Поэзия Н. А. Заболоцкого

                ЗАБОЛОЦКИЙ   Николай Алексеевич
В   «Проза.ру» достаточно часто авторы посвящают свои работы рассказу о своих любимых писателях, поэтах, артистах и других творческих личностях.  Как показывает время, эти работы вызывают интерес у многих  читателей.  По собственному опыту могу сказать, что мои статьи о поэзии  Вадима Шефнера и Сергея Смирнова, о выступлении Владимира Атлантова и Елены Образцовой  вызвали интерес у  множества читателей, отозвавшихся благожелательными рецензиями.   В настоящее время мне захотелось поделиться с читателями   моими впечатлениями  еще об одном   прекрасном  поэте  Заболоцком Николае Алексеевиче. Он хорошо знаком любителям поэзии, поэтому, конечно же, я не ставлю перед собой задачу -  дать широкое  жизнеописание и познакомить читателей с его творчеством. Заинтересовавшиеся  с могут найти в библиотеках и в интернете все сведения о нем и его произведения.  Я просто хочу поделиться своими очень личными впечатлениями  об  особо понравившихся стихотворениях.
Коротко об его жизни.  Родился в 1903 году. В 1925 году окончил ленинградский педагогический институт имени Герцена, филологическое отделение.  Два года службы в армии. 1932 год выходит первая книга его стихов.  1937 год вторая книга стихов.  По моему мнению, стихи были вполне аполитичными. Тем не менее, сталинская репрессивная система не могла обойти его.  В  1938 году он был арестован  и осужден  за якобы антисоветскую пропаганду. Пытки выдержал, никого не сдал, благодаря чему остался жив и получил по тем временам достаточно «мягкое» наказание – пять лет лагерей. В 1944 году освобождается, живет в Караганде, продолжает писать.   В 1946 году он выпускает необычайно красивый и поэтичный перевод «Слово о полку Игоревом», что было высоко оценено писательской общественностью.  Очевидно, по какому - то очень высокому ходатайству, ему было дозволено проживать в Москве.   В это же время восстановлено его членство в Союзе Писателей.  Умер в 1958 году, реабилитирован  в 1963году.
Далее мы будем говорить только о его поэзии. Вспомним высказывание Владимира Владимировича Маяковского – «Я поэт и этим интересен».  Каюсь, но в стихах его первого периода я не   был зачарован,  очевидно, слишком много времени прошло и у моего поколения потеряно чувство сопереживания.   Однако отдельные стихи и отрывки показывали  на его возможности  давать очень емкие и образные  описания.
Например: в стихотворении о футболе:               
 Ликует форвард на бегу
 Теперь ему какое дело
 Недаром согнуто в дугу
 Его стремительное тело

 Или описание яств  на свадебном столе.
 
 Из  кухни пышет дивным   жаром.               

Как золотые бидюги,               

 Сегодня зреют там недаром               

 Ковриги, бабы, пироги.               

 Там кулебяка из кокетства               
Сияет сердцем бытия.                               
    ФОКСТРОТ                В ботинках кожи голубой,               

  В носках блистательного франта ,               
  Парит по воздуху герой               
  В дыму гавайского джаз-банда.               
  Внизу -  бокалов воркотня,               
  Внизу – ни ночи нет, ни дня,               
  Внизу – на выступе оркестра,               
  Как жрец качается маэстро.               
  Он бьет рукой по животу,               
  Он машет палкой в пустоту.               
  И легких галстуков извилина               
  На грудь картонную пришпилена. 

