Что в имени Твоём

Предисловие:

     Что мы, люди, уважаемый читатель, знаем о своём имени, что мы знаем о слове, как о каком- то точном знании. Что мы знаем что- то о слове, что- бы видеть в произносимых нами словах какую- то святость и Божественность, что- бы нам видеть в витающих вокруг нас словах Божье слово. Этот рассказ возможно хоть как- то приоткроет вам, уважаемый читатель, эту тему. Приятного прочтения, Уважаемый читатель, в этом рассказе есть над чем подумать.

            Философская беседа двух монахов о Боге, о вере, о предназначении.

                первая часть

     Стоял тёплый сентябрьский день, было ещё тепло, но солнце своей жарой уже не давило. Двор в монастыре был местами  мощёный - асфальтированный, а местами немощёный - поросший реденькой травкой. Монастырский двор мели два монаха, исполняя свой дневной трудовой урок. Один монах был старенький и седенький, лет под 70, со смешной седой всклоченной бородёнкой. Второй монах - молодой человек лет 19 - 20, он был худой, угловатый, с резкими угловатыми движениями. И мели эти два монаха монастырский двор по разному. Старый монах неспешно и размеренно взмахивал своей метлой,  и точно так- же неспешно и точно проводил метлой по точно намеченному месту, оставляя после проведения своей метлы чистое место. Старый монах явно никуда не спешил - не торопился, что- то бормотал себе под нос и часто улыбался. Молодой- же монах видно торопился сделать по быстрее данный урок,  он с силой махал своей метлой, но вместо чистого метения  у молодого монаха получалось всё наоборот, мусор не желал выметаться и разлетался в разные стороны. И молодому монаху приходилось снова и снова  повторно прометать  уже убранную территорию, от чего молодой монах злился и на себя и на своего старого напарника, который явно никуда не торопился. Снова и снова зачищая огрехи своей работы молодой монах с раздражением поглядывал  за своим , как он считал, сотоварищем по несчастью. При начале работы монахи как- бы разделили монастырский двор между собой, и прометая свои половины иногда сходились вместе в центре двора. Когда монахи в очередной раз сошлись вместе, молодой в раздражении высказал старому монаху свою обиду:
 
- Эй дед, ты- бы вместо своих улыбок лучше- бы по чаще махал своими руками, быстрее сделаем, быстрее будем свободны. 

- Свободны от чего, - не понял старый монах. 

- Как от чего, - начал выходить из себя молодой монах, - от работы конечно.   

- А, понимаю, - улыбнулся старый монах молодому, - молодой, да ранний, спешишь по быстрее стать настоящим монахом. 

- Не твоё дело, - со злостью перебил молодой монах, - ты вон старый, седой, а всё равно нагрешил, раз тебя наказали метением двора. 

- Ну..., - улыбнулся старый монах, - это что считать за грех, и что считать наказанием, - старый монах огляделся и кивнул на лавку у монастырских ворот, - я что- то устал, пойдём отдохнём на лавочке, а там за одно и поговорим о грехе и наказании. 

  И монахи уселись  на лавочке в затишке у монастырской стены под лучами ещё тёплого, но уже неназойливого сентябрьского солнышка. 

- Как звать- то тебя, - обратился старый монах к молодому. 

- Что, - не понял молодой монах.   

- Ну... какое имя ты принял при поступлении в монастырь, - поправился старый монах. 

- Европий, - с гордостью ответил молодой. 

- А что, разве есть такое имя, - удивился старый монах. 

- Да, вот нашлось, - засмущался молодой монах, - но зато, - добавил Европий с гордостью, - моё монашеское имя отражает европейский дух - дух свободы. 

- А в миру - то как тебя звали, - не отставал старый монах. 

- Да ну, - опять за смущался Европий, - Иваном меня звали, Ванькой..., как-будто мои предки не могли в русском языке более красивого имени для меня найти.   

- Ну во первых ты, Ваня, неправ, - остановил Европия старый монах, и добавил, - дважды не прав, предки - это те люди, что жили пред тобой, но уже ушли к Богу, а твои родители ещё живы? 

- Что за вопрос, - обиделся Европий, - конечно живы.   

- Вот видишь, Ваня, - удовлетворённо произнёс старый монах, - ты о своих ещё живых  родителях отзываешься как о мёртвых, уже ушедших к Богу, разве это справедливо.   

- Нет, несправедливо, - Европий ещё больше смутился.      

- И своего мирского имени, Ваня, ты стыдишься зря, - продолжил старый монах, - стыд в человеке обычно рождается от его - человеческого незнания, - старый монах разгладил на своих коленях рясу, - вот например, Ваня, что для тебя обозначает это слово в три буквы - "Имя". 

- Ну..., - задумался Европий, - это моё осознание в этом мире, если- бы я не знал, как меня зовут, как- бы я смог самоопределиться в этом мире, как- бы другие люди определяли меня, они обращались- бы ко мне типа - "Эй ты, иди сюда", - с укоризной непонимания закончил Европий.   

- Вот как раз эти три буквы слова "Имя" и несут в себе смыслы определения личности человека в этом мире, - старый монах выслушав вопрос глянул с улыбкой на Европия и продолжил, - буква (и) имеет смысл "живое", буква (м) имеет смысл удовольствие, буква (я) - смысл "мне, моё, наше", и при сложении смыслов этих букв в осмысленное знание само слово "Имя" говорит от себя - Я есть Живое Удовольствие Твоё, вот.   

  Старый монах опершись своей спиной о тёплую стену монастырской стены сзади лавочки снова погладил свои колени. Европию конечно- же было интересно, но он пытался не показывать это старому монаху.
   
- Вот в Миру меня когда- то звали Егором, - продолжил старый монах после некоторого молчания, - но мне моё тогдашнее имя не нравилось, у меня не было понимания смысла своего имени, - старый монах помолчал, - лет тридцать назад, когда я пришёл в монастырь, мне предложили сменить имя или оставить своё имя, назвав  меня Егорием, а я..., а я в своём непонимании выбрал смену имени... 

- И что, - вставил своё слово Европий, - вы жалеете сейчас об этом.   

- Да нет, не жалею, - устало пожал плечами старый монах, - у меня и сейчас хорошее имя - Порфирий, но понимаешь, Ваня, имя человека даёт человеку мироутверждение и мироотношение, вот имя  "Егор" имеет утверждение смыслов - (е)- чувство, (г)- движения, (о)- небесного, (р)- светом Божьей равности, и в Миру - в той светской жизни я был вечно в делах, вечно в каком- то движении, сперва сделаю что- то, а потом подумаю, - Порфирий тяжело вздохнул, - и в монастырь- то я ушёл так- же импульсивно, была семья, вроде всё было хорошо, двоих деток подняли до зрелого возраста, свадьбу младшей дочери отъиграли, а наследующее утро я обнаружил свою жену в постели со сватом, - Порфирий перевёл дух, - нет, я не стал разбираться с ней, что да как, всё, просто всё оставил жене и детям, а сам в чём был ушёл в никуда..., это потом уже я надумал идти в монастырь...   

- И вы, дядя Порфирий, даже не знаете, что было между ними, - удивлённо поинтересовался Европий.
 
- А знаешь, Ваня, это уже неинтересно, - грустно улыбнувшись продолжил Порфирий, - я несу своё наказание, моя жена понесла своё наказание, а сейчас она уже ушла к Богу и наверное уже дала отчёт о своих грехах пред Богом...   

- А вы, дядя Порфирий, откуда знаете, что ваша жена умерла, - поинтересовался Европий. 

- Да знаешь, Ваня, - продолжил Порфирий, - она тут недавно, с месяц назад, приходила ко мне просить прощения, и сказала, что её жизнь закончена и она уходит к Богу...   

- Что, - не понял Европий, - ваша жена нашла вас и приезжала к вам просить прощения. 

- Нет, Ваня, - улыбнулся Порфирий, - моя жена именно пришла ко мне перед своей смертью..., с месяц назад после вечерней молитвы она просто вышла из стены в белом платье и стала передо мной на колени, я спросил её - за чем пришла, а она ответила, что скорее всего она сегодня уйдёт к Богу по Его - Божьему желанию, но перед уходом хотела- бы попросить у меня прощения за..., а я... я давно уже её простил. 

- Вы что, дядя Порфирий, - удивился Европий, - вы верите в привидения и во всю эту колдовскую лабуду. 

- Нет, Ваня, не верю, - улыбнулся Порфирий, - но ты тоже пойми, люди, когда уходят к Богу, они не могут оставить на Земле незаконченными свои важные дела, вот и моя жена нашла возможность закончить свои дела со мной. 

- А ваши дети, - поинтересовался Европий. 

- А что дети, - печально вздохнул Порфирий, - дети имеют свойство расти и становиться взрослыми, - Порфирий снова тяжело вздохнул, - и мои дети выросли, обзавелись своими семьями, своими детьми, и... и  наверное уже и правнуки есть, но моим детям неинтересна моя жизнь, да... и меня их жизнь уже мало волнует, они уже взрослые, хотя..., - Порфирий замолчал и тяжело вздохнул, потом огладил свои колени. 

- А моё сегодняшнее имя, Ваня, - продолжил Порфирий, - своими смыслами звучит так: 

Пор-фи-рий - (п)- закон (о)- небесный (р)- Светом Божьим (ф)- соединение-объединение (и)- живое (р)- Божьей равности (и)- живое (й)- Живому.

- То есть, - продолжил свой рассказ Порфирий, - после того, как я поменял своё имя "Егор" на имя "Порфирий", из моей жизни куда- то ушло то неуёмное движение жизни, и как-то не заметно вошли раздумье - размышление - размеренность, хотя я иногда с тоской вспоминаю времена своей молодости, какого то вечного движения, своего вечного праздника.

- А ведь и у меня, дядя Порфирий, - с тоской проговорил Европий, - присутствуют воспоминания ощущений моей прежней жизни, какого- то своего вечного движения, желания большого удовольствия, а... здесь почему- то одну злость испытываю и на себя, и на других, хотя нормально понимаю, никто ни в чём не виноват, - с тоской произнёс Европий, - вон даже срываться на других начал, стал как собака. 

