Обретение себя. Глава 5

     Мудрый старец, казалось, совсем не устал. Сложил возле землянки свои травки, поблагодарил Милану.
     - Благодарствую, дева! Иди с миром!
     Девушка поклонилась ведуну, ожгла Артема уничижительным взглядом и отправилась восвояси.
     - Извини, мил человек, без призора оставлять тебя было нельзя.
     - Что же будет со мною, Велимудр? - с беспокойством спросил пленник.
     - Вижу, разумный ты парень. Что ж, заходи в избу, раздели со мною трапезу.

      Взяв чашу с рыбой, волхв вошел внутрь. Артему не нужно было повторять дважды. Он шагнул в  тесное помещение, стены которого были выложены изнутри деревом; пол, однако, был земляной. Маленькое окошко, затянутое бычьим пузырем, едва давало свет. В углу стояла обмазанная глиной печь без трубы, видно, топилась по-черному. Небольшой стол, лавка, потемневший от времени ларь да железное держальце для лучины – вот и вся обстановка. Только высушенные пучки трав указывали, пожалуй, на то, что живет тут человек необычный, а колдун он или лекарь, пойди разберись.  Кислый запах овчины смешивался с ароматным  духом высушенных растений.

     Старик скинул волчью шкуру на лавку, уселся за стол, поманил Артема.
     - Вот рыба, вот  ковш с молоком, вот водица ключевая. Угощайся.
     Артем  жадно накинулся на рыбу. Жирные  нежные куски были совсем не похожи на хек или путассу, так и прыгали сами в желудок.
    - Не спеши, молодец, костью подавишься, - мягко проговорил ведун.
       
      Когда же трапеза была завершена, а остатки еды покрыты холстинкой, Велимудр заговорил:
     - Вижу по речи твоей, по одеже твоей, что пришлый ты. Но кто же?
     - Все равно, старик, ты мне не поверишь. Даже я сам себе не верю.
     - А ты все ж попытай судьбу. Мне за тебя на суде слово молвить придется. Коли не поверят мне, то  участь твоя будет горькой.
     - Живу я здесь же, где и вы, начал Артем.- Не знаю, чем вы измеряете годы,  но век для всех нас  один – сто лет. Так вот: я из двадцать первого столетия.  Из самого начала. А вы, как я полагаю, из начала двенадцатого. Нас разделяют девять веков!

     Ведун  сидел, сгорбившись, слушал внимательно, не сводил с Артема своих умных глаз. Помедлив, сказал:
     - Мне ведомо многое из видимого мира и невидимого. Но так далеко я не заглядывал. Слыхал я, бывали провалы людей в иные времена, но с чем это связано, неизвестно.
     - Я до сих пор не могу опомниться! – признался «пришлец».

    - Значит, живут люди на этом месте до сих пор? – делал какие-то свои выводы волхв.
     - Живут.
     - И как: хорошо живут?
     - По-разному.
     - Поведай мне, сохранилось от нас что?
     - Ничего, старец, не сохранилось. На этой горе пусто совсем. Сакральное, можно сказать, место. А кругом город разросся. Мценск называется. Пройдет у вас примерно два-три десятка лет, и возникнет он на месте вашей крепости, а потом и вовсе расширится.

     - Мченеск,- перекроил  Велимудр на свой лад, как бы пробуя слово на вкус. -Видно, от реки Мчени название взяли.
     - Нет теперь этой реки. Пересохло русло.
     - Жаль. Хорошая река. И щука водится, и лещ,  и язь. От Мчени кормимся.
     - У нас полагают, что город так назвали, потому что пчел в округе много было. Пчела – мчела –мцела – Мценск.
     - Бучела? – уточнил ведун. - Бучела мед дает, ее мы почитаем, это правда, но гудит, жужжит, как бык ревет. Нет, потомок, не поэтому город так назовут. Поведаю тебе: в трех днях конного пути отсюда  живет  сармат-племя. Воины все до одного, но и мы не лыком шиты, с ними у нас замирение. А обжили они красивую реку Меча. Назвали ее так потому, что леса вокруг видимо-невидимо. Лесная река. И Мченя наша  так из-за лесных берегов зовется.
     Артем аж подпрыгнул на лавке:
     - По всему выходит, что Мценск наш – лесной город? 
     - Али ты не видишь? -  улыбнулся Велимудр.
    - Нам, оттуда, и не догадаться. Может быть, мечи у вас славные куют?
     - Кузнецы наши, Осьмиглаз да Жилята,  добрые молодцы, но и у других общин  мастера не хуже.  Поверь ведуну на слово: лесной городок твой Мченеск. 
     Артем провел рукой по подбородку, покрывшемуся приличной щетиной. «Вот это да! Это же открытие! Уму непостижимо!»

