Фосфорическая жара

Когда Павел Игнатьевич вошел в дом Просторовых, Филарет Людвигович Просторов, человек простой и крохотный, дернулся вперед и прошептал сиплым продолговатым голосом: Я дворянин, мне нужно поговорить с вашим псом на открытые темы. Павел Игнатьевич, достал из пакета зефир и крепко замазал рот Филарету Людвиговичу, потом надел сам пакет себе на голову и ровно, с боем напольных безумцев, опустился на четвереньки перед Филаретом Людвиговичем и антично загавкал. Зефир все еще был в Филарете, который пах псарней, вишневым джемом, и скунсовым опиумным маслом из Бразилии.

Кстати, сам дом Просторовых, был выполнен случайно, когда сизые воробьи еще не были истреблены и пироги с саранчей считались едой богатых виноделов.


Рецензии