- Не сердись на себя, Ваня, - улыбнулся Порфирий, - я сейчас тебе расскажу о твоих именах, а там сам решай, правильно- ли ты сделал, сменив себе своё имя, вот имя "Европий"своими смыслами звучит примерно так: 

Ев-ро-пий - (е)- чувство (в)- звучания (р)- равности небесной (п)- закон (и)- живой (й)- Живому. 

- Понял, Ваня, - обратился Порфирий у Европию. 

- Не очень, какое- то звучание какому- то живому, - непонимающе попробовал повторить Европий.
 
- Я понимаю тебя, Ваня, - улыбнулся Порфирий, - я сейчас эти смыслы переведу в более понимаемый смысл, а ты, Ваня, сравни моё объяснение со своим пониманием своей теперешней жизни.
 
 - Имя "Европий", - продолжил свои объяснения Порфирий, - соответствует по смыслу звучания существованию личности чувствами звучания равности небесной, то есть без резких всплесков - пиков настроения и переживания, как соотношения закона живого сиюминутного усмирения Живому, то есть тебе, Ваня. 

- Я что- то запутался. - помотал головой Европий, - не до конца догоняю. 

- Ну значит так, - Порфирий попытался найти для Европия более понимаемые слова, - живёшь ты, Ваня, сейчас чувством звучания равности Небесной, то есть живёшь нормальной обыденной жизнью, принуждая себя жить по живому, но не понимаемому тобой закону. 

- Я сам ушёл от  внешнего мира, что- бы найти здесь покой и уединение, - с обидой непонимания ответил Европий.

- А так- ли ты, Ваня, жаждешь этого покоя и уединения, - улыбнулся Порфирий, - тем- более спросил - со отнёсся ты с желаниями своей Души, вот, Ваня, тебе один пример для понимания, ты считаешь сегодняшний урок уборки монастырского двора своим наказанием?

- Да, мы с вами, дядя Порфирий, убираем грязь и мусор с монастырского двора, и я..., - вдруг засмущался Европий, - я понимаю, всякая работа почётна, но лучше- бы я сто раз "Отче наш" прочитал и положил- бы сто поклонов, чем выметать грязь с монастырского двора. 

- Вот видишь, Ваня..., - начал Порфирий и вдруг сам смутился, - ты уж прости меня, старого дурака, Ваня, позволь мне и дальше называть "Ваней", чем этим нерусским именем "Европий". 

  Европий посмотрел на Порфирия и улыбнувшись согласно кивнул. 

- Так вот, Ваня, - продолжил Порфирий, - ты сам наказываешь себя, выметая грязь и мусор с монастырского двора или откуда- то не было, а я, Ваня, делаю Богоугодное дело, я причёсываю, убираю, привожу в порядок Мир Божий, я причёсываю и навожу чистоту на Лике Божьем, и Мир этот, как Лицо Бога, становится красивей, прекрасней, - и Порфирий улыбнулся Европию, - и посмотри, Ваня, наш с тобой разный подход к делу даёт разный результат, у меня с первого раза всё чисто получается, хоть и медленней, а у тебя, Ваня, вроде- бы и силы больше и напора, а всё равно чисто не получается, переделывать приходиться. 

- Дядя Порфирий, вы лукавите, - улыбнулся Европий, - у вас просто опыта работы с метлой больше.
 
- Не скажи, Ваня, - Порфирий покачал пальцем перед Европием, - отношение к делу имеет большое значение для результата, вот ты, Ваня, в нашем монастыре уже месяца три?

- Да, - подтвердил Европий.

- Тебе, Ваня, понравились в трапезной монастырские щи, - спросил Порфирий.

- Конечно понравились, - снова подтвердил Европий. 

- Но вот странность, - продолжил Порфирий, - за эти три месяца тебе, Ваня, хоть раз попались щи с одинаковым вкусом.

- Кажется нет, что щи вкусные - это верно, - Европий нахмурил свой лоб, - но вкус щей всегда чуточку другой.

- Вот видишь, Ваня, - продолжил Порфирий, - при вроде- бы всегда одинаковых продуктах и ингридиентах вкус щей всегда меняется, что закономерно, ведь сами смыслы слова "щи" утверждают это, щ-и - (щ)- мои ощущения, (и)- живые, что отражается в смысловом утверждении слова "щи" - мои ощущения живые, и щи, как стряпня, вбирают в себя пропорции вкуса продуктов и чувства - ощущения - настроение повара, и... кстати, твои ощущения, как едока, тоже влияют на вкус этих щей, я не удивлюсь, - и Порфирий улыбнулся, - если злое настроение или горе кухарки так- же отразится во вкусе щей горечью или пересолом.

- Знаете, дядя Порфирий, - задумчиво произнёс Европий, - я..., я никогда не думал об этом. 

- Ладно Ваня, ты ещё молодой, - улыбнулся Порфирий, - жизнь большая, ещё будет у тебя время подумать, но Ваня, мы с тобой остановились на именах и смыслах, которые наши имена несут в буквах, смысл имени "Европий" - это жизнь (е)- чувством (в) звучания (р)- равности (о)- небесной (п)- законом (и)- живым (й)- Живому, то есть  жизнь серая в отношении к жизни подростка - юноши - молодого человека, а вот имя "Иван" утверждается смыслами букв как (и)- живое (в)- звучание - знание (а)- мироблагодати и миродуховности мироудовольствие (н)- принявший - привносящий, то есть жизнь твоя, Ваня, под влиянием твоего имени была выражением Живого Звучания Знанием Мироблагодати (то есть что- бы ты не делал, у тебя многое получалось) Миродуховности (что- бы ты не делал, ты примерно понимал правость - неправость своих поступков) Мироудовольствия (что- бы ты не делал, ты понимал, что конечный результат отразится в тебе реальным удовольствием), и ты, как личность человека, без отчётно принимаешь своими чувствами значение смыслов этого имени. 

  И Европий согласно кивал на каждое утверждение Порфирия о своём имени. 

- А хочешь, Ваня, я расскажу тебе немного истории, что ты будешь гордиться своим именем "Иван", - немного помолчав продолжил говорить Порфирий, - вот ты, Ваня, из истории Руси и Русского народа знаешь, что предками русского народа были славяне...

- Да, история русского народа говорит об этом, - подтвердил Европий.

- А ты, Ваня, знаешь, что слово "славяне" есть двоесложное слово, - продолжил свой рассказ Порфирий, - то есть само слово "славяне" состоит - составляется из двух слов "Славы" и "Ваны", - Порфирий сделал некоторую заминку как бы вспоминая что то, - когда- то на территории, которую сейчас занимают Россия и Казахстан существовали соседствующие друг с другом два больших народа с названиями "Славы" и "Ваны", Славы были воинственным и воинствующим народом, чего стоят имена славов - Мирослав, Святослав, Вячеслав, Всеслав, Ярослав, Яромир, Ярополк, то есть Слава, как общественное значение этого слова и как утверждение значения человека, Славы на тот момент жили в северном, центральном и западном Казахстане, но даже на тот момент времени (около 4 тысяч лет назад) Казахстан был засушливой территорией, то есть что- бы выжить в тех местах, Славам приходилось  рыть искусственные озёра, и само строительство таких искусственных озёр по трудоёмкости было сопоставимо строительству египетских пирамид, по этому Славы постоянно воевали и были очень воинственным народом, воюющим со всеми окружающими соседями, завоёвывая пленников для работы - выкапывания котлованов для искусственных озёр, а рядом в прикавказской низменности жил народ - пахарь, тоже с гордостью носивший имя "Ваны", этот народ был простой, как говорят на Руси, от сохи, как и имена этого народа - Иван, Марья, Пётр, Анна, Фёдор, Мария, Федот, Матрёна, Елисей, Горох..., Славы, как соседи, постоянно ходили военными набегами на Ванов, пытаясь захватить пленников и завоевать всю страну Ванов, ведь Ваны были очень хорошими работниками, но за всё долгое время сосуществования рядом этих двух народов (а это около тысячи лет), Славам ни разу не удалось полностью покорить народ Ванов, как Славы считали, простой и несколько тупой народ от сохи, и когда ход истории привёл к исторической необходимости, эти два народа слились в один великий народ "Славяне", по этому ты, Ваня, и получал своё удовольствие от своего имени "Иван", что есть смысловое утверждение тебя, как мир - живое звучание - созвучие Мира принимаю.

- Спасибо, дядя Порфирий, - поблагодарил Европий Порфирия, - я и не знал, какое интересное и красивое у меня было имя...

- Почему было, Ваня, - удивился Порфирий, - для тебя ещё ничего не потеряно, ты ещё вполне можешь вернуть себе своё имя, было- бы только твоё желание, - и Порфирий как- бы сменил тему разговора, - ну да ладно, ты вот что, Ваня, ты расскажи мне, что было не так в твоей жизни и что привело тебя в наш монастырь. 

- Ну..., - замялся Европий, - у меня, дядя Порфирий, вполне нормальная история нормального современного парня, у меня нормальные родители, в школе звёзд не хватал, но и последним не был, ну тусили с ребятами, в школе создали рок - группу и были элементы всешкольной славы, ну немного нравился девчонкам... - и Европий опять засмущался, - чего уж там говорить, девчонок было море..., было из кого выбирать, первые два года после 18 при отцовских связях мне давали отсрочку от армии, а в этом году мой отец вдруг упёрся и сказал, что- бы я шёл в армию служить, мол армия сделает из меня мужчину...

- А что, - спросил Порфирий, - у твоего отца были причины для такого заявления.

- Почему нет, - опять смутился Европий и ответил неопределённо, - наверное были... 

- И какие- же это причины, если не секрет, - не отставал Порфирий. 

- Ну..., - сбивчиво начал объяснять Европий, - наша группа играла в основном хеви - мэталл, а какой- же рок - металл без кайфа... 

- Прости меня Ваня, я не понимаю, о чём ты говоришь, - высказал своё недоумение Порфирий.

- Ну..., дядя Порфирий, - удивился Европий непониманию своего собеседника, - кайф у молодых означает наркоту, а кайфовать означает быть в некотором наркотическом опьянении. 

- И часто ты был под кайфом, - снова спросил Порфирий.

