Песнь пьяных Ануннаков

В качестве иллюстрации: брутальный господь Нинурта, любимый Ануннак православного шумеролога В.В.Емели, шумерский бог-пахарь с самым большим Апином. Пожалуй, это лучший среди всех известных мне портретов Нинурты! Автор — художница Сандра Табатха Цицеро, из колоды карт «Вавилонское Таро». А здесь В.В. Емеля глубокомысленно рассуждает о фаллической символике плуга:
https://banshur69.livejournal.com/286858.html

Шалом, дорогие черноголовые! Позвольте похвастаться успехами.

Выложив еще в октябре прошлого года в Интернет очередную главу своего эпического шумерского романа «Пленники субботы или Трахнуть Машиаха!» (самого правдивого и достоверного произведения о семитах, семитской религии и семитских богах), рекомую «Путешествие Нанны в Ниппур», ныне я могу с чувством глубокого удовлетворения отметить, что за прошедший срок мое детище удостоилось солидного количества откликов — не только на литературных порталах типа «Прозы.ру» и «Стихов.ру», выступающих сейчас моими основными ресурсами, но и в личной переписке на многих социальных сетях, — к примеру, том же «ВКонтакте», где я сижу бОльшую часть времени. Причем, иные из оных писем меня до того развеселили и порадовали своей наивной дуростью, что невозможно преодолеть искушение поделиться их содержимым со своими постоянными читателями и почитателями! Посему вот вам, черноголовые, для примера, немного избранных перлов из моей частной переписки, авторы которых традиционно попрекают меня в неуважении к бессмертной инопланетной расе наших великих космических учителей и создателей и сетуют на мою прискорбную тенденцию сугубого воспевания Анунначьей личной половой жизни, их неимоверного пьянства и ълядства (как будто у премудрых инопланетян других дел не было). Таки да! - иные добродетельные черноголовые вполне искренне убеждены, что я злостно клевещу на божественных пришельцев с Нибиру, упорно рисуя их запойными алкашами и развратниками, ибо на самом деле они все были сплошные Аштары Шераны и Махатмы Шамбалы... В общем, зацените «аргументацию», друзья мои! Разумеется, стиль, орфография и пунктуация авторов сохранены:

«Спасибо. Читаю. Еще не все прочел.

1. Есть вопросы. Почему Энлиль алкоголик?
2. Что такое МЕ?
3. Противозачаточные для мужчин? Неужели за 36000 лет не научиться не эякулировать? Это не так сложно, как кажется.
Как прочту всё, будут еще вопросы :)»

Письмо второго возмущенного «ревнителя Анунначьего благочестия»:

«Это не вампирско-каннибальские наклонности Склярова, это хоть какая-то попытка дать ответ, потому что ферма с экологически чистой едой и глупыми тружениками совсем не прокатывает. Найдите версию лучше. Фермы, планшеты, звездолеты, пьянки, траханье примитивное — это атрибуты нашей современной цивилизации, но совсем не то, что было подвластно и ценилось пришельцами или кто они там были. Это с одной стороны. А если говорить про религию, то есть еще любовь и сострадание. Про эти чувства в уголовном кодексе не прочтешь. И я не верю в эти чувства, я их испытываю душой!!!»

Из послания третьего ханжи и моралофага:

«Уважаемая Тэльфар! Мне не близко последовательное «снижение», а попросту опошление тем, связанных с шумерами, в Ваших произведениях. Поэтому вынужден попрощаться».

Но особенно повеселил меня отчаянный вопль очередного долбослава, который написал мне следующее:

«Чтобы тебя забрали Ануннаки нужно иметь ранг хоть кого то уровня! У тебя он есть?)
Я хотел спросить тебя как твоя фамилия из какого ты рода племени чтобы писать об этом. Захария Ситчин был из племени Левитов ,поэтому ему было дозволенно это написать. Хотя он всего не сказал ,где то скрыл ,а где то намеренно изменил трактовки. Человек имеющий к древней цивилизации родство только может говорить и писать об этом. В противном случае ты разбудишь те силы о которых ты не знаешь. Не буди спящих,они тебя не слышат. Посмотри там где ты находишься одни рабы .Есть вероятность что тебя услышат,но им на людей ровно. Люди уже для них не существуют. Они вычеркнули людей слишком с ними много возни .Они создают другую форму на Земле.
Хорошо написала от Души. Даже не знаю на каком языке с тобой говорить. Есть такое поселение которое основали мои Предки в 15 веке оно называется Ной. Я в нём родился. Есть дома в том поселении знаки на тех домах шумерские. Я думаю ,что ты хороший человек просто тебя все достали. Меня так же- каждый день война. Захария Ситчин пытался ответить на вопрос откуда сами Анунyаки произошли или прибыли на Нибиру ,но так и не ответил. А ты как думаешь?
Если хочешь испытать судьбу приезжай .Я отведу тебя .Я ни на ,что не претендую. Мне доказывать ничего не нужно это проклятие а не преимущество я не могу жить как все нормальные люди. У меня куча изобретений и бизнес построенных на них. Немцы предлагали остаться у них предлагали целый завод построить я не смог там жить. По одной причине ,что пришлось общаться с Кощеем -человеком которому принадлежит биржа в Нью-Йорке по интеллектуальной собственности. Основная задача которой скупка технологий и контроль за их использованием. На фирме не интересно всё ,что даю людям выполняется на один процент. Сделал театр трюковой ,в основе которого лежит рассказ о древнем мире. С помощью стихий пытаюсь донести информацию. Огня ,живой музыки,хореографии и самих трюков. Трюки с техникой авто и мото ,прыжки в огонь,перевороты,горение людей. Сейчас администрация города отдала стадион под проекты,но людям нужно шоу ,а как донести до них другое пока не знаю. Написал книгу,но публиковать боюсь. Не вижу читателей. Каждый вырывает из контекста то ,что ему надо и получается совсем другое. Вот и подумал может ты чем то сможешь помочь .Если нет, то ты это сделаешь осознано и значит на тебе будет ответственность за то что когда к тебе обратились ты приняла такое решение. Любое действие за которое спросят начинается с осознания. Если ты осознаёшь ,что делаешь ,то с тебя спросят. С меня спрашивают почти каждый день. Я бы с удовольствием не занимался этим ,но так получилось ,что мне пришлось вернуться с того Света. Теперь от меня мало ,что зависит».

- конец цитаты. Далее оный долбослав и близкий друг Кощея, дабы заинтриговать меня еще пуще, похвастался, что «У нас в институте где я работал раньше лежат осколки космического корабля НЛО. На осколках есть иероглифы похожие на Руны», намекнул, что у «У моего товарища который постоянно был со мной поставлен ЧИП в позвоночник. Учёные так и не могут ничего определить», и глубокомысленно добавил, что, кажись, постиг загадочный Анунначий менталитет (не прочтя ни единой книги по шумерологии, добавлю я от себя):

«Проблема для этой цивилизации,что Ануннаков люди уже не интересуют.Они уничтожают эту цивилизацию.Создают новую .Слишком много хлопот с людьми.Люди не выполняют поставленных задач, постоянно воюют, их надо кормить ,лечить.Новая эра уничтожит человечество как вид и самое главное у людей не будет божественной сущности(искры). Если мы хотим сохраниться как вид с божественным рождением,то должны доказать своё право на жизнь.Собрать тех людей в которых эта сущность осталась -призвать их и составить послание для Ануннков. Объяснить(доказать) им ,что эта часть людей заслуживает того, чтобы божественный свет оставили нам.К тем людям к которым я обращался думают только о сектах,деньгах,славе ,открытиях для диссертаций,но никто не беспокоится о мире в котором они живут, и кому обязаны всем(в том числе знаниям и способностям) Я предлагаю людям объединиться те кто верит в божественное происхождение и начать делать шаги в сторону объединения.Пока мы разбираемся между собой огонь дарованный небесами гаснет.Если ты призываешь Ануннаков ты осознаёшь всё ,что происходит.Значит придётся отвечать за то ,что можно было сделать».

- конец цитаты. В общем, сей «искатель божественной сущности(искры)» настолько развеселил и порадовал меня своим забавным диагнозом, что я даже пока решила не отправлять его в черный список. В случае чего, забанить всегда успею, но пока подожду — авось родит еще какие-нибудь выдающиеся сектантские перлы про «родство с Ноем» и «прямое происхождение от шумеров» (которые мне, безусловно, потом весьма пригодятся при написании грядущих материалов). Пока что Кощеев друг заткнулся; но я искренне надеюсь, что это — временное явление, и с нетерпением жду новых славяно-арийских ведических откровений. Хотя шибко подозреваю, что коварные жЫдоептилоиды его все-таки выследили и похитили, чтоб не разглашал почем зря их сакральные жЫдоептилоидные тайны... Ну, что тут сказать, черноголовые?.. Увы, но, как говорится, - идиотами быть не запретишь! Бухать ведь тоже не запретишь, разрушать свою психику не запретишь, вступать в долбославские (и прочие тоталитарные) секты не запретишь, и шизотерикой заниматься — тоже... Очень многих серьезно ушиб Палеоконтакт, став для них подлинным РАЗРЫВОМ ШАБЛОНА, безжалостно поломав привычную им картину Мироздания и поставив пред бедными черноголовыми целый ряд актуальных животрепещущих вопросов, ответ на которые им, к сожалению, недоступен (а все потому, что они, в отличие от меня, не удосужились досконально изучить шумерологическую матчасть, прочтя в лучшем случае лишь Ситчина и Элфорда — да и тех поняв через свою славяно-арийскую прямую кишку и ведическое анальное отверстие).

С долбославами у меня вообще отдельные счеты – ибо они, со своей манией «спасать святую православную Русь от жЫдорептилоидного засилья» гадят уфологии едва ли не больше всех. Это по-настоящему ВОШУМЕРЕННЫХ черноголовых здесь днем с огнем не найдешь, а этих недоумков — пожалуйста, как собак нерезаных!.. Увы, но по всему Рунету бродят гигантские стада долбославов, насчитывающие едва ли не миллионы голов. Их здесь до фига, к сожалению, - что «ВКонтакте», что на «Прозе.ру», что на других социальных сетях... Уж я их баню-баню, пачками отправляю в черный список — но они все равно (с упорством, достойным лучшего применения!) лезут и лезут на мою ситскую Ситчинскую страницу. Иные из них даже порываются добавить ко мне в друзья... и очень удивляются, когда я их в ответ матерю трехэтажным шумерским матом на священном языке эмегире — и посылаю к Нинурте на Апин! И еще для отпугивания долбославов (которые — не токмо конченые расисты и антисемиты, но еще и — поголовные сексисты и гомофобы) я такой вот замечательный демотиватор использую — здесь он стоит в качестве иллюстрации к моему знаменитому анти-неоязыческому фельетону:
http://www.stihi.ru/2015/10/22/543

На той же «Прозе.ру» и «Стихах.ру», к сожалению, буквально каждый второй автор поражен Задорновско-Трехлебовским ментальным вирусом. А еще многие из них ухитряются прекрасно совмещать долбославщину с ПГМ-щиной, культ Николая Второго — с культом Сталина и Путина... Поэтому у меня такой большой черный список.

