О Стахановском движении в Артёме

Книга "Рождение Артёма" из цикла "Предыстория Артёма".
Отрывок из главы 17 "Индустриализация" (рабочая версия)

...

Стахановское движение

Как известно, Стахановское движение в Советском Союзе началось с рекорда забойщика одной из шахт Донбасса Алексея Стаханова 31 августа 1935 года;. В течение нескольких следующих дней его достижение было широко разрекламировано советскими СМИ и стало активно внедряться в самых разных сферах труда на предприятиях всей страны.

Инициатива А.К.Стаханова не стала каким-то изолированным явлением в экономической жизни СССР. Она было естественным продолжением уже достаточно широко развернувшегося с 1930 года на производстве движения ударников, которое, в свою очередь, выросло из практики социалистического соревнования, получившего распространение сразу после начала 1-й 5-летки, в 1929 году. Непосредственной предпосылкой движения стахановцев являлось и развёртывание с 1930 года среди рабочих массового изобретательства и рационализаторства.

Все эти движения (кроме, может быть, изобретательства) были неразрывно связаны с проводимой с конца 1920-х годов политикой максимального расширения использования на производстве сдельных форм оплаты труда. Они преследовали, в сущности, одну главную цель – обеспечить максимальное увеличение производительности, поскольку иначе выполнить крайне завышенные планы первых пятилеток было в тех условиях практически нереально.

Сама возможность значительного увеличения производительности крылась в сильно заниженных нормах, сформировавшихся в восстановительный период в условиях почти повсеместного господства ручного труда. Кроме того, положение советского государства на начальном этапе его существования было довольно неустойчивым, поэтому, считая своей единственной надёжной социальной опорой рабочий класс, оно шло тогда на различные уступки в его пользу, в том числе и в сфере организации труда. Внедрение в производство современных машин и механизмов сделало старые нормы вредным анахронизмом, но резко увеличивать их административным путём государство опасалось из-за непредсказуемой реакции успевшего привыкнуть к ним «класса-гегемона».

И соревнование, и ударничество, и стахановское движение были призваны, таким образом, заинтересовать рабочих в самостоятельном повышении норм выработки в своих профессиях. В дальнейшем последние официально закреплялись в трудовых нормативах. Формально все эти движения начинались снизу, действиями отдельных рабочих и трудовых коллективов, но инициировались и всячески поощрялись сверху, со стороны партийных и советских органов; и подчинённых им СМИ.

Основным материальным стимулом для рабочих было, при этом, соответствующее росту производительности увеличение оплаты труда. Соотношение между заработной платой стахановца и обычного рабочего могла достигать порой 16 крат. В Артёме оно было несколько меньшим. Так, например, первый стахановский рекорд совершила здесь в октябре 1935 года на шахте № 3-ц бригада проходчиков Шевченко, за что члены бригады получили от 860 до 1160 рублей. При этом среднемесячная зарплата забойщика в достахановский период того же года не превышала 397 рублей (средняя зарплата работника рудника составляла 265 р. 69 к. в месяц). Бригадир проходчиков в шахте № 1 С.В.Желнов, пройдя со своей бригадой за ноябрь 1935 года 528 погонных метров штреков (при задании 252), лично получил уже 1300 руб.

Всё больше и больше лучших шахтёров рудника входило во вкус азартной гонки за рекордом во имя славы и денег. Забойщик шахты № 3 В.Трапеза 23 декабря 1935 года за смену отбил и погрузил 35,8 тонн угля (421 % нормы) и заработал 98 руб. 88 коп.  26 декабря В.Полтавец выдал 39,7 тонн угля (473,5 % к норме). 27 декабря горный десятник В.Г.Сергачёв, отработав ночную смену, остался в забое и выполнил 486 % нормы, заработав 117 р. 29 к. В тот же день бригадир угольной бригады шахты № 1 Т.И.Савчук выдал 543 %, заработав 131 р. 69 к. В ночь на 29 декабря установщик той же шахты И.А.Кузенок сделал в тех же забоях 617 % нормы на 153 р. 97 к. Бригадир М.И.Некрашевский, сменив Кузенка, дал 623,5 %, и получил 155 р. 74 к.