- Не знаю, - пожал плечами Европий, - наверное часто, но ведь сама жизнь в шоу - бизнесе предполагает кайфовое состояние - существование.

- А как далеко ты, Ваня, зашёл по кайфу, - поинтересовался Порфирий. 

- Ну... колёса..., - и опять смутившись Европий поправился, - то есть таблетки перестали меня вставлять, пришлось пару раз ширнуться. 

- А это ещё что, - опять не понял Порфирий. 

- Ну..., - Европий попытался найти понимаемые слова для Порфирия, - это когда через желудок кайф не доходит и начинают вводить наркотики шприцем в вену, но... но я понимал, дядя Порфирий, - попытался оправдаться Европий, - что ширялово - это дорога в никуда, ну и ..., а тут ещё отец со своей армией, ну я и решил уйти от армии в монастырь, и с наркотиками завязать, и грехи замолить, и Бога найти, а что- бы бывшие друзья не доставали, нашёл вот монастырь по дальше, то есть ваш монастырь. 

- Ой, Ваня, что- то темнишь ты, не всё мне говоришь, - пожурил Порфирий Европия. 

- Да, вы правы, дядя Порфирий, - опять смутился Европий, - я ещё убежал от девчонки, мы с ней гуляли с месяц, а потом... 

- Прости меня старого, Ваня, что- то я опять тебя не понимаю, - перебил Порфирий Европия, - что значит гуляли, ты её что- ли до дома только провожал и в щёчку целовал. 

- Дядя Порфирий, ну у вас и понятия, - усмехнулся Европий, - сейчас у современной молодёжи понятие "гуляли" - это значит жили вместе, как мужчина и женщина, спали вместе, как мужчина и женщина. 

- Прости Ваня, я опять не понял, жили как муж и жена, - переспросил Порфирий.

- Нет, дядя Порфирий, - Европий лукаво усмехнулся глядя на Порфирия, - муж и жена - это официальные отношения, ну официальный брак, а это мужчина и женщина просто вместе живут, это те- же семейные, но неофициальные  отношения, ну... как- бы проба пера - подходят друг другу парень и девушка, - и Европий снова усмехнулся, - а если проще, это тот- же брак между мужчиной и женщиной, но уже неофициальный, не обязывающие ни к чему, ни к каким обязательствам сексуальные отношения. 

- А что, Ваня, сейчас такое возможно, - лукаво при щурясь как- бы наивно поинтересовался Порфирий.
 
- Ну, дядя Порфирий, вы даёте - Европий улыбнулся наивности Порфирия, - сейчас всё возможно, и официальная жена возможна и несколько официальных любовниц тоже. 

- Ой, Ваня, к чему катится человеческий мир, - и Порфирий покачал головой, - ладно, ты о себе рассказывай. 

- Ну потом она увидела, - продолжил Европий, - как я целуюсь  с другой девчонкой и обидевшись закатила мне скандал, мы разбежались, а через месяц она меня нашла и обрадовала, что ждёт от меня ребёнка, - Европий хмыкнул, - а я что, дурак что- ли, она где- то гуляла, с кем- то тёрлась, а понесла и ко мне с ребёнком прибежала, будто я последний олух. 

- Понятно, - усмехнулся Порфирий, - ты, Ваня, и есть последний олух, а почему, я тебе сейчас расскажу.

- Ты, Ваня, в школу зачем ходил, - после небольшого молчания Порфирий спросил Европия.

- Ну... знание - образование получал, - не понимая вопроса ответил Европий. 

- Вот, Ваня, - Порфирий лукаво прищурился, - вот ты в школе знание - образование получал, а теперь Ваня представь, что твоя жизнь - вся твоя жизнь от младенчества и включая старость тоже есть школа, где в роли учителя есть сама жизнь, и жизнь задаёт человеку уроки, как ты, Ваня, усвоил знание и культуру жизни, такие осознания и получаются у тебя как результат, - и Порфирий немного помолчав продолжил обращаясь к Европию, - вот тебе, Ваня, понравилась девушка, ты физически пожелал её и наверное когда добивался её близости, много чего этой девушке обещал... 

- Ну... было..., - смутился Европий. 

- Так вот, Ваня, - продолжил Порфирий, - Господь Бог постоянно везде и всегда присутствует, всё видит и слышит, и твои, Ваня, слова - обещания Бог так- же зафиксировал, как надежду на возникновение семьи, на ваш семейный союз, и в утверждение этой надежды Бог дал вам с девушкой своё - Божье утверждение. 

- Это какое утверждение, - не понял Европий. 

- Зачатие ребёнка - это и есть Божье утверждение и Божья Надежда на твои обещания, Ваня, - смиряюще произнёс Порфирий.

- А если ребёнок не от меня, тогда я, как лопух... - начал было возмущаться Европий. 

- Ну, ну, Ваня, - успокаивающе произнёс Порфирий, - это и была жизненная задача для тебя, и то , что ты сделал, есть неудовлетворительная оценка тебе..., понимаешь, Ваня, - Порфирий застенчиво улыбнулся, - по сути любой ребёнок, и не важно, свой это ребёнок или чужой, есть Ангел во плоти и Свет Небесный и Ангельский, - Порфирий снова погладил свои колени, - потому- что само слово "ребёнок"утверждает эти смыслы: 

ре-бё-нок - (р)- свет Божий (е)- чувством (б)- Божьего Дара (ё)- моим - нашим чувствам (н)- принимаю (о)- небесными (к)- ощущениями.

- И то, что ты, Ваня, - продолжил свои объяснения Порфирий, - отказался от этого ребёнка, пусть даже не твоего, как ты считаешь, лишь говорит о том, что ты, Ваня, ещё не зрел - не созрел как мужчина, ты ещё не стал настоящим мужчиной, вот жизнь и поставила тебя в положение изгоя, раз ты убежал от такой жизни.

- Да..., но ведь и вы, дядя Порфирий, тоже ушли в монастырь от своей жизни, - лукаво усмехнулся Европий. 

- Согласен с тобой, Ваня, - смиренно подтвердил Порфирий, - только я вырастил своих детей и просто реализовал свою мечту найти Бога, хотя..., - задумчиво улыбнулся Порфирий, - если- бы молодость знала, если- бы старость могла..., да, годик, другой монастырской жизни никому- бы не помешал, как служба в армии, - Порфирий опять застенчиво улыбнулся своим воспоминаниям, - я многое понял, многое принял, и скорее всего повернул- бы свою жизнь по другому, но... 

- А вы, дядя Порфирий, Бога- то нашли, - перебив поинтересовался Европий. 

- А чего Бога- то искать, - улыбнулся Порфирий, - наш Бог вездесущь, всемилостив и великодушен, вот смотри, Ваня, есть три коротких русских слова "Бог", "Боже" и "Блаже", которыми люди обозначают Бога, и никто даже не понимает, какие великие смыслы эти два слова в себе несут:

Б-о-г - (б)- ОН Сущий - Суть Единый (о)- Небесный Владыка (г)- Движения и Пространства, 

Б-о-ж-е - (б)- ОН Сущий - Суть Единый (о)- Небесного (ж)- Огня и Света - Божественного Семени (е)- как чувства.

Б=л-а-ж-е - (б)- ОН Сущий - Суть Единый (л)- Жизни (а)- Мира (ж)- Огнём и Светом (е)- как чувством.
 
- Но, Ваня, - продолжил Порфирий, - это есть слова для прописи, говорить - проговаривать эти слова надо так - "ОБог", ОБоже", как утверждение более высоких смыслов о сути Бога: 

О-Б-о-г - (о)- Небесный (б)- ОН Сущий - Суть Единый Владыка (о)- Небесного (г)- Движения и Пространства, 

О-Б-о-ж-е - (о)- Небесный (ь)- ОН Сущий Суть Единый (о)- Небесного (ж)- Огня - Света - Божественного Семени (е)- как чувства.

О-Б-л-а-ж-е - (о)- Небесный (б)- ОН Сущий - Суть Единый (л)- Жизни (а)- Мира (ж)- Огнём и Светом (е)- как чувством.

- Ну и..., - не понял объяснения Европий. 

- Ваня, - увидев нетерпение молодого человека спросил улыбнувшись Порфирий, - ты видишь Солнышко. 

- Да, вижу, - подтвердил Европий глянув на солнце. 

- И Бог тебя, Ваня, видит и слышит, освещая и ощупывая тебя своими солнечными лучами, - Порфирий как- бы утвердил всё сказанное чуть раньше, - вот Ваня, мы с тобой довольно долго разговариваем.
 
- Да, - подтвердил Европий.

- А ты, Ваня, посмотри на свои часы, - улыбнулся Порфирий, - сколько времени прошло?

- Не может быть, - глянув на свои часы удивился Европий, - всего- то 15 минут времени прошло...
 
- А это потому, Ваня, - улыбаясь продолжал Порфирий, - что сейчас Бог был с нами и сам непосредственно участвует в нашей с тобой беседе, а значит Бог находит нашу с тобой беседу более важным событием, придаёт этой беседе первостепенную важность, и считает, что все остальные наши дела могут подождать, и в утверждении важности нашей с тобой беседы, Ваня, - Порфирий погладил свои колени, - Бог даже движение времени приостановил. 

- Да..., - задумчиво протянул Европий, - спасибо вам, дядя Порфирий, я многое понял, - искренне поблагодарил Европий, - а теперь может пойдём убираться дальше. 

- Нет, Ваня, давай посидим ещё, - и Порфирий лукаво улыбнулся, - мне что- то не можется. 

- Тогда, дядя Порфирий, может расскажете что- нибудь о монастырском житие, - предложил Европий усаживаясь обратно на лавочку. 

- Нет, Ваня, - усмехнулся Порфирий, - не буду я рассказывать тебе о монастырском житие - бытие, жизнь в монастыре такая..., её - эту жизнь надо только пробовать переживать, потому- что кому такое житие во благо, а кому истинное наказание, давай, Ваня, - и тон Порфирия сделался серьёзным, - я расскажу тебе, что мне в монастыре не по нраву, хотя... я это понимание принимаю как крест, я сам смиряю себя перед монастырской жизнью.

  Порфирий встал, отряхнул свою рясу от несуществующего мусора и обратно уселся по удобнее на лавочку.

