1. 1 Село на горе

Малая Родина, милая,
Так первозданно чиста…
С необычайною силою
Тянет в родные места.

Клин журавлей над деревнею,
Мамы улыбка в окне –
Чистое, доброе, древнее
Детство припомнилось мне.

Старое здание школьное,
Купол церковный и крест…
В праздники звон колокольный
Даль оглашает окрест.

Синее небо бездонное,
В россыпи ласковых звёзд,
И за околицей сонною
Патриархальный погост.

Нет уж ни папы, ни маменьки –
Вечный сердешный покой…
Я одинокий и маленький,
И беззащитный такой.

В тихой родимой обители
Мне уж не быть молодым,
И потому так живителен,
Сладок Отечества дым.

Берег, поросший осокою,
Ивы над звонкой рекой…
Милое детство далёкое
Трепетной машет рукой.

                Михаил Стихоплётов



Достаточно часто в книгах наших многоуважаемых краеведов сталкивалась с выдержками из путевых записок некоего Андрея Болотова и никак не могла понять, что они из себя представляют. Побуждаемая желанием ознакомиться в более полном и развёрнутом виде с увековеченными воспоминаниями этого человека, я обнаружила, что его мемуары на самом деле являются частью письма. Работа Андрея Тимофеевича, хотя и не без труда, нашлась на просторах интернета. Название её было нехитрым – «Жизнь и приключения Андрея Болотова».


Начать изложение я хочу с той части письма, в которой проезжавший некогда мимо нашего селения писатель делится впечатлениями о местах, в коих очутился однажды волей судьбы, обрядившейся в непромокаемый плащ непогоды.


«О путь!... путь великий и знаменитый! Сколь многие века существуешь ты уже здесь и сколь многие сотни тысяч людей видел ты едущих и идущих? Сколь бесчисленными тяжкими повозками были обременяемы и коликим множеством колес были рассекаемы мягкие хребты твои! Колико претерпеваешь ты и ныне еще от них ежедневно!.. Какие глубокие язвы и раны видны на тебе повсюду произведенные! О, как велик и широк ты! И сколь многими людьми помещаешься ты в нынешние времена ежедневно!..


…Но были некогда времена, в которые не было здесь и самой малейшей тропинки, но свистел только от ветров высокий бурьян, по местам сим в глуши и дичи растущий. Единый только топот от быстрых коней претерпевал ты временем от татар, набегавших нередко на отечество наше и разорявших оное до самых тех мест, где протекает Ока, сия река многоводная и служившая так долго защитою бедному отечеству нашему от сих народов варварских и диких…


…Коль много зла претерпевали предки наши, живущие в местах сих от сих грабителей жестоких! Может быть, не один раз видел ты их на себе, посекаемых острием мечей их, и слышал стон и вой увлекаемых ими в плен жен и девиц с собою, и орошаем был слезами текущими из очей их…»


Путешествие Андрея Тимофеевича совершалось по направлению к Москве и, как думал прозаик, не сулило особой лёгкости и непринуждённости.


Итак, «…в путь сей отправился я 28-го числа августа после обеда, и отъезжая готовился заблаговременно к чувствованию скуки и досад многих. Ничто и поныне для меня так не скучно и не досадно, как путешествовать по грязной и трудной дороге, а тогда точно и была такая.


Бывшие до того частые дожди и продолжавшиеся по нескольку дней сряду ненастья произвели и на малых дорогах везде грязь превеликую; а чего должно было ожидать на большой тульской в Москву дороге, которой, как известно, нет многолюднее во всем государстве нашем…»


Далее написанное подтверждается, и мы читаем:


«…Она (дорога) была чрезвычайно грязна и так дурна, что мы с трудом могли ехать, поспешить же никак было не можно. Итак, далее не могли мы никак в сей день доехать, как до большого села Липец, и были довольны по крайней мере тем, что нас не мочило сверху, ибо погода начинала понемногу переменяться, и облака понемногу соединялись уже в густые тучки.


Чтоб не допустить себя мучить скуке, при медленной и беспокойной езде грязною дорогой, расположился я уже с самого начала, для меньшего чувствования оной, возыметь прибежище к любимому моему и толь нужному для человеков искусству увеселяться красотами натуры и положением мест, и занимать себя колико можно такими мыслями, которые могли б не допускать меня чувствовать скуку.


