Заколдованные серёжки

ЗАКОЛДОВАННЫЕ  СЕРЁЖКИ 
И ВЕРИТЬ ЛИ В ПРИМЕТЫ
 
Когда я служил в ГСВГ мне встретилась чудесная девушка родом из Сибири с именем Александра. Александра в переводе с греческого  языка означает надёжная и мужественная защитница. Такой она и была. Все её знали как сильную и цельную личность с обостренным чувством справедливости, как настоящую защитницу для тех, кого она считала нужным опекать. Ей были свойственны трудолюбие и упорство, умение приспосабливаться и выходить из трудных ситуаций с наименьшими потерями.  Её главной чертой характера являлась - кристальная честность. Она умела дружить, с ней легко и приятно было общаться. Наши с  ней близкие друзья называли её Сашей или Сашенькой. Так  стал называть её и я*.

Как мы с ней познакомились  и полюбили друг друга – это отдельная история. Я служил в Коттбусе, а Саша работала переводчицей немецкого языка в городе Галле.
В Советском консульстве в Галле мы и зарегистрировали свои брачные отношения, в Галле сыграли и свадьбу. Вскоре после женитьбы я был переведён по службе в маленький и уютный городок Наумбург,  куда переехала и Саша. Мне выделили комнату в большом доме, там мы и свили своё семейное гнёздышко.

И в Калуге, где проживали мои близкие родственники, и в Таганроге, где проживали близкие родственники Саши, с нетерпением ждали нашего приезда: в Калуге, чтобы познакомиться с невесткой, в Таганроге, чтобы познакомиться с зятем.

Очередной отпуск мне и Саше был предоставлен в августе, и мы, нагруженные подарками, отправились в дорогу – сначала в Калугу, затем – в Таганрог.

На Калужском вокзале нас встречала моя мама, сестра Эла и брат Виталик. А моя бабушка Клавдия Сергеевна, которую я называл бабой Клашей, встречала нас дома у накрытого праздничного стола. Я сразу заметил, что моя мама очень довольна невесткой. Она радовалась, что я женился не на какой-нибудь расфуфыренной фифе, чего она всегда боялась, а на скромной девушке из простой семьи.
Саша тоже была довольна оказанным ей приемом. Надо сразу отметить, что за всю нашу совместную жизнь никакого антагонизма или какой-то неприязни между Сашей и моей мамой, как впрочем, между мною и мамой Саши, что нередко случается, никогда не было.

После раздачи привезенных из ГДР подарков сели за праздничный стол. Бабушка Клаша еще что-то готовила на кухне, и, несмотря на её протесты, Саша сразу же бросилась ей помогать – она была не из тех, кто будет сидеть, сложа руки, когда другие в делах.
Большой сбор родных и знакомых в честь нашего приезда состоится на другой день.

Я был рад, как моя мама и вся наша родня приняли Сашу, а приняли её как близкого и родного человека. Я был рад и тому, что Саше понравилось у нас. Особой симпатией с первых же дней она прониклась к бабе Клаше. Еще Саша была очарована чаепитием из самовара и тем ритуалом, которым оно сопровождалось. Позже она будет частенько вспоминать бабу Клашу: как она, сидя на высоком табурете во главе стола руководила процессом чаепития**.

Дома было всё приготовлено к нашему приезду. Мама раздобыла где-то старинную ширму и загородила ею предназначенную для нас кровать, и получился уютный интимный уголок. Кровать поставили в южной, солнечной комнате, которую мама называла залой.

Не обошлось и без приятного сюрприза. Оказалось, что баба Клаша приберегла для невестки свадебный подарок – старинной работы серёжки из белого золота, каждая с семью маленькими бриллиантиками,  выложенными  в виде крестика.
Вручая подарок, баба Клаша сказала, что серёжки с крестиком  защищают их хозяйку и придают ей жизненных сил.

