Тайна черной маски. Глава 20

                Зло снимает маску

В доме синьора Кавалли  царило обманчивое спокойствие. Хозяин и его супруга были по-прежнему вежливы и доброжелательны с гостями, правда долгих разговоров не вели. Джованни пропадал в Арсенале, а его жена  командовала слугами. Только Николо не выходил из своей комнаты, наотрез отказавшись общаться с алданцами.

Как ни странно, после неудачной попытки Рюдигера увидеться с друзьями ничего не изменилось. Командир стратилатов даже извинился перед принцессой за слишком дерзкие действия стражи. Лиза с тайной надеждой ждала, что к ним вот-вот пожалует Марио Эспозито, она бы с радостью выместила на слуге кардинала все тревоги и отчаяние последних дней, но охотник словно потерял интерес к алданцам.

Наконец, длинный и скучный день подтянулся к вечеру. Едва дождавшись темноты, Лиза забралась в постель  и тут же уснула. Измученная тревогами и переживаниями последних дней, она легко провалилась в черную пустоту без грез и сновидений.


Проснулась Лиза довольно поздно и чувствовала себя хорошо отдохнувшей. Тревога за мужа спряталась где-то глубоко внутри и пока не колола измученное сердце. Быстро приведя себя в порядок, она спустилась в столовую, удивляясь отсутствию своих друзей.

Закончив завтрак в полном одиночестве, Лиза поинтересовалась, куда подевались ее спутники. Оказалось, что все, включая принцессу Шарлотту и Курта,  ушли во внутренний двор упражняться в фехтовании.
- Совсем неплохая идея. Я сейчас же к ним присоединюсь!
 Радуясь, что найдется еще одно занятие, во время которого в голову не лезут мрачные мысли, Лиза  бросилась в свою комнату.Наспех переодевшись и схватив ножны со шпагой, она выскочила в коридор и чуть не сбила с ног синьора Бергамо.
 - О, моя прекрасная синьора! Куда же вы так спешите? – расцвел в улыбке итальянец.
Лиза с трудом сдержала бегущие вперед ноги:
- Доброго дня, синьор Бергамо! Решила заняться фехтованием, как видите!
Джеронимо улыбнулся:
- Может, лучше было захватить кочергу? В ваших прекрасных руках это страшное оружие!

Лиза покраснела, вспомнив свои ночные подвиги, и уже хотела исчезнуть, но молодой человек удержал ее.
- У меня есть для вас одно известие. Ваш супруг  хотел  увидеть вас, но здесь небезопасно, сами знаете. Охрана  с арбалетами…
Молодая женщина преобразилась, в серых глазах затеплилась надежда:
- Где же он, пойдемте скорее!
Джеронимо аккуратно освободил запястье от цепких пальцев баронессы и уже не так радостно улыбнулся:
- Не стоит так шуметь, милая синьора! Нас могут услышать. Давайте выйдем через черный ход.


Они спустились вниз. Увидев служанку с подносом, заставленным грязной посудой, Джеронимо вжался в стену, Лиза последовала его примеру. Когда женщина скрылась в дверях кухни, синьор Бергамо  выпрямился в полный рост и, избегая смотреть Лизе в глаза, пояснил:
- Лучше соблюдать осторожность, здесь наверняка полно шпионов.


Им удалось выйти из палаццо через черный ход.  Покинув берега Гранд-канала, они немного поплутали в лабиринте узких улочек, затем сели в гондолу. Лиза, мечтавшая скорее увидеть мужа, не спрашивала, откуда Джеронимо узнал о тайном убежище алданца. Молодой итальянец не раз показал себя верным и преданным другом, и она не сомневалась в его словах. Настроившись на скорую встречу, она пыталась найти причины, чтобы убедить Рюга уехать из Венеции тайно. Принцесса не станет возражать,  ведь  другого способа  решить проблему пока не найдено.

 Лодка мягко ткнулась носом в причал, и Джеронимо осторожно тронул Лизу  за плечо:
- Мы уже приехали.
 Опираясь на его руку, Лиза выбралась из гондолы на каменные ступени. Джеронимо с некоторым усилием отворил тяжелую дверь, и они оказались внутри трехэтажного палаццо.  В длинном коридоре без окон было сумрачно, лишь тускло горели масляные лапмы на стенах.