Всходствие чего и учинил тому тотчас начало, как скоро начала скука и досада ко мне появляться, и употребил для прогнания оной помышления о самой сей дороге…»


Так, стоп! Вот тебе и первая загадка: почему, спрашивается, в названии села присутствует буква «е», ведь в Липицах нет ничего подобного? Как я ни старалась найти подтверждение правильности такого написания, однако ничего стоящего не обнаружила ни в ранее датированных текстах, ни в более поздних документах. Вероятно, и тут, как говорится, дал знать человеческий фактор. Скорее всего, самому прозаику не было доподлинно известно, как именно пишется название села, через которое пролегала дорога. Да и помнится, что уточнения в топонимику, установление правильности написания географических наименований были внесены лишь в середине XIX века, а значит, уже после появления данного письма, ибо согласно свидетельствам Всемирной Паутины, записки Андрея Болотова датируются периодом в 27 лет: с 1789 по 1816 год.


Как бы то ни было, повозка влекла сидящих в ней путешественников дальше, мимо лесов, коих в то время, по всей видимости, было поболе, нежели сейчас.


Впечатлительный писатель отметил в путевых заметках:


«…Самые сии леса, мимо которых проезжал я далее, подавали мне повод к помышлениям, что и они, может быть, некогда служили наилучшим и надежнейшим убежищем предкам нашим от татар при набегах их.


"Может быть, – говорил я, – не один раз живали они по нескольку дней и недель в глубоких оврагах, посреди лесов сих находящихся, скрываясь со страхом и трепетом от губителей их и дожидаясь обратного их отшествия!"


Обращаясь опять к дороге и беседуя в мыслях с нею, говорил я:


"Да и тогда, когда ты существовать здесь начала, как невелика ты была, доколе в новейшие времена не сограждена была Тула. С того времени, может быть, сделалась ты сколько-нибудь более, когда начал существовать сей город и служить защитою от татар...


…И с того времени сколько войск, и сколько раз проходило здесь по тебе и конных и пеших, сколько раз стенала ты от тяжести огнедышащих орудий, везомых по тебе? Сколь много раз, и сколь многие путешествовали по тебе здесь взад и вперед, древние обладатели сих мест и праотцы владельцев нынешних! Сколько раз видала ты ехавших по себе самых князей и государей, владевших отечеством нашим!..


…Не один раз, может быть, летел по тебе какой-нибудь удельной князь с дружиною своею вслед других товарищей своих, поспешавших на войну, или для обороны отечества от татар, приближавшихся к местам сим"…»


По мере того, как бегущие лошади преодолевали версту за верстой, везя своего барина в белокаменную столицу, словно кинолента разворачивалась чудесная панорама окрестностей села:


 «…В сих и подобных сему размышлениях упражняясь, и не видал я, как приближались мы к помянутому селу Липецам, получившему, может быть, название сие оттого, что некогда стоял тут огромный липовой лес, косою времени потребленный.


Тут открылись вдруг дальновидные положения мест и представилось взорам моим множество новых и прелестных предметов, привлекавших напрерыв мое внимание к себе.


Широкий и огромный дол и синеющиеся за ним вдали леса, видимые с высоты холма того, где мы тогда ехали, преисполнили сердце мое некоторым удовольствием, а сребристая многоводная Ока, извивающаяся величественно вдоль по оному и катящая вниз струи свои, освещаемые местами вечерним солнцем, восхищала зрение.


Многие высокие холмы и возвышенные бугры, увенчанные лесочками, вместе с полями хлебными разных видов, испещряли все нагорные и высокие берега величественной реки сей и кривизнами и мысами своими, выдающимися вдали друг из-за друга, придавали местоположением сим еще более красоты; несколько селений, видимых на них вдали и сельские в них храмы увеличивали великолепие оных, а особливо белеющиеся вдали храмы и здания города Серпухова.


Никогда, никогда не проезжал я места сии, не утешаясь красотою оных, и никогда не мог налюбоваться ими довольно. Наконец и самое село то, в которое мы тогда ночевать поспешали, подало мне повод к размышлениям различным.