Продолжились рекорды стахановцев и в следующем, 1936 году. Ряды рекордсменов стали пополняться работниками наземных цехов и служб. Токарь ЦММ Анохин, например, выполнил вскоре свою среднемесячную норму на 407,5 %. Ему удалось увеличить мощность своего станка в два с лишним раза. Это стало основанием для пересмотра мощности всех станков мастерских во столько же раз. Литейка ЦММ увеличила выпуск продукции с 18 тонн в 1935 году до 30 т. в 1936.

Конечно, и рудник в целом тоже получил определённую выгоду от этого увлекательного трудового соревнования. Стахановское движение освободило рабочую силу для шахты-новостройки 3-ц. Благодаря ему удалось почти спасти уже фактически проваленный план добычи угля на 1935 год. Январский план следующего года был уже перевыполнен на 13,1 %, февральский – на 21,6 %, мартовский – на 18,5 %, а апрельский – на 68,5 %.

1936 год вообще стал рекордным. Он был полностью завершён по добыче к 24 ноября;. Заданная планом среднемесячная производительность трудящихся в 35 т. оказалась перевыполнена на 3,88 т. или на 11,1%. Сменная производительность возросла по угольным работникам на 57 %, по подземным – на 39,7 %, по шахтным – на 36,4 % и по трудящимся в целом – на 31,8 %.

Росла и зарплата. В целом по руднику она увеличилась, по сравнению с 1935 годом, на 27,8 %, у угольных рабочих поднялась на 37,6 %, у поверхностных – на 10,4 %, у ИТР – на 27,1 %. Однако больше всех выиграли от стахановской эпопеи руководящие работники (прочие служащие). Их зарплаты повысились на 108,3 %  (более чем в два раза). Вообще разрыв между заработком рабочих и шахтного начальства в 1936 году был довольно велик. Оклад начальника шахты, например, составлял 1250 рублей, а главного инженера – 1470, но за счёт премиальных их ежемесячный доход оказался в два, три и, даже, четыре (с хвостиком) раза выше;.

Стахановское движение выполнило свою основную задачу. Уже в марте 1936 года решением отраслевой конференции ПОУ НКПС и ЦК Союза угольщиков восточных районов на всех шахтах Артёмовского рудуправления были пересмотрены существующая организация труда и действующие нормы зарплаты. Введены новые тарифы. Вместо существовавших прежде сменных сквозных бригад были созданы звенья по квалификации: навалоотбойщики (2 – 3 человека), крепильщики (2 человека) и т. д. с оплатой по сменному замеру каждому звену отдельно. Отбойщиков и навальщиков угля объединили в одну профессию навалоотбойщика. Бурильщиков перевели на индивидуальную сдельщину. Крепильщиков освободили от доставки леса и создали для этой работы бригады лесогонов.

В результате, загрузка рабочего дня угольных рабочих по сравнению с 1935 годов увеличилась на 4 %. Процент охвата сдельщиной превысил 90 % работников рудника. Увеличились благодаря стахановскому движению и проектные мощности производственных объектов;.

Но была у рекордов тех лет и другая, не очень приглядная сторона, которую не любила вспоминать официальная историография во времена СССР и стараются, по возможности, не замечать апологеты сталинизма в наши дни. Поощрение государством постоянных нарушений плановых заданий, каковыми и являлись, в сущности, все рекорды стахановцев, создавало ситуацию хаоса во всей производственной цепочке: от поставок сырья и материалов, до выпуска продукции, и её реализации. Громкие победы в одном месте, как правило, оборачивались колоссальными потерями в другом. Обстановка неуправляемости, невозможность точного прогнозирования результатов, создавали идеальные условия для любителей «половить рыбку в мутной воде», что неизбежно вело к росту бесхозяйственности и хозяйственных преступлений.

Всё это, безусловно, имело место и на Артёмовском руднике. Результаты сумасшедшей гонки за рекордами крайне негативно отразились на дальнейшей его работе, фактически остановив или замедлив добычу угля в следующем году на большинстве входивших в него шахт.

