Два одиночества

          Сидя на скамеечке в сквере и наблюдая за голубями, жадно хватающими хлебные крошки, Пётр Иванович вздыхал:
          - Оголодали за месяц-то, бедолаги.  Привыкли к кормёжке, а я в больнице провалялся. Сердце… Оно ведь не спрашивает, нужен кому или нет. Лежал и думал, как вы тут без меня. Привык я к вам, да и вы ко мне: каждый день встречались, не шутка.  А где же хроменький, дружок мой? Что-то я его не вижу.
          Старик посмотрел по сторонам и позвал:
          - Гули, гули, гули, гули…
          Но голубь не появился.
          - Эх, душа невинная! Никому-то ты не нужен, хромоножка. Прямо как я. Дети разъехались, в Сибири теперь живут. Внуков уже и не помню, когда привозили. Жена в позапрошлом годе умерла…
          Старик опустил голову и замолчал: наверное, вспоминал те времена, когда в доме было шумно и весело.
           Мимо прошёл солидный мужчина и возмутился:
           - Тварей этих развелось видимо-невидимо… Уничтожать надо, а он подка-а-а-рмливает!..
          Пётр Иванович осуждающе покачал головой.
          - Люди, люди! – Нелюди! Зачем так-то? Птицы – они ведь тоже Божьи создания.
          Насытившись, голуби улетели. Старик засобирался домой. Опустив руку в карман, обнаружил маленький кусочек хлеба и со словами: «Воробьи подберут», - бросил его под дерево. Но вдруг… с ветки спустился голубь. Тот самый, хромоногий. Пётр Иванович узнал его и улыбнулся.
          - Птица моя дорогая, жива! А я-то думал: всё, нету тебя, болезной.  Ошибся, значит. Вот и хорошо. Ешь, ешь. Жаль, что кусочек маловат. Что же ты вместе с другими голубями не ел? Боялся? Обижают тебя. Понимаю. Вот и от меня отворачиваются. Думают, что вечно молодыми да здоровыми будут. Я не в обиде. Придёт время, поймут. Человек с годами умнеет. А у вас, у птиц, как? Умнеете вы или нет?
          Голубь посмотрел так, будто всё понял. Потом сел на скамеечку рядом со стариком. Мимо прошла женщина с ребёнком. Тот, увидев, необычную парочку, радостно закричал:
          - Мама, смотри, голубь дрессированный!
          Птица, испугавшись, взлетела на дерево, но, когда прохожие удалились, вернулась на прежнее место.
          - Друг ты мой верный! – продолжил Пётр Иванович. – Интересно, что у тебя в голове? У меня тоска смёртная. Вот вернусь домой, а там никого. Даже собачку взять не могу: всё может случиться. Не дай Бог в больницу попаду, а её куда же? 
          – И, помолчав немного, засуетился: Идти надо. Что-то неспокойно на сердце. Давай прощаться.  Пойду потихоньку.
          Старик медленно удалялся, а голубь провожал его взглядом до тех пор, пока тот не скрылся из виду.
          Не зря волновалось сердце. Дома Петра Ивановича ждало радостное известие: приехал внук. Последний раз дед видел его семь лет назад и то недолго: сын с семьёй в Сочи ехал, отдыхать, по пути на три дня заглянул к родителю. Вроде как наведал.
          Коленька стал совсем взрослым: окончил школу и приехал в Саратов поступать в университет на геофизический факультет – там и отец учился, и дядя. Пётр Иванович порадовался:
          - Наш человек, Митрохин!  - и с надеждой спросил: А ну-ка, скажи, Николай, если поступишь, где жить будешь? Со мной или как?
          - С тобой, конечно, с тобой, - ответит тот и обнял старика. - Ты извини, дед, что не смог раньше приехать, когда ты в больнице лежал. Школа, экзамены…
          - Да я что… Я понятливый. Сам молодым был.
          Ложась спать, Пётр Иванович поругал себя:
          - Вот дурень старый! Думал, никому не нужен. Ан нет.  – А потом, вспомнив внука, одобрительно произнёс:  - Парень-то какой вырос! Весь в меня!
          На следующий день дед и внук сидели на лавочке в сквере и кормили голубей. Всё повторилось: когда обед у птиц закончился, у ног старика приземлился "хроменький". Старик ждал этой встречи и, подбрасывая голубю хлебные крошки, поделился радостью:
          - Видишь, болезный, внук ко мне приехал. Не один я теперь. Гляди, какой! Жаль, бабка не видит. А ведь нянчила его, обормота этакого.
          Коля улыбался, слушая воркование деда.  Голубь, пройдясь по лавочке, неожиданно вспорхнул и улетел, но через минуту  также неожиданно вернулся. И не один, с голубкой, которая вслед за ним подошла к людям, как будто знала их давным-давно.
          - Друг ты мой сердечный! Вот и ладненько, - обрадовался старик. – И я теперь не один, и ты – не один. Жизнь… она такая: вчера мы с тобой грустили, а сегодня… - смотри, какое солнце яркое.  И тебе счастье, и мне.

========================================
ЧЕТВЁРТОЕ МЕСТО В КОНКУРСЕ «ЛАУРЕАТ 52» МЕЖДУНАРОДНОГО ФОНДА ВЕЛИКИЙ СТРАННИК МОЛОДЫМ. http://proza.ru/2018/11/16/828


Рецензии
Тёплый, добрый рассказ, хоть и болезненный очень.
Современное общество (простите дежурную фразу) больно - потеряна связь поколений.
Одиноких стареющих и уже стариков - несчитанное количество.
И не замечают этого, или делают вид, что не замечают.
А молодые изо всех своих несметных сил красиво и некрасиво отстаивают своё так сказать ПРАВО жить независимо, самостоятельно, строить личную жизнь, не вникая на то, что рядом - родители, бабушки и дедушки остаются в пустующих квартирах, с тающими силами и...

У Вас рассказ хорошо заканчивается. Пусть хоть здесь это будет так.
А то ведь чаще иначе складывается: http://www.proza.ru/2017/02/15/205

С самыми добрыми пожеланиями,
Лариса.

Лариса Шарова   15.11.2018 01:57     Заявить о нарушении
Хорошо, что не у всех историй об одиночестве грустный конец. Спасибо, Лариса.

Татьяна Овчинникова 4   15.11.2018 11:37   Заявить о нарушении
А ваш рассказ я уже читала и рецензию на него писала. Прочитала ещё раз. Это жизнь!

Татьяна Овчинникова 4   15.11.2018 11:38   Заявить о нарушении
Это - жизнь?
Жизнь окрашивается поступками, словами, мыслями людей.
Поступай с другими так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой.
Забытая истина, потому и видится жизнь, как в кривом зеркале: вроде бы похоже на жизнь, а вроде бы у людей так быть не должно...

Лариса Шарова   17.11.2018 17:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.