 Лиза нетерпеливо притопнула ногой:
- Куда же теперь?
- Еще немного, милая синьора! – Джеронимо аккуратно взял ее под локоток и повел по коридору.
- Кому принадлежит этот дом? – баронесса с интересом осматривала лепные потолки и росписи на стенах. Джеронимо с гордостью ответил:
- Я приобрел его совсем недавно и еще не успел нанять нужной прислуги. Но осторожнее моя дорогая, здесь ступеньки.
Заметив недоумение на лице своей спутницы, он успокоил ее:
- Мы уже пришли.
Привыкшие к полумраку глаза различили дверь. Синьор Бергамо потянул за ручку, дверь отворилась, и Лиза с любопытством заглянула внутрь. Убранство комнаты поражало своей роскошью.. Мягкий свет падал на красивую мебель из красного дерева и широкую кровать, покрытую шелковым покрывалом. Стены  были обиты деревом, а чуть выше шли лепные узоры.

Джеронимо, видя ее изумление, улыбнулся:
- Красиво, не правда ли!
Молодая женщина равнодушно согласилась:
-Милая комнатка, но здесь никого нет. Вы обещали мне встречу с мужем.
Итальянец пожал плечами:
- Наверное, отлучился куда-нибудь. Сейчас велю его поискать.
Он шагнул за порог, и дверь захлопнулась. Лиза почуствовала себя крайне неуютно. Она хотела последовать за Джеронимо, но  не смогла. Дверь оказалась закрыта. Не понимая, что происходит, Лиза стала дергать за ручку, рискуя  оторвать ее совсем. Это не помогло,  и, рассердившись, она принялась лупить ногой по замысловатым узорам на дереве.

 Никто не отозвался, и молодая женщина в отчаянии присела на кровать. Она постепенно понимала, что ее предали, заманили в ловушку. Но почему? Кто же такой Джеронимо Бергамо? Его немного нелепые ухаживания раздражали Лизу, но события последних дней возвысили итальянца в  глазах баронессы. Он так смело встал на защиту ее мужа, спорил с власть предержащими, поссорился с лучшим другом, вступил в бой со стражей… Выходит, все это было притворством, маскарадом. Решительно, в этом городе все сплошная ложь.
 Она еще раз осмотрела свою тюрьму. Даже окошка нет! А вот шпагу забрать  синьор даже не попытался!





Спасаясь бегством, Танос нырнул в первый же проход между домами. Еле успев добежать до конца, он услышал тяжелые шаги своего преследователя. Мысленно пожелав гиганту застрять в узком переулке, он вскочил на мостик, упиравшийся в чью-то дверь.
 Над ней нависал небольшой балкончик.  Танос ухватился за его край, подтянулся и перелез через перила. Из переулка показался Мемнон, и Танос присел на корточки, пригнув голову.

Гигант тяжело протопал мимо, и Кратос решил покинуть свое убежище. Однако в конце улицы слуга Арахны развернулся и решительно направился назад. Увидев спрыгнувшего с балкончика Таноса, он прибавил скорость. Наследник клана  помчался со всех ног, свернув в очередной переулок. К его ужасу переулок оказался тупиком.  Два дома наглухо примыкали к стене третьего. Выход наружу закрыла огромная фигура Мемнона, и Танос оказался в ловушке.

Мемнон медленно приближался, растянув губы в недоброй усмешке. Взгляд беглеца заметался по сторонам, ища пути к спасению.   Он подпрыгнул и ухватился за прутья чугунной решетки перед окном. Танос раскачался и ударил Мемнона ногами в грудь. Удар получился сильным, гигант потерял равновесие и упал.