И еще там же, на «Прозе.ру», буквально каждый второй графоманишко считает своим священным долгом непременно наваять какую-нибудь очередную шизу/шизищу/шизятину про Иисуса Энлилевича Ануннакина, где «убедительно доказывает», что он — якобы не Энлилевич и не Ануннакин, да и вообще, якобы «не называл себя богом — его потом коварные коррумпированные церковники обожествили», «был обычным простым человеком, добрым раввином и учителем нравственности», а также «посещал Шамбалу», «ходил на обучение в Индию», да и вообще он «славянский волхвЪ РадомирЪ, создавший свое учение на основе ведических принципов». Так стоит ли удивляться тому, что добрая половина авторов сайта у меня в ЧС!?..

Но даже если абстрагироваться от долбославщины, в рейтинге самых идиотских вопросов, которые мне регулярно задают про шумерских инопланетян, пожалуй, лидируют следующие:

«Почему в ваших произведениях все пришельцы такие сексуально озабоченные? Все только про ЭТО и думают! Зачем вообще Дингирам секс, если они — высокоразвитые инопланетяне, давным-давно овладевшие технологией клонирования и искусственного оплодотворения? Почему они не размножаются искусственно?»

и еще:

«Почему в ваших произведениях все пришельцы такие голубые? Они ведь —  высокоразвитая цивилизация, давным-давно научившаяся управлять генетикой! Почему же они, при своих генноинженерных достижениях, до сих пор не искоренили у себя эту болезнь, этот постыдный порок?»

- думаю, что идиотизм первого вопроса в комментариях вообще не нуждается. А ведь его подчас задают иные дебилы и ханжи, наивно полагающие, что смысл секса якобы исчерпывается одним лишь размножением, - и даже не подозревающие о существовании гениальной книги ассириолога Гвендолин Лейк «Секс и эротизм в литературе Древней Месопотамии», на ценных сведениях, почерпнутых из которой, во многом и базируется мое творчество. Насмотрятся всяких там «Стар Треков» и прочей низкопробной попсовой фантастики, а потом вопят: «Пришельцы — безэмоциональные существа! Они не знают, что такое любовь! Они давно уже забыли о сексе, ибо перешли на искусственное размножение!» - и т.д., и т.п., и пр., и др. Лучше бы умные книги по шумерологии читали! Это пришельцы-то «о сексе не думают»?.. Судя по тому, что пишет Гвендолин Лейк и многие другие шумерологи, они только об одном сексе и думают...

Еще многие не в меру «духовные» субъекты изрядно достали меня своей ханжеской манией противопоставлять якобы «целомудренных» шумеров якобы «развратным» вавилонянам. Не счесть, сколько раз я уже встречала сей идиотский (но — на удивление живучий) стереотип у самых разных (но — одинаково безграмотных) авторов. Возможно, вы будете удивлены, черноголовые, но есть не так уж и мало желающих голословно приписать древним цивилизациям и культурам наше современное православное ханжество (лицемерно выдаваемое за «высокую мораль»). Согласно данному мифу, невинные шумеры якобы отличались столь редкостным целомудрием, что совершенно не ведали ни проституции, ни гомосятины, ни мастурбации и т.д., занимались сексом только в законном браке и исключительно для зачатия детей (а все остальное время, надо думать, предавались аскезе, медитации, йоге, исихазму и прочим духовным практикам), а Гейгамеш и Энкиду просто крепко дружили и вместе совершали подвиги, без всякого слэшного подтекста. Но потом пришли противные вавилоняне со своим до предела растленным культом  — и все извратили, сволочи!.. Естественно, причиной сугубой популярности оного мифа является банальное невежество и дремучая невошумеренность: толком не зная клинописных текстов, не читая серьезной научной литературы, ханжи на полном серьезе предаются «глубокомысленным» рассуждениям о том, что, дескать, «шумерская Инанна отличается от вавилонской Иштар, пройдя тернистый путь от хранительницы семейного очага до порнозвезды». Но на самом деле сей «тернистый путь» существует лишь в больном воображении моралофагов, ибо, как блестяще доказывает в своей гениальной книге та же Гвендолин Лейк, Инаннкин культ был в высшей степени проституточным аж с самой Раннединастической эпохи — причем, Урукская богиня-шлюха покровительствовала не токмо обычной гетеросексуальной проституции — но еще и голубой, да и вообще стояла чуть ли не во главе обширного шумерского гей-движения (ибо в ее свите, помимо стандартных древневосточных блудниц, постоянно фигурирует еще и масса ЛБГТ-личностей). Просто от времен Навуходоносора и Ашшубанипала, естественно, сохранилось гораздо больше документов, чем от более ранних эпох Ур-Намму или Саргона Аккадского; но при желании (и определенном старании) не так-то сложно найти клинописные свидетельства гедонистического шумерского разврата, бытовавшего на всем протяжении существования великой цивилизации Двуречья. Очень многие из них любезно приведены в той же книге Лейк, особенно в ее главах «Инанна радуется своему влагалищу» и «Моя супруга, дева Инанна — госпожа, сладострастнейшая на небе и на земле». Не верите — почитайте сами, черноголовые!

Что же касается слэшной темы, проходящей голубой нитью через все мое творчество, то, касаясь данного вопроса, я в первую очередь акцентирую внимание на том, что Дингиры прославились как исключительно ПРАГМАТИЧЕСКАЯ раса — и всегда исходили из соображений утилитарной пользы и выгоды. Как блестяще доказывает тот же Лев Клейн в своем трактате «Другая любовь», гомосексуальность никак нельзя считать болезнью — ибо она ничуть не снижает трудоспособность конкретного индивидуума, никак не влияет на уровень его интеллекта, не ограничивает его в творчестве и прочих видах деятельности. В отличие от какого-нибудь бедного инвалида, не способного трудиться самостоятельно и обреченного на участь вечного иждивенца, гомосексуалист —  нормальный полноценный член социума, которому под силу овладеть любой специальностью, освоить любую профессию и приносить пользу на любом поприще, какое он изберет. Вот и Ануннаки явно искренне не понимали, как можно считать «грехом», «пороком» или «болезнью» эту абсолютно безобидную врожденную генетическую особенность — ибо она настолько же невинна и безвредна, как и рождение некоторого количества левшей среди преобладающего большинства правшей, или голубоглазых — среди кареглазых. Гомосексуальность, или леворукость, или голубоглазость — это, согласитесь, отнюдь не те признаки, по которым можно проводить дискриминацию! Ведь правда же: нет ничего глупее, нелогичнее и нелепее, чем дискриминировать кого-то именно по таким мелким, пустяковым, чисто внешним различиям — а вовсе не по УРОВНЮ ИНТЕЛЛЕКТА, как это обычно принято у по-настоящему высокоразвитых цивилизаций. С точки зрения любого Ануннака, ненавидеть гомосексуалистов столь же глупо, бессмысленно и нелогично, как и ненавидеть, допустим, всех рыжих, или всех, чей рост превышает 180 см.

А, во-вторых, Дингиры прославились еще и как подчеркнуто ГЕДОНИСТИЧЕСКАЯ раса — ибо совершенно не страдали ханжеством; напротив, в основе их культуры лежала страсть к удовольствию. Что в них точно отсутствовало, так это малейшее стремление к аскетизму: напротив, они привыкли никогда не подавлять своих естественных желаний и не мучиться по поводу их никакими угрызениями совести. И сами аскетизмом и/или мазохизмом не страдали — и даже от своих рабов-людишек ничего подобного никогда не требовали! Поэтому те из них, кто ощущал в себе гомосексуальные наклонности, спокойно и свободно удовлетворял их — и никогда не подвергался осуждению из-за своих нетрадиционных пристрастий. Да и вообще, однополая любовь считалась в древнем Месопотамском обществе столь же естественной, нормальной и традиционной, как и гетеросексуальная (не верите — перечитайте Эпос о Гейгамеше); а осознание своей голубой ориентации никогда не становилось для человека (или Ануннака) какой-то трагедией, не вгоняло его в депрессию, не доводило до самоубийства... В который раз не устаю подчеркивать то, до чего же их общество было здоровее и нормальнее нашего!

Да уж — мне с завидной регулярностью приходится объяснять невеждам самые элементные вещи, разжевывать общеизвестные сведения про бессмертную инопланетную расу:

- Ануннаки — пришельцы из-под Космоса. Наши старшие братья по маразму (ибо разума у нас, на Земле, что-то не густо, зато маразма — хоть отбавляй!), а также — по алкоголизму и даже, не побоюсь этого слова, по сексуальной ориентации. Прилетели в незапамятные времена, самым наглым образом захватили нашу планету и развели здесь алкоголизм вселенского, космического масштаба. Естественно, любили бухать и заниматься сексом, а работать совершенно не любили. Поэтому великий инопланетный ученый Энки Преображенский в результате своих генноинженерных экскрементов был вынужден искусственно вывести Адама Шарикова, чтобы возложить на него бремя богов. С первого дня своего существования быдло тоже начало бухать, но бухла на всех не хватало, поэтому, чтоб обеспечить каждого черноголового качественным опиумом для народа, пришельцам пришлось срочно создавать еще и ШПЦ НП (Шумерскую Православную Церковь Ниппурского патриархата). Потом, правда, конкурирующий Вавилонский патриархат во главе с его святейшеством Мардуком добился для себя автофекалии — но это уже совсем другая история... Короче, объявив себя богами, Ануннаки окончательно обратили людишек в рабство (кое-кого — даже в сексуальное). Как размножаются Ануннаки? Обычно двумя способами: либо при помощи изнасилования (как батька Энлиль, судимый по соответствующей уголовной статье), либо — при помощи клонирования и суррогатного материнства (как Яхве). Нет-нет, они точно не рептилоиды!.. Не слушайте ахинею А.Хиневича! Вот, лучше на картинку взгляните: шумерский барельеф эпохи Третьей династии Ура, где славный лугаль Ур-Намму (современник Авраама, между прочим) совершает возлияние перед сидящим на престоле Дингиром — Луноликим Нанной Энлилевичем — тем самым, что регулярно путешествовал в Ниппур. Обратите сугубое внимание на абсолютно антропоморфную внешность Нанны, а также — на его рогатую тиару, длинную бороду и пышную многоярусную юбку, и на символы божественной власти в его руках — боевой топор и кольцо со скипетром:
https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_myphology/3283/НАННА

Или вот еще один барельеф той же эпохи — здесь Ур-Намму стоит перед богиней Нингаль, супругой Луноликого:
https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_myphology/3347/НИНГАЛЬ

Ну и, соответственно, самый знаменитый и всемирно известный Дингирский портрет — стела Хаммурапи, где он получает шумерскую «Тору» из рук Уту, или Шамаша — бога Солнца и справедливости, сына Нанны и Нингаль:
http://megabook.ru/media/Хаммурапикодекс(стела)

Ну, и где вы здесь видите «рептилоидов»!?..

