Творчество поэта Эдуарда Балашова

Возможно ли уловить цвет и звук, текущие из жизни?

…Антология русских сонетов XX века. Одно из стихотворений завораживает сказочным, мистическим колоритом. Строки – пугающие и одновременно притягивающие чем-то потаённым. Они похожи на древнюю песню. «Двум смертям не бывать, а одной не миновать», - гласит эпиграф к сонету:

Первая баба мной печку топила.
Шло как на хлебе, да соль своротила.
Баба сгорела, а мне-то наколь!
Так заимел я горючую соль.

Баба другая – в речке топила.
Шло как по маслу, да соль своротила.
Баба утопла, а мне-то наколь!
Так заимел я текучую соль.

Третья в подземье меня заточила.
Торбой связала руки мои.
«Соли добудешь богато вельми!»

И домовину мою завалила.
Камень-ведун воздыхать научила:
В землю ушёл, мол, за солью земли.

Смысл не высказан прямо – он чувствуются между строк. Их необходимо пропустить через сердце, одному рассудку невозможно постичь сокрытую в них тайну. Поиск соли-истины подчас становится предназначением поэта. Каждое открытие заставляет смотреть глубже на нечто давно известное. А дальше – новые искания. 

Эдуард Владимирович Балашов – поэт-философ. В его стихах порой стирается грань между мирами. Ответственность перед живыми и уже ушедшими, чувство причастности к вечности – всё отображено в живописных, часто драматичных образах. Поиск смысла бытия заострён до боли. Повседневность, как толща воды, скрывает под собой неизведанные глубины.


«Души шли к передовой»

Будущий поэт родился в 1938 году. Раннее детство пришлось на военные годы, которые оставили в душе неизгладимый отпечаток. Отец погиб на фронте. В дальнейшем воспоминания о пережитом не раз  становились темой лирики Эдуарда Балашова. Порой события предстают в неожиданном ракурсе. Одно из пронзительных стихотворений рисует страшную картину изрытого кладбища. Поэт и здесь ощущает зыбкую грань между жизнью и смертью:

Баллада

Артобстрел. Легли снаряды
Прямиком в один квадрат.
Рай кладбищенской ограды
Превратился в сущий ад.

Все как есть, могилы взрыты.
Камни, плиты – всё вверх дном.
Были снова те убиты,
Кто почил здесь вечным сном.

И смешался с облаками
Порохом пропахший прах.
Заскрипел могильный камень.
И настал могильный страх.

Повставали криво-косо
Уцелевшие кресты.
Где здесь я? А где здесь ты?
Тихо так – и нет вопроса.

И всю ночь в разрыв ограды
В тишине за строем строй
В маскировочных халатах
Души шли к передовой.

Прямо с марша в наступленье
Подкрепление ушло.
То не значилось сраженье
В сводках Совинформбюро.

И того не помнят плиты
И в неведенье село:
Сколько ожило убитых,
Сколько мёртвых полегло.


Восхождение

Как сын погибшего офицера, Эдуард был принят в Ташкентское суворовское училище. Продолжил образование в Высшем военно-морском училище и в Московском высшем техническом училище имени Н.Э.Баумана. Стал инженером гражданской авиации, но одновременно всё чаще обращался к поэзии. Как признавался сам Эдуард Владимирович, стихи он начал писать в 25 лет. Не сразу решился целиком посвятить себя литературному творчеству, однако в итоге оно одержало победу.

В разные годы выходили сборники: «Хлебный ветер», «Чаша», «Глагол молчания» и многие другие. Яркая страница творчества Эдуарда Балашова – поэтические переводы. Среди них особое место занимают переложения на русский язык китайской лирики. Философичность, интеллектуальность, иногда подчёркнутая недосказанность переданы очень тонко:

Ли Бо (перевод Эдуарда Балашова)

Вопрос и ответ в горах

Пытали однажды:
мол, что за нужда –
В нефритовых скалах
гнездо себе вью?
В ответ улыбнулся
и промолчал,
А сердце запело:
свободу люблю…
Стремнина
персиковых лепестков,
Летящих с обрыва
в ущелье теней.
Лишь здесь – небеса,
и земля – тоже здесь,
А не среди
людей!

Уединение, погружение в свой внутренний мир – всё это оказалось близким и русскому поэту. Экзотический колорит очень созвучен настроениям Эдуарда Балашова. Нефритовые скалы – величественный и одновременно грациозный образ свободы бытия и непоколебимой мудрости. Небесное и земное слиты воедино, разделить их невозможно.


Традиции и новаторство

Став профессором Литературного института имени А.М.Горького, Эдуард Балашов неоднократно проводил поэтические семинары. Для начинающих авторов очень важен опыт самобытного мастера. Творчество поэта опирается на классические традиции, но одновременно присутствует и новаторство. Всегда чувствуется способность слушать и слышать свой внутренний мир.

Лирику Эдуарда Балашова отличают медитативность, созерцательность, внимательность к тончайшим нюансам. Невольно вспоминается изречение, что в капле росы отражается Вселенная. В этом отношении показательны поэтические миниатюры. В них вечность сжата до мгновения, а целые миры умещаются в пространстве между строк. Сборник «Чаша» целиком посвящён четверостишиям. Они заставляют вспомнить о рубайях Омара Хайяма.

В лирике Эдуарда Балашова неоднократно встречаются мысли о предназначении художника-творца. Не всегда они выражены прямо. Иногда раздумья проступают сквозь призму аллегорий. В миниатюрах звучат мотивы многогранности бытия, тема красок и музыки всей окружающей действительности:

Ты, от мира уходящий,
Пьёшь песок пустыни.
Цвет и звук текут из жизни –
Не пролей святыни!

Умение чувствовать глубинный смысл жизни – это то, что отличает подлинного художника. Лирика Эдуарда Балашова – ступень к познанию загадок бытия. Важно, чтобы читатели обращались к творчеству этого поэта. Оно – связующее звено между эпохами и самобытная философия, выраженная в возвышенном слове.

******************************************
Впервые опубликовано на сайте «Школа Жизни» в 2017 году.


Рецензии