При подведении собственных итогов Заболоцкий Н.А,  разделит свое творчество на два основных периода.  Представляется, что рубежом между этими периодами,  было время его нахождения в Гулаге. 
 После освобождения в 1944 году,  он, как я понял,  получил направление  в карагандинскую ссылку. Здесь он уже был вольнонаемным работникам, мог жить вне  зоны и без охраны. К нему приезжает семья.  И, главное,  у него появляется возможность творчества. И он возвращается к прерванному из-за ареста переводу рукописи «Слово о полку Игореве».  Советую читателям прочитать эту работу. Написана она очень сочным современным языком, и, что особенно дорого, с сохранением древнего колорита. Как ему это удалось – загадка.  В этом проявилась еще одна сторона его  таланта  -  быть переводчиком.     У него пробудился дар - прочувствовать все оттенки чужого  языка.  К этому, безусловно, нужно хорошо понимать возможности родного языка.  С последним требованием у него проблем, как у хорошего поэта  не было.  Появление «Слова….» на литературном небосклоне Москвы, напомнила литературному сообществу о Заболоцком Н. А..   его восстанавливают в «Союзе Писателей» и даже разрешают вернуться в Москву. 
Наряду с  собственным поэтическим творчеством он начинает уделять много времени переводческим работам.  Он много переводит немецких, венгерских, итальянских  поэтов.   Рекомендую прочитать его перевод Иогана Фридриха Шиллера «Ивиковы журавли».     Но особенное его внимание привлекла грузинская поэзия.  Он переводит на русский язык многих      грузинских поэтов, включая «Витязь в тигровой шкуре» Ш. Руставели.
               На какое- то  время он возвращается к философским проблемам – Пишет стихотворение
Я не ищу гармонии в природе.
Разумной соразмерности начал
Ни в недрах скал, ни в ясном небосводе
Я до сих пор,  увы,  не различал.
 ………………………………………………….
Когда огромный мир противоречий
Лежит вокруг, вздыхая тяжело,
И не мила ей дикая свобода,
Где от добра неотделимо зло.

А далее я намерен познакомить читателя выбранными по моему вкусу отдельными стихотворениями,  Некоторые из них вошли в нашу память настолько, что многие считают их народными.
БЕТХОВЕН
В то самый день, когда твои созвучья
Преодолели сложный мир труда,
Свет пересилил свет, прошла сквозь тучу туча,
Гром двинулся на гром, в звезду вошла звезда.
И яростным  охвачен вдохновеньем
В оркестрах гроз и трепете громов,
Поднялся ты по облачным ступеням
И прикоснулся к музыке миров
Дубравой труб и озером мелодий
Ты превозмог нестройный ураган,
И крикнул ты в лицо самой природе,
Свой львиный лик, просунув сквозь орган

В рогах быка опять запела лира,
Пастушьей флейтой стала кость орла,
И понял ты живую прелесть мира
И отделил добро его от зла.

                И сквозь покой пространства мирового
                До самых звезд прошел девятый вал…
                Откройся мысль! Стань музыкою слово,
                Ударь в сердца, чтоб мир торжествовал!

      Портрет.
Любите живопись, поэты!
Лишь ей единственной дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.

Ты помнишь, как из тьмы былого,
Едва закутана в атлас,
С портрета Рокотова снова
Смотрела Струйская на нас?

Ее глаза – как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Ее глаза – как два обмана,
Покрытых мглою неудач.

Соединенье двух загадок,
Полувосторг, полуиспуг,
Безумной нежности припадок,
Предвосхищенье смертных мук.

Когда потемки наступают
И приближается гроза,
Со дна души моей мерцают
Ее прекрасные глаза.

НЕУДАЧНИК
По дороге, пустынной обочиной,
Где лежат золотые пески,
Что ты бродишь такой озабоченный,
Умирая весь день от тоски ?
Вот и старость, как ведьма глазастая,
Притаилась за ветхой ветлой.
Целый день по кустарникам шастая,
Наблюдет она за тобой.

Ты бы вспомнил, как в ночи прохладные
Жизнь твоя, загораясь в борьбе,
Руки девичьи, крылья холодные,
Положила на плечи тебе.

Милый взор, истомлено-внимательный,
Залил светом всю душу твою,
Но подумал ты трезво и тщательно
И вернулся в свою колею.

Крепко помнил ты старое правило –
Осторожно по жизни идти.
Осторожная мудрость направила
Жизнь твою по глухому пути.

Пролетела она в одиночестве
Где-то здесь, на задворках села,
Не спросила об имени-отчестве,
В золотые дворцы не ввела.

Поистратил ты разум недюжинный
Для каких-то бессмысленных дел.
Образ той, что сияла жемчужиной,
Потускнел, побледнел, отлетел.

Вот теперь и ходи и рассчитывай,
Сумасшедшие мысли тая,
Да смотри, как под тенью ракитовой
Усмехается старость твоя.

Не дорогой ты шел, а обочиной,
Не нашел ты пути своего,
Осторожный, всю жизнь озабоченный,
Неизвестно во имя чего!