И вот еще великолепная картина, представляющая собой иллюстрацию к первым строкам бессмертной поэмы Энума Элиш: здесь мы видим премудрого Энки и юного, еще безбородого, Мардука, выступающих на Совете богов. Прежде всего, обращает на себя внимание великолепное соблюдение автором (художник Герберт Херджет) матчасти: Ануннаки одеты так, как и полагается аристократам Древней Месопотамии — длинноволосые, в рогатых тиарах, в многочисленных украшениях, в юбках и платьях-туниках. Эта замечательная иллюстрация, согласитесь, резко контрастирует с бездарными артами кой-каких горе-художников, которые, прочтя у лучшем случае лишь Ситчина и не удосужившись изучить матчасть, порой малюют шумерских инопланетян если не в виде рептилоидов, то в виде современных американских астронавтов: с короткими стрижками, безбородых, без украшений, да еще и в брюках. А порой их рисуют даже в скафандрах, разгуливающих на фоне пирамид и зиккуратов... Естественно, в повседневной бытовой жизни никаких скафандров пришельцы не носили. Попробуй-ка прогуляйся в скафандре при 40-градусной летней месопотамской (или египетской) жаре! И еще они совершенно не знали ни брюк, ни нижнего белья — ибо в жарком климате брюки чудовищно неудобны. ЮБКА МУЖСКАЯ — вот что составляло основу одежды каждого Дингира-Ануннака:

Так значит, кое-кому из вас, черноголовые, упорно не верится в беспробудный алкоголизм батьки Энлиля? Так значит, вы полагаете, что  «примитивное траханье есть атрибут нашей современной цивилизации, но совсем не то, что было подвластно и ценилось пришельцами»? Благородные господа инопланетяне, по-вашему, должны якобы быть «выше этого»? Одним словом, вам подавай ненаучно-фантастический фильм «Трезвость и целомудрие Ануннаков»?.. Ну-ну!

Специально для вас, черноголовые, решила я намедни переложить в стихах один весьма показательный (но, к сожалению, малоизвестный) шумерский текст, когда-то переведенный еще самим И.М. Дьяконовым. Многие ли из вас способны похвастаться тем, что читали Дьяконова в полном объеме?.. Вот то-то и оно! А я могу, знаете ли, я все у него читала. И сейчас полагаю своим священным долгом, по мере своих скромных сил поспособствовать пиару замечательной древней эротической (кое-кто скажет, что порнографической) песни о священной пахоте, найденной когда-то еще на страницах монографии «Люди города Ура», а затем, в более подобном варианте, - у Гвендолин Лейк в ее (уже многократно упомянутой мною) потрясающей книге «Секс и эротизм в литературе Древней Месопотамии». Смею надеться, что мою великую и гениальную поэзию все же прочтет побольше землян, чем диссертации и монографии покойного Игоря Михайловича или трактат зарубежного ассириолога — до сих по, увы, так и не переведенный на русский язык... И вы, Фомы неверующие мои, в очередной раз убедитесь в том, что нет в «Пленниках субботы» абсолютно никакой отсебятины — я отнюдь не клевещу на Ануннаков, постоянно подчеркивая их пьянство, ълядство и прочее, как сейчас бы сказали, моральное разложение, да и вообще, ничего не выдумываю из головы, а все пишу в точном соответствии с серьезными научными трудами, на которые, в сущности, и опираюсь (и которые, в частности, приведены в моей краткой библиографии в конце статьи «Христос и Нигена»).

***
- Энки! Жирный Нахаш, чтоб твоя мужская сил иссякла! Аспид коварный и многоподлый! Гад ползучий из чрева Змеиного болота! Где ты шлялся и почему молчал!? Как посмел столько дней не отвечать на мои звонки!? Совсем там заснул в своей бездне Абзу, на дне залива!? Или какую-нибудь новую пакость против меня, законного владыки страны Ки-Энгир, возлюбленного сына господина Ану, «козла-вожака небес и земли», замышляешь!? Интриги, небось, плетешь, пока я тебя не вижу!? Очередной заговор готовишь!? Козни строишь за моей спиной!?.. - с истинной братской любовью приветствовал Энлиль мудрейшего из Ануннаков, спешно прибывшего по его зову на аудиенцию в Ниппур и ныне стоящего перед троном, согнувшись в почтительном (хотя, если присмотреться — не особо глубоком) церемониальном поклоне.

Могуч, грозен и зело недоволен был нынче царь-батюшка, восседающий на резном кедровом троне с ножками в виде львиных лап, чью спинку, седалище и подлокотники обильно украшала позолота, чеканка и пластинки настоящего лазурита — священного для пришельцев камня, подобного цветом ночному космическому небу, с бесчисленными мелкими искорками золотистых и белых звездочек, рассыпанных по темно-синей поверхности. К слову сказать, это была почти точная копия Лазуритового Престола Ану (символа АБСОЛЮ-Ю-ЮТНОЙ ВЛА-А-АСТИ!!! над Солнечной системой), лишь чуть-чуть уступающая ему в роскоши и богатстве отделки (дабы старый инопланетный хрыч, прилетев с очередной инспекцией, не возмутился тому, что сын посмел его в чем-то превзойти). Престол, стоявший на небольшом возвышении из семи ступеней (что намекало на семь внешних планет покоренной звездной системы, формально принадлежащих Энлилю), мерцал синевой и переливался сполохами в огромном полутемном (повелитель не любил яркого света) приемном зале — отчего создавалось мистическое впечатление, что владыка восседает на глыбе сгустившегося космического мрака... Еще, подражая папеньке, Энлиль облачился сегодня в ламахушшум темно-красного, кроваво-винного, цвета (того самого, что Римляне впоследствии нарекут пурпуром — и который, между прочим, еще с древнейших Эдинских времен служил признаком высочайшего статуса), расшитый восьмиконечными звездами (еще один важный Дингирский символ), украшенный сложным орнаментом из золотых цветов, листьев и финиковых шишек и густо отороченный по краям кистями и бахромой из крученных золотых нитей; возложил на выю массивное золотое ожерелье с гранатами и рубинами, а на чело — одну из своих шестидесяти тиар с восемью позолоченными бычьими рогами (по четыре — с каждой стороны) и дополнил ансамбль еще тяжелыми спиралевидными браслетами с сердоликом (два — на запястьях, еще два — выше локтей) и увесистыми серьгами из разноцветных кусочков янтаря (янтарь хорошо знали в Месопотамии, ибо затвердевшая смола встречается везде, где растут хвойные деревья), спускающимися почти до плеч. Под мантией наподобие тоги, перекинутой через левое плечо и оставляющей открытой правую руку и правую половину груди, виднелась тончайшая льняная туника более светлого, розовато-сердоликового, оттенка. Длинная окладистая рыжая бородища повелителя, спускавшаяся ему на грудь, была тщательно расчесана личным брадобреем, перевита аккуратно вплетенными в нее золотыми нитями и блестела от обильно пропитавших ее благовоний; а не менее длинные, почти до поясницы, волосы, крашеные хной, возлежали на широких плечах живописно завитыми кольцами. Перекошенное от праведного гнева лицо Ниппурского владыки покрывал толстый слой тонального крема, пудры, белил и румян, умело наложенный слугами-стилистами, дабы предать стареющему Ануннаку более моложавый вид и хоть как-то замаскировать следы беспробудного пьянства. Держа в деснице царский посох, а в шуйце — скипетр и кольцо правосудия, он с такой силой и яростью сжимал кулаки, что длинные крепкие ногти (более похожие на когти), сверкающие ярко-красным лаком, ощутимо впивались ему в ладони.

Эх, с каким бы огромным удовольствием «царь всех земель и отец всех богов» запустил бы сейчас своим посохом (чей вес составлял добрую половину таланта) в проклятого человеколюбца, который не только посмел опоздать на их ежегодную встречу, но еще и, словно в насмешку, оделся с подчеркнутой скромностью и небрежностью: вместо положенной по придворному этикету тиары нахлобучил простую круглую войлочную шапку (вроде тех, что носят смертные лугали, эны и эни, которым тиар, тем паче рогатых, по регламенту не полагается), явился без нормальной прически, маникюра, макияжа и в неброском повседневном (явно не парадном) серо-голубом ламахушшуме! Даже на шее вместо бус или ожерелья болтается на цепочке одна лишь лазуритовая печать, как у простого жреца-чиновника из храмовой администрации... Он явно неспроста «забыл» нарядиться: словно специально пытается подчеркнуть свою независимость от брата и то, что визит в Гигуну (внутренние покои Экура, служившие личными апартаментами Энлиля и его приближенных) для него — некая досадная и совсем несущественная «мелочь», ради которой даже привести себя в порядок не стоит. Он бы еще в своем знаменитом биотехнологическом скафандре (костюме для глубоководного плавания из генномодифициованной рыбьей чешуи, со шлемом в форме головы карпа) приперся! Вынырнул бы из вод Нижнего моря, где проводит какие-то таинственные научные исследования, — и сразу ко двору, даже не сняв шлем и чешую...

В приемном зале повисла гулкая неловкая пауза — до того гулкая, что сделалось слышно, как работают бесшумные кондиционеры и колышутся в полумраке под потолком натянутые алые полотнища с изображениями священного древа вечной жизни, быков-шеду и крылатого диска Нибиру. Безмолвными каменными статуями застыли по обеим сторонам трона двадцать четыре Энлильких телохранителя (по дюжине справа и слева) — стройные и высокие молодые Игиги в коротких одинаковых туниках и легких доспехах, сжимающие в руках смертоносные плазменные излучатели. Сжались в темных углах у стен небольшие группы придворных сановников, слуг и рабов. Казалось бы, столь зловещая, воистину Иркальсская, Кур-Нуггская тишина способна ужаснуть любого — но только не Энки, который по-прежнему стоял с невозмутимым выражением лица, демонстративно крутя на безымянном пальце крупное серебряное кольцо в форме головы рыбы сухурмаш. Это было не простое украшение, а так называемый «перстень рыбака» — особый артефакт, служивший, по слухам, одним из главных вместилищ его МЕ. Будучи подлинным гением во всех сферах науки (в том числе — и в плане информационных технологий) Энки обладал редкой способностью прятать и сохранять нужную информацию где угодно и на чем угодно, подчас — на самых неожиданных носителях. Сколько раз уже и Энлиль, и Нинурта пытались уговорить рыбобога позволить им хотя бы прикоснуться к чудесному перстню — но упрямый Нахаш упорно не позволял, мотивируя тем, что «в полной мере передаст МЕ лишь тому Ануннаку, в ком узрит своего преемника по общегуманоидным нравственным ценностям». Красть же «перстень рыбака» или отнимать силой было совершенно бессмысленно — ибо, кроме самого гения, никто понятия не имел, как извлекать оттуда нужную информацию... Впрочем, с Мардуком он всеми знаниями тоже не поделился — следовательно, даже его не считал полноценным преемником (что внушало определенный оптимизм).

- Не изволь беспокоиться, Нунамнир! - с едва заметной ироничной улыбкой наконец ответствовал творец человечества, - Клятвенно заверяю своего царственного брата, что для его тревоги нет ни малейших оснований! Я вовсе не планировал заговор, не плел интриг и не стоил козней за твоей спиной, а занимался куда более прозаическими вещами: к примеру, опять ремонтировал свой храм в Эриду и подновлял искусственную насыпь, на которой он возведен. Или ты забыл, что мне время от времени приходится заниматься этим скучным, но необходимым делом, ибо воды устья священного Двуречья периодически размывают дамбу, и в моем городе возникает угроза затопления?..

- Ну да, рассказывай мне тут!.. - фыркнул обитатель Гигуну, - Болтай побольше! Так я тебе, аспиду, и поверил! Во время Потопа ты тоже клялся мне, что семя черноголовых гарантировано уничтожено, что на сей раз ты не общался ни с кем из них, ни в чем не помогал и ничего не советовал; но не успела разбушевавшаяся стихия войти обратно в берега, как неожиданно выяснилось, что Зиусудра из Шуруппака-то спасся... выплыл на подлодке вместе с семьей, слугами и скотиной! А кто его секретными чертежами подлодки снабдил!?..

