили этой ночью вместе с сыном в её доме. Там же была найдена морская фуражка и документы, принадлежащие мёртвым морякам. Свидетели указали на Волка, что, мол, видели как он шастал ночью. При обыске в сарае была найдена шкатулка с драгоценностями, принадлежащая семье Джима, украденная три дня назад.

- Меня Мария на ночь заперла. Как бы я смог улезнуть?! А всё остальное подкинули! - доводил Волк.

- Да что его слушать?! Казнить, тут и думать нечего! - сказал Джим.

- Правильно! - поддержал народ.

В итоге техническая сторона взяла свое и Волка не стали задерживать, но приставили к нему Джима до выяснения обстоятельств.

- Да что за чёрт?! Ну знаю я, возможно, этих моряков и что?!- сказал Волк Джиму.- Когда я вчера проснулся на корабле никого не застал, а сам очутился в милях десяти от острова, ну и решил, что пошутили надо мной. А тут такое...

- Морской волк, ты мне тут овечкой не прикидывайся. Ну ты же точно нас всех как стадо пасёшь и потихоньку вырезаешь. Я добьюсь твоей казни и отомщу за всех этих замечательных людей!

- Овечкой?! Стадо?! И кото же тут волк то на самом деле, а? Я все знаю, идиот! Мне вот интересно, а кто же это своей жене горло перерезал!

- Да как ты можешь?! Как ты смеешь!

- Успокоились! Я не потерплю больше сор, драк, у-убийств!- произнесла Мария.

День очень долго тянулся, но таки близился к концу. От полиции вестей не было. Где-то к семи Джим подошёл к Марии и сообщил, что у него какие-то проблемы в таверне и ему срочно нужно быть там; он скоро пришлёт себе замену.

Волк помагал Марии по дому, когда услышал крик хозяйки во дворе. Мужчина выбежал и обнаружил лежащую с несколькими глубокими ножевыми ранениями Марию. Один из них стал фатальным. Молодая зелёная трава окрасилась в алый. Волк с горечью сомкнул веки стеклянных, а ещё совсем недавно, светло-карих глаз.

- Мама! Мамочка! Ма-ма... - с ошарашеным взглядом произнесла Лиза,- Что, что вы сделали с мамой?! Зачем... Почему она?!

- Я не...

- Не подходи! Спасите! На помощь! Спа-си-те...

На Волка устроили охоту. Ему с трудом удалось добраться к бухте с множеством стареньких суден и крошечных деревянных лодок. Он добрался до якоря, поднял его и встал у штурвала. В эту секунду его голову огрели массивной керосинкой, которую держали жилистые дряхлые руки.
- Говорил же: "Убирался бы подобру-поздорову, пока ещё время есть.".

Буйный тихоокеанский ветер ударился об белоснежную громадину посреди светло-синих вод. Ветрила крепко поймали попавшийся им ветер, стремительно неся корабль по волнам. Палубу сильно качнуло несколько раз.

- Что за чёрт?! Кто у штурвала?! И так голова раскалывается, тошнит не по-детски, так вы смерти моей хотите?! Я тут чуть коньки не отбросил! Чёрт! Вот же...

Волк поднялся и с ужасом взглянул на открывающиеся морские просторы, где, посреди синих вод, расположился небольшой остров.
Он повернул голову в сторону трюма и заметил пьяную в стельку поманду, которая дружно сопела.

Волк рьяно кинулся к штурвалу и уверенно свернул с курса острова.

На самом островке только уляглпсь пыль, поднятая конем немного полноватого мужчины с добродушным лицом и светлыми волосами, который открывал свой трактир. Рядом с ним, хвостиком, следовала веселая кучерявая малышка, являющаяся его дочерью. Недалеко от них невысокая женщина в скромном коричневом плать торговала рыбой вместе с маленькой помощницей. К ним на встречу шла довольно большая женщина с маленьким щуплым мальчёнкой с корзиной.

Никто не нарушил простой и неспешной жизни людей, живущих в мире ярких красок, насыщенных цветов и улыбок.


Рецензии