- Вот видимый тебе Мир, Ваня, всегда и везде триедино слаживается и складывается, - начал свой рассказ Порфирий, - смотри, Ваня, верх, середина, низ; земля, вода, воздух; твёрдое, жидкое, газообразное; длинна, ширина, высота; ...; и так можно сказать про всё видимое и понимаемое, вот..., - сделал небольшую паузу Порфирий, - вера как триединство..., точнее все люди в своей вере в Бога так- же делятся на три части в утверждении своей веры - верующие, атеисты (отрицающие Бога и Божественное влияние), сатанисты (люди, борющиеся с Богом за яко- бы свою свободу), и ты, Ваня, по сути своего возраста есть в своём утверждении атеист - человек считающий всё вокруг естественным и самодостаточным, не имеющим внешнего влияния и руководства... 

- Да ты, Ваня, не обижайся на меня, - извиняюще проговорил Порфирий, остановив пытающегося что- то возразить Европия, - я ничего плохого про тебя не хочу сказать, просто твой возраст, как этап познания жизни, относят тебя к категории атеистического мировоззрения, хотя... это уже хорошо, что ты в своём возрасте задумался о Боге, это хорошо, - повторил Порфирий гладя свои колени, - просто этап жизни твоего возраста подвигает и заставляет тебя, Ваня, проверять этот Мир только на физические ощущения, соответствующие человеческому пониманию физических человеческих чувств, но я, Ваня, хочу рассказать тебе о другом, - Порфирий постарался вернуться в нужное ему русло рассказа, - понимаешь Ваня, сами верующие в Бога люди так- же составляют триединство сложения: просто верующие, хранители, ревнители, и связывается такое разложение в триединстве как ни странно с пониманием познания и приятия Бога, Просто Верующие именно обретают и утверждают в себе Веру познанием Бога и знаний о Боге и соотнесением этих знаний  к своей жизни и воспитанием в себе самой Веры Богу, и это значение характерно и для хранителей и ревнителей Веры в Бога, Хранители Веры - это люди, такие как я, простые монахи и священники, которые беззаветно отправляют свою службу Богу, имеют знания о Боге и с удовольствием этим знанием о Боге делятся с другими людьми - с другими верующими, и считают для себя за счастье этими знаниями о Боге делиться с другими людьми, Ревнители Веры - это такие- же верующие люди - монахи и священники, но почему- то решившие - разрешившие себе указывать другим на некие - какие- то каноны соответствия поведения верующих в Вере Богу, вот у нас недавно был случай, который..., - и Порфирий рассказал пример из своей монастырской жизни, - прислали к нам одного молодого батюшку из только- что окончивших Духовную семинарию, он в городке, что тут рядом, развернул бурную деятельность - агитацию среди молодёжи, и... как ни странно эта молодёжь стала приходить в нашу церковь на его службы, но тут у этого молодого батюшки начались нелады с монастырским начальством - мол в церковь приходят молодые девушки в слишком коротких юбках и в брюках с голыми животами, с непокрытой головой, а он - молодой батюшка оправдывался, пусть хоть так ходят, мол сначала надо дать хоть какое- то знание о Боге и о Вере, а уж потом что- то требовать, и... этого молодого батюшку убрали - перевели куда- то по дальше, а пожилой священник сразу вывесил объявление, это в церкви нельзя, это нельзя, и местная молодёжь почти перестала ходить в нашу церковь, нет, нет, Ваня, ты не думай, - решил поправиться Порфирий, глянув на задумчивого Европия, - я нормален и понимаю, что и хранители и ревнители Веры нужны и Церкви и Богу и Вере, в нас - во всех священниках и монахах есть доля и Хранителей Веры и Ревнителей Веры, мы должны и обязаны соблюдать какие- то устои и каноны Православной Веры, если хотим остаться православными людьми, и во что- бы превратилась наша Православная Вера, если- бы каждый тянул в каноны Веры то, что он захотел, вон в католичестве и протестанстве в церквах дискотеки и рок - концерты устраивают..., - с гневным возмущением проговорил Порфирий, потом немного успокоившись продолжил, - для меня вопрос хранителей и ревнителей теперь решается проще, для меня всё сводится именно к познанию Бога, к познанию Мира, и в этом познании я всегда ведомый - я всегда учусь, вот..., для себя я оставил открытой гранью никому ничего не запрещать, а только делиться знаниями о Боге, о Мире, о Вере, доверенными мне Богом и моей Душой, - Порфирий перевёл свой дух и глянул на Солнышко, - вот ты, Ваня, наверное удивился, что я тебе раскрываю смыслы твоих- же русских слов, а ты в школе ни о чём таком и не слышал.
 
- Конечно сперва было непонятно, - подтвердил Европий, - но сейчас эти слова как- будто стали ближе и понятней. 

- Это тоже, Ваня, Божье знание о слове - о языке общения, для нас с тобой о русском языке, - продолжал свой рассказ Порфирий, и тут- же обратился к Европию, - вот ты наверное в школе, как и все, учил только алфавит - азбуку и букварь - простое буквосложение в слове.

- Да, - подтвердил Европий, - но я не очень любил русский язык.

- Дело в том, Ваня, - продолжил Порфирий, - что русский язык и само слово так- же триедины, вот смотри, Ваня, из чего составляется слово - буква слагается в слог, слоги составляют само слово, то есть буква - слог - слово есть знание триединства "Слово", а Русский язык состоит из..., ну, Ваня, - и Порфирий обратился к Европию. 

- Из азбуки и букваря, - подхватил вопрос Европий, - но это только два компонента, - непонимающе закончил Европий. 

- Да нет, Ваня, - улыбнулся Порфирий собеседнику, - это человеческое знание о русском языке неполное, русский язык как Знание состоит из Азбуки, Букваря и... Буковицы, где Азбука - это просто ряд букв, но и непросто простой букворяд, Букварь - это знание о простом - обыкновенном буквосложении на основе одного - единственного смыслоутверждения, а вот Буковица - это знание о смысловом значении каждой буквы и каждого слога, это Знание о непосредственном сложении смыслов каждой буквы в единый смысл самого слова, да, мы в основном понимаем - воспринимаем и привыкли епе правило понимать один смысл одного слова, и если не брать во внимание знание Буковицы, то тогда для понимания человека остаётся большой провал, откуда берутся сами все эти слова, так вот Буковица своим знанием отвечает на этот вопрос - не только откуда берётся слово, но и как слаГается и утверждается смысл каждого слова, вот смотри, Ваня, - обратился к Европию Порфирий, - как ты охарактеризуешь слово "буква". 

- Ну..., - задумался Европий, - это определённый значок написания, соответствующий произносимому нами звуку.

- Правильно, молодец, Ваня, - похвалил Порфирий, - только смыслы по слогового значения слова "буква" раскрывают более точно и короче знание, вложенное в это слово, чем то, что ты сказал:
 
           бу     к        ва   
бу-к-ва - знак ощущения звучащий, 

- и буквенное смыслораскрытие вообще показывает точное знание слова "буква": 

                б       у        к               в          а 
б-у-к-в-а - Божий Дар духовный ощущением звучания и знания Мира, 

- а вот почему азбука стала Азбукой, давай, Ваня, мы с тобой попробуем понять, само слово "азбука"несёт в себе следующие смыслы: 

               а     з        б      у         к       а 
а-з-б-у-к-а - Мир энергией знаков духовного ощущения Мира, 

- ну а что- бы тебе, Ваня, проще понималось, Азбука - это Мир Букв, Мир знаков звучащих. 

- Да..., - Европий задумчиво смотрел на свои руки, - кто- бы мог подумать, Азбука - мир букв, как всё красиво и просто. 

- А Букварь как слово несёт следующии смыслы своим произнесением, - продолжил Порфирий: 

                б      у        к              в         а      р                ь 
б-у-к-в-а-р-ь - знак духовный ощущением звучания - знания Мира равности (есть) утверждение, 

- и Буковица как слово утверждает своим произнесением такое смыслоутверждение: 

                б        у          к        о               в          и     ц     а 
б-у-к-о-в-и-ц-а - Божий Дар духовностью ощущения Небесного звучания - знания живое начало Мира,

- вот скажи, Ваня, - Порфирий задал вопрос Европию, - я тебе только малую часть Божьего знания о языке общения показал, что соответствует пониманию, о русском языке, а у тебя  наверное впечатление, будто ты всю свою жизнь это знал. 

- Да..., верно..., - подтвердил Европий, и тут- же задал встречный вопрос, - а вот вы, дядя Порфирий, наверное всю Буковицу знаете.      

- Что ты, Ваня, - улыбнулся Порфирий, - Буковицу как знание ещё надо понимать и изучать. 

- Но ведь вы, дядя Порфирий знаете- же смыслы букв, - заинтересованно спросил Европий. 

- Да нет, Ваня, - снова улыбнулся Порфирий, - тот, кто будет знать все смыслы букв русского языка и уметь управлять - манипулировать этим знанием по своему желанию, тот будет управлять этим Миром, ну а я так, Ваня, просто выучил некоторые смыслы букв русского языка для себя, как понимание красоты глубинного знания русского слова и смыслов букв русской азбуки, - и Порфирий обратился к Европию с вопросом, - вот на вскидку самые обыкновенные русские слова из нашего понимания о мире, что такое для тебя, Ваня, означает слово "дом".

- Ну..., - задумался Европий, и выдал, - это место, где я живу, место прописки, наконец это каменное строение...

- А насколько, Ваня, потерять "дом" есть несчастье для человека, - поинтересовался Порфирий. 

- Ну вы скажете, дядя Порфирий, - Европий осуждающе глянул на Порфирия, - конечно это большое несчастье для человека, потерять крышу над головой.   

 - Вот видишь, Ваня, - продолжил свои объяснения Порфирий, - а слово "дом" несёт в себе следующий смысл:      

                д         о                м 
д-о-м - фиксированное место небесного удовольствия - счастья, 

- то есть это такое место, где тебе хорошо, куда тебя тянет, куда тебе хочется приходить и возвращаться, но люди забыли первую часть этого знания, что "дом" - это место небесного счастья, и упорно помнят, что потеря "дома" - это есть несчастье для человека. 