- ...Зато теперь я полностью доволен качественным результатом своего труда! - игнорируя замечание о Потопе и своем хитром обмане, как ни в чем не бывало продолжал «живущий в воде», - Воистину, я не зря старался! И все горожане тоже довольны, не устают меня прославлять! А мой верный суккаль и помощник Исимуд даже стихи сложил по случаю успешного окончания ремонта! Вот, послушай-ка сии вдохновенные строки:

Хозяину Энки слуга Исимуд вкрадчиво молвит,
У дома стоит и к нему взывает,
У кирпича стоит и речь к нему обращает:

«Дом, основанный на серебре-лазурите,
Чье основание насыпано в Абзу,
О котором заботится Энки из Абзу,
Что подобно Тигру с Евфратом ужас наводит —
Абзу Энки ты радость приносишь!

Твой засов не имеет равных!
Твой замок — лев страшный!
Твоя кровля — бык небесный, форма его совершенна!
Твоя циновка — лазурит, украшающий кровлю!

Твой свод — бык, рог поднявший!
Твои врата — лев, человека хватающий!
Твой порог — леопард, на человека бросающийся!
Абзу! Место чистое, украшенное!

Эриду! Тень твоя до сердцевины моря простирается!
Разъяренное море, соперника не имеющее,
Высокая река, ужас телу Страны несущая,
О Э-Энгурра! Потоп великий, земли коснувшийся!
Дом на краю Бездны, леопард глубины Абзу,
Высокий дом Энки, разум Стране дарующий!
Твой певец, подобно реке в половодье,
Хозяину своему Энки громко поет!»

Так говорил кирпичу Исимуд,
Прославляя Э-Энгурру сладостной песнью.
Когда построил, когда построил,
Когда Энки Эриду воздвигнул —
Лесистую гору насыпанную, воды достигающую,
Чьи святилища на тростниковых стволах основаны —
Когда в садах его чудесных плоды соком налились,
То птицы лапки свои с веток свесили,
Большие карпы в медовых зарослях для него резвились,
Болотные карпы хвостами своими среди молодых тростников для него поводили.
Когда Энки встает — все рыбы на волнах встают перед ним!

- С рыбами твоими все ясно! А на звонки почему не отвечал!? - не сдавался недоверчивый глава пантеона, - Ты должен был приплыть в столицу еще позавчера! Мои суккали тебе, почитай, уже шестьдесят раз звонили за три последних дня! Даже сам Нуску связаться пытался — но неизменно натыкался лишь на твоих кургарру и галатурру, а ты ни разу так и не соблаговолил подойти к видеокамере! А твой персональный браслет-коммуникатор вечно твердил одно и то же: «Абонент временно недоступен»...

- О, я почти не был эти дни в Э-Энгуре! - развел руками хитрый Нахаш, - Разве что ночевать приходил, а с утра до ночи пропадал на дамбе. Ты уж прости мой скромный наряд — я прямо со стройки и приехал, до того торопился в Ниппур, что едва успел переодеться в первое, что попалось под руку... Как будто ты не знаешь мою натуру — как я трудолюбив и как люблю лично контролировать процесс! Это ты у нас круглые сутки прохлаждаешься у себя в Гигуну под кондиционерами, а  мне-то приходится бегать по стройплощадке, проверяя работу инженеров и подбадривая простых гурушей. Укрепляя насыпь, я предпочитаю ни на что не отвлекаться — и поэтому оставляю вместо себя в Э-Энгурре одних секретарей. Я их подобно проинструктировал, что отвечать, если вдруг позвонят во храм. А свой персональный браслет-коммуникатор я обычно я такие моменты отключаю, чтоб звонки не отвлекали от насущных забот.

- Делать тебе больше нечего... - надменно поджал губы Ниппурский владыка, - где это видано, где это слыхано, чтоб благородный Ануннак, принц Нибиру и сын самого господина Ану, вместе с последними рабами и грязными двуногими обезьянами лично по недостроенной дамбе лазил!? Стыд и позор подобному горе-Ануннаку! Что, надсмотрщикам поручить не мог!? У тебя надсмотрщиков над рабами не хватает!?..

- Ну, я-то, в отличие от некоторых, никогда никакой работы не боялся! - вскинул Энки на Энлиля насмешливый взор, - И с простым черноголовым народом тоже никогда близко пообщаться не прочь, и отнюдь не считаю это чем-то «оскорбительным» для своего высокого происхождения. Напротив: совместные усилия по укреплению насыпи, ремонту и подновлению Э-Энгурры чрезвычайно полезны для поддержания священного единства жителей Эриду и меня — городского божества! По-моему, даже более полезны, чем ритуал священного брака! Когда люди видят меня на стройплощадке, их это невероятно воодушевляет, и они тут же начинают трудиться с двойным усердием, чтоб заслужить мою милость и одобрение. Таким образом, они могут воочию убедиться в том, что их Дингир — не равнодушный лентяй и не злобный деспот, а ответственный и рачительный хозяин, истинный отец своего народа, не жалеющий ни сил, ни времени ради процветания храма и общины! К тому же, я еще и не трус. Если ты боишься вступать в близкий контакт с лулу из-за своих бредовых параноидальных фантазий о том, что «рано или поздно они убьют первого Ануннака», то я с ними контактирую почти ежедневно, уже привык к нашему плодотворному общению и могу клятвенно подтвердить, что ни разу не становился жертвой людской агрессии. Напротив: видел бы ты, какой искренней неподдельной радостью озаряются их лица при взгляде на меня, как они тянутся ко мне, молитвенно простирая руки: «Отче Энки, добрый пастырь, милосердный заступник, хранитель предвечных МЕ! Благослови чад своих!» Иные из них, когда я прохожу мимо, стремятся дотронуться хотя бы до моей тени или до бахромы по краю моих одежд, свято веруя, что даже это приносит удачу, здоровье и долголетие... и кое-кто ведь реально исцеляется! Матери наперебой протягивают младенцев, умоляя меня возложить на них свою чудотворную десницу. А так как мне, в отличие от тебя, никогда не противно прикасаться к человеческим отпрыскам, я всегда обнимаю их и назидаю паству: «Видите ли сие невинное дитя? Истинно говорю вам: если не обратитесь и не станете, как дети, то не войдете в царство Дингирское...»

- А если к тебе в толпе притронется нечистая женщина в период кровотечения, или какой-нибудь прокаженный, или со вшами, или с лишаем, или с язвой, или с иной заразной болезнью? - вопросил Энлиль, - Это ведь ритуальное осквернение!

Вопрос и опасения повелителя выглядели вполне резонными: ибо Дингирская знать из рода  Ануннаков (прямых потомков Ану) всегда старательно следила за гигиеной и очень заботилась о своей неземной генномодифицированной красоте, внешности и здоровье. Об исключительной чистоплотности инопланетян и по сей день ходят легенды, а в эпоху Раннединастической Месопотамии, о которой я веду речь, любой ритуально нечистый санг-нгига запросто подлежал казни за одно лишь только прикосновение (даже случайное) к священной плоти живого божества. Земляне допускались в храм, дом божий, лишь после тщательного ритуального омовения (для этих целей в каждом храмовом дворе оборудовали специальный бассейн, поэтически соотносимый с водной бездной Абзу), облаченные в чистые праздничные одежды, умащенные благовониями и ...босые (традиция разуваться в знак уважения к обители божества очень древняя, и корни ее лежат в Месопотамии). Впрочем, рядовые гуруши и нгеме все равно никогда не продвигались дальше первого двора, где оставляли положенные жертвоприношения и под строгим взором жрецов-бухгалтеров и счетоводов, контролирующих сбор оброка, расписывались на соответствующих глиняных табличках; а напрямую с пришельцами общались лишь немногие избранные, непосредственно прислуживающие Дингирской расе, — лугали, эны, энси, энтум... К избранным, разумеется, предъявлять еще более жесткие гигиенические требования: так, к примеру, жрицам-энтум, нугиг и нин-Дингир, спящим в одной постели с инопланетными захватчиками, категорически запрещалось посещать обычный экаш, где толпится всякий подозрительный сброд, дабы не подцепить от оного сброда никакой заразы и не наградить ею впоследствии чувствительный организм своего неземного супруга.

- Осквернюсь — лишний раз помоюсь, ничего страшного. Мне не привыкать к человеческим объятиям! - заверил милосердный спаситель, поборник прогресса и хранитель предвечных МЕ, - Ради того, чтоб вырастить из лулу благородных гуманоидов, достойных называться подлинно разумными существами, чтоб они в будущем не опозорили нашу Галактику перед другими космическими цивилизациями, я готов пойти на необходимый риск, ибо обучение, воспитание и просвещение черноголовых для меня — задача первоочередной важности! Видал бы ты, как смертные меня слушают, как внимают, как жадно ловят каждое слово, когда я, взобравшись на самый верх дамбы, отверзаю уста свои и глаголю Надамбную проповедь: «Намлугаллу! («человечество» - эмегир) Заповедь новую даю вам — да возлюбите друг друга, как я возлюбил вас и спас от Всемирного Потопа! По тому все узнают, что вы мои ученики и подлинно разумные гуманоиды, если будете иметь любовь между собою...»

- Ладно, хватит мне тут восторгаться низшей расой, похваляясь своим священным единением с грязными двуногими скотами! - брезгливо поморщился Ясноглазый, - Давай-к ближе к делу, возлюбленный мой братец! Надеюсь, твои отеческие заботы о процветании родного имения не помешали тебе вовремя собрать дань для Ниппура? Все ли необходимое ты привез в столицу, согласно нашему договору?..

Всем сердцем ненавидевший своего мудрого и хитрого родича, Энлиль терпел Энкино присутствие в Месопотамии лишь по двум веским причинам: во-первых, по причине его бесспорной научной и медицинской гениальности (надо же иметь под рукой компетентного консультанта и толкового советника на случай непредвиденных ситуаций и всяких там ЧП, да и хороший врач/генетик/ксенобиолог тоже ни одному тирану не помешает), а, во-вторых, — благодаря той дани (весьма солидной по объему) которую Эриду ежегодно выплачивал Ниппуру, получая взамен относительную автономию и возможность хоть какого-то самоуправления. Увы, это был очередной показательный пример того, как добрый и милосердный спаситель прогнулся под злобного и ленивого деспота, здраво рассудив, что лучше уж откупиться от Энлиля грабительскими, непомерными налогами, чем идти на открытое противостояние, грозящее ввергнуть всю стану Ки-Энгир в кровавый хаос междоусобицы. Однако, учитывая оба данных обстоятельства (свою бесспорную научную/медицинскую гениальность и скрупулезную аккуратность в уплате налогов), владыка Абзу мог позволить себе держаться со сводным братом вполне независимо: и на протяжении бесчисленных тысячелетий оставался единственным Ануннаком, которому безнаказанно дозволялось подшучивать над «козлом-вожаком небес и земли», открыто дерзить и возражать ему и даже фамильярно звать его старым, изначальным, до-коронационным, именем. «Почему ты меня никогда по титулу, Энлилем, не величаешь?» - неоднократно осведомлялся Ясноглазый, подчеркивая: «Я Энлильствую уже не первый сар (единица изменения времени, принятая у Ануннаков, — 3600-летний цикл обращения Нибиру вокруг Солнца — Н.А.), а ты мне все — Нунамнир да Нунамнир, словно в детстве...» «Да, видишь ли, у меня никак не выходит привыкнуть к тому, что мой младший избалованный братец уже вырос!» - дерзко отвечал Энки, - «Ибо, судя по большинству твоих поступков, до подлинного взросления тебе еще — как от Земли до Нибиру!»

