Опера Тоска

Из цикла "Женские истории"......


Валерия сидела в первой ложе второго яруса Михайловского театра и нервно теребила программку. "Только бы никого не подсадили," - думала она, глядя на два пустующих соседних кресла. В последнее время в театре появилась традиция – продавать входные билеты примерно за полчаса до начала спектакля. Обладатели этих билетов рассаживаются на свободные места или (если таковых не имеется) стоят. Это уж как повезёт.
Ложа, занимаемая Валерией, не считалась удобной. Скорее – наоборот. Крайняя боковая, она позволяла наблюдать действо только под углом, к тому же очень мешала находящаяся между ней и сценой осветительная аппаратура. Тем не менее Валерия предпочитала именно эту ложу, причём самое первое место. Здесь ощущался некий "эффект обособленности" от зрительного зала, и это  давало возможность остаться наедине со своими мыслями и музыкой.
А думать "под оперу" Валерия научилась давно. Почему так произошло – она и сама не знала, но именно здесь, в любимом оперном театре, она находила ответы на многие сложные вопросы. И совсем не обязательно было смотреть на сцену. Всё, что там происходило, давно уже было выучено наизусть. Самое главное – слушать музыку, голоса любимых певцов и думать, думать…
Недавний разрыв с Антоном  как-то сразу всё поставил с ног на голову. С одной стороны, Валерия понимала, что этот  роман  изжил себя. Пламенная страсть, соединившая их  когда-то, угасла, на смену ей пришло равнодушие, а порой даже раздражительность. Какой уж тут роман! Но, с другой стороны, существовала какая-то магнетическая сила привычки. Всё-таки шесть лет просто так из жизни не вычеркнешь.
В этот момент в приоткрытую дверь ложи заглянул мужчина средних лет в элегантном чёрном  костюме.
- Добрый вечер, - обратился  он к Валерии. – У Вас здесь не занято?
- Добрый вечер, - холодно отозвалась она. – Пока нет.
- Тогда, если Вы не против, я присяду.
- Пожалуйста.
Мужчина сел рядом, окутав Валерию шлейфом последнего аромата от "Валентино", того, что совсем недавно она подарила Антону на 23-е февраля. Антон любил парфюм, но почему-то всегда предпочитал давно устаревшие приторные ароматы своей юности, и Валерию это откровенно бесило. 
- Извините, - прервал её размышления незнакомец. – Можно у Вас программку попросить?
- Да, конечно. – отрывистым, равнодушным жестом Валерия протянула ему программку. А про себя подумала: "Ведь есть же на свете мужчины,  любящие оперу. Не то, что Антон."  Антон боялся оперы, как огня. Особенно, если она исполнялась  на языке-оригинале. Совершенно не понимая  данный вид искусства, он предпочитал театры, "где говорят". Валерия же, напротив, жить не могла без оперы. Она с благодарностью посмотрела на склонившегося над программкой незнакомца и вдруг заметила, что читает он не либретто, а состав участников сегодняшнего спектакля. Словно почувствовав этот взгляд, мужчина обратился к Валерии:
- Простите, а Вы уже слушали исполнительницу главной партии?
- Марию Литке? Конечно. Замечательная певица.
- К тому же тёзка божественной Марии Каллас, - оживился незнакомец. – Лучшей Тоски всех времён и народов.
- Не знаю, - с вызовом  произнесла Валерия. – Марию Каллас я, к сожалению, на сцене не застала, поэтому судить могу только о Марии Литке. Потрясающий голос.
- Вы, очевидно, часто бываете в этом театре? - поинтересовался  собеседник, как будто не замечая её выпада.
- А Вы, очевидно, нет. – продолжала язвить Валерия.
-  Вы правы. Давно здесь не был. Наверное, с прошлого века. Хотя раньше бывал почти каждый месяц. А сейчас…
- А сейчас по статусу положена новая сцена Мариинки. - в голосе Валерии уже чувствовался сарказм.
- Да нет, - спокойно отвечал незнакомец, не обращая внимания на её колкости. - Причём тут статус? Просто в России бываю редко.
- Эмигрант?
- Нет. По долгу службы. Последние десять лет проработал в Праге…
- В Праге! – лицо Валерии просветлело. Она обожала этот город, особенно Цветаевский Петржин, где часто и подолгу гуляла с Антоном. - А в какой же области Вы работаете, если не секрет? Бизнес? Культура?
- Дипломатия.
Свет в зале начал медленно гаснуть, и через несколько секунд под зрительские аплодисменты в оркестровой яме появился дирижёр. Действо началось.
Но, как ни старалась Валерия, ей так и не удалось сосредоточиться на своих мыслях. Отчаянно мешал сидящий рядом мужчина. Нет-нет, сидел он тихо, больше не задавал никаких вопросов, просто наслаждался оперой, но у Валерии создавалось странное ощущение – как будто он подслушивает её мысли. И вообще во всём, начиная с его появления здесь, было что-то неестественное. Дипломат, работающий за границей, наверняка, человек не бедный и уж, конечно, может себе позволить лучшие места в партере, тем более, что в нём чувствуется настоящий ценитель оперного искусства, а не просто "любопытствующий". Но ...Но вместо этого он берёт входной билет, попадает в самую неудобную ложу, заводит какой-то странный разговор, явно понимая, что он не к месту… Да, возможно, это всего лишь ряд совпадений, но, так или иначе, Валерию всегда напрягали подобные неестественные ситуации. Даже при её способности мгновенно ориентироваться. Хотя…с другой стороны, чего, собственно, напрягаться? Ведь не ФСБ же, в конце концов, ею заинтересовалась! А, может, это Антон нанял частного детектива?.. Но нет. Эту мысль Валерия отмела сразу. С фантазией у Антона всегда было неважно…