Происхождение серёжек было по-своему интересным. Бабе Клаше они достались от её матери Елизаветы Адамовны. Отец бабы Клаши, мой прадед Сергей Алексеевич Гречишников,  в 1860-70-годах служил унтер-офицером в 107 Троицком пехотном полку, дислоцировавшемся  в городе Вильно. Во время службы, он и познакомился со своей будущей женой полькой по национальности.  По окончании службы прадед привез жену в Калугу. В Калуге у  них родилось три дочери. Бабушка Клаша была средней и почему-то серёжки достались именно ей,  а не старшей или младшей дочери.

Серёжки, несомненно,  были  дороги бабе Клаше, прежде всего, как память о матери. Баба Клаша сохранила их  в смутное и голодное время гражданской войны,  сохранила в голод 30-х годов,  когда все свои золотые украшения она снесла в  Торгсин в обмен на продукты, сохранила и  в тяжёлые годы Великой Отечественной войны.  Сама  их  почему-то не носила, берегла, но для кого? Не подарила дочери – моей маме, не подарила и первой невестке - жене сына Николая. Неужели берегла  для моей будущей супруги? Так или иначе, но когда я, её любимый внук, женился, решила, наконец-то, с серёжками  расстаться и подарить их новой невестке.  Таким дорогим подарком Саша была растрогана до слёз, она обняла и расцеловала бабушку и еще долго её благодарила. Серёжки были тут же вставлены в уши. В ушах у Саши они смотрелись  очень красиво.

Что серёжки  старинные, не было никакого сомнения, но  всё же хотелось узнать, когда, примерно, они были изготовлены и насколько они ценные.  По возвращении из отпуска, я показал серёжки немецкому ювелиру. Он долго рассматривал их в лупу, заглядывал в какие-то книги, а потом   сказал, что  ничего подобного  в своей ювелирной практике не встречал, серёжки, определённо,  очень старой работы,  и по его прикидкам, изготовлены  в начале XIX века, а, возможно,  еще и раньше  - в XVIII веке;  о  старине серёжек свидетельствует как имеющееся на них редкое клеймо, так и  необычное художественное оформление,  а еще старый, давно не применяемый, способ огранки бриллиантов.  Серёжки антикварные, заключил он, и могут стоить очень дорого.


Судьба серёжек оказалась печальной. Вскоре  по возвращении из отпуска мы  решили съездить в Веймар, где служил друг нашей семьи  Женя Песков, в честь которого Саша назвала Евгением нашего первенца***. В поезде Саша вдруг решила снять серёжки –  ей вдруг пришло в голову, что в серёжках  с крестиками она смотрится по-мещански, и Женя, мнением которого она очень дорожила, к её внешнему виду отнесётся критически и поднимет её на смех. Серёжки были спрятаны в сумочку, а когда мы вернулись назад в Наумбург, в сумочке оказалась только одна серёжка, вторая - что за колдовство! - исчезла бесследно.

Все мы иногда что-нибудь теряем. Утраченная вещь бывает очень дорога нашему сердцу, особенно если ее преподнесли в подарок или с ней связаны дорогие воспоминания.  Вот и для Саши потеря серёжки явилась настоящей трагедией. Больше всего огорчило её не потеря серёжки как драгоценности, а потеря памятной и полюбившейся вещи – свадебного подарка от бабы Клаши. Как мы ей и моей маме объясняли потерю серёжки, когда приехали в отпуск в Калугу на следующий год, уже не помню. 

В Таганроге знали о свадебном подарке, Саша поспешила  рассказать о нём в телефонном разговоре. И когда из Калуги  мы приехали  в Таганрог, сестра Саши  Клавдия, которой не терпелось увидеть необыкновенный и дорогой свадебный подарок, сразу заметила отсутствие серёжек  в ушах у Саши,  и, конечно,  поинтересовалась, почему она их не носит. Саша поведала ей  всю историю потери одной серёжки.  И Клавдия,  верившая в приметы,  стала запугивать Сашу, что потеря серёжки сулит замужней женщине развод,  разлучается парное украшение – разлучается пара.  И стала убеждать Сашу срочно купить новые серёжки, что якобы позволит избежать беды.
 