- А почему- же тогда люди упорно строят дома для себя и своей семьи, - Европий решил, что нашёл для Порфирия каверзный вопрос.

- А потому, Ваня, - улыбаясь ответил Порфирий, - что в человеке опять осталось полузнание, вот скажи, Ваня, когда человек познаётся лучше всего, в прохладной жизни - отдыхе или в работе - в совместном труде? 

- Что за вопрос, конечно в труде, - подтвердил Европий. 

- Вот когда Дом муж и жена делают сообща, - продолжил Порфирий, - строят - простраивают, покупают разную мебель и занавески, ложки - плошки разные, всё в таком Доме для супругов мило, каждый гвоздик, каждая планочка, каждая рамочка и коробочка, ложка - плошка и полотенце становятся Домом с большой буквы, а когда ты не участвовал в сложении своего дома, а пришёл на всё готовенькое, разве что- то мило, что- то дорого в таком доме, если ты не участвовал в строительстве - сложении дома, если в сложении этого дома нет твоих мечтаний, надежд, трудовых усилий, и... - тут Порфирий сделал небольшую паузу, - в понимании человека происходит духовное разъединение - разрушение значения "Дом", как места небесного счастья и удовольствия, "дом" как место небесного счастья утрачивает своё значение для человека, и человек физически теряет свой Дом. 

- Да..., - восхищённо протянул Европий, - мудрёно, но красиво. 

- Спасибо, - по благодарил собеседника Порфирий, - а вот какое значение для тебя, Ваня, несёт слово "семья".

- Ну... это когда мужчина и женщина официально живут вместе, - задумчиво произнёс Европий, - так сказать узаконенные перед государством брачные отношения... 

- Это общеизвестно, - перебил Европия Порфирий, - ты, Ваня, скажи, что для тебя значит "Семья" и собираешься- ли ты сам заводить свою семью.

- Ну..., не знаю, дядя Порфирий, - засмущался Европий, - конечно я заведу свою семью, если..., если встречу хорошую девушку и полюблю, тогда..., может быть... 

- Да ты не смущайся, Ваня, твоё дело молодое, - приободрил Европия Порфирий, - ты вон монашескую рясу одел, а о девушках думать не перестал, так- что ты не смущайся, Ваня, я тебя не порицаю, твоё дело молодое - житейское, - опять постарался приободрить покрасневшего Европия Порфирий, - ты просто рано кинулся в монашество искать Бога, не завершив предначертанное для твоих лет.

- Не понял, - обиделся Европий, - я пришёл в монастырь искать Бога...

- Ну и что, - остановил Европия Порфирий, - вон твой Бог, - и Порфирий указал на солнце, стоящее над главным собором монастыря, - вот он, посмотри на Бога..., - и Порфирий продолжил, - только прежде чем искать Бога тебе, Ваня, нужно разобраться со своей жизнью и найти себя в этой жизни. 

  Европий с обидой глянул на Порфирия.

- Ладно, Ваня, не обижайся, - примирительно произнёс Порфирий, - ты просто нарушил триединство Миропознания жизни, вот и всё. 

- А как это, - не понял Европий и заинтересованно посмотрел на Порфирия. 

- Наша жизнь, Ваня, тоже состоит из трёх этапов, - начал свои объяснения Порфирий, - физически границы этапов жизни условны, но всё- же нам в своей жизни приходится эти границы переходить, само триединство жизни человека осознаётся так: детство - юнность, зрелость, старость, где детство - юнность - это физическое  познание - освоение человеком чувств своего тела, познания себя, как личности, познания окружающего мира, познание и осознание себя, как индивидуальности, средняя часть жизни человека - Зрелость - это есть физическое соотношение человека с внешним миром, то есть создание семьи и воспитание своих детей, реализация своих физических желаний и возможностей, реализация себя в работе и в физическом мире, и Старость человека - это когда физические грани мира становятся понятны , человек начинает искать - познавать духовности этого Мира и Бога, интересоваться знаниями о Боге, обретает свою Веру в Бога, - Порфирий сделал небольшую паузу, - проще говоря, Ваня, ты просто поспешил в своей жизни с утверждением этих этапов. 

- Но Бога искать никогда не рано, - не согласился  с этим Европий. 

- Да, ты оказывается настырный, Ваня, - Порфирий с улыбкой посмотрел на Европия, - вот ты, Ваня, нормальный человек, ты скажи мне, что раньше надо сделать, догнать и убить оленя как дичь, или сперва надо сделать из оленя жаркое, а потом уже загонять оленя, как дичь.   

- Конечно надо сперва добыть оленя как дичь, - согласился Европий, - кто- же делит не убитого оленя. 

- Вот и ты, Ваня, кинулся искать Бога не имея своего жизненного опыта, - опять улыбнулся Порфирий, и в свою очередь спросил, - и ещё, Ваня, скажи мне, ты считаешь свою жизнь только своею, и больше на твою жизнь никто не влияет и не претендует.

- Конечно никто не влияет, - обиженно проговорил Европий, - я сам хозяин своей жизни. 

- Ты не обижайся, Ваня, - примирительно проговорил Порфирий, - я имел в виду нечеловеческое влияние, но влияние Бога, ведь ты, Ваня, согласен, что Бог имеет своё влияние на твою жизнь.

- Да, я с этим согласен, дядя Порфирий, - согласился Европий, - иначе я- бы не пришёл в монастырь.
 
- Хорошо, - заметил Порфирий, - а как ты, Ваня, думаешь, насколько Бог живо участвует в жизни человека, и как это Божье участие проявляется.

- Не знаю, дядя Порфирий, - задумался Европий, - по моему человек просто живёт, что- то делает в своей жизни, а по прошествии времени самой жизни человек просто отдаёт отчёт о своих жизненных делах на небесах пред Богом. 

- Да..., - покачал укоризненно головой Порфирий, - хорошо вам - молодёжи прочистили мозги, понимаешь, Ваня, что смыслы слова "ОБог" утверждают о Личности Бога - Небесный ОН, Сущий..., - и Порфирий немного помолчав продолжил, - понимаешь, Ваня, во времена наших предков слово "сущий" означало - Постоянно Присутствующий ОН везде и всегда, ОН - Бог всегда участвующий - имеющий своё - Божье участие во всём происходящем в этом мире, - Порфирий снова огладил свои колени, - вот я тебе, Ваня, только- что показал, как Бог, присутствуя при нашем разговоре, и видя духовную необходимость и духовную нагруженность нашей беседы, даже растянул для нас время, как значение. 

- Да, я согласен, это было, - согласился Европий.

- А как ты, Ваня, думаешь, - продолжил Порфирий, - как Бог будет действовать - содействовать для нас, придёт сам и всё для нас сделает или пришлёт своего Ангела для содействия. 

- Ну нет, дядя Порфирий, - пристыженно проговорил Европий, - быть такого не может, кто Бог и что такое для него человек. 

- А может, Ваня, Бог просто поддержит твои добрые и нужные тебе и Богу желания, - улыбнулся Порфирий, - или... не поддержит твои- же вредные  желания... 

- Скорее всего в поддержке желаний и есть Божье участие, - согласился Европий. 

- Именно, Ваня, именно это, - и Порфирий накрыл и сжал своей ладонью ладонь Европия, - ты вспомни, Ваня, ведь были наверное в твоём понимании и другие варианты решения твоих жизненных проблем. 

- Конечно были, дядя Порфирий, какой вопрос, - согласился Европий, - но я сам решил - именно монастырь будет для меня решением...

- А сам- ли ты, Ваня, это решил, - улыбнулся Порфирий.

- Ну...  я конечно- же советовался..., - смутился Европий. 

- Ты не смущайся, Ваня, - опять улыбнулся  Порфирий, - всё правильно для тебя, в том и Божья помощь - Божье участие, что- бы ты думал, что всё решил ты сам, - задумчиво констатировал Порфирий, - но сдаётся мне, что ты немного поторопился, по Божьему мнению рано тебе ещё идти в монастырь, не закончил ты свои земные дела, что- бы искать духовные начала, - и Порфирий перевёл дух, - ладно, Ваня, мы с тобой отвлеклись немного, ты правильно всё сказал о семье, но эта правильность физического понимания, ты вот попробуй скажи или придумай что- нибудь красивее вот этого знания о семье: 

           се    м                ь                я 
се-м-ь-я - СЕ счастье утверждённое и утверждаемое Нами. 

- Не знаю...,- задумался Европий, - нет, точнее и красивее о семье наверное не скажешь. 

- Конечно не скажешь, - улыбнулся Порфирий, - ведь это Божье определение значения и состояния "Семьи", да и сам Божий Мир есть Семья - состояние миросложения этого мира, как одной Большой Семьи, вот смотри, Ваня, есть Отец Небесный - Господь Бог Досточтимый Святой Дух... 

- Согласен, дядя Порфирий, - согласился Европий. 

- Есть Божья Матерь - Святая Богиня Богородица, - продолжил свой рассказ Порфирий, - есть и небесный Сын - Бог Иисус Христос, да и все Ангелы есть Божьи дети, и как отражение Небесного Мира на Земле, в мире человека семья представляется мужем - папой - отцом, женой - мамой - матерью и детьми - ангелами во плоти физического состояния, - Порфирий сделал небольшую паузу, - вот посмотри, Ваня, сами слова - смыслы слов из общности "Семья" дают - определяют  знание - распределение ролей в семье: 

             м          у                ж 
м-у-ж - Удовольствие Духовное Божьего Огня - Света - Божественного Семени, 

- то есть муж, Ваня, и есть основатель семьи, распорядитель и законодатель в своей семье, от сюда и слова - значения "отец" и "папа": 

             о        т         е       ц 
о-т-е-ц - Небесная благодать чувством Начала, 

           п                а                п                а 
п-а-п-а -Закон миропонимающий - миропривносящий закону подчиняющийся - радующийся, 

- отсюда- же, Ваня, идёт и слово "жених": 

                ж                е        н          и        х 
ж-е-н-и-х - Божий Огонь и Свет как чувство принявший от Живого Духа Начального. 

  Порфирий не на долго замолчал переводя свой дух, он расправил несуществующие складки на своей рясе, прикрывающей колени и продолжил разговор с Европием. 