 Не тратя времени, Танос вскарабкался на чугунное ограждение.   Рискуя свалиться вниз и разбить голову, он уцепился за край  верхнего балкона.
 Взбешенный Мемнон вскочил на ноги и схватился за решетку, пытаясь забраться наверх. Но решетка вдруг заскрипела и зашаталась под его весом. Прутья выехали из щели между камнями, и громила снова оказался на земле.
  Наследнику Кратосов было некогда любоваться этой картиной. С балкона он перебрался на плоскую крышу, быстро пересек ее и легко перепрыгнул  на соседнее здание. Вскоре он уже был далеко от своего преследователя и, спустившись вниз, спокойно направился к дому.

Дома его встретила заспанная Кармела. Она поймала небрежно сброшенный плащ и стянула с хозяина грязные сапоги. Cлужанка не торопилась уходить.  Она наклонила голову, подставив ему смуглую шею, на которой еще были заметны старые шрамы.   Танос раздраженно оттолкнул ее и, сунув ноги в домашние туфли,  побрел в свою комнату, но почему-то очутился  на кухне.
Не зажигая свечи, он пошарил в буфете, и разочарованно вздохнув, направился в кладовку. После бега наперегонки с Мемноном  ужасно хотелось есть.  В кладовке было слишком темно даже для вампира, но доверившись чутью, он вскоре нашел свиной окорок. Не успел он вонзить зубы в свою добычу, как кладовка вдруг озарилась  желтоватым светом фонаря, покачивающегося в руке донны Марты.

- Ох, синьор Танос, это вы! А я думала, кто-то из рабов обнаглел до безобразия! – домоправительница выглядела растерянной.
- Я жутко голоден! – сердито заявил Танос, придав забрызганному грязью лицу надменное выражение.
- Но разве Кармела вас не встретила? – изумилась вампирша.  Господин недовольно перебил ее:
- Я действительно голоден, Марта! При чем тут эта глупая служанка?

- О, простите меня, - Марта поставила фонарь на высокий сундук и найдя нужный ключ в связке, открыла маленькую дверцу в стене. Женщина достала оттуда глиняный кувшин с узким горлом и протянула Таносу. – Карнавал закончился, теперь приходится заглядывать на бойню. Помнится, раньше вы не находили свиную кровь вкусной…
Но Танос не дал ей договорить и выхватил кувшин из рук. Марта посматривала на него с недоумением, не решаясь спросить, где же он провел ночь.

Не отрываясь от спасительного сосуда, Танос выбрался из кладовки и опустился на лавку у стены.  Наконец поставил он кувшин рядом и отдышался. Совсем неплохой вкус, и почему раньше он утверждал обратное?
-  Донна Марта, вы спасли меня от голодной смерти! – он благодарно улыбнулся пожилой женщине. Та закашлялась от неожиданности, дождаться благодарности от молодого господина было нелегко. Что же стало причиной подобных перемен? Донна Марта сгорала от любопытства, но не решалась спросить прямо. Но Танос еще больше озадачил ее. Отхлебнув крови из кувшина, словно вина для храбрости, он небрежно поинтересовался:
- Донна Марта, а что вы знаете о Повелье?

Домоправительница вздрогнула от его вопроса и тоже поспешила присесть.
- Это страшное место! Почему вы спрашиваете о нем, синьор Танос?




Кера вытерла заплаканные глаза. Щеки все еще горели от стыда и обиды. Эрнесто наговорил немало обидных слов. Арахна молчала, но Кера читала в ее глазах невыразимое презрение. Вспоминая укоризненный взгляд телохранителя, девушка испытала муки совести. С самого детства мрачный гигант был ее защитником, а  иногда и  нянькой,  она же, не раздумывая, причинила ему боль.

 Только Валерия глядела на нее с искренним сочувствием, да синьора Марсия  решительно прервала монолог мужа:

- Что вы на нее набросились? Оставьте девочку в покое! Правильно сделала, что погуляла напоследок! Ей же всего восемнадцать!

В ушах все еще звучали слова дяди: «Ты разочаровала меня, Кера! Я был о тебе лучшего мнения! Танос Кратос, да что в нем такого, кроме смазливого лица и сладких речей? Настоящая чума для человеческих женщин! И поверь, для многих знакомство с ним стало последним в жизни!»