На другой день мы отправились в ювелирный магазин, и там я купил Саше  очень красивые золотые серёжки, так что домой в Наумбург она вернулась с новыми серьгами в ушах. Носила она их постоянно и из ушей их не снимала.  Но одна серёжка, как и в первом случае, не понятным образом бесследно исчезла. Как и где Сашу угораздило её потерять,  объяснить она не могла. Снова вмешалась нечистая сила?!..

Обе уцелевшие серёжки лежали без дела, и я надумал на день рождения Саши сделать ей сюрприз. Втайне от неё снес серёжки к ювелиру,  и он изготовил из них два оригинальных кольца-перстня: одно с бриллиантами, второе с камнем александрит. Подарку Саша была удивлена и обрадована. Кольца с камнями Саша носила попеременно - то одно, то другое  в зависимости от обстоятельств и своего наряда, но позже – только то, которое с бриллиантами.

В отличие от женщин, помешанных на золоте, Саша совершенно не имела тяги к золотым украшениям, наверное, по этой причине ей с ними  и не везло. Лет через двадцать, когда мы вернёмся в Союз, и после смены нескольких мест моей службы будем жить на Украине, кольцо с бриллиантами  будет тоже утрачено. Случилось это во время стирки белья. Перед стиркой Саша не сняла с руки кольцо, а когда стирку закончила, кольца на руке  не оказалось, – очевидно, во время стирки оно соскользнуло с пальца и вместе с мыльной водой попало в канализацию.

Считается, что потерять кольцо - плохая примета. Исправить положение можно восполнением утраты.  У нас с Сашей не было обручальных колец, в те времена их редко кто носил.  Но мода на них вернулась, и я решил взамен потерянного кольца подарить Саше обручальное.  Золотые вещи были тогда в большом дефиците, но мне удалось кольцо купить. Подарил его Саше тоже на её день рождения.

Но недолго Саша носила кольцо. Она его не теряла, случилось много хуже и трагичнее, в наш дом неожиданно пришла костлявая с косой. После продолжительной тяжелой болезни Саши не стало****.

У смерти стерегущие глаза,
И свой особый, пряно-тленный запах,
Незваная, как в ясный день гроза,
Она придет с косой в костлявых лапах.

Ей слава и богатство нипочем,
Неведомы ей жалость и отсрочка,
Безжалостным, циничным палачом,
Взмахнув косой, она поставит точку.

Теперь Сашино обручальное кольцо ношу я. Ношу как дорогую о ней память.

Что касается кольца с александритом, то, в память о бабушке Саше, я подарил его внучке Ксении-Алексии, родившейся в далекой Аргентине в Буэнос-Айресе.*****.

На фотоснимке моя супруга Саша.
В ушах у неё серёжки, купленные в Таганроге.
Наумбург-Заале, ГДР. 

Стихи калининградского поэта Игоря Белова.

Ссылки на публикации:
* «ОНА» -  http://www.proza.ru/2011/10/18/964

** «Как мы давали имена своим сыновьям» - http://www.proza.ru/2012/03/03/1320

*** «Гимн самовару» - http://www.proza.ru/2011/09/11/1046

**** «Костлявая с косой» - http://www.proza.ru/2011/12/06/1229

***** «Крещение Ксении-Алексии» - http://www.proza.ru/2015/03/16/1619


Рецензии
Да , Вадим Иванович , здравствуйте! Это большое счастье , когда человек может вести своё повествование с такой любовью , с таким внимание к деталям в течении долгой жизни... Читала и думала , как же много у Вас дорого , близкого , родного и , как эмоционально , ярко Вы это умеете описать... Спасибо за впечатления и светлые смыслы)...
С уважением и теплом,

Ольга Леднёва   14.03.2019 14:15     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.