Ариша

   Ариша проснулась рано, как обычно, чуть позже тех минут, когда забрезжил рассвет. Она лежала с открытыми глазами, думала. Сегодня ей приснился необычный сон - огромный цветущий куст чертополоха - так ясно, виден был каждый тонкий лепесток-былинка в соцветии цветка, каждая колючка на листе. Цветовые оттенки воспринимались узнаваемо, близко, были такие нежные.
   - К чему бы это - думала Ариша.

   Она не видела, что за окном совсем расцвело, она просто знала об этом, можно сказать, шестым чувством. Ариша была слепа, не видела ничего, т.е. абсолютно, ничего чуть более тридцати лет. Теперь ей минуло девяносто два года. Не верилось, но упрямая запись в старой церковной книге не оставляло шансов - девяносто два.
   Слепота совсем не мешала жить Арише - она легко умела одеться, знала, где лежат все ее личные вещи. Когда семья садилась обедать, Ариша безошибочно узнавала, где на столе расположены блюда и что приготовлено в основном по запаху. Она умела выходить во двор и в сад, знала, как открыть калитку возле дровяного сарая и какое пройти расстояние до нее. Знала, где были расположены грядки и сад с фруктовыми деревьями, могла сорвать поспевшие фрукты или овощи. Со стороны соседям иногда не верилось, казалось, что она - она абсолютно зрячая.
 
   Всему этому способствовали долгие годы незрячей жизни. С того дня, когда любимый ее голубоглазый Василек, а для сельчан шестидесятилетний, не старый еще дед Василий закрыл глаза и не открыл их больше - догнали-таки его пули Великой Отечественной, с того самого дня что-то случилось с Аришиными глазами - она перестала видеть.

   Случались ли у нее трудные ситуации - конечно случались, к примеру, нужно было помыться в бане - просила тогда дочь Варюшу помочь, без нее бы, конечно, пропала. Семья у них была большая и дружная. Возглавлял ее внук Николай. Так уж пришлось в его судьбе - докармливать сразу двух старух - и маму Варвару, и бабушку Арину. Николай - крепкий тридцатилетний мужчина, работавший трактористом в местном колхозе, человеком был трудолюбивым, а по характеру добрым и покладистым. После службы в армии, когда исполнилось ему двадцать четыре года, привел домой из соседней деревни совсем еще девчушку - шестнадцатилетнюю худенькую Раю - в чем душа! Думалось со стороны - ну как она может быть женой, как потянет такой груз?
Но Николай сказал, как отрезал:
- Женимся и баста!

   Опасения пожилых женщин оказались напрасными - молодые супруги жили очень дружно, все дела делили на двоих, Николай всегда был рядом. Варя и Ариша наперебой старались помочь, как могли, радуясь такому счастью. Через десять лет вместо маленькой хижины стоял уже большой дом-крестовик, а во дворе бегали два мальчика - сыновья Валера и Витюшка. Такая уж повелась традиция в этом роду - одного из сыновей называли Николай, а в следующем поколении должен был быть Виктор, потом опять Николай и т.д. Уютно Арине было в такой семье, доброта прочно здесь поселилась.

   Не лежалось дальше, встала, оделась. Темная юбка, длинная, почти до пят в малюсенький белый горошек, темно-синяя блузка старого покроя, темно-серый пиджачок, белый платочек обернула вокруг головы, завязав сзади двумя концами. Сунула ноги в калоши и тихонько, чтобы не топнуть громко, не скрипнуть дверью, вышла в сени, потом на крылечко и села на деревянную лавку. Память прошлой жизни сохранила эту картину - родную улицу. Она знала где находится каждый из соседних домов, хоть многие из них уже перестроились, кто в них живет и когда рождаются дети, и кто в какой из них ходит класс.