При самом даже въезде в него повстречавшийся с зрением обширный сад, окруженный несколькими рядами престарелых берез и других высоких дерев, и обнесенный решетчатою оградою, предвещал нечто величественное впереди; а представившийся вскоре потом зрению нашему каменный сельский храм, и пряное насаждение лип стригомых, ведущее к каменному едва приметному дому, и воздвигнутое насупротив оного чрез дорогу обширное здание с некою башенкою над собою, вмещавшее в себе конский завод, увеселяло зрение наше.


Принадлежало обширное село сие тогда еще графам Головкиным, бывшим некогда толь знаменитыми вельможами в отечестве нашем, и помянутый дом воздвигнут был тут для спокойного пребывания их при приездах в село сие; но все находилось уже и тогда в приметном упадке, клонящемся к запустению.


И самый храм, при въезде в село стоящий и лучшую красу ему придающий, не имел дальнего великолепия, и достопамятен был тем только, что из среды служителей его произошел тот из первосвященников наших, который так славился уже и тогда отменным красноречием своим, и нося на себе имя славнейшего из древних мудрецов, делал собою красу всему духовенству нашему.


Всегда, когда ни случалось мне проезжать мимо храма сего и взглядывать на хижины, стоящие подле оного, не проходило без того, чтоб не сказал я сам себе: "Вот здесь, вот в сих местах и хижине, подобной сим, родился тот великий муж, который и поныне так славен умом, красноречием и великостию сана своего!!."…»


Ага, вот ещё за что можно зацепиться. Я несколько приуныла, так как многое из прочитанного требовало пояснения. Сильно смутил меня титул сего «великого мужа», о ком идёт речь в послании. Итак, Андрей Тимофеевич упоминает, что муж сей родился здесь и «поныне так славен умом, красноречием». Кто именно тогда был настолько популярен, чьим житием могли гордиться Липицы в вышеозначенный период времени? По всему выходило, что им мог быть только митрополит Платон, в миру носивший имя Петра Левшина. Однако известно, что человек этот всего лишь проживал в наших краях с младенчества, а родился совершенно в ином месте, да и грамоте учился в стенах Владычного монастыря, что в соседнем Серпухове. Потом, «присвоенный» прозаиком чин первосвященника относится всё же ко временам Ветхого Завета, а путевые записки увидели свет, как сие очевидно, существенно позднее.


Хорошо, давайте посмотрим, что говорят свидетельства Петра Троицкого, опубликованные в середине XIX века в «Вестнике императорского русского географического общества»:


«У здешних жителей есть предание, что Преосвященный Платон, митрополит Московский, был уроженец липицкий и что родитель его был причетник. Это подтверждается тем, что будто бы Преосвященнейший, быв проездом в Липицах, просил причетников постарше; ему предоставлена была одна старушка, в сопровождении которой он посетил места, любимые им в детстве, и указал ей одну старую лозу, на которую некогда влезал».


Я просмотрела немало различных источников, где шла речь о появлении Петра Георгиевича на свет Божий. Все они сообщают примерно следующее: митрополит Платон (в миру – Пётр Георгиевич Левшин) родился 29 июня (по новому стилю 12 июля) 1737 года в селе Чашниково Московской губернии, в День Первоверховных апостолов Петра и Павла. В честь одного из них он и получил своё имя при крещении. Его родителями были сельский причетник и звонарь (впоследствии священник) Георгий Данилов и его жена Татьяна.


Таким образом, версия рождения Платона в Липицах безосновательна. Однако можно предположить, что Левшин жил у нас некоторое время. Существуют письменные свидетельства того, что отец митрополита на самом деле был служителем в церкви Благовещения Пресвятой Богородицы.


К примеру, во 2-м томе книги «Храмы Серпуховского благочиния. Очерки из истории и современной жизни храмов» записано следующее:


«Памятной страницей местной истории XVIII века стали прошедшие здесь детские годы видного церковного иерарха митрополита Московского Платона Левшина (1737-1812), в миру Петра, сына липицкого священника Георгия Данилова».