- Вот видишь, Ваня, как всё просто объясняется раскрытием смыслов слов - значений, которые человек берёт ответственностью на себя, - улыбаясь Порфирий посмотрел на Европия, - разве ты теперь, Ваня, зная смыслы слова "жених" засмущаешься быть женихом? 

- Нет, что вы, дядя Порфирий, - улыбнулся Европий, - теперь я знаю, это красиво, это есть принять на себя знание - значение Огня и Света Божьего перед своей..., - и Европий всё- же смутился, -... девушкой. 

- Вот по этому, Ваня, - продолжил Порфирий, - по этому в нашем народе осталось понимание, что женщина выходит замуж - женщина идёт За Мужа - За Мужчину, а не наоборот,  а мужчина именно женится на женщине - то есть берёт любимую женщину для себя в свою семью, и если мужчина идёт в семью своей жены, в народе это положение понимается не правостью, ведь говорят- же "он пошёл в примаки".
 
  И Порфирий сделав ещё одну небольшую паузу огладил свои колени.

- И понимаешь, Ваня, - продолжил свой рассказ Порфирий, - само слово "жена"говорит о том, что женщина, выходя замуж, принимает - должна принимать своего мужа как мирозначение и мироопределение свей жизни: 

                ж                е       н           а 
ж-е-н-а - Божий Огонь и Свет Божественное Семя (мужа) как чувство принимаю мирозначением мироутверждения мира (меня), 

- отсюда- же, Ваня, следует понимание слова "невеста":

                не            в             е       с         т                а 
н-е-в-е-с-т-а - отрицание знания и звучания чувства сладости и благодати (мужского) мироутверждения.

  Порфирий посмотрел на непонимающего Европия.
       
- Ну если по проще объяснить, Ваня, невеста - это девушка Не Знающая и Не Ведающая сладости и благодати Мира, то есть девушка незнающая мужчины, не изведавшая мужское проникновение, как сладости мира, как свой физический жизненный опыт.

  Порфирий опять поглядел на улыбающегося Европия.   

- Да, дядя Порфирий, вы много отстали от современности, - улыбаясь проговорил Европий, - сейчас девушки за... - за долго до свадьбы узнают, что такое мужчина и мужское проникновение. 

- Ты, Ваня, не улыбайся, это не шуточки, - серьёзно сказал Порфирий, - каждая женщина,  сколько- бы она не знала мужчин до своей любви и свадьбы, сколько- бы она не имела секс с мужчиной для своего удовольствия и удовлетворения своего сексуального желания, она по своему девственна, то есть женщина  в какой- то степени остаётся девушкой - Не-Вес-той - незнающей истинной сладости и благодати мужского проникновения, пока ей не встретится её - именно её Мужчина с большой буквы, и ты, Ваня, знаком с такими женщинами, - Порфирий улыбнулся Европию, - это, Ваня, стервы по жизни, то есть не разбуженные женщины, которые не знают - не ведают общего удовольствия, но всегда и во всём стараются поймать - уловить - присоседить своё и только своё удовольствие, выдавая это своё удовольствие за якобы наше общее удовольствие, ведь и ты, Ваня, знаком с этой проблемой, - и Порфирий погрозил Европию пальцем, - вот, Ваня, ты считаешь конфеты сладостью? 

- Конечно, дядя Порфирий, - согласился Европий. 

- А когда ты, Ваня, сможешь себя остановить в поедании конфет, - спросил Порфирий.

- Когда конфеты кончатся, - ухмыльнулся Европий. 

- А если этих конфет много, - задал очередной вопрос Порфирий. 

- Когда наемся конфет, - ответил Европий. 

- И у тебя, Ваня, не останется желания съесть хотя- бы ещё одну конфету, - подначил собеседника Порфирий. 

- Да..., ну..., наверное будет такое желание, - согласился с этим  Европий, - а от куда вы это знаете, дядя Порфирий. 

- Ты что, Ваня, считаешь, что я всегда был таким старым и никогда не был маленьким, - и Порфирий улыбнулся этому вопросу, - ну да ладно, Ваня, давай продолжим, вот и женщина, понимая и принимая своё желание секса, как своего удовольствия, за любовь - за чувство настоящей любви, принимает мужчину, то есть просто познаёт мужской мир - мир простого мужского желания к себе, как к женщине, - и Порфирий перевёл свой дух. 

-  Но сладость женщины от просто секса, - продолжил свой рассказ Порфирий, - то есть от простого мужского проникновения просто мужчины не идёт для женщины ни в какое сравнение с удовольствием сладости слияния с мужчиной в любви, в любовном слиянии с любимым мужчиной - со Своим Мужем, и тогда - только тогда Невеста - не разбуженная женщина, становится желанной Женой, За Мужней бабой, - и Порфирий улыбнулся, - вот  так- то, Ваня. 

- Да..., - только и смог сказать на услышанное Европий. 

- Да, Ваня, - продолжил рассказывать дальше Порфирий, - люди неправы в своих пониманиях о своей жизни, что именно они распоряжаются своею жизнью, своими чувствами, своим выбором отношений, браки всегда вершились и вершатся - совершаются на Небесах, и Бог всегда участвует в чувствах человека, в обещаниях и надеждах человека, и как Божье утверждение этих надежд на брак - на союз и любовь двух людей в семье Бог ознаменовывает зачатием ребёнка, как Светом Божиим... 

- Нет, дядя Порфирий, - не согласился Европий, - тут я с вами не соглашусь, почему- же тогда и одинокие женщины зачинают и рожают, почему тогда при изнасиловании у женщины происходит зачатие ребёнка, если вы говорите, что при зачатии ребёнка всегда присутствует Бог. 

- Молодец, Ваня, хороший вопрос, - похвалил Европия Порфирий, - вот только как- бы для тебя, Ваня, представить Божье Великодушие и Божьи Планы, как понимаемое тебе понимание. 

  Европий непонимающе поглядел на Порфирия и не доумённо пожал плечами. 

-  Вот видишь, Ваня, - улыбнулся Порфирий, - для человека не всегда понятны Божьи планы на жизнь человека, тем более непонимаемо для человека Великодушие Божие, как значение утверждения самого человека, вот..., может для одинокой женщины этот ребёнок будет Светом и Надеждой её жизни и утешением её старости, и в конечном итоге её пониманием, что жизнь свою благодаря этому ребёнку эта женщина прожила не зря. 

- А как- же тогда быть с зачатием женщины при изнасиловании, - не унимался Европий. 

- Ну здесь..., Ваня, - задумался Порфирий, - здесь наверное Бог проверяет зрелость человека в женщине, может- ли человек, подвергшийся насилию, не озлобляясь в своём мироотношении остаться человеком, ведь как это ни странно, Ваня, но доля насилия всегда присутствует в сексуальных отношениях мужчины и женщины, мужчина всегда проявляет волю своего мужского желания к женщине, а женщина подчиняется и принимает мужчину... 

- Погодите, дядя Порфирий, - перебил собеседника Европий, - это неверно, сейчас женщина сама желает мужчину.

- Ваня, - улыбнулся Порфирий, - ты сейчас говоришь о другом, ты говоришь о женщине, которая сама печётся об удовлетворении своего сексуального желания, которая уже знает этого мужчину и сама желает секса с уже знакомым мужчиной, - и Европий согласно кивнул, - а я , Ваня, говорю о женщине, которая первый раз собирается принять ещё неизвестного ей мужчину, ведь даже при согласии женщины на такой секс, сама женщина ещё не знает, какой он именно мужчина, подойдёт- ли он ей как мужчина..., то есть в какой- то мере такая женщина остаётся Невестой - ещё Не Ведающей сладости и благодати, как понимания, и мужчине приходится применять некую долю своей силы - насилия, что- бы сломить в женщине некое противление и доказать свою мужественность, - и Порфирий погладил свои колени, - а вот уже настоящее изнасилование - это Божья проверка на человечность всех участвующих в этом событии, и мужчины и женщины, ведь Бог, как Руководящая, но Великодушная и Справедливая Личность, ничего не даёт человеку, если это ему - человеку не по силам - не по заслугам, кто из людей может точно сказать, почему этот мужчина решился на такое изуверство, как можно с человеческой позиции сказать, что есть изнасилование женщины - это наказание женщине за что- то, или женщина в этом есть безвинная жертва, но одно, Ваня, можно сказать точно, для женщины такая ситуация есть проверка на человечность, останется эта женщина человеком или уподобится злобной и мстительной гарпии, зачеркнувшей для себя половину этого мира, ведь ничего случайного с человеком в этом Божьем Мире не происходит, человеку, Ваня, в его человеческой жизни Богом специально дано познание греха, как некоего понимания - выбора определения человека... 

- Так что, - перебил Порфирия Европий, - Бог специально подсунул человеку грех, что- бы не пускать человека к себе в рай.

- Ваня, ты торопишься, ты просто меня послушай, а потом уже будешь нести своё суждение, - попытался успокоить Европия Порфирий, - вот скажи, Ваня, как ты относишься к предательству.

- Плохо отношусь, - заверил собеседника Европий, - предавать кого- то - это неправильно, это грех.
 
- Вот видишь, Ваня, - с улыбкой продолжил Порфирий, - у тебя правильное представление о предательстве, а скажи мне, Ваня, ты сам в своей жизни никого не предавал. 

- Нет, не предавал, - твёрдо заверил Европий. 

- А свою девушку с ребёнком, - с улыбкой спросил Порфирий Европия. 

- Ну..., ну..., - засмущался Европий и опустил свои глаза к земле. 

- Вот видишь, Ваня, - сочувственно проговорил Порфирий, - но ты прости меня, я тебя не укоряю, сказанное мной тебе в назидание и научение, вот, - и Порфирий сделал небольшую паузу, - а грех дан Богом человеку для того, что- бы человек совершив грех, осознал грешность своего поступка, покаялся, постарался исправить содеянное и старался больше этот грех не совершать, и если человек этот грех - грешный поступок делает нормой своей жизни - это и есть настоящий грех - настоящее грехопадение человека пред Богом, понятно, Ваня, - обратился Порфирий к Европию.
 
- Да, дядя Порфирий, - смиренно проговорил Европий, -  я понимаю... 