   Невдалеке послышались шаги. Это Мария, соседка, проводила корову в стадо и поравнялась с крыльцом.
   - Здравствуй, баба Ариша. Как здоровье, самочувствие?
Ариша не любила жаловаться на старческие болячки - у кого их нет?
   - Да все хорошо, Маша. Как у тебя дела, как твои детки?
У Марии было четверо детей. Старший, Николай, был уже взрослый, отслужил в армии, уехал жить в Москву. Старшая из дочерей, Ольга, училась в областном центре в институте. Двое младших девчушек - Лида и Леночка учились пока в школе.
   - Да все нормально, баб Ариш, побегу,надо приготовить еще покушать Пете, ему в шесть собираться на работу.
   - Ну, беги, беги, дела твои еще в самом разгаре.

   Подул легкий прохладный августовский ветерок, закачались над головой вершины двух густых высоких берез. Ариша еще час-полтора сидела на крылечке, боясь разбудить домочадцев. В доме послышались звуки.
   - Рая видимо поднялась, сейчас будет кормить Николая завтраком, ему тоже рано уходить на работу. Сама Рая работала на выращивании свеклы, работа была сезонная и до сентября , когда начиналась уборка, могла находиться дома. Зато уж когда начиналась работа - хоть прополка, хоть копка свеклы, работали " по бешенному " весь световой день и Рая возвращалась тогда , как говорится, без рук, без ног и так полтора-два месяца.

   Еще через пол часа Ариша озябла и вернулась в дом, села на табурет у печки, по привычке. Приближался их с Варей завтрак, мальчики еще спали, они завтракали на пару часов позже. За окном заревел большой трактор марки Т-150 с двумя большими самосвальными тележками. Шла уборочная и Николай перевозил зерно с поля на колхозный ток. Рая вышла во двор кормить скот - кур, коз, поросят. Корову она, как и соседка Мария, двумя часами ранее подоила и выпустила в стадо через боковую калитку. Выкроила поспать еще часика полтора.

   Варя уже проснулась и хлопотала у стола, накрывая нехитрый завтрак пшенную запеканку да свежее молоко.
Вдруг Арина подняла взгляд на стол, на окно раз, потом другой. И вдруг с дрожью в голосе произнесла:
   - Варюша, я, кажется, тебя вижу.
Варя резко остановилась и чуть не выронила трехлитровую банку с молоком. Пристально посмотрела на Аришу.
   - А как ты меня видишь, ты можешь рассказать?
   - Могу. Очень смутно. Справа большое светлое пятно, похожее на окно. А слева темная человеческая фигура, неясно, плохо различимо. Как будто что-то белое в руках.

   Прошла неделя. Зрение у Ариши вернулось полностью, стопроцентно - чудо из чудес! Она вдруг вспомнила, как будучи последний раз с сестрой в храме в райцентре, молила бога:
   - Господи, старая я уже совсем, зажилась на этом свете, хоть бы ты меня забрал. Совсем никого, почитай, моего возраста в деревне не осталось. А уж если по душе, об одном тебя хотела попросить. Хоть на пять минут, хоть на минутку сделай так, чтобы я увидела белый свет. Я конечно не заслужила, грехов-то много у меня. А все-таки так бы хотелось.

   Всю неделю приходили соседи - смотреть на дивное диво. Прибежала соседская девочка - Ленка.
   - А что это у тебя туфельки все в дырочках, кто тебе их прорезал, да так аккуратно, красиво?
   - Да ты что, Бабушка, босоножек не видела?
   - Не видела, милая, ничего не видела, почитай уже больше тридцати лет.
   - Вот он, видать, к чему чертополох-то мне приснился, - мелькнула у Ариши мысль.

   Что она переживала в эту неделю?
В душе ее пели ангелы.


Рецензии
Как хорошо о том, что кто верит, тому по вере и воздастся.
Просто, по-житейски, без пафоса.
Спасибо!

Татьяна Пороскова   05.03.2019 17:03     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Татьяна. Спасибо за Ваш теплый отзыв. С уважением, Ю.И.

Юрий Иванников   06.03.2019 15:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.