Едва смолкли зрительские овации, завершающие первое действие, как незнакомец вновь обратился к Валерии:
- Вы были правы. Голос, действительно, потрясающий. Кстати… Я слышал, что где-то здесь есть Музей театра.
- Да, есть. Вас проводить? - задиристо тряхнула головой Валерия. Она решила идти до конца и во что бы то ни стало выяснить тайну появления этого мужчины.
- Я был бы очень признателен, - улыбнулся тот и склонил голову в полупоклоне. – Тогда уж разрешите представиться: Виктор.
- Валерия.
- Какое красивое имя!
- Да, я тоже так считаю.

Валерия не стала скрывать своего настоящего имени. А какой смысл? Если мужчина, действительно, за ней следит, то имя ему известно. Если же слежки нет и в помине, то имя забудется сразу по окончании спектакля.

В музее Валерия щебетала без умолку. О театре она могла говорить часами, а тут ещё, как нельзя кстати, нашлись "свободные уши". Так почему бы не совместить приятное с полезным? Хотя с полезным-то как раз было сложновато: ничего подозрительного в поведении Виктора не наблюдалось. Слушал он внимательно, периодически задавал какие-то вопросы, причём – очень даже уместные, но….. Но всё равно Валерию не покидало ощущение, что что-то тут не так…      
Прозвенел второй звонок, зрители потихоньку потянулись к своим местам. Проходя мимо буфета, Виктор вдруг остановился как вкопанный и удивлённо посмотрел на Валерию:
- Как? Здесь, на втором ярусе, даже буфет свой имеется?
- Да, - улыбнулась та. – Имеется. И к тому же очень оригинальный.
- Тогда приглашаю Вас на бокал шампанского в следующем антракте.
- С удовольствием. Но лучше кофе. Здесь варят великолепный эспрессо.
- Как скажете. Пусть будет кофе.
Шампанское Валерия любила, но, честно говоря, побоялась, что лёгкий хмель ненароком притупит бдительность. А этого допустить нельзя, коль уж она решилась на "роль разведчика".