- Ой, Ваня, оставь, - улыбнулся Порфирий Европию, - я и сам не до конца понимаю, а ты, Ваня, вообще только начинаешь жить и начинаешь познавать и жизнь, и мир, и Бога, вот тебе, Ваня, интересно то, о чём мы с тобой разговариваем, - спросил Европия Порфирий.

- Конечно интересно, - согласился Европий. 

- Вот ты, Ваня, и бери из нашего разговора какие- то ориентиры для своего понимания этой жизни, - удовлетворённо констатировал Порфирий и продолжил, - а изнасилование для женщины хотя больно и физически и духовно, есть всё- же проверка женщины на человеческую профпригодность, то есть это как сравнение понимания физических и духовных критериев, если изнасилование физически рассматривать как взлом замка и несанкционированное проникновение, то правомерно, что физически кто- то за это должен пострадать - физически понести наказание, но эта грань полно правомерна только тогда, когда нет Божьего контроля над этим Миром, чего, Ваня, в принципе никогда быть не может, - и Порфирий немного задумался, сделав в своём рассказе небольшую паузу, - а вот духовное- же решение, Ваня, это понять и принять, что с человеком в этом Мире ничего просто так не происходит, на всё - на любое действие к человеку у Бога и у Мира всегда есть причина, иногда довольно весомая причина, и не всегда эта причина только отрицательная, а зачатие..., - и уже сам Порфирий опустил свои глаза долу, - зачатие при изнасиловании наверное всё- же есть утешение, как понимание, что Бог делил и разделял страдания этой женщины вместе с женщиной, как Божью надежду на человеческое в этой женщине, - и Порфирий замолчал, переводя свой дух  от высказанного.

- Ну что, Ваня, я ответил на твой вопрос, - улыбаясь спросил Порфирий у Европия после небольшого молчания. 

-  Да, - задумчиво ответил Европий, - не думал я, что даже грех может быть фактором научения человека, - Европий посмотрел на Солнце и громко произнёс, - странны и величественны Твои пути, Господи, и..., и прости, Господи, меня, грешного. 

  Два монаха немного помолчали сидя на лавочке  у монастырской стены и подставляя себя ласковым лучам сентябрьского солнышка. 

- А знаешь, Ваня,  - прервал молчание Порфирий, - давай посмотрим, что- же тебе надо искать, что видеть, что воспитывать в своей будующей жене, ведь когда знаешь, что ищешь, найти искомое легче, много легче, - и Порфирий глянул на Европия, - вот, Ваня, твоя девушка красива? 

- Да, она довольно мила, - улыбнувшись согласился Европий.

- Ну, Ваня, - в ответ улыбнулся Порфирий, - это в тебе твоя влюблённость говорит, когда любимая девушка милее и красивее всех других на свете, ну да ладно, - добродушно хмыкнул Порфирий, - значит твоя девушка красива, это хорошо..., а скажи мне, Ваня, как она проявляла себя в ваших отношениях, только о себе говорила, больше о вас двоих говорила, или все её заботы были только о тебе?

- Ну..., не знаю, дядя Порфирий, - смутившись задумался Европий, - наверное всё- же больше о нас её заботы были.

- Это потому, Ваня, - продолжил Порфирий, - что женщине больше свойственно заботиться о быте жизни, больше иметь дело с бытом семейной жизни, и... это правильно, - констатировал сказанное Порфирий, - но смотри, Ваня, в оба глаза, упустишь бразды правления в своей семье, жена быстро эти бразды подберёт и начнёт тобой руководить, и семья будет уже не твоей, семья будет уже её. 

- А что- же делать, дядя Порфирий, - спросил Европий. 

- Ты, Ваня, проявляй свою мужскую волю в своей семье, - улыбнулся Порфирий, - с любовью, но твёрдо ломай выстроенный ею распорядок вашей жизни, например вы собрались в театр по её инициативе, а ты веди её в гости или оставь дома с позиции, что ты в вашем доме хозяин, как решишь, так и будет, вот, - Порфирий перевёл дух, - но и тиранить в этом деле свою жену нельзя, да, Ваня, ты мужчина, и ты должен проявлять свою мужскую волю, но подавать свою волю надо с любовью и уважением к своей жене, помогать своей жене в быте, в хозяйстве ведения вашего дома и семьи, - тут Порфирий опять немного помолчал, - вот, Ваня, есть две позиции любви, любовь мужская и любовь женская, а чем они различаются?

- Ну, дядя Порфирий, вы даёте, - усмехнулся Европий, - мужчина в любви берёт женщину, а женщина в любви отдаётся, то есть принимает мужчину.

- Вот видишь, Ваня, - улыбнулся в ответ Порфирий, - ты взрослый и понимаешь, но... тебя никакие странности в любви мужчины и в любви женщины не смущают? 

- Нет, - не поняв ответил Европий, - когда мужчина и женщина встречаются, они просто  любят друг друга и всё.

- Нет, не всё, Ваня, - упорствовал Порфирий, - когда мужчина не хочет женщину, разве мужчина может любить женщину, даже если сама женщина этого хочет.

- Согласен, дядя Порфирий, - задумчиво ответил Европий, - у мужчины без его желания просто ничего работать не будет.

- Вот, Ваня, по этому мужчина и выбирает для себя женщину, - констатировал Порфирий и снова спросил собеседника, - а женщина без любви может заниматься сексом? 

- Конечно может, - ответил Европий, - в чём вопрос.

- Это не вопрос, Ваня, - задумчиво произнёс Порфирий, - это ответы причин создания и утверждения семьи, как значения, ответы о нравах и распорядках в семье, о распределении обязанностей в семье между мужчиной и женщиной, как мужем и женой, вот, - опять констатировал Порфирий и продолжил, - когда семья только складывается, мужчина всегда любит, хотя- бы потому, что он испытывает своё желание к женщине, иначе у мужчины ничего- бы не получалось..., - и Порфирий снова немного помолчав продолжил, - а женщина принимает мужчину, потому- что Бог дал женщине возможность воспитывать в себе своё чувство любви именно к своему мужчине, но и мужчина при этом должен вести себя как любящий и уважающий эту женщину человек...

- А уважение, дядя Порфирий, это как..., - перебив Порфирия вклинился в монолог собеседника Европий.

- Просто, Ваня, всё просто, - улыбнулся Порфирий на вопрос Европия, - про уважение в Вере Богу сказано: "Человек, узри Образ Божий в другом человеке".

- А как это можно увидеть в другом человеке Бога, - опять не понял Европий.

- Ну что ты, Ваня, такой непонятливый, - прищурился Порфирий улыбаясь, - увидеть Образ Божий в другом человеке довольно просто, для этого надо, что- бы ты, Ваня, отнёсся к другому человеку, как к самому себе, ведь себя ты, Ваня, никогда не обидишь.

- Вы правы, дядя Порфирий, - согласился Европий, - ни один человек не сможет себя обидеть.

- Вот и ты, Ваня, - попробовал утвердить своего собеседника Порфирий, - так- же относись к своей жене, уважай её и люби, и всё у вас будет хорошо. 

  И Порфирий опять не на долго замолчал, переводя свой дух и собираясь мыслями.

- Ладно, Ваня, - продолжил Порфирий после небольшого молчания, - давай я тебе ещё расскажу три - четыре слова - понятия из семейной данности и будем дальше убираться, а то и правда нагоняй заработаем. 

- Хорошо, - согласился Европий. 

- Вот в семейной данности есть такое слово "мама", - начал свой рассказ Порфирий, - все женщины на свете желают и мечтают иметь своих детей, и каждая женщина мечтает услышать от своего ребёнка, как награду, это слово "мама", - и Порфирий обратился к Европию, - а почему, Ваня?

- Не знаю, дядя Порфирий, - не доумённо пожал плечами Европий. 

- Само слово "мама", - продолжил Порфирий свой рассказ, - слаживается смыслами по слогового значения так: 

           ма     ма 
ма-ма - счастье рождаю, 

- где счастьем для человека понимается следующее значение в слоге "ма":

           м                а 
м-а - удовольствие миродуховности миросозвучия мирогармонии, 

- а физическое озвучивание слога "ма" должно пониматься - соотноситься с рождением, с появлением чего- то нового на свет Божий, кстати, - встрепенулся Порфирий, - я знаю две речки под Уралом с названием  "Мама" и "Мамакан", и в осознании смыслов имён этих речек для меня было большим открытием, насколько наш русский язык был словотворительным, как я уже говорил, "мама" имеет смыслоутверждение - счастье рождаю, так- как для любой женщины любимый ребёнок есть суть счастья, тем более если это счастье обретено - обретается в страдании - в муках при рождении, что и утверждается смыслами слова "мамакан": 

                ма     ма      ка        н 
ма-ма-ка-н - счастье рождаю страдания принимаю. 

- Да, красиво,- только и смог сказать Европий. 

- А вот скажи, Ваня, - Порфирий снова обратился к Европию, - что ты можешь сказать о слове "мать"? 

- Ну..., - потянул Европий, пытаясь найти подходящие слова, - мать - это старая женщина, но ещё не старуха. 

- Да нет, Ваня, всё немного не так, - улыбнулся Порфирий, - матерью женщина становится сразу- же с пониманием замужняя женщина, а само слово "мать" имеет такой смысл: 

           ма        т              ь 
ма-ть - счастье своей благодатью утверждаю, 

- то есть семейная женщина, как жена своего мужа и мама общих с мужем детей, должна быть всем в этой семье матерью - женщиной, которая счастье своим трудом как своей благодатью утверждает. 

- Понятно, дядя Порфирий, - задумчиво произнёс Европий и тут- же задал вопрос, - а если семейная женщина не хочет утверждать счастье в семье своей благодатью, а заботится только о себе - о своём удовольствии и своей карьере. 

- Молодец, Ваня, хороший вопрос, - похвалил Европия Порфирий, - а вот за такое состояние семейной женщины отвечает ещё одно слово из семейной данности, это слово "тьма"... 

- А причём здесь тьма вообще, - непонимающе вклинился Европий.

- А ты, Ваня, посмотри, - серьёзно продолжил Порфирий, - слово "тьма" есть почти  зеркальное отражение слова "мать", как- будто перепутаны - переставлены слоги в слове "тьма". 

- Да, согласен, - подумав согласился Европий. 

