От автора. Пролог

Дмитрий Пименов.
«ПРОГРАММА ДЛЯ ВНЕКЛАССНЫХ ОТНОШЕНИЙ».

(РОМАН В ДВУХ ЧАСТЯХ)


Людям и Нелюдям посвящается.
(Автор)


ОТ АВТОРА.
История, описанная в данной книге, является художественным произведением. Но практически все герои имеют реальных прототипов, с которыми мне приходилось встречаться в жизни. Среди них есть люди, с которыми было приятно общаться и работать, а теперь – приятно вспоминать. Но были и те, кто по своим корыстным мотивам становился оборотнем, пользуясь мной исключительно в своих целях. Такие люди исчезли их жизни, но не исчезли из памяти. А теперь ещё и превратились в литературных персонажей, навсегда оставшись на страницах этого романа.
Но всё – таки моя книга  не является набором оскорбительных сценок, которые я писал в отместку этим субъектам. В первую очередь я писал историю любви – чистой, высокой и опалённой различными жизненными трагедиями. Возможно, некоторым читателям покажется, что автор использует избитые штампы. Но ведь штампы – это наша Жизнь, и выдумывать что-то невероятное не имеет смысла. А впрочем, каждый решит самостоятельно...
И ещё одно… Суждение человека о людях вокруг имеет свойство меняться с течением времени. Но моё отношение к персонажам романа – это позиция, которую вряд ли что-то сможет перевернуть. Я слишком хорошо успел изучить этих граждан, понять, что им не чуждо лукавство, корысть и попустительское отношение к чувствам человека. Но всё-таки они – прошлое, поэтому роман писался легко и даже весело. Прошлое не должно тяготить, потому что оно уходит безвозвратно, а значит и вспоминать его нужно, не принимая близко к сердцу.
Желаю всем приятного чтения и правильных выводов из прочитанного!

Дмитрий Пименов.