                * * *
Наступил второй антракт. Зрителей в буфете почти не было: все, кто хотел его посетить, сделали это в первом антракте…либо до начала спектакля.
- Будьте добры два эспрессо, - заказал Виктор и немного неуклюже распахнул свой бумажник, чтобы расплатиться. В ту же секунду из раскрытого бумажника что-то выпало и плавно опустилось прямо к ногам Валерии. Это был билет, билет на сегодняшний спектакль в первый ряд партера…
Слегка смутившись, Виктор поднял его и, сложив вдвое, убрал во внутренний карман пиджака. Затем аккуратно взял с буфетной стойки готовые чашечки эспрессо и поставил их на столик перед собой и Валерией. Воцарилась пауза, длившаяся, впрочем, не более десяти секунд, после чего Виктор прервал молчание.   
- Валерия, - сказал он. – Не поймите меня превратно. Я хочу пояснить…
- Ради Бога, Виктор, - попыталась остановить  его Валерия, потихоньку размешивая в чашечке сахар. – Вы не обязаны передо мной отчитываться.
- Да, но всё-таки… Всё-таки я не хочу показаться Вам каким-нибудь жуликом или маньяком.
- Успокойтесь, - усмехнулась Валерия. – Ни на того, ни на другого Вы не тянете.
- И на том спасибо. На самом деле всё банально просто. Я психолог, профессиональный психолог-физиогномист.
- Это тот, который по лицам читает?
- Именно так.
Словно спохватившись, Виктор что-то достал из кармана и положил прямо перед Валерией:
- Вот, если Вы не верите. Буквально позавчера вернулся.
Это оказался бейджик с Международного Конгресса психологов в Праге. Всё, как положено: фамилия, имя, фотография. Валерии вдруг сразу вспомнилась фраза Горбатого из сериала "Место встречи изменить нельзя" - "Небось, на Петровке целая канцелярия такие справки шлёпает". Она с трудом сдержалась, чтобы не рассмеяться, и сделала несколько торопливых глоточков кофе. Виктор между тем продолжал:
- Так вот. Случайно увидев Вас… - тут он сделал небольшую паузу, коей не преминула воспользоваться Валерия, опять включив своего "ехидного конька":
- "Случайно"? – съязвила она. – То есть "ненароком" бросив взгляд из партера на второй ярус? И что же можно было прочесть по лицу на таком расстоянии?
- У меня бинокль.
- Бинокль?!! – воскликнула Валерия. – В первом ряду партера бинокль?!! Да… похоже, вечер перестаёт быть томным.
- А что такого? Бинокль берут не только затем, чтоб смотреть на сцену.
- Но и наблюдать за публикой?
- Я-то его взял, честно говоря, чтобы пальто в гардеробе получить без очереди. Ну, а раз уж взял, то решил декор театра поближе рассмотреть, лепнину, люстру…
- И, подняв взгляд на люстру, попутно "пробежались" по зрителям второго яруса!
- Чувство юмора у Вас потрясающее, - улыбнулся Виктор.
- Возможно. Но почему для "чтения" было выбрано именно моё лицо? В зале столько зрителей!
- Во-первых, потому что красивая женщина сама по себе привлекает внимание. Как тут не вспомнить слова Глеба Жеглова!.. Вы очень красивая женщина, Валерия. Только не притворяйтесь, что не знаете этого. Наверняка Вы тысячи раз ловили на себе восхищённые взгляды мужчин.
Валерия тактично промолчала. Да, восхищённых взглядов было достаточно (чего уж там скрывать). Но чтобы кто-то обнаружил её с помощью бинокля в самой укромной ложе театра – такое случилось впервые!      
После небольшой паузы, в течение которой он почти залпом допил остатки кофе, Виктор продолжил:
- Ну, а во-вторых… Во-вторых, чисто автоматически сработала профессиональная привычка. Вы ведь знаете, что такое профессиональные привычки: стоматолог, где бы он ни был, всегда обращает внимание на зубы, портной – на платье…ну и так далее. Моя же профессия – лица, а точнее – выражения лиц. Я сразу понял, что у Вас какие-то неприятности, что-то гложет, тревожит и не даёт полностью расслабиться и наслаждаться сегодняшним вечером. Ну, и решил негласно помочь… отвлечь Вас от грустных мыслей, а заодно ещё раз испытать один из своих нетрадиционных методов воздействия на людей.
- Испытать что?..
- Видите ли, Валерия… у меня свои методы психологической помощи людям, немного отличающиеся от традиционных.
- Да… - вздохнула Валерия, - Похоже, я зря отказалась от шампанского… Хотя в этой ситуации лучше бы подошёл виски… причём – без льда.
- А что такое?
- Знаете, Виктор… Ваше появление, действительно, показалось мне каким-то неестественным и даже подозрительным. Представлялось всё, что угодно, вплоть до ФСБ и частного сыска, но то, что я – всего лишь "подопытный кролик" для психолога-новатора…
- Валерия!  – воскликнул Виктор и улыбнулся. – Метод подействовал, и кролики тут ни при чём. Суть моего метода и состоит в том, чтобы заронить подозрение! Понимаете? Чтобы отвлечь человека от грустных и неприятных мыслей – надо полностью переключить эти мысли на что-то другое. Полностью! Традиционная психология предлагает увлечь его разговором на близкую и интересную для него тему. Но я убеждён, причём убеждён на все сто процентов, что подобным образом полностью отвлечь человека нельзя. Поскольку это всего лишь разговор, во время которого те неприятные мысли немного затихают, но по-прежнему остаются… где-то там, "на подкорке"… Создавая же подозрительную или, как Вы правильно заметили, «неестественную» ситуацию, мы невольно заставляем человека разгадывать её, думать, анализировать. И в этом случае "на подкорке" уже не остаётся места для грусти, поскольку все мысли полностью подчинены разгадке.
- Как просто и гениально, - задумчиво и немного с расстановкой произнесла Валерия. – Всё именно так и было.
- Я чувствовал это.
- А что, кроме Вас, об этом методе не знает никто?
- Да все знают, - рассмеялся Виктор. – Но не считают его эффективным, поэтому не хотят использовать. Да и подходит он не ко всем, а только к людям эмоциональным, чувственным, неравнодушным. К так называемым "пофигистам" этот метод не подойдёт.
- Так у "пофигистов", наверное, и неприятностей не бывает, - улыбнулась Валерия, - Раз уж им , извините, всё "до фонаря"…