Любой другой бы Дингир за столь вопиющее неуважение к величеству получил бы от оскорбленного величества как минимум по морде (ой, простите! - по своему прекрасному Дингирскому лицу), но от Энки приходилось терпеть насмешки и критику, хоть и скрежеща зубами. Премудрого брата тиран опасался репрессировать, ибо в случае реально серьезной обиды Энки грозился, что называется, «залечь на дно» в прямом смысле этого слова — то бишь, уйти в бездну Нижнего моря, на самую глубину залива, где у него уже давно была оборудована секретная подводная база, точных координат которой никто, разумеется, не знал. Таким образом хитрый, дальновидный и предусмотрительный Нахаш подстраховался на тот случай, ежели Нунамнир все же однажды не удержится от рокового приказа об окончательном уничтожении своего главного конкурента и соперника... но до столь крайних мер Энлиль пока старался не доводить.

Однако, вынужденное Энлильское долготерпение отнюдь не распространялось на многочисленных (и — не менее, а даже более коварных, чем сам Нахаш) Энкиных ублюдков: и стоило мудрейшему хотя бы раз осторожно заикнуться о том, что было бы неплохо позволить его первенцу, Мардуку, тоже поселиться в Эдине и заново отстроить после Потопа свою цитадель — маленький и жалкий захолустный городишко под претенциозным названием Ка-Дингирра («божественные врата» в переводе с эмегира), как тут же проследовала мгновенная и безжалостная реакция Ниппурского владыки: прилетел целый легион боевых воздушных кораблей (во главе с «Черным Анзу» - флагманским истребителем Нинурты, и дисколетом Ишкура на подхвате, — и при помощи нескольких метких выстрелов разгромил до основания недостроенный зиккурат в Ка-Дингирре... Мардук получил строжайший выговор за несанкционированный самострой, массу карательных санкций — и был с позором вышвырнут из Междуречья куда подальше (аж на далекие земли Юго-Западного континента, прямиком к краснокожим лулу, где от горя даровал им цивилизацию, чтоб не прозябать в дикости), а его инженеры и рабочие, проектировавшие и возводившие злополучный Этеменнанки, тоже подверглись репрессиям: ибо их насильственно депортировали из благословенной и благоустроенной Месопотамии в различные отдаленные и труднодоступные области планеты (где впоследствии от них произошло несколько новых народов, даже не подозревающих о своем дальнем Вавилонском родстве). С того самого печального инцидента Энки почел за лучшее заткнуться насчет Мардука — и больше эту скользкую тему на собрании Совета богов, к счастью, не поднимал...

- ...Значит, тебя, как я понимаю, накладная интересует? - проявил необычайную догадливость Дингирский научный гений, извлекая из висящей на плече сумки небольшой изящный планшет и одним щелчком активируя электронику, - Изволь, братец, изволь! Вот тебе и накладная, и моя налоговая декларация с подобным перечнем продукции, что я, согласно нашему договору, регулярно поставляю в столицу. Я, впрочем, всю необходимые документацию еще вчера Нуску по электронке скинул — он сейчас сидит, изучает... Но, если твоя паранойя дошла уже до такой степени, что ты не доверяешь даже собственному временщику и лично жаждешь убедиться в моей честности — тогда потрудись ознакомиться сам! Вот, здесь все указано и перечислено: шестьдесят голов племенного крупного рогатого скота, по триста шестьдесят — мелкого: овец и коз... И про финики, и про ячмень с эммером и чечевицей, и про лук, чеснок, огурцы, другие овощи... и про молоко, сыр, масло, простоквашу, и про главное богатство Эриду — морскую рыбу, что ловят мои рыбаки в заливе... А, если тебя даже документы не убеждают, — тогда потрудись хоть на полчаса покинуть Гигуну — и лично спуститься к пристани, чтоб посмотреть, как разгружают мои баржи, загоняют скотину в стойла, несут поклажу в закрома, и лишний раз пересчитать всех телят, козлят и ягнят, все мешки с зерном, каждый круг сыра, кувшин кунжутного масла и бочку с рыбой! Следи за мной в оба, Нунамнир! Я ведь до того подл и хитер, у меня ничего святого нет! Мне ничего не стоит обмануть своего царственного брата, злостно утаив от твоей ясноглазости горсть сушеных фиников или целый гур ячменя! Чего сидишь, твое величество!? Давай, вставай, прогуляйся вместе со мной к Ашимбаббару!..

Тут уж даже самые преданные слуги, самые осторожные придворные льстецы и прихлебатели за Нунамнировой спиной не удержались от невольных усмешек, а едва не позеленевший от гнева Ниппурский владыка (которому, разумеется, совсем не хотелось поднимать свою священную задницу, выходить из прохладного кондиционированного помещения под палящий зной и тащиться до пристани) скрипнул зубами и надменно процедил:

- Где это видано, где это слыхано, чтоб благородный Ануннак, принц Нибиру и сын самого господина Ану, наравне с простыми гурушами и младшими жрецами из Экурской администрации, за разгрузкой барж следил!? Там что, на каруме, «хранителя ключа» Калкалу вместе с его помощниками нет, что ли!? Вот Калкалу пущай и смотрит в оба, это его прямая обязанность! Потом все равно мне доложит. А сопроводительную документацию пущай Нуску проверяет — это его прямая обязанность! Хотя, впрочем, дай-ка сюда... - он требовательно протянул десницу, и Энки вложил в нее планшет, - вечером, на досуге, в тишине, еще раз взгляну и подсчитаю... проверю, не подстроил ли ты мне очередной пакости, не ведешь ли двойной бухгалтерии... а сейчас я слишком занят, мне не до этого. Пока можешь идти, братец! Проваливай с глаз моих Энлильских долой: до вечернего пира ты свободен. Рабы, проводите нашего дорогого гостя из Эриду в его покои!

- Погоди-ка, Нунамнир, это еще не все! - неожиданно отозвался дорогой гость из Эриду, - Ты вновь до того оскорбил меня своими беспочвенными подозрениями в интригах, заговорах, саботаже и нелояльности, что я чуть не забыл о самом главном!

- Ну, и о чем же?

- Сейчас же весна, разлив Бурануна, месяц Баразаггар, вся страна празднует Новый год! Вот как раз по такому случаю (ну, и еще по случаю успешного завершения ремонта Э-Энгурры) я привез тебе новогодний подарок. Хочу собственноручно преподнести! Он как раз там, за дверью, дожидается...

- Какая внезапная щедрость с твоей стороны! Вот уж не ожидал, что ты меня так уважишь... Ну и?.. - недоверчиво хмыкнул Ясноглазый, - Чем еще ты порадуешь своего повелителя, змий коварный и многоподлый? Небось, притащил из своей химико-фармацевтической лаборатории еще шестьдесят ящиков с мужскими противозачаточными таблетками? Твои рабы уже выгрузили их из баржи? Давай, таблетки мне очень пригодятся! А то мой годовой запас почти полностью израсходован...
 
И Энлиль расхохотался злобным и похотливым хохотом, столь типичным для инопланетных захватчиков (у которых, как известно, ничего святого нет). Ему тут же принялись подобострастно вторить бесчисленные слуги, охранники, Экурские приживалы, прихвостни и подхалимы, стоящие по обеим сторонам от трона.

- А, может, ты мне очередную наложницу для моего гиппара привел? - вслух размышлял «козел-вожак небе и земли», - Ты девку, небось, за дверью прячешь? Давай, зови ее сюда, пущай не стесняется! Надеюсь, телка-то хоть красивая, и вымя у нее что надо?.. Сколько у тебя сейчас дочерей и внучек? Небось, кто-то из них изъявил желание поближе со мною познакомиться? Так я готов... я всегда готов! Я, словно дикий неистовый бык, всегда рад увеличению своего стада, никогда не прочь осеменить новую телочку!

Челядь заржала еще громче, бурно радуясь удачной шутке господина; но стоило лишь Нунамниру рявкнуть: «Молчать, презренные!», стукнуть об пол своим тяжеленным, окованным золотом посохом с навершием в форме козлиной головы (который нередко пускал в дело, чтоб хорошенько проучить слишком зазнавшийся подчиненных) и бросить на них свирепый взгляд, как они мгновенно заткнулись, едва не подавившись собственным смехом.

- Ага, заинтриговал, значит?.. - прищурился Эа, - Но ты не угадал, братец. На сей раз я приготовил тебе кое-что получше. Ребята, заноси! - и, по команде гениального изобретателя, четверо его слуг (кургарру и галатурру — искусственно выведенных мутантов-гермафродитов из касты Двуполых), распахнув двери, вкатили в зал водруженную на колеса странную конструкцию из нескольких металлических сосудов и емкостей различной формы и величины, соединенных между собой как прямыми, так и изогнутыми трубками.

- Это что за груда металлолома? - озадаченно сдвинул брови «властелин воздуха», не в силах додуматься о практическом назначении загадочной штуковины.

- Да что ж ты, братец, самогонный аппарат не узнаешь, что ли?.. - поразился рыбобог, - Это ж, так сказать, личный домашний (можно даже сказать, мобильный — видишь, я его еще и на колеса поставил, для удобства транспортировки) мини-спиртзавод! Да, представь себе: увлекся я тут на досуге новым интересным (а, главное, полезным) проектом: креативным самогоноварением! Только, пожалуйста, не спрашивай, как я успеваю делать столько дел одновременно: ибо я сам себе порой поражаюсь. Решил вот попробовать себя в качестве винодела и пивовара... тем более, что я ведь еще и химик по одной из своих специализаций. Проснулся во мне внезапно химик-технолог пищевого производства! Две недели по вечерам сидел, конструировал, дорабатывал, модернизировал, улучшал его характеристики, эксперименты с различными рецептами ставил, над брожением и ферментацией колдовал... (в свободное от стройки, ремонта, генетических исследований, астрономических наблюдений и приема пациентов время) Я ж бог-творец, демиург, культурный герой! Я ж творчески ко всему подхожу, даже к самогону!

- Ну, и каковы результаты? - не скрывая своей искренней заинтересованности, живо вопросил главный алкоголик среди пришельцев, - Каков первач вышел?..

- О, просто отличный, слов нет! - заверил его подводный мудрец, - Этот восхитительный вкус словами не передать — его надо пробовать! Похоже, мне таки удалось вывести идеальную формулу лучшего первача в нашем секторе Галактики! (что, безусловно, в очередной раз подтверждает мои исключительные способности) У нас в Эриду все пили да нахваливали. Теперь вот хочу тебя порадовать... перед самым отъездом специально поторопился сделать вторую копию спиртзавода — тебе в дар, дорогой братец! А ты говоришь, что я тебя якобы не люблю... да мне для тебя, как видишь, ничего не жаль!

- Ну, что ж... - поразмыслив, милостиво изрек Ниппурский владыка, - Если такое дело, то пущай рабы везут твое изобретение на кухню — и используют по прямому назначению, готовят пиво для сегодняшнего праздника. Посмотрим, на что твой спиртзавод годится... надеюсь, конечного продукта долго ждать не придется, к вечеру будет сварено?..