- Но, Ваня, ты должен понять, - продолжил свои объяснения Порфирий, - что это сознательная перестановка слогов, такая перестановка меняет смысл буквы (ь), если в слове "мать" - счастье своей благодатью утверждаю, буква (ь) несёт положительное - утверждающее значение, то в слове "тьма" буква (ь) имеет уже смысл отрицания:

             т                ь              ма 
ть-ма - своей благодатью отрицаю (разрушаю) счастье (семьи), 

- вот скажи, Ваня, если женщина в семье становится главной - доминирующей, насколько в семье есть ощущение для всех счастья жизни? 

- Ну..., - задумчиво ответил Европий, - наверное счастье будет только для самой женщины... 

- Правильно, Ваня, всё так и будет, - поддержал Европия Порфирий, - и в принципе если семья разваливается - распадается, кто- бы не был фактически виноват, виноватой оказывается женщина, она перестала частично или полностью быть для своих семейных матерью - женщиной любящей и дающей всем в своей семье счастье семейного быта, семейного бытия, семейного счастья, как состояния жизни, кстати, - и Порфирий глянул на Европия, - мы- люди, часто виним - ругаем в неудачах своей жизни быт нашей жизни, мол быт заел, неурядицы быта разрушили молодую семью, а само слово "быт" оказывается несёт очень положительные смыслы:

            б                ы         т 
бы-т - Божий дар (бытия) в осознании благодати, 

- по этому, Ваня,  с бытом нашей жизни не надо бороться, быт жизни надо понимать и принимать, быту как условности и причинности хорошей жизни надо учиться, ведь быт - это наше бытие - наша Жизнь, как Божий Дар. 

- Да, я согласен с вами, дядя Порфирий, - согласился с собеседником Европий. 

- А теперь, Ваня, - продолжил Порфирий, - давай разберёмся со словами "дитя" и "дети", ведь по факту понимания эти слова в семейной данности мало подходят к слову "ребёнок", но... давай, Ваня, мы с тобой посмотрим смыслосложение этих слов и попробуем понять, что эти слова говорят нам: 

             д       и      т        я 
д-и-т-я - фиксация живая благодати нашей, 

- вот скажи, Ваня, для семьи, для супругов любовь - это благодать Божья, - обратился Порфирий к Европию. 

- Да, конечно, - подтвердил Европий, - для любящих друг друга людей любовь - это истинная благодать. 

- А ребёнок - это Свет Божий в такой семье, Ваня, - продолжил свой рассказ Порфирий, - и одновременно физическая фиксация живой благодати - физическое выражение любви нашей, соответственно слово "дети" несёт смысл: 

             д        е       т        и 
д-е-т-и - фиксация чувств благодатью живой, 

- ведь дети - это всегда живое наше меньшее, как благо данное от любви нашей.

  Порфирий высказавшись замолчал и поправил рясу у себя на коленях.

- Вот видишь, Ваня, - продолжил Порфирий, - как всё вокруг оказывается просто и понимаемо, когда знаешь - имеешь понимание знания о предмете...    

               
                вторая часть
               
- Чего расселись, на солнышке размалинились, - вдруг раздался рядом с сидящими монахами неприятный басок, это к сидящим на лавочке Порфирию и Европию  незаметно подошёл пожилой монах, видно старший над ними, - а кто за вас ваш трудовой урок делать будет.

- А ты, Евстафий, не кричи, - спокойно ответил Порфирий, повернув голову к подошедшему монаху.
 
- Как это не кричи, - возмутился Евстафий, - мне что, за вас брать метлу и мести прикажешь, вот пойду и всё скажу иегумену, он опять на тебя, Порфирий, епитимью наложит.
 
- Вот иди и доложи иегумену, - не покорился Порфирий, - мешаешь тут Богоугодные разъяснения с молодыми послушниками проводить, а убираться..., у нас с Европием ещё есть время до обедни, мы отдохнули и уборка пойдёт быстрее, - Порфирий поднялся и взял свою метлу, - ты, Евстафий, лучше иди отсюда, не мешай нам убираться. 

  И Евстафий пошёл обратно через монастырский двор, бормоча себе под нос какие- то угрозы.

- Спасибо, дядя Порфирий, - поблагодарил Порфирия Европий, - я Евстафия сильно побаиваюсь, а вы...
 
- Ну, Ваня, сильно бояться никого не надо, - улыбнувшись успокоил Европия Порфирий, - а вот немного побаиваться конечно- же стоит, это как- то стимулирует..., но ты- же, Ваня, видел, Бог - сам Бог участвовал в нашей беседе, кого тебе ещё можно бояться. 

- Спасибо, дядя Порфирий, - ещё раз поблагодарил Порфирия Европий, - и за науку - знание, и за живое понимание, я благодарю вас, - и с этими словами Европий взял свою метлу и пошёл к своему месту работы. 

  Подметая Европий теперь не спешил, и у него так- же, как и у Порфирия стало чисто получаться с первого раза - с первого промёта. И было из далека видно, как Европий улыбаясь что- то бормочет себе под нос. Так работая они успели вымести монастырский двор к колоколу - сигналу - призыву на трапезу.


                третья часть
               

На следующее утро монахов и послушников монастыря облетела негласная весть, к вечно одному монаху Порфирию приехал сын с детьми и внуками. Порфирий принял гостей хорошо, в приёмной беседке на монастырском дворе. Порфирий познакомился со своими внуками и правнуками. Сын покаялся и попросил у своего отца прощения за своё непонимание отцовского поступка. Разбирая семейный архив после ухода в иной мир своей матери, сын нашёл письмо своей матери к детям, где мама признавалась в своём прегрешении перед их отцом и просила сына найти своего отца, помириться с ним и попросить у него за мать прощения. Что сын и сделал, найдя и приехав к отцу всей семьёй. В беседке стоял небольшой детский гомон, когда к воротам мимо беседки проходил Европий. Он был в цивильной одежде и с рюбзаком за плечами. 

- Здравствуйте, дядя Порфирий, - поприветствовал Европий старого монаха, - у вас сегодня праздник.
 
- Здравствуй, Ваня, - приветливо ответил Порфирий, - или тебя при всех надо называть Европием.

- Нет, дядя Порфирий, - улыбнулся Иван, - теперь я снова ношу имя "Иван" и горжусь своим Именем, - и Иван стал благодарить Порфирия, - спасибо вам, дядя Порфирий, большое от меня спасибо, вы вчера мне и Бога показали, и мозги мне прочистили, и на Божий путь истинный направили, я очень вам благодарен. 

- А что это ты, Ваня, рясу монашескую снял и цивильное одел, в город что- ли собрался, - поинтересовался Порфирий. 

- Нет, дядя Порфирий, я совсем, - улыбнулся Иван, - я вчера всю ночь не спал, всё думал - размышлял сопоставляя  и прокручивая нашу вчерашнюю беседу, и пришёл к выводу, что моё решение о монастыре и монашестве неправильное - преждевременное. 

- Молодец, Ваня, - похвалил Порфирий, - и...? 

- Я решил попробовать путь, показанный вами, дядя Порфирий, - озвучил своё решение Иван, - мне этот путь кажется более честным, более правильным, - и Иван открыто и широко улыбнулся, - так что перед вами, дядя Порфирий, снова стоит Иван - Живое звучание Мира принявший и принимающий, а так- же теперь я свободный гражданский человек, который собирается исправлять наделанные ошибки и неправости, и..., - Иван вдруг опустился на одно колено и склонил перед Порфирием свою голову, - дядя Порфирий, я прошу вашего благословения на мою новую жизнь. 

- Ну, Ваня, ты..., ты меня удивил, - Порфирий даже прослезился, но всё- же положил свою руку на склонённую голову Ивана, - я конечно тебя благословляю, Ваня, на хорошие дела, но я, Ваня, тебе не отец, и не святой человек, как- же... 

- Дядя Порфирий, - тон Ивана вдруг сделался серьёзным, - для меня вы - Человек, вы первый человек, который понял меня и объяснил мне меня- же, а так- же осветил всю мою жизнь и окружающий меня мир, для меня вы теперь и Отец, и пример на всю мою оставшуюся жизнь, ну а о святости..., - тут Иван улыбнулся, - о вашей святости вам могут сказать только окружающие вас люди, и... я первый вам говорю о вашей святости, до свиданья, дядя Порфирий, и будьте счастливы, - Иван поднялся, подхватил опущенный рюбзак и направился к монастырским воротам. 

- Кто это, отец, - спросил сын Порфирия. 

- Так..., - улыбнулся Порфирий вслед уходящему Ивану, - один молодой и заблудший, такой- же запутавшийся, как и я в своё время, только ему во время показали истинный путь, и..., - Порфирий вновь улыбнулся, - я думаю, что он теперь будет достоин этого пути, И... Бог ему на этом пути в Помощь!


Рецензии
Да, очень-очень интересно. Мать - тьма, надо же! Нас приучили просто знать буквы, слоги, слова, правила. И отлучили от настоящей грамоты.
С искренней признательностью, Галина ( любящая своё имя:)

Галина Према   05.01.2019 18:06     Заявить о нарушении
Спасибо за прочтение и ваше мнение о написанном, уважаемая Галина. Да, нас с вами учили простому знанию соотношения "буква - звук", и правилам сложения из букв понимаемого слова, но... Но Азбука - алфавит и Букварь - это только две части знания *Русский Язык*, а понимание "одна буква - один простой звук (звуква) - один простой смысл - одно простое чувство" есть знание третьей части знание о Русском языке, которая (третья часть) понимается и имеет название *БукОвица* (кстати: все три части знания *Русский язык* имели наименования на букву (Б), Буквица, Букварь, БукОвица, а всё знание Русского языка так и звалось - Азбука, в древности (лет 1000 - 1500 назад) люди в Европе и на Руси так и говорили встреченному гостю: Ты на Азбуке разговариваешь?). Это знание новое и недавно обретённое, это знание ещё надо разрабатывать и разрабатывать... Начало можно прочитать в статье *Знаешь ли ты свой родной русский язык* http://www.proza.ru/2014/08/27/445

С уважением к вам и улыбкой :) , как букетиком цветов...

Анатолий Боков   06.01.2019 14:45   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.