НЕКРАСИВАЯ ДЕВОЧКА
Среди других играющих детей
Она напоминает лягушонка,
Заправлена в трусы худая рубашонка,
Колечки рыжеватые кудрей
Рассыпаны, рот длинен, зубки кривы,
Черты лица остры и некрасивы.
Двум мальчуганам, сверстникам ее,
Отцы купили по велосипеду.
Сегодня мальчики, не торопясь к обеду,
Гоняют по двору, забывши про нее,
Она ж за ними бегает по следу.
Чужая радость так же, как своя,
Томит ее и вон из сердца рвется.
И девочка ликует и смеется,
Охваченная счастьем бытия.

Ни тени зависти, ни умысла худого
Еще не знает это существо.
Ей все на свете так безмерно ново,
Так живо все, что для иных мертво!
И не хочу я думать, наблюдая.
Что будет день, когда она рыдая,
Увидит с ужасом, что посерди подруг
Она всего лишь бедная дурнушка!
Мне верить хочется, что сердце не игрушка,
Сломать его едва ли можно вдруг!
Мне верить хочется, что чистый этот пламень,
Который в глубине ее горит
Всю боль свою один переболит
И перетопит самый тяжкий камень!
И пусть  черты ее нехороши
И нечем ей прельстить воображенье,-
Младенческая грация души
Уже  сквозит в любом ее движенье.
А если это так,  то что есть красота
И почему ее обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде.

Не хочется перегружать статью большим количеством материала, но не могу не вставить в подборку еще одно стихотворение

НЕ ПОЗВОЛЯЙ ДУШЕ ЛЕНИТЬСЯ
Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь

Гони ее  от дома к дому,
Тащи с этапа на этап,
По пустырю, по бурелому,
Через сугроб, через ухаб!

Не разрешай ей спать в постели
При свете утренней звезды,
Держи лентяйку в черном теле
И не снимай с нее узды!

Коль дать ей вздумаешь поблажку,
Освобождая от работ,
Она последнюю рубашку
С тебя без жалости сорвет.

А ты хватай ее за плечи
Учи и мучай дотемна,
Чтоб жить с тобой по-человечьи
Училась заново она.

Она рабыня и царица,
Она работница и дочь,
Она обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь

Замыкает настоящее эссе о поэзии Заболоцкого  Н.А.  наиболее известное стихотворение, которое, по     моему мнению,  по своей лиричности наиболее приближается к Пушкинским строкам – "Я помню чудное мгновенье…".  Сейчас этот текст композитором Михаилом Звездинским положен на музыку и мы получили романс  величайшей глубины.  (Первое слово "Зацелована" на каком-то этапе заменено на "Очарована")   


  ПРИЗНАНИЕ
Зацелована, околдована,
С ветром в поле когда-то обвенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная моя женщина!

Не веселая, не печальная,
Словно с темного неба сошедшая,
Ты и песнь моя обручальная,
И звезда моя сумасшедшая.

Я склонюсь над твоими коленями,
Обниму их с неистовой силою,
И слезами и стихотвореньями
Обожгу тебя, горькую, милую.

Отвори мне лицо полуночное,
Дай войти в эти очи тяжелые,
В эти черные брови восточные
В эти руки твои полуголые.

Что прибавится – не убавится,
Что не сбудется – позабудется….
Отчего же ты плачешь, красавица?
Или это мне только чудится?


Рецензии
Спасибо за воспоминание, иль - напоминание о прекрасных поэтических строках, которые живы и незабвенны и в сегодняшней жизни, хотя не всегда вспоминается имя их автора... Увы, бегут года,
сменяя интересы, к сожалению,
Но... кое-что не меркнет без следа,
те строки о мерцающей в сосуде - пламенем,
той вечной истине, чьё имя - красота...
И имя автора их - Николая Заболоцкого -
чей скромный труд переживёт года,
и будет, всё-же, вспоминаем, может иногда,
всё теми-же незабываемыми строками,
что в памяти людей застряли на-всег-да...

Спасибо, что ещё раз вспомнили,
и всем читающим напомнили о том,
быть-может и немногом,
что не должно забыться никогда... С уважением, Алла.

Алла Зиливинская   13.04.2019 21:35     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.