Щеки Керы вспыхнули ярким румянцем. Она хотела крикнуть, что это неправда, что она знает Таноса лучше, чем все они вместе взятые.  Но голос почему-то не слушался, а ноги подгибались. Она испуганно схватилась за спинку кресла.

- Именно из-за таких, как Танос, люди и пытаются истребить нас! В старое время тех, кто не умел совладать со своей жаждой крови, судили  и приговаривали к мучительной казни. Если же преступления были слишком велики, то несчастного отправляли на Повелью, блуждать во мраке старых  лабиринтов, пока страшные хозяева   подземелья не заберут его душу. Я   потребую у совета, чтобы к нему применили это наказание!

Марсию вдохновенная речь супруга нисколько не впечатлила. Она с ехидной усмешкой заметила, что именно люди виновны в том, что их любимая племянница осталась сиротой, а молодой Кратос лишился матери в детском возрасте. Ничего удивительного, что юноша  относится  к ним без особого милосердия.

Мемнон покинул кабинет хозяина при первых словах Марсии. Пострадавшая голова начинала мучительно болеть при звуках ее резкого голоса. Арахна, напротив, поудобнее уселась в кресле, о которое опиралась дрожавшая Кера. Главная жрица с интересом следила за словесной дуэлью супругов.

Марсия продолжила:
- Ты с ума сошел, испортить отошения с Кратосами! Орсини только и ждут, когда мы перегрыземся, чтобы подмять Венецию под себя! А уж они точно не постесняются залить город кровью, причем не только людской!
Упоминание о третьем вампирском клане наконец отрезвило Эрнесто, и он замолчал. Последне слово, как всегда, осталось за Марсией:

-Не всему, что ты вычитал в своих пыльных  книгах, надо верить! Кера, девочка моя, на тебе  лица нет! Валерия, проводи сестру в комнату, а я велю приготовить снотворное. Бедняжке надо хоть немного поспать!

Когда за Керой захлопнулась дверь, Арахна неторопливо и грациозно поднялась с кресла:
- Совет действительно стоит собрать, в этом ты прав. Но причина гораздо более важная, чем легкомысленное поведение молодежи. А с Валентино о его сыне я сама поговорю.


Выплеснув настой целебных трав за окно, Кера осторожно выглянула за дверь. Старшие члены семейства Санторини отправились отдыхать. Слуги неторопливо занимались своими делами.. Кера вышла в коридор и, убедившись, что никто не обращает на нее внимания, пробралась  в библиотеку. Закрыв дверь на засов, она принялась изучать корешки книг.

Одно из названий показалось ей подходящим и, поднатужившись, она вытащила с полки тяжелый фолиант.
 Надпись на обложке гласила: «Хроники  и законы». На пожелтевших от времени пергаментных страницах была подробно изложена история появления вампиров в городе на воде,  свод правил и законов, которым поклялись подчиняться три клана пьющих кровь, перебравшиеся сюда из Византии.. Пролистав чуть ли не  полкниги, Кера наконец наткнулась на многообещающий заголовок - « Повелья – вход в царство мертвых».  Внизу скалился вампирскими клыками искусно нарисованный череп.

Девушка  перевернула тяжелую страницу и погрузилась в чтение. Мрачные подземные лабиринты с незапамятных времен  пронизывали насквозь небольшой островок.
На Повелье оставляли корабли из дальних стран, что выяснить, не привезли ли путешественники с собой какую-нибудь заразу. Во время чумы сюда отправляли незлечимо больных, поэтому на острове было полно безымянных могил. К удивлению Керы вампиры использовали остров сходным образом. Потерявшие рассудок жертвы черной смерти бродили по мрачным подземельям, превратившись в настоящих чудовищ, если верить старым легендам.