ПРОЛОГ…
В пять часов вечера на город обрушилась непроницаемая стена ливня – холодного, к тому же под аккомпанемент сильного ветра. Что и говорить, сентябрь в этом году взял не особо хороший старт… Ну хоть линейки успели с утра провести нормально, до начала всемирного потопа. Из-за него, кстати, не было на вечерних улицах подростковых компаний, да и вообще людей – все давно уже вернулись в свои квартиры, готовили ужин, смотрели телевизоры и сидели в интернете. Город, прибитый к земле мощными струями, растворился в  тихом привычном досуге. День первого сентября подходил к концу, унося в историю очередной праздник белых бантов, огромных букетов и первых звонков колокольчика.
Никто из жильцов кирпичных небоскрёбов не заметил бы в этом ливне старую «Ниву» горохового цвета, притулившуюся на краю небольшой стоянки рядом с домом номер 28 по улице Зелёнооколичной. Да и кому было дело до абсолютно типичной для России машины, не подающей никаких признаков жизни? А между тем, жизнь внутри тёмного салона существовала - водитель, облокотившись на руль, смотрел на пустой двор молодыми, но красными от усталости глазами. Да, всё как обычно…Детская площадка в форме военных машин, стройная ель, ряды иномарок. Только вот её больше нет.
И нет Любви.
Её – это не о погибшей возлюбленной. Нет, она была жива, и даже счастлива. Чудовищным для водителя «Нивы» было лишь то, что счастливой девушка чувствовала себя с другим. А он стал лишним, будто щенок, с которым наигрались и выбросили на лестницу. Как она там говорила? «Ты вполне самодостаточен, и всё у тебя будет ещё хорошо, но без меня!». Циничная фраза из набора современных дам. Интересно, если бы ей вставили катетер, через который в вену идут поддерживающие жизнь лекарства, а потом резко выдернули бы - то что? Она бы тоже говорила, что всё будет хорошо, и она справится? Этот поганый мир окончательно изолгался и сгнил изнутри…
Отчуждение со стороны Сони сквозило ещё в начале лета. Попытки вызвать её на откровенный разговор ни к чему не привели – девушка просто переводила разговор на другую тему или увлекала водителя «Нивы» в постель, где совершенно не хотелось думать о чём-то плохом. Но изворачиваться вечно невозможно, и в начале августа она призналась, что уже четыре месяца изменяет ему. Сказать, что у парня был шок – значит сказать половину правды. Было непонимание, как теперь вообще жить, если Сонька, его Сонька, пошла на такое…Всё чистое и нежное, что было связано когда-то с её именем, доставляло теперь неимоверную душевную боль. Даже сейчас, спустя месяц после этого страшного дня, молодой человек боялся, что опять придут в ночь кошмары прошлого, измучившие его разум и расшатавшие нервы. Он не тешил себя надеждами, не ждал возвращения Сони… Никаких иллюзий, это для парня было куда противнее уже случившейся беды. Он смог уйти от этой пытки, зато не ушёл от другого…
Уже две недели водитель старенькой «Нивы» ощущал, что словно закаменел душою. Когда в телевизоре говорили о любви, ему хотелось плеваться, будто он случайно проглотил муравья. Вера в неё, чистую и вечную, была разрушена, а жалкие останки прежних убеждений вызывали ненависть и желание отомстить предавшей его гулящей девке.
Нужно было побороть свои кошмары и страхи, уничтожить последнее человеческое, что ещё осталось от неё. Лучше уж он сам, чем тот, который лапал грязными ручищами Сонино тело. Тело, которое он привык нежно целовать… Для этого он и приехал в её двор.
Сегодня всё кончится, Догаднова.
Он посмотрел на электронные наручные часы – половина седьмого. Сейчас, плюс-минус десять минут…Она всегда возвращается с учёбы в это время. Включив дворники, молодой человек пристально вгляделся во мрак двора. Он медленно осматривал его  при тусклом свете уличных фонарей, пока не увидел две фигуры, выходящие из арки дома. Вот она! И рядом этот мерзавец! Водитель смотрел на эту пару злыми, испещренными краснотой лопнувших сосудов глазами. Затем уверенным движением вставил ключ в зажигание и медленно повернул…
Соня бросила взгляд на окна седьмого этажа – свет горит, значит, родители уже дома. Жаль, Пашу пригласить не получится. Мать совершенно его не переваривает, так и сказала – не води сюда этого гопника. Отцу вот всё равно, но и он чаще вспоминает предыдущего её парня…
- К тебе нельзя сегодня?  - словно бы прочитал её мысли Паша.
- Нет, предки дома…Всё мне простить не могут его…
- Девочку в брючках?
- Ага. Фу, и как я могла  с ним встречаться? Тряпка жуткая, хоть бы раз как мужик кулаком по столу ударил! Бесит…
«Тряпка…Ты тряпка…Тряпка…..»
В глубине двора угрожающе зажглись фары. Они не заметили. Они замерли на пустой дороге, сцепившись языками в долгом поцелуе.
«Газ до отказа, одной ногой в рай!»
Машина рванула с места на такой скорости, что Соня и Паша мгновенно повернули головы. Последнее, что они успели заметить – это блестящий от дождя капот горохового цвета…
Дикий визг тормозов заполнил мокнущую улицу. Соня не выдержала и упала на колени. Паша остался стоять, и был рад, просто рад, что идёт ливень. Иначе любому встречному прохожему стало бы ясно, что он обмочился.
Снова было тихо. Соня стояла на разбитых от падения коленях и держалась руками за голову. Её новоиспечённый кавалер молчал. В метре от его потерявшего маску самоуверенности лица находился гороховый блестящий капот. И ладья на эмблеме…
Водитель знал, что будет так. Он был слишком опытен, чтобы не успеть затормозить, даже на мокром асфальте, и слишком честен, чтобы опускаться до убийства. Ему не нужна была смерть этих двоих, он просто хотел увидеть. Увидеть их бешеные глаза, в которых мотыльком бьётся желание спасти свою шкуру. Увидеть и понять, что они  такие же люди, как и все, что им страшно, что они – порочны сами по себе. А раз так, то и не надо жить кошмарами. Ничтожества этого не заслуживают.
«Нива» дала задний ход и вывернула на шоссе, растворившись в потоке машин в течение пары секунд, а предавшая любимого человека Соня так и стояла на коленях в грязной луже, тихо плача и размазывая по пухлым щекам тушь. Когда-то водитель «Нивы» мечтал, что у них родится дочка с такими же мягкими щеками и голубыми глазищами. Теперь, удаляясь от Зелёнооколичной улицы на дедовской машине, он прекрасно осознавала, что этому не бывать никогда. Может, у него и родится дочь, вот только не от Сони. Она сама убила этого даже не зачатого ещё ребёнка. Убила мечты о семье и уюте. Ну и хватит. Больше никто и никогда. Пока не встретится такая любовь, которая только в советском кино есть. Он ничего не теряет. Всё самое главное уже потеряно.
О последствиях инцидента молодой человек не беспокоился. Во-первых, он специально запачкал номера до самого свинского состояния, а, во-вторых, Соня никогда не знала про эту машину. Да и что она скажет? Сбить пытался? Ерунда, дождь, занесло, остановился вовремя… Честно говоря, парню в тот миг было всё равно, чем всё обернётся. У него будто что-то улеглось в душе спустя месяц, потянуло в сон. Спать действительно стоило лечь пораньше – завтра предстоял первый рабочий день. Несколько классов разных возрастов, история и обществознание, тут можно будет полностью уйти от своих проблем и загрузиться детьми. Некий опыт, конечно, присутствует, но небольшой, да и детишки нынче совсем не халва. Ничего, он справится… Недаром его пример в истории – Феликс Дзержинский. Волевая личность с несгибаемой верой в справедливость. Он пойдёт тем же путём. Быть может, многое при этом не получится, но зато жизнь нельзя будет обвинить в пустоте и мещанстве.
Дождь смывал последние следы прошлой жизни с полированных дорог.


Рецензии