В этот момент прозвенел третий звонок, и Виктор с Валерией еле успели вернуться в свою ложу, чтобы дослушать-таки "Тоску" с божественной Марией Литке. 

                * * *         

Постепенно опустел гардероб, а затем – и всё нижнее фойе театра, а Виктор с Валерией всё сидели и сидели на скамеечке у окна, рассуждая о нетрадиционной психологии. И, казалось, что прошёл не один вечер, а целых тридцать!

- Молодые люди, мы закрываемся, - вежливо предупредил охранник.
- Да-да, простите, пожалуйста, мы уже уходим, - улыбнулся Виктор и обратился к Валерии: - Вы на метро?
- Теперь уже на такси, - ответила та, взглянув на часы, и торопливо стала набирать номер "ТаксовичкоФ".
- А я, пожалуй, пройдусь пешком. Надо подумать, собраться с мыслями, кое-что подытожить…
- Ваш сегодняшний "опыт" не перерастёт случайно в диссертацию?
- Увы… Диссертацию я уже защитил.
- А жаль, - рассмеялась Валерия. – Это Вы поспешили.
Ей стало вдруг почему-то так легко и непринуждённо рядом с этим, совсем незнакомым мужчиной, она чувствовала некую уверенность и поймала себя на мысли о том, что за весь вечер ни разу, абсолютно ни разу не вспомнила об Антоне.

- Валерия, - сказал Виктор, увидев, как такси бело-зелёного цвета останавливается напротив главного входа в театр, - Вы уж простите меня, если что не так. Я ни в коем случае не хотел Вас обидеть. И ещё… Мне приятно, очень приятно Ваше общество. Я ничего о Вас не спрашиваю, не навязываюсь и ни на что не претендую, но если вдруг…- на слове "вдруг" он сделал акцент и повторил его ещё раз: - Если вдруг Вам понадобится моя помощь или просто компания для похода в Оперу, звоните… Я буду очень рад… Вот моя визитка.
Посадив Валерию в такси, Виктор помахал ей один, второй, третий раз и тихо пошёл по направлению к Итальянской улице.

…Ей было легко и непринуждённо рядом с этим мужчиной…Нет-нет, она вовсе не собиралась строить какие-то новые отношения…по крайней мере сейчас…Ей просто приятно его общество…И это никого из них ни к чему не обязывает…Ей просто приятно  общество этого незнакомого мужчины, удаляющегося сейчас в сторону Итальянской улицы.

- Виктор! – неожиданно для себя окликнула его Валерия, опустив боковое стекло.
Тот моментально оглянулся и двинулся по направлению к ней.
- Виктор, - ещё раз повторила Валерия, когда он подошёл вплотную. –  Я давно не слушала "Травиату"... 

Фото автора. Михайловский театр, Санкт-Петербург. Перед началом спектакля. 


Рецензии