Приговоренные к ссылке на Повелью  умоляли о смерти, но совет был равнодушен к их просьбам. Впрочем, несчастных было совсем немного. Если не считать жертв черной смерти, отправленных в катакомбы нерешительными родственниками, то за все время существования города к жестокому наказанию приговорили всего пятерых вампиров. Правда последняя попытка была крайне неудачной. Рино Орсини, обвиняемый в жестоких убийствах, посылал проклятия членам совета, обещая вернуться и забрать их жалкие души в преисподнюю. Старейшины с каменными лицами слушали его крики, не подозревая, что он сдержит слово. Через неделю Рино  или то, чем он стал, действительно вернулся. Пятеро из десяти судей захлебнулись собственной кровью, прежде чем восставшего из мертвых удалось успокоить навсегда.

 Кера сердито захлопнула книгу. Вся ее жизнь, еще недавно такая простая и понятная, расписанная на много лет вперед, рушилась на глазах. Ее не обмануло заступничество Марсии и участие Валерии. Слуги Богини суровы и неподкупны,  и теперь ее ждет наказание и клеймо нарушительницы, презрение бывших подруг и десятилетия унылой и безрадостной жизни. Всем известно, что дети ночи отличаются крепким здоровьем и выносливостью, а для провинившихся всегда найдется немало тяжелой и грязной работы.

Ни за что она не доставит им такой радости! Пусть поищут кого-нибудь другого, чтобы чистить свинарники в ближайшие сорок- пятьдесят  лет!

Да, она хотела посвятить свою жизнь служению Трехликой, искренне думала, что это правильный выбор и ее настоящая судьба. Но теперь она не сможет принести клятву, потому что в Венеции останется дерзкий самовлюбленный наглец, так легко завоевавший   неопытное сердце. Без нее он легко перейдет невидимую границу и попадет во власть тьмы, ведь зло подстерегает свои жертвы повсюду, а не только в мрачных катакомбах Повельи.


Танос прижался  к стене и затаил дыхание, боясь пошевелиться. С низкого потолка стекала вода, капли звонко ударялись о землю, словно отсчитывая последние мгновения его жизни. Он испуганно ловил каждый звук, пытаясь определить, откуда появится страшное создание, живое и мертвое одновременно. Звук чьих-то шагов заставил сердце испуганно сжаться. Слизь, покрывавшая стены подземелья, источала тусклый зеленоватый свет, и Танос против воли уставился на обитателя кактакомб. Существо напоминало мумию, еле прикрытую остатками одежды. Высохшие руки с непомерно длинными когтями безвольно болтались ниже колен. Обдав вампира запахом мертвечины, нечто прошаркало мимо и неторопливо скрылось в  темном пятне  коридора.

Наследник клана расслабленно выдохнул и тут же заорал от ужаса, почувствовав, как острые когти впиваются в плечо. Он отчаянно задергался, пытаясь вырваться из лап смерти… и проснулся в своей постели. В комнате царил полумрак, но солнечные лучи нагло пробивались через плотные тяжелые шторы. С пола на него испуганно таращилась желтыми глазищами черная кошка, любимица Медеи. Бедное животное не понимало, за что ее так жестоко выкинули с кровати.

 Вампир с раздражением откинул покрывало и, жмурясь от света, присел на кровати.
«И присниться же такое! Это все сказки донны Марты виноваты!» Сказки сказками, но вчерашние приключения были правдой! Кера!  Что теперь с ней будет? Воображение рисовало страшные нелепые картины. Увезут на остров, спрячут в глуши или отправят в мерзкие катакомбы!  Вдруг он опоздал и больше не увидит ее никогда!
Ну нет, он не может оставить ее на растерзание этим святошам! Глупее истории не-возможно придумать! Любая из молоденьких вампирш и ее семья была бы счастлива от его внимания, но его угораздило влюбиться в будущую служительницу Трехликой!  Если бы он последовал примеру чужака из Алдании и решил выбрать жену из людей, и то неприятностей было бы меньше! Эта нелепая мысль заставила его улыбнуться. Из людей, что за чушь!


Нет, надо взять себя в руки. Он наследник клана Кратос, а не какой-нибудь бродяга без роду, без племени! Придется обратиться за помощью к отцу. Конечно, тот будет не в восторге, но Таноса не страшили упреки. Ради Керы он бы и к Папе Римскому обратился!