- Э... боюсь, что твои пивовары с ним так просто не справятся, - покачал головою Энки, - Тут очень сложная высокотехнологичная конструкция, обращение с которой требует определенного практического навыка, — а у них ведь опыта нет! Еще поломают ненароком... Им необходима моя консультация, чтоб ничего не напутали. Позволь уж тогда и мне на кухню идти, разъяснить им принцип работы аппарата — и самому сварить первую порцию напитка, чтоб они поняли алгоритм действий. Ты не волнуйся, братец: к вечеру мы столько его наварим, что хватит на целую Новогоднюю неделю сплошных пиров! Но сначала я твоим слугам все показать и рассказать должен... Ты же знаешь, как я люблю лично контролировать процесс!

- Где это видано, где это слыхано, чтоб благородный Ануннак, принц Нибиру и сын самого господина Ану, вместе с последними рабами и простыми пивоварами день-деньской на кухне торчал — средь дымящих печей с их жаром и чадом... - вздохнул «козел-вожак небе и земли», - А прислуга, спрашивается, на что!? Но, впрочем, если тебе так хочется, если больше делать нечего, то иди, на здоровье! Рабы, проводите его на кухню!

- Братец, ты будешь в диком шоке, но я еще и готовить умею! - бодро заверил его неунывающий Энки, направляясь вслед за прислугой, - порой, когда допоздна засиживаюсь у себя в лаборатории, могу быстренько сообразить себе обед или ужин, чтоб лишний раз никого не дергать. А еще я однажды, во время проповеди, чудесным образом накормил огромную толпу черноголовых малым количеством рыбы...

- Тьфу, мерзость какая, какое унижение для Дингира! Ты этих безмозглых скотолюдей еще и кормишь! - скривился от отвращения главный человеконенавистник среди пришельцев, - Совсем они тебе на голову сели, как я погляжу! Вообще-то, это они нас, бессметных богов и благородных Ануннаков, кормить, пивом поить и одевать должны! А также — строить наши жилища-храмы, копать оросительные каналы, чистить их от ила, вкалывать на полях и на шахтах, добывать медь, серебро и золото для наших Дингирких технологий! Сколько раз я тебе уже твердил, что жалкая планета Ки — всего лишь сырьевой придаток великой Нибиру! И я никогда не устану повторять на Совете богов свое рациональное предложение об окончательном решении человеческого вопроса: если нам все же когда-либо придется сворачивать миссию в Солнечной системе и возвращаться восвояси, то было бы весьма неплохо в качестве прощального подарка подвергнуть твоих генетических выродков обильной ядерной бомбардировке! Я всегда подчеркивал, что эту мразь следует уничтожать в зародыше, пока не расплодилась по всей Галактике!

Энки обернулся в дверях — и на лице толстяка/добряка/весельчака на миг промелькнуло совсем не свойственное ему хмурое и озабоченное выражение. Уж очень не любил премудрый, когда хулили его возлюбленное творение и грозились вновь уничтожить род людской (с таким огромным трудом спасенный им от Всемирного Потопа).

- Ты хочешь применить против беззащитных лулу оружие массового поражения!? - в ужасе произнес он, - Но ...зачем? Но ...почему? За что?..

- А чтоб в Космос никогда не вышли и нас там, в Космосе, не достали! - зловеще усмехнуться Энлиль, - Чтоб не смели даже мечтать о межзвездных полетах, чтоб знали свое место, ибо они — прах и тлен, и грязь под нашими ногами! Иначе, если вовремя от них не избавимся — то горько раскаемся впоследствии! И ты, Энки, тоже раскаешься, что помогал им (если доживешь, разумеется). Двуногие говорящие обезьяны не оценят твоих самоотверженных потуг по их просвещению — и рано или поздно отплатят тебе черной неблагодарностью. Как я ненавижу низшую расу! Эх, всех бы черноголовых уничтожил — кроме баб ихних! Баб земных, пожалуй, можно чуть-чуть оставить для развлечения — порой среди них даже вполне симпатичные попадаются... Но всех остальных людишек — в расход, без сожаления, без всяких слез и соплей! Я создал их цивилизацию — и я же ее разрушу!

- Братец, вообще-то это Я их создал и даровал им цивилизацию! - волевым усилием взяв себя в руки, веско напомнил Энки, - И позволь уж мне самому, как богу-творцу, разбираться с собственным творением! А ты бы уж лучше, чем предаваться кровожадным мечтам и извращенным фантазиям, подумал бы о чем-то более приятном... к примеру, о грядущем вечернем пире! Ты уже решил, кого позовешь на пир, кто сядет с нами за один стол в Гигуну? Тогда не теряй времени — и, пока я вожусь на кухне, вели слугам рассылать приглашения. Пусть все моего пива отведают, разделят мою радость от обновления Э-Энгурры! Я буду только счастлив угостить честных Ануннаков!

- А что тут особо думать? - пожал плечами «козел-вожак небес и земли», - Нанна позавчера вернулся в Ур, зато из Лагаша приплыл Нинурта со своим ячменем. Вот Нинурту с его свитой в первую очередь и позову, и Нуску с Гулой тоже, и нескольких главных жен из гиппара — Нинту, Нинлиль, Шузианну... одним словом, всех Ануннаков, что есть сейчас в Ниппуре. Еще Лулаль недавно явился из Бад-Тибиры, и Ниназу из Эшнунны. Тут же неподалеку и госпожа Нисаба, и госпожа Ниниссинна. Ах да — еще этого больного, Ишкура, можно позвать — он как раз недавно с задания прилетел, все равно наверняка пьянствует с дружками-Игигами в своих покоях, либо в эшдам с ними идти планирует... Полагаю, в общей совокупности богов шестьдесят наберется...

- Зови-зови, я не сомневаюсь в твоей щедрости! - ответил владыка Абзу, - И я тоже, между прочим, захватил с собой из Эриду кой-каких своих жен, богоматерей и богодочерей — и Нинки, и Нинкур, и Ниншар, и Нинсикеллу... Не гарантирую того, что кто-либо из моих девочек захочет разделить с тобой ложе — но хоть на пиру на них издали полюбуешься!

- Я им «не захочу»! Плохо мы воспитываем нашу молодежь... Ишь, какие привередливые телки пошли! Можно подумать, их каждый вечер зовет в опочивальню верховный правитель планеты! Пользовались бы случаем, пока предлагаю им свою любовь, что подобна страсти дикого быка! - обиженно вскричал Нунамнир, но жирный язвительный Нахаш, рассмеявшись, уже исчез в дверях, створки которых автоматически задвинулись за его тучной фигурой.

***
...Через семь часов, когда догорела короткая вечерняя заря и на благословенную стану Ки-Энгир пали синие лазуритовые сумерки, рыбий бог вновь объявился в Гигуну — и со словами «Принимай, родина, самое дорогое!», собственноручно поставил перед братом увесистый бронзовый жбан объемом в целый ул, источающий умопомрачительное хмельное солодовое благоухание. За Энки следовали его верные кургарру и галатурру, везущие на небольшой тележке еще добрую дюжину тяжелых переполненных сосудов.

- Я пока что тебе на пробу первую порцию доставил, - объяснил он «козлу-вожаку небес и земли», - Отведай, твое величество, выскажи свое ясноглазое мнение! Оно уже остыло и настоялось. Главное, чтоб тебе понравилось... а уж иным богам мы как-нибудь угодим!

- Воистину, ты очень вовремя, Нахаш Мардукородящий! - холодно процедил Энлиль, нехотя оторвавшись от светской беседы с раболепно поддакивающим Нуску, - Я уже изрядно заждался! Да и прочие Ануннаки, приглашенные на пир, должны подойти с минуты на минуту. Видишь: слуги уже сдвинули столы, зажгли светильники и теперь расставляют посуду?.. Только что Нинурта звонил — сказал, что вот-вот заявится. И жены вот-вот пожалуют из гиппара, когда закончат красоту наводить...  Лулаль с Ниназу тоже на подходе, а этот больной придурок Ишкур со своими дружками-Игигами в первых рядах примчался — еще бы «грозовому ветру» не мчаться туда, где бесплатно наливают! Вон там, за самым дальним столом сгрудились всей компанией, на меня очей поднять не смеют, стараются не шуметь и выглядеть приличными мальчиками, почитающими старших... зато когда угощение подадут — все подчистую сметут, как вихрь, как смерч, как стая стервятников! - он выразительно указал на младшего постылого сына, чья алчность, ненасытность и прожорливость (ничуть не уступающая отцовским) служила для батьки неиссякаемым источником раздражения.

- Тогда тем паче поторопись отведать! - молвил Эа, подталкивая к «повелителю воздуха» запотевший жбан.

- Давай, что ли, ублажи мое сердце, возвесели мою печень! - согласился Ниппурский владыка, щелчком пальцев подзывая к себе ближайшего из рабов. Раб тут же подал хозяину чистую чашу, утвердил в ней золотую трубочку для питья (старинная Дингирская традиция тянуть пиво через соломинку объяснялась большим количеством осадка, скапливающегося на дне посуды) и наполнил до краев ароматным пенистым ячменно-солодовым отваром. Энлиль принял кубок, глотнул... еще раз глотнул... минуту-другую посидел, закатив густо подведенные сурьмой глаза, задумчиво созерцая потолок и старательно придав своему царственному лику предельно глубокомысленное выражение, на какое только был способен сей не обезображенный высоким интеллектом Ануннак.

- А знаешь, очень даже недурственно!.. - наконец вынес он свой вердикт, - Неплохо для жирного Нахаша! Хвалю! Воистину, ты делаешь заметные успехи в святом деле пивоварения! Пожалуй, даже сама госпожа Нинкаси вряд ли смогла бы справиться лучше... а ведь она готовила пиво так, что даже сам господин Ану, прибыв с инспекцией в ее экаш, столь пленился вкусом великолепного напитка, что тут же возлюбил прекрасную Дингирсаль, провел с ней ночь, а затем забрал к себе на Нибиру, где назначил одной из главных наложниц. Мда... улетела от нас Светлоструйнорожденная... вознеслась, так сказать! Отрадно убедиться в том, что не она одна владела секретом мастерства...

- А как ты думаешь, почему оно такое сладкое? - хитро прищурился владыка Абзу, - Догадываешься, что я в сусло добавил — какой секретный ингредиент?..

- Небось, наплевал туда? - скептически приглядевшись к содержимому своего кубка, предположил Энлиль, -  Или помочился?..

- Обижаешь, братец! Помочиться в пиво — это как-то несерьезно, совсем по-детски... от этого, к сожалению, не умирают. А вот если ионного ракетного топлива туда добавить... - рыбобог мечтательно закатил глаза, - то тут уже ничто не спасет! Оно ведь, топливо это, всю органику до самых костей разъедает! Там же концентрирования кислота! Однако, ощущается ее действие не отнюдь не сразу — а лишь спустя пару часов. Сначала жертва ничего не чувствует, кроме подозрительно сладкого вкуса напитка. Затем постепенно начинает воспаляться слизистая полости рта, пищевода и желудка... Появляется надсадный хриплый кашель и непреодолимая жажда, существенно затрудняется дыхание... Обожженный ядом эпителий горит и чешется все сильнее, с каждым мгновением покрываясь кровоточащими язвами, — и под конец люто полыхает огнем... Это — начало мучительной агонии! Это — необратимая денатурация белков в клетках слизистых покровов! Потом счет идет уже на минуты... У меня как раз с последнего суборбитального полета завалялся в ангаре последний бак неизрасходованного горючего — вот я и думал, куда бы его приспособить, на что пустить? А тут такой случай подвернулся! - ну как я мог устоять?..