Старик вдруг спохватился:
      - А Зуша? Зуша-то останется?
     - Останется, только обмелеет совсем.
     Ведун вздохнул, покачал головой.
      -Мченеск –большой город? – раздался очередной вопрос.
     - По нашим меркам, не очень. Тысяч сорок  жителей наберется.
     - Сорок тысяч!  - Велимудр даже привстал. – Как же не большой! Леса на всех, чай,  не хватает…
    - Лесов этих в помине   нет. А дома  теперь все больше каменные, в несколько этажей.
     - Леса жаль. Человек лесом кормится. В каждом дереве – душа живая.
     Потом подумал и продолжил:
     - И что же, устоял Мченеск перед ворогом за века?
     - Устоял, отец. И перед монгольским игом устоял, и перед германским сапогом.
     - Значит, кровушка  по  земле не льется? Спокойно ли в мире?
     - Льется и поныне кровь, то здесь, то там. Неспокойно в мире.
     - Люди не болеют ли? - допытывался Велимудр.
     - Еще как болеют!
     - Веру предков не сменили ли?
     - Долго вятичи противились, но пришла на смену вера христианская.
     - Хороша ли новая вера? – не унимался ведун.
     - Вера-то, может, и хороша, да многие не придерживаются и ее.
     - Почему же?
     - В нашем  веке другие боги: деньги да власть.
     - Отступилась, видно,  от вас природа-матушка,нарушена связь, утрачено равновесие, - старец с сожалением покачал головой.
    - Отступилась, отче. Машины кругом, механизмы. В космос летаем.
     Велимудр  поднял указательный палец вверх, в сторону крыши.
     - Туда?
     - Туда! – кивнул Артем.
     - Как же вы себя называете, потомки?
     - Русскими. По-вашему, русичами. Другие племена и  народы с нами смешались. Бок о бок живем.
     - Наши предки пришли в эти места издалёка, - волнуясь, проговорил ведун,  потом встал, подошел к оконцу, всмотрелся в чистое небо. -  От балтийских берегов Вятко их вел. Теперь  земля, на которой живем и умираем, нам родная.
     - Нам тоже…

     Неожиданно беседу  прервал запыхавшийся, но с почтением ввалившийся Благолюб.
     - Будь здоров, наставник! И ты, пленник!
     - Здравствуй и ты, малец! - улыбнулся Велимудр.
     - Наставник! Я прислан  старейшиной. Он требует чужака на суд.
     - Хорошо, Благолюб, беги, скажи, что я приведу его сей же час.
     Когда парнишка убежал, Велимудр поднялся с лавки и сказал Артему:
     - Вот что. Будешь жить у меня. И не спорь! Мне есть о чем с тобой потолковать.
     Старик покопался в ларе, вынул оттуда куртку из кожи, порты,  бросил к ногам  странного гостя поршни.
     - Переодевайся. Бороду  ты не  носишь, скажешь, что сармат, в полон тебя взяли хазары, а ты убег. А я тебе помогу.

(Продолжение следует).
P.S. Повесть не претендует на историческую точность.


Рецензии
Очень интересно, хотя, я думаю, мы бы сейчас не смогли общаться с древними вятичами, ни слова бы не поняли. Но это же не историческая повесть,а фантастическая. Так что продолжайте в том же духе. Очень жду приключений.

Мария Малыхина   17.08.2018 09:18     Заявить о нарушении
Мария, даже если Вы будете единственным читателем моего опуса, буду продолжать лично для Вас.))) Уже вошла во вкус.)))

Ли -Монада Татьяна Рубцова   17.08.2018 09:20   Заявить о нарушении
Татьяна, даже не сомневайтесь, я Ваш самый преданный поклонник.

Мария Малыхина   17.08.2018 09:21   Заявить о нарушении