Танос решительно встал с кровати, оделся и вышел из комнаты с твердым намерением обсудить свои беды с отцом. В особняке было тихо, пара служанок быстро прошмыгнула по коридору, стараясь стараясь не попасться ему на глаза. У самых дверей комнаты Валентино Танос вдруг понял, что скорее всего застанет отца  спящим.  Но отступать было некуда, и он смело открыл дверь. В комнате было пусто, кровать застелена, кругом обычный идеальный порядок.

 Не понимая, куда ранним утром пропал глава клана, Танос  спустился  на первый этаж и бесцеремонно постучал в комнату своего кузена.  Он почти отшиб кулак, но наконец дверь отворилась, и на пороге возник заспанный Ренцо.Высокий  и тонкий,  с прямыми черными волосами, он напоминал  чем-то маску Пьеро из представлений уличных комедиантов.  Танос неожиданно понял, что двоюродный брат и Валерия Санторини похожи, словно родственники. Кузен ехидно поинтересовался причиной его бессонницы. Не обращая внимания на насмешку, Танос посвятил его в свои переживания и  попросил о помощи.

Ренцо всегда признавал за братом право на лидерство и поддерживал самые нелепые затеи, но сейчас не пришел в восторг от его просьбы.
- Неужели ты не мог выбрать любую другую девушку, нет, ты же у нас особенный, тебе понадобилась послушница! Из- за твоей глупости  я могу больше не увидеть Валерию!

От презрительного тона  брата Танос разозлился, но сумел сдержать рвущийся наружу гнев. Он открыто улыбнулся кузену:
- Что поделать, братишка, сердцу не прикажешь. Я и в страшном сне не мечтал породниться с Санторини, а теперь это мое заветное желание! Мне кажется, что отец мог бы уладить наши проблемы. В конце концов, он всегда мечтал укрепить союз с Эрнесто!
Ты не знаешь, куда он пропал, последнее время я его почти не видел!
- Да ты вообще ничего вокруг не видел! В последний день карнавала в доме самого дожа умерла женщина. Вся Венеция только и говорила об этом убийстве. В ее смерти обвинили нашего старого знакомого из Алдании с ужасным именем…
- Продолжай!
- Он был опасно ранен в этот день и потерял много крови, а вечером во время бала кто-то прокусил горло синьоре Фоскари…
- Значит, не такой уж он и безгрешный! Конечно, было бы намного лучше, если бы он вцепился в горло своей жене, но и так сойдет! Слава Трехликой, мои молитвы все же услышаны!– Танос злорадно усмехнулся. Но Ренцо разочаровал его.
- Твоего кровного врага объявили вне закона, но тут вмешался синьор Валентино!
- Отец?! – изумился Танос.- Но какое ему дело до людей?
- Он отправился к правителю города и, вместе с ним осмотрев тело погибшей,  заявил, что она умерла от чего угодно, но только не от клыков вампира.
- Но зачем? Для чего нужно было выгораживать чужака?
- Потому что женщина умерла от яда, а нам совсем ни к чему, чтобы в городе ходили сплети о кровожадных монстрах. – серьезно ответил Ренцо. – Я к Валерии только вчера вырвался, и то неудачно. Синьор Валентино нас совсем загонял, велел проверить все корабли из дальних стран, бродячих циркачей и факиров, прижать к стенке аптекарей.
-Но зачем? – удивился наследник.
- Чтобы найти змею, чей яд убивает почти мгновенно! Ты же все это время развлекался с девчонкой, поскольку твой отец решил не вмешивать тебя в это дело, зная о твоей вражде с алданцами. Побоялся, что натворишь дел. Впрочем, ты и так их натворил!
Танос скрипнул зубами:
- Мне жаль, что так получилось. Я бы хотел поговорить с отцом.
- Придется тебя огорчить. Синьора Валентино спешно вызвали на Совет кланов. Возможно как раз из-за твоих проделок.
- Плохо дело! Ну что же, придется разбираться самому. Послушай, только не говори ничего Медее!
- А ты знаешь, что ее нет дома уже вторые сутки? – сердито поинтересовался Ренцо.
-Как нет дома? – Танос присел на одну из обитых бархатом скамеечек. –А отец знает?
- Донна Марта не хотела его расстраивать. Возможно, сестра тоже  нашла кого-нибудь по сердцу…
- А возможно, попала в беду! – Танос зло посмотрел на двоюродного брата. –  Её надо искать, а не выгораживать проклятого чужестранца. Было бы здорово, если бы его засадили в «свинцы» на хлеб и воду! Но мы теряем время. Я должен забрать Керу от этих фанатиков!
- Да куда же ты один? – возмутился Ренцо.- Я с тобой!
- Нет, ты  пока останешься здесь, на случай, если сестра объявится.