Лицо Энлиля медленно вытянулось. Миг спустя он в ужасе закашлялся и едва не выронил чашу, моментально ощутив и затрудненное дыхание, и непреодолимую жажду, и подозрительное першение в горле. Но не успел он по-настоящему испугаться, как коварный жирный Нахаш громко, довольно расхохотался и хлопнул его по плечу:

- Да пошутил я, пошутил, братец!.. Как ты мог подумать, что я тебя отравлю, тем более - ракетным топливом!? До чего же ты легковерный, Нунамнир! Я, вообще-то, финики имел в виду! Я финикового сиропа туда побольше добавил! Сироп самогону сладкий вкус придает!

- Энки, ты у меня когда-нибудь дошутишься! - вовсю отплевываясь и вытирая губы, простонал бедный Кургаль, - За такие шуточки знаешь что бывает!?..

- Ну, я же не виноват в том, что у моего младшего братишки напрочь отсутствует чувство юмора?.. - с неизменным высокомерием парировал «тот, чей дом — вода», - Увы, но свое чувство юмора, равно как и свои гениальные мозги, я тебе никоим образом не передам! Во-первых, это чисто технически невозможно, а, во-вторых — мне и то, и другое еще самому понадобится!

Тут я почтительно умолкаю, черноголовые, — и предоставляю слово своему «любимому» уммиа Эмелианну, возлюбленному жрецу бога Нинурты, чей знаменитый текст про Анунначью пьянку и по сей день служит для меня неиссякаемым источником вдохновения. Вот как выглядела Дингирская оргия во всей ее красе и великолепии, если верить глиняным табличкам из эдуббы почтенного уммиа (чтоб он сдох!):

Энки быков зарезал, овец принес в жертву.
Где нет барабанов-ала — на место свое он вернул их,
Где нет бронзовых уб-барабанов — на место свое он их вывел!
К Ниппуру один стопы он направил,
В Гигуну, святилище Ниппура, вступил он!

Энки с пивом приблизился, с вином приблизился,
В большие бронзовые сосуды вино возлил он,
В это же время пиво из полбы он приготовил,
В сосуде кукурру сусло для вкусного пива он приготовил,
Сироп из фиников в носик возлил, качество пива повысил!

Энки в святилище Ниппура
Для Энлиля, отца своего, пир устроил!
Ана усадил на высокое место,
К Ану он подсадил Энлиля,
Нинту усадил на угол почета,
Ануннаков впритык посадил он!

Люди их пивом напоили, вином ублажили,
Бронзовые чаши большими сделали,
Из-за бронзовых чаш богини Ураш спор затеяли боги.
Сосуды тилимда, как священная ладья, засверкали!
Пива выпив, вином насладясь,
Из дома выставив свои ноги,
Энлиль в Ниппуре исполнился радости.

(Эпическая поэма о путешествии Энки в Ниппур в переводе В.В. Емельянова — ведущего заслуженного алкаша среди отечественных шумерологов)

И, кстати, как вы, черноголовые, понимаете интересное эмегирское выражение «из дома выставил свои ноги»?.. Лично я трактую его как эвфемизм для описания чье-либо полного  расслабления, глубокого всестороннего удовлетворения и неги: когда кто-то до того балдеет и блаженствует, что утрачивает всякий контроль над телом и едва ли не засыпает на собственном троне, разлегшись-растянувшись на нем во весь свой (а у Нунамнира он был немалый, не зря же его величали еще и Кургаль, что значит «великая гора») рост...

Еще бы батьке Энлилю было не исполниться радости! - ведь пиво и финиковое вино воистину лились рекой, изрядно ударяя в голову. Уже через какой-то час грозный повелитель инопланетных захватчиков заметно захмелел и расслабился, а его традиционная подозрительность и вечное недовольство, с которым он обычно взирал на родственников и подчиненных, выискивая, к чему бы придраться, сменилось совсем несвойственным для владыки Месопотамии благодушием. С довольной и глуповатой улыбкой оглядывая пиршественную залу, созерцая раскрасневшиеся лица соплеменников, наслаждаясь их искренним весельем, блаженно прищурившийся Нунамнир, казалось, был готов вот-вот мечтательно протянуть фразу наподобие «А жить-то, как говорится, хорошо!» или даже «А хорошо жить — еще лучше!»

- Смотрю, братец, я тебе сегодня угодил?.. - приподняв бровь, хмыкнул проницательный рыбобог, - Я вижу, ты очень доволен моим подарком? Что-нибудь более интеллектуальное, - он скептически оглядел Энлиля, - ты вряд ли оценишь... а вот самогонный аппарат — это для тебя в самый раз!

- Бывает порой и от тебя, жирного Нахаша, польза! - по-прежнему высокомерно, но без привычной злобы, отвечал «козел-вожак небес и земли», - Хоть ты вечно подстраиваешь мне пакости и плодишь вероломных Мардуков (а они потом занимаются несанкционированным зиккуратостроением в неположенных местах), но зато хоть самогон варишь отменный!

- Отменный! Отличный! Великолепный! - раздались с разных сторон нестройные выкрики пьяных Ануннаков, подобострастно поддакивающих своему жестокому властелину.

- Не зря же мудрые говорят: «Не знать пива — не знать радости!» - очень кстати вспомнил кое-кто древнюю пословицу.

- А еще говорят: «Пиво — бык, рот — его стойло!» - не растерялись и на другом конце пиршественного зала.

- «Сердца наши – на дне чаши! Что тебе услада — то и нам отрада; смеется печень, и сердце радо!» - подали голос захмелевшие (и, соответственно, осмелевшие) Игиги из свиты громовержца, распевая гимн в честь вознесенной Нинкаси.

- А ты что скажешь, Нинурта?.. - поинтересовался Кургаль у своего воинственного первенца, восседающего на почетном месте по правую руку от батьки и сосредоточенно дегустирующего Энкин финиковый напиток, - Тебе-то как?..

Храбрый победитель Анзу и Асага удовлетворенно икнул, рыгнул, закусил самогон чесноком и луком (я думаю, что вы все, черноголовые, без труда представите себе пьяного инопланетянина, закусывающего чесноком и луком), также блаженно зажмурился: «Эх, хорошо пошла!..», а затем неожиданно предложил:

- А давайте песню споем?

- Давайте! Я предлагаю спеть что-нибудь про Космос, про звезды, про покорение новых планет и устроение на них нового мирового порядка... - радостно согласился Энки, прозрачно намекая на гимн о себе, любимом, рекомый «Слава мне!» или «Энки и мировой порядок».

- Ты еще про общегуманоидные нравственные ценности предложи! - нахмурившись, осадил его Энлиль, - А также — про гуманизм с прогрессом! Нет уж, я хочу нашу любимую, про девку и пахаря! Нинурта, запевай!..

И нетрезвые пришельцы хором грянули:

Песнь пьяных Ануннаков:

Говорила дева, горестно вздыхая:
- У меня есть поле, между ног низина.
Почва увлажнилась, вовсе не сухая,
Жаждущая сева, ждущая Апина!

Где же ты, мой пахарь, да с огромным плугом?
Кто придет работать на моем наделе?
Призываю песней ласкового друга,
Что стремится к вульве, как к заветной цели.

Приходи скорее, вожделенный пахарь,
Да вонзись Апином в борозду девичью!
Под твоим напором охать мне и ахать,
Как велит невестам свадебный обычай.

Словно ствол кедровый по длине и толще,
Что возрос чудесно у тебя на лоне...
Не смогу сдержаться, наслаждаться молча —
Вся страна услышит радостные стоны.

Поднимайся к небу богатырским кедром,
Проникай поглубже в илистую пашню,
Двигайся смелее в потаенных недрах,
Орошай обильно, засевай бесстрашно!

Жалкие мотыги с плугом не сравнимы —
Он по силе равен аж семи мотыгам!
Устали не зная, пашет мой любимый —
Славный из Дингиров, крепкий из Игигов!

- кого тут из вас, черноголовые, смущает библейская книга Песнь Песней, кто требовал исключить ее из священного канона!? Кто посмел наезжать на Терезу Авильскую и других моих католических сестер во Христе, обвиняя их в «истерической эротомании» и «греховном» стремлении к «бесконечному любовному флирту между поклонником и его божеством»!? Кто дерзнул обвинять меня в последовательном «снижении», а попросту — опошлении шумерской темы!? Прочли восхитительную песню про плуг, гнусные православные ханжи!? Учите матчасть, придурки! Хотя бы уж Дьяконова осильте, если не в состоянии достать русскоязычный перевод книги Гвендолин Лейк... Ну, или уж, если вам и Дьяконов не по зубам, тогда хотя бы не поленитесь лишний раз пересмотреть замечательный (и — несправедливо оклеветанный и забытый!) фильм, рекомый «Поле битвы — Земля», - чуть ли не единственную известную мне киноленту про инопланетных захватчиков, где манеры и поведение пришельцев, их отношение к людям на удивление совпадают (поверьте уж мне, как человеку вошумеренному!) с текстами Древней Месопотамии. Там даже была сделана попытка изобразить сложные Дингирские прически, которые они сооружали из своих длинных волос и бород, а также — Дингирский маникюр. Попытка, правда, не особо удачная: гримеры и художники по костюмам испортили имидж гуманоидов при помощи удлиненных черепов (которыми Ануннаки уж точно НЕ отличались), да и брюк боги Двуречья совершенно не знали, обходясь вместо них юбками и платьями-туниками. К тому же, шумерские инопланетяне жили на порядок шикарней, чем в довольно бедном на спецэффекты фильме Траволты. Как и полагается любым уважающим себя инопланетным захватчикам, гости-колонисты с Нибиру утопали в сладострастной восточной роскоши и разврате, не отказывая себе ни в малейших удовольствиях. Однако, учитывая вопиющее тотальное БЕСШУМЕРЬЕ, царящее в мировом (в том числе — и в фантастическом) кинематографе, даже грустная история невезучего пришельца Терла (бедняга, он так и не сумел уничтожить человечество — а я ведь за него так болела, так сочувствовала!) не может не радовать любого поклонника теории Палеоконтакта.