В книге протоиерея Олега Пэнэжко «г. Серпухов. Храмы Серпуховского района» читаем:


«Некоторое время священником Благовещенской церкви был Георгий Левшин, отец будущего митрополита Московского Платона (в миру Петра Георгиевича Левшина) и будущего протопопа Успенского собора в Московском Кремле, члена Синода Александра Георгиевича Левшина (умер 1798). Во время пребывания семьи Левшиных в Липицах Петру было около 10 лет».


В книге В.А. Рождественского «Историческое описание Серпуховского Владычнего общежительного девичьего монастыря», изданной в 2007 году в типографии Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, на странице 85 говорится:


«…Но в скором времени архипастырь Московский Платон обратил более внимательный отеческий взор на упадшую обитель. В 1806 году, когда монастырь ожидал упразднения, архипастырь, видя необходимость иметь в Серпуховском уезде девичий монастырь, испросил у императора Александра I дозволение преобразовать оный из мужского в девичий: "Сие мы с Богом предприяли, – писал тогда приснопоминаемый архипастырь, – дабы доставить пристанище хотящим благочестно пожити женскаго пола христианкам; мы надеемся, что лучшим монастыря и собравшихся монахинь жительством прославится Бог… что при сей перемене лучшее в том монастыре последует благоустройство".


Кроме других побуждений к такому особенному попечению об обители Владычней, для архипастыря Платона живым побуждением к сему была благодарная память об обители, в которой он проводил времена детства своего и получил первоначальное образование. Имея в младенчестве своё пребывание в селе Липицах, стоящем на Оке-реке, в виду монастыря Владычнего, отрок Пётр Георгиевич Левшин, как говорит местное предание, учился по соседству, во Владычнем монастыре, грамоте и до отправления в училище был келейником у игумена Иосифа. Живое устное предание свидетельствует, что архипастырь Платон в 1804 году, проездом из города Киева, посетил обитель Владычнюю и указывал на места, оставившие особенную память о временах его детства».


На страницах интернета доступно «Жизнеописание митрополита Московского». Помимо подробнейшего изложения фактов биографии, в работе присутствует следующая запись: «На десятом году от рождения был он отдан в школу. При сём нельзя умолчать некоторого особенного случая. Отец его, священник Георгий, был потом священником в Серпуховском уезде, в селе Липецах, что близ реки Оки».


Таким образом, факт пребывания семьи Платона Левшина является вполне доказанным и неоспоримым.


Читаем письмо Андрея Болотова далее.


«…Шум от блеяния овец, и разные крики, и мычание бегающего по улице и вбежавшего только в село с полей многочисленного скота, и призывание нас жителями оного напрерыв друг пред другом к ночеванию у себя, пресек все умственные разглагольствия мои, и я спешил приказывать избрать где-нибудь избу получше для ночлега своего.


Будучи до садов охотником и ведая, что все почти жители села сего были таковыми ж и что многие из них торговали приливными и пенковыми колонками и получали себе на том довольные прибытии, не мог я довольно наговориться о том с хозяином того двора, где мы ночевать остановились, и я наслышался от него обо многом до того мне неизвестном.


А всего более слушал с удовольствием рассказы его о господском тутошнем саде, расположенном за домом по горе, о красоте оного, о многих прудах и сажелках, находящихся в оном, также о разных беседках, и самом гроте, сделанном в нем, где граф, живая в сем селе иногда по нескольку недель, нередко брал себе отдохновение, и, слушая сие, жалел, что не удалось мне все сие никогда видеть».

Продолжение следует


Рецензии
Сколько труда ты на поиски информации вложила!
Прекрасное начало, Наташенька!
Родной край нужно беречь и любить, а ещё знать его историю...
Я тоже в роман вписала, то что мне известно о Краславе.
Увы, теперь уже не узнать большего, далеко мы от Родины.
Удачи в поисках и пусть Господь поможет и благословит!

Натали Бизанс   10.09.2018 15:05     Заявить о нарушении
Наташа, большое спасибо за отклик!
Да, не легко, особенно с моим недостатком. Но, как сказал некто, Даром только птички щебечут. За всё надо платить - деньгами, чем ещё. И ничто не дастся просто так, нужно прилагать сердце, душу. Тогда будет толк!
С теплом.

Наталья Вялкина   10.09.2018 16:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.