Однако Ренцо проявил несвойственное ему упорство, и Танос сдался. Наскоро перекусив, они отправились к палаццо семьи Санторини днем.

Кера смело шагала по запутанным улочкам Канареджо. Где-то здесь, на окраине города стоит невзрачный с виду особняк семьи Кратос. Выбраться из дома ей не составило труда. Узнав, что хозяин дома и главная жрица спешно отбыли на Совет старейшин, девушка со спокойной душой покинула палаццо через черный ход вслед за служанками, спешащими на рынок.

Кера не представляла, как объяснит свое появление в доме Кратосов, она просто знала, что ей нужно увидеть Таноса, и он избавит ее от ненужных вопросов  и тайных страхов.

Одинокая молодая девушка вызвала живой интерес у обитателей местных трущоб. Хриплый окрик заставил ее очнуться от тревожных раздумий.
- Эй, красотка, куда торопишься!
Трое оборванцев неприглядного вида загородили ей дорогу.  Жуткие язвы, проглядывающие через лохмотья одежды, и проваленные носы делали их похожими на демонов из ночных кошмаров.  Девушка с отвращением отшатнулась, но самый наглый из бродяг протянул к ней руку:
- Куда же вы, синьорина?
Он попытался схватить девушку, но она увернулась,  а разбойник, потеряв равновесие, еле устоял на ногах. Заметив ухмылки на лицах товарищей, он грязно выругался и попытался ударить нахалку, но почему-то попал в лицо своему приятелю. Тот не замедлил ответить,  и их обмен любезностями превратился в настоящую драку.

 Кера повернулась и  побежала прочь, но путь ей преградил третий из компании. Он широко расставил руки и улыбнулся остатками зубов:
- Зря ты забрела в наши трущобы! Надеюсь, согласишься остаться с нами и немного поразвлечься!

Мутные гноящиеся глазки бесстыдно рассматривали незадачливую путешественницу. Грязная рука потянулась к ее груди. Девушка с отвращением отшатнулась и достала нож, странный шепот вокруг заставил ее обернуться. Вампиршу окружала толпа калек и прокаженных. Несчастные попрошайки, взывающие о милости на ступенях храмов, теперь напоминали  стаю голодных волков, окружившую одинокого путника.

Содрогнувшись от мысли, что кто-то этих из гниющих  заживо существ может дотронуться до нее, Кера крепко сжала в руках свое единственное оружие и в отчаянии выкрикнула:
- Не приближайтесь ко мне, если хотите жить!
Заметив острые клыки, нищие отшатнулись, но тут же стали медленно  подступать к девушке.

Танос почти бежал, не обращая внимания на упреки кузена. Он решил срезать путь до квартала Сан-Марко через городские трущобы. В это мрачное место, где обитали отверженные города на воде, даже днем не согласился бы сунуться ни один приличный горожанин. Однако двое мужчин в темных плащах и низко накинутых капюшюнах спокойно продолжали свой путь среди полуразрушенных домов  и узких каналов с плавающими по ним отбросами и нечистотами. Местные жители, охотно избавляющие случайых прохожих от всяких ненужных вещей, вроде кошельков или украшений,  не решались приближаться к  незнакомцам, чувствуя  в них непонятную угрозу.