***
Помимо восстановления истинной шумерской религии (о чем я более подробно выскажусь в грядущих своих статьях), еще одной важной целью моей просветительской и вошумеряющей деятельности является борьба с нелепыми предрассудками и стереотипами насчет инопланетян; ибо оные предрассудки и стереотипы достаточно опасны и выступают в качестве хитрой ловушки для многих исследователей Дингирской расы и цивилизации. Ох, сколько же много черноголовых угодили в одну из этих ловушек! (а то и сразу в несколько) Даже некогда уважаемый мною Скляров — и тот, к сожалению, не удержался, скатился в позорную шизотерику... Поэтому, пользуясь случаем, не могу не сказать хоть пару слов о современных вульгарных представлениях про пришельцев, укоренившихся в массовом сознании, которым мы обязаны попсовой фантастической макулатуре и снятому по ней бездарному кино-мусору. В который уже раз подчеркиваю: судя по тому, как описаны Дингиры в проштудированных мною шумерских текстах, РЕАЛЬНЫЕ инопланетяне действительно резко отличаются от ПРИДУМАННЫХ – от тех, что живут на страницах фантастических романов, созданных буйным воображением многочисленных писателей-фантастов. Ох, до чего же НЕ правы оказались эти горе-писатели, как же подвело их воображение, какую же злую шутку с ними сыграло! Ведь на самом деле все было совсем не так, и Контакт происходил совершенно иначе, чем в «Звездных вратах» или «Дне независимости»… Увы, но современная фантастика создала множество тупых, но расхожих штампов про пришельцев: и оные штампы кочуют из одного произведения в другое… Кратко перечисляю лишь несколько из них, наиболее популярных и нелепых:

1. «Инопланетяне напрочь лишены эмоций. Чем выше их технологии — тем меньше у них осталось страстей, чувств и желаний. Они якобы уже давным-давно отказались от эмоциональной составляющей жизни, как от ненужного балласта, — и интересуются лишь дальнейшим развитием своих и без того высоких технологий, познанием окружающего мира и научными исследованиями» (идиотский стереотип бесчувственного пришельца, столь востребованный в мировой фантастике; примеры его можно приводить до бесконечности — один лишь только пресловутый «Стар Трек» чего стоит, а также стоит упомянуть довольно известный роман Сергея Лукьяненко «Рыцари Cорока Oстровов» и даже старый советский детский фильм «Звездный мальчик» 1983 г.);

2. «Инопланетяне живут при коммунизме. Они якобы уже давным-давно создали гармоничное и справедливое общество, где нет ни эксплуатации, ни насилия, ни войн, ни преступности, да и вообще никаких социальных проблем. И они искренне хотят облагодетельствовать всех прочих разумных существ во Вселенной, пытаясь привить им свои высокие коммунистические идеалы и бескорыстно делиться высокими технологиями с более отсталыми расами» (стереотип идеально положительного пришельца-прогрессора, особенно ярко выраженный в произведениях Ивана Ефремова и братьев Стругацких, а также в комиксе про Супермена – ведь благородный и безупречный Супермен тоже был по национальности инопланетянин из звездной системы Криптон, если вы помните сюжет оной саги!);

3. Диаметрально противоположный штамп: «Инопланетяне — жестокие безжалостные монстры, у которых напрочь отсутствует способность к любви, милосердию и состраданию. Они стремятся уничтожить (даже не поработить, а именно физически уничтожить!) человечество, чтоб единолично владеть нашей планетой. Давайте же убьем гнусных мразей, пока мрази не убили нас!» (стереотип идеально отрицательно пришельца – «Звездные врата», «День независимости», «Поле битвы – Земля», а также – «Кукушата Мидвича»);

4. «Инопланетяне давно уже отказались от любви и секса, у них полностью исчез институт брака и семьи, отцовства и материнства — а размножаются они искусственным способом (допустим, при помощи клонирования и/или генной инженерии). Попадая на Землю они с удивлением обнаруживают, что здесь, оказывается, еще существует секс – и сначала не понимают, что это такое, и с чем его едят» (фильм «Моя мачеха – инопланетянка»);

5. «Инопланетяне питаются искусственным способом – допустим, при помощи таблеток, пилюль, инъекций и т.д. Они уже давным-давно забыли о том, что такое простая естественная еда. Съест такой пришелец одну таблетку раз в неделю, или сделает себе инъекцию раз в месяц – и получит необходимый запас питательных веществ»; (фильм «Бессмертные. Война миров» (2004 г., режиссер — Энки Билал; и я бы собственноручно убила бездаря, посмевшего при ТАКОМ шумерском имени снять ТАКУЮ психоделику и шизу!) – там странная инопланетная девушка с синими волосами и синими слезами кушала исключительно таблетки);

6. «Инопланетяне на своей родной планете полностью уничтожили живую природу и создали искусственную технократическую среду обитания, где все автоматизировано, механизировано, роботизировано и компьютеризировано. Они еще дальше от природы, чем мы, люди» (Самый яркий пример данного стереотипа – планета Корусант в «Звездных Войнах», которая вся представляет из себя один сплошной планетарный мегаполис).

7. Отдельным стереотипом, пожалуй, можно выделить извращенные фантазии иных горе-исследователей о Дингирской-Анунначьей внешности. О нелепости и абсолютной беспочвенности долбославских «рептилоидных» баек я уже подобно высказывалась; но, к сожалению, этим делом грешит даже покойный Скляров, понаписавший в нескольких своих предсмертных статьях такой антинаучной пурги, что при чтении ее мозг вместе с волосами становится дыбом. Чего стоит хотя бы его навязчивое желание приписать им синюю(голубую) кожу, экстремально высокий рост (по 3-4 м) и обязательно – удлиненные черепа! Уж так ему, бедному, хотелось, чтоб пришельцы внешне отличались от людей… и, чем сильнее отличались, тем лучше. Он, бедный, явно не мог понять и принять того простого факта, что наружность Дингиров полностью идентична нашей, ибо мы созданы ими при помощи их же генетического материала, и вовсе не они на нас похожи, а мы – на них. О изрядной помешанности покойного на удлиненных черепах мне говорили многие друзья по Палеоконтакту. Но сии Скляровские фантазии — полный бред, ибо клинопись абсолютно НЕ подтверждает ничего подобного!

Безусловно, я изложила еще далеко не полный перечень стереотипов; конечно же, их список еще можно продолжить. Но тот черноголовый, кто, подобно мне, не поленится досконально изучить шумерские тексты, подробно описывающие жизнь Дингиров-Ануннаков на Земле, наверняка поразится тому, насколько эти идиотские штампы НЕ соответствуют действительности. Меня, во всяком случае, это в свое время поразило… Ибо психология, менталитет и образ жизни инопланетных гостей оказались кардинально иными, чем считали многие поколения писателей-фантастов!

Придя в дикий ужас от позорной безграмотности Склярова, я поторопилась составить хотя бы краткий список книг для ШУМЕРОЛОГИЧЕСКОГО ЛИКБЕЗА, остро необходимый каждому поклоннику теории Палеоконтакта. Не буду лишний раз повторять его здесь; все желающие могут запросто ознакомиться с ним — он приведен в конце моей статьи «Христос и Нигена»:
http://www.proza.ru/2017/03/27/1335

Я лишь подчеркиваю и и клятвенно заверяю вас, что ни в одной из этих книг, ни в одном из многочисленных шумерских текстов, переведенных многочисленными шумерологами, НЕТ ни малейшего намека на удлиненные черепа Дингиров. Точно так же, как нигде, ни на одной глиняной табличке НЕ сказано, будто бы люди (шумеры – ну, хотя бы шумерские правители и жрецы) специально удлиняли и вытягивали себе черепа, чтоб «уподобиться богам». Уж так-то, таким извращенным способом, они точно богам НЕ уподоблялись. У них НЕ существовало традиции удлинения черепов, в отличие от индейцев майя!

И еще на глиняных табличках ни единым клинописным значком НЕ говорится о якобы «голубой» крови и якобы «синей» коже Ануннаков. Согласитесь: было бы очень странно, кабы шумеры не заметили столь важных внешних признаков богов, радикально отличающих их от людей! Ведь они видели Дингиров очень часто, общались с ними практически каждый день… почему же в упор не разглядели такие «мелочи», как синяя кожа, голубая кровь и вытянутый череп каждого бога?.. Уж конечно же, кабы боги выглядели так, как описывал их покойный Скляров, то в шумерских текстах непременно бы подчеркивались эти особенности их внешности – как главные признаки божественного происхождения. Но они почему-то не только нигде НЕ подчеркиваются, но даже ни разу НЕ упоминаются. Огромное количество испещренных клинописью глиняных табличек содержит довольно подробные описания Анунначьих пьянок, гулянок, пирушек, праздников, свадеб, конфликтов, войн, бурных сексуальных игрищ и обычного повседневного быта – но почему-то в них нет ни единой фразы на тему: «У богов голубая кровь, и по цвету крови можно сразу же отличить Дингира от простого черноголового». Или: «Кто претендует на божественность, пусть порежет себе… ну, хотя бы палец – и покажет, какого цвета кровь. Если синяя – значит, бог или потомок богов; а если обыкновенная, красная – то жалкий ничтожный смертный». Чего нет в текстах табличек – то явно отсутствовало и в реальности; и пущай Скляров (точнее, его оставшиеся в живых сторонники) не выдумывают! Таблички надо читать, шумерологию как следует изучать, а не сочинять отсебятину в духе дешевых и бездарных фантастических фильмов...

Что же касается физиологических отличий Дингиров от землян, то главное и важнейшее отличие, на котором фокусируют наше внимание глиняные таблички – это, разумеется, Дингирское БЕССМЕРТИЕ. Люди – смертны, боги – бессмертны, и это является установленным научным фактом и бесспорной прописной истиной, высказанной еще в Эпосе о Гейгамеше:

Боги, когда создавали человека,
- Смерть они определили человеку,
Жизнь в своих руках удержали…

Наивный (непростительно наивный для человека с высшим техническим образованием!) Скляров полагал, что «вино и пиво дали людям боги, им оно нужно было для усвоения кислорода в разряженной атмосфере Земли». Он что, понятия не имел о бритве Оккама? Зачем, спрашивается, придумывать столь сложное, заковыристое и подчеркнуто научное объяснение того, что на самом деле объясняется гораздо проще? Что, Склярову было так трудно сообразить, что Ануннакам просто НРАВИЛОСЬ бухать, что они искренне ЛЮБИЛИ бухать, ловили кайф от бухла — и тоже, подобно людям, могли страдать от алкогольной зависимости? А почему же тогда наши, земные, мужики непрерывно бухают, хотя они – ни хрена не инопланетяне? Почему каждый второй земной мужик – запойный алкаш? Им что, тоже «кислород трудно усваивать»? Они тоже без водки нормально дышать не могут?..

Еще мне было бы дико любопытно узнать, что думал премудрый Скляров о повальной тотальной сексуальной озабоченности Ануннаков? Как он, интересно, объяснял желание инопланетных захватчиков засунуть свои внеземные гениталии буквально во все, что движется? И как бы он объяснил то, что у них не существовало никаких сексуальных запретов? Он и на сей счет тоже считал, что активная половая жизнь якобы «была нужна Ануннакам для усвоения кислорода в разряженной атмосфере Земли»? Без секса и алкоголя они что, никак кислород усваивать не могли? А просто предположить, что пришельцам НРАВИЛСЯ секс, что они искренне ЛЮБИЛИ секс, ловили от него кайф — слабо было для покойного?..

Я обожаю книги Склярова под названием «Цивилизация древних богов Египта» и «Металлургия — дар богов». Данные сочинения у него очень хороши, великолепны и в высшей степени удачны, и заслуживают аплодисментов стоя. Воистину — в том, что касается технологии строительства древних мегалитов или развития металлургии, технарь Скляров разбирается превосходно — и, безусловно, может считаться подлинным авторитетом. В этом плане он и есть для меня авторитет. Но вот в отношении столь важных наук, как библеистика, история Древнего Востока, шумерология и ассириология, его называть авторитетом недопустимо! Ибо в гуманитарной сфере он, увы, разбирался весьма посредственно (если не сказать — хреново) - и его огромные пробелы по части знания (точнее, незнания) шумерологической и ассириологической матчасти моментально бросаются в глаза. По крайней мере — они ясно видны мне, как человеку вошумеренному, неплохо изучившему матчасть и клинописные тексты. Примите это как должное, черноголовые: в вопросах шумерологии и ассириологии Я точно компетентнее Склярова!


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.