Главным пороком работы «по-стахановски» на деле, а не на словах, было стремление добиться максимума здесь и сейчас, не задумываясь о завтрашнем дне. Применительно к шахтёрской профессии это означало хищническую добычу угля. В отчёте о производственной деятельности треста Артёмуголь за 1937 год отмечалось, что «1936 год был характерен хищнической разработкой месторождения, выработкой наиболее лакомых кусков, как например, отработка целиков под тупиками шахт № 1 и 2 по I и II пластам, хищническая нарезка I пласта Северо-Восточного участка бывшей шахты № 3. Полуликвидация шахты № 5 также связана с отработкой наиболее «жирных» кусков по пласту I, расположенному в районе ствола шахты … Такое ведение горных работ уже сказалось на добыче угля в конце 1936 года, когда план в ноябре и декабре месяце был не выполнен…».

Прямым результатом стахановских рекордов угледобычи 1935-1936 гг. стало закрытие в 1937 году шахты № 3 (и шахты 4-бис). Запасы шахты № 3-ц (195 тыс. т.), расположенные на Северо-Восточном участке, к началу этого года оказались «большей своей частью завалены и фактически представляют собой фикцию». Шахта № 2-2-бис имела на тот момент лишь19,4 тыс. т. запасов, годных к очистной выемке.
1937 год стал «похмельным» после победного «пиршества» предыдущего. Шахта № 3, перед своим закрытием, выполнила годовой план на 87,3 %, шахта № 2-2-бис – на 75,6 %. Только шахта № 1 почти смогла дотянуться до планового рубежа (98,4 %).

Отразились рекордные смены и на качестве продукции. В 1935 году рудник выплатил Дальневосточной железной дороге более 1 миллиона рублей штрафов за низкое качество поставленного ей угля. В июле 1936 года выплата зарезервированных для той же цели 544 тысяч рублей была отменена по распоряжению НКПС, зато за 9 месяцев следующего года претензии дороги к руднику составили уже 1 млн. 255 тыс. руб.

Не обошлось в достижениях 1936 года, конечно, и без приписок. Так, на Западном участке шахты 3-ц по 4-му ходу штреков должно было быть отобрано 228 куб. м. породных прослоек, а отрапортовано о 735,5 куб. м. На этой же шахте занижались нормы на отборку и отброску породного слоя: вместо 4,7 куб. м. по 1 руб. 80 коп. – 1,76 куб. м. по 5 руб. 51 коп. Были занижены также нормы и на крепление выработок, а расценки на них, наоборот, завышены: вместо 2 руб. 87 коп. платили по 3 руб. 25 коп. Таким образом, реальная работа оказалась выполнена на 57,2 %, а норма  - на 165,5 % (с соответствующим пополнением зарплат – Ю.Т.). В итоге, только по одному этому участку государство понесло убытков на 150000 рублей .

Открывшиеся негативные стороны недавних громких рекордов были списаны тогда на «вредительство» отдельных должностных лиц. Почти всё руководство рудника в 1937 году было арестовано и расстреляно, пострадала и часть рядовых исполнителей. Это позволило закрыть вопрос о первопричинах произошедшего в 1935 – 1936 гг. и отвести вину от настоящих организаторов сумасшедшей эпопеи бесхозяйственности, до сих пор остающейся в нашей исторической памяти «великим примером трудового героизма советских людей».

(Сноски из текста убраны)


Рецензии
Стахановщина была профанацией - идеологическим прессингом вместо механизации и научной организации труда. Не случайно сам Стаханов вскоре после своего рекорда сбежал с щахты и никогда в нее больше не возвращался. Попытка принудительного распространения стахановщины вызвала к жизни огромную волну приписок и очковтирательства, что нанесло государству колоссальный ущерб...

Владимир Смолович   09.08.2018 13:01     Заявить о нарушении
Готов согласиться с Вами, но лишь частично. Всё-таки, это движение не было принудительным. Оно очень хорошо поощрялось материально. И определённые достижения действительно были, хотя и вреда от него было, я думаю, не меньше, а может быть и больше. Взялся бы кто-нибудь подсчитать это соотношение.

Юрий Тарасов-Камчатский   10.08.2018 06:08   Заявить о нарушении