- Ну и что ты будешь делать? – на бегу поинтересовался Ренцо.- Вызовешь на бой этого «Голиафа»? Так ты уже убегал от него, только пятки сверкали!
- Если понадобится, вызову! –скрипнул зубами Танос и зашагал еще быстрее.
- Не слишком разумное решение. Лучше бы тебе поговорить напрямую с синьором Санторини, а еще лучше, что бы на твоем месте был синьор Валентино.
- Не могу! Неизвестно, что они решат сделать с Керой. Может, уже куда упрятали!
- Ты всегда был нетерпеливым! Донна Марта рассказывала, что ты даже родился слишком быстро. Так торопился появиться на свет, что сбил с ног бедную повитуху! – усмехнулся Ренцо.- И зря ты так беспокоишься за девушку. Вряд ли  родные будут так суровы с бедняжкой! И все же я хочу знать, что ты собираешься делать.  Как ты попадешь в палаццо Санторини?
- Ренцо, ты же вырос в Венеции и задаешь такие глупые вопросы! – крепко сжатые губы Таноса наконец тронула слабая улыбка. – За эту неделю я изучил все чердачные окна и дымоходы  в доме Эрнесто. Попасть внутрь мне не составит труда! Но что это за сборище уродов впереди?

Ренцо скривился от отвращения:
- Здесь приют городских попрошаек. В своем квартале они ведут себя, как хозяева, и могут быть очень опасны, для людей конечно. Кто-то решил срезать путь, но ему повезло меньше, чем нам. Давай свернем через мост, здесь так воняет, что можно задохнуться!

Танос упрямо помотал головой.
- Чтобы я, Танос Кратос, отступал перед этими отбросами? Ни за что! Эй, живые мощи,  расступитесь!
 Наследник клана храбро врезался в дурно пахнущую толпу, пинками прокладывая себе дорогу. Ренцо шел следом, держа наготове шпагу. Эта предосторожность оказалась совсем не лишней. Горбун с длинными сальными волосами замахнулся ножом в спину Таноса, но Ренцо проткнул его насквозь, брезгливо поджав губы. Танос не заметил его услуги. Отшвырнув последнего оборванца, он протянул руку перепуганной девушке в центре толпы и еле поверил своим глазам. Перед ним стояла Кера, злая и растрепанная, с блестевшими от слез глазами. Узнав его, она выронила стилет из  вдруг ослабевших пальцев и с визгом бросилась ему на шею.

Не понимая, откуда она здесь взялась, счастливый Танос крепко прижал ее к себе. Узкая улочка опустела, обитатели  трущоб  шустро разбежались кто-куда. Последний, не такой проворный, еще извивался под сапогом Ренцо. У горла подрагивало острие шпаги.
 
Ренцо покосился на брата:
- Прикончить что ли, чтобы не мучился?
- Не пачкай оружие! – хищно усмехнулся Танос. – Слышишь червяк, запомни и передай своим дружкам, если еще вздумают нападать на прохожих, то я, Танос Кратос, позабочусь, чтобы здесь стало тихо, как на кладбище. Понял, ничтожество?

 Перепуганный бродяга вскочил и бросился прочь, приговаривая: «Да, ваша милость, конечно, понял, как не понять…».

Ренцо с любопытством посмотрел вслед:
- Кажется, его я недавно видел с костылями на площади.  Ну, голубки, куда теперь?  Домой?
Танос задумался:
- Нет, домой пока не стоит. Кера, любимая, не хочешь познакомиться с моей старой нянюшкой?


Рецензии
Бергамо замутил всю эту неприятную историю со столькими потерпевшими? Вот и верь теперь в искренние речи и искрящиеся от любви или чего - то похожего, глаза. Лиза опять в ловушке. Но эта дама не так то проста, выкрутится. Кера зря понадеялась на свою силу. Но любовь всегда мутит разум и толкает на совершешие необдуманных и порой странных поступков. Если бы не Танос непонятно чем бы это все закончилось. Он начинает мне нравиться.

Ольга Иминова   27.01.2019 19:08     Заявить о нарушении
Под маской несчастного влюбленного никто не разглядел тайного злодея. Лиза попала в серьезную переделку.
Таносу повезло, он успел вовремя и нарисовался перед Керой героем.

Лариса Крутько   30.01.2019 16:01   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.