Кто-нибудь обязательно будет счастлив - 1

                Кто-то обязательно будет счастлив

                Роман

                1
               

                В городском пейзаже особенно важным становится небо. Я смотрю на картины художника круга Модильяни. Я на выставке в Музее Фаберже в своем родном Санкт-Ленинграде. Я, конечно, иронизирую. Ирония в том, что мой город, в котором я родилась, в момент моего рождения назывался Ленинград. Впрочем до момента моего рождения он назывался так уже двадцать четыре года и потом еще тридцать три года. Получается Ленинградом мой родной город был пятьдесят семь лет. Больше половины этого периода я жила в Ленинграде. Теперь уже двадцать семь лет я живу в своем городе, которому было возвращено его историческое название - в Санкт-Петербурге. Но жизнь измеряется не количеством лет. И я возвращаюсь на выставку. Художник, чьи картины я сейчас рассматриваю, рисовал в основном городские улицы, вдоль которых выстроились дома. Колорит картин, палитра художника - это главное после выбранной тематики, и я вхожу в мир этого автора, знакомлюсь с его творческой манерой. Мне нравится. Охра сочетается с серыми тонами, бежевый, светло-бирюзовый - цвета, характерные для колера фасадов городских домов становятся художественным средством выражения, составляют авторскую палитру и превращают городской пейзаж в главный предмет творчества этого автора. И тут приходит ко мне мысль о том, что в городском пейзаже огромную роль играет небо. Получается, чтобы воспеть небо во всем его многообразии, художник избрал темой - городскую улицу. Она становится основной темой его творчества. А на самом деле - главное - небо, которое имеет большое значение в городском пейзаже. В целом путем этого баланса, дуализма, двуединства, обе темы представлены в их полноте. И это истина. Истина, что небо в городе приобретает абсолютное значение, оно играет чрезвычайную роль, как наиболее адекватно противопоставленный огромному урбанизированному пространству объект живой природы, как доказательство, что природа существует! Существует помимо городских домов, улиц, дворов, кварталов. Небо всегда разное. Улицы и дома на картинах тоже разные. А цвет асфальта подходит и для неба, когда оно серое, песчаный цвет подходит и для дорожек и для фасадов, светлая, размытая бирюза и для домов и для неба. Художник все привел в гармонию, все согласовал между собой посредством цвета и предмета своего творчества.

                Изображение человека у художников всегда выхолощено - погоня за изображением красоты выхолащивает человеческую суть в человеке. Человек становится в один ряд с предметами (цветы, фрукты и т.д.), животными (лошадь, собака, кошка), но человек же нечто большее! Никто из художников этим не озабочен.  Писатели вытаскивают наружу отрицательную суть человека, его подлость, если не подлость, то страдания, в том числе от человеческой подлости. Высоты, человечности нет.
                Нигде человек не показан в основной отличительной своей сути. Его отличает от всего остального живого мира - эмоция. А над эмоцией стоит воля, разум. Сам человек в своей повседневной жизни слаб - взять верх над эмоциями ему  трудно, он не упражняетс в этом деле, не развивает волевую мускулатуру, не тренирует разум. Чем сильнее эмоция, тем сильнее должен быть разум - волевое, разумное усилие, подчиняющее себе гнев, агрессию, страх и тому подобное, даже если эти вещи оправданы ситуацией. Человек стремится к внешнему совершенству, не совершенствуя и не проявляя свои внутренние качества, достоинства, свою внутреннюю "красоту" - свой разум. Нет примеров такой работы, неизвестны приемы, методы качественного улучшения умственной мускулатуры. Я стою перед этой задачей, опустив руки и плечи, понурив голову, сломленная и подавленная. Я жду какой-либо помощи откуда-нибудь... Как преодолеть эту немощь духа? С чего начать? Точно, не с обвинений, точно не стоит тратить и без того тощую умственную мышцу на скрупулезный разбор природы человеческого зла, глупости и тому подобного. Итак, придется разрабатывать свой метод развития ума. Можно добавить - воли, разума, характера, но достаточно обозначить задачу основными словами - тренировка ума, его развитие, усиление мощности, гибкости, быстроты, пластичность и так далее. Как в любой тренировке, нужны упражнения.
                Для начала поставим перед умом задачи, затем придумаем методы их решения.
1 -я задача: способность ставить эти самые задачи. Вот ведь только что возникла в голове мысль и тут-же улетучилась. Это была мысль как раз именно по поводу первой задачи. Соскользнула безвозвратно. Значит задача номер один - фиксировать мысль, держать ее в голове, не давая проваливаться в бездну сознания. Для этого нужна сильная мышца в мозгу, вроде сильной руки. Начинаем тренировать эту "руку". Сосредоточимся на постановке вопроса и удерживаем, пытаемся удержать первую пришедшую на ум мысль. Удержать. Закрепить (не анализируя пока не закрепится), запомнить! Запомнить, закрепить, как-бы положить в надежную шкатулку, настолько, чтобы в любой момент взять и использовать, быстро, не тратя силы на поиск или воспоминание. Даже не в шкатулке - держим, удерживаем ее в "руке" несколько дней, изо всех сил стараемся не уронить, не потерять ни при каких обстоятельствах. Сначала держим, потом кладем в шкатулку и в любой момент пользуемся. Это задача на ближайшие дни. Но дело в том, что никакой мысли нет. Утрачен сам способ вырабатывания нужной мысли, сам принцип работы отсутствует, механизм не действует. Цель: запустить шестеренки мозга, завести этот механизм, часовой механизм мыслепроизводства. А затем усовершенствовать способы хранения мыслепродукта.

                День - это вдох, ночь - выдох.

                Говорят буддийский лама проповедует молчание. Полчаса утром и полчаса вечером молчать, ничего не говорить. Постепенно увеличивать время молчания. При этом имеется в виду и внутреннее, мысленное молчание. Тут призадумаешься - ведь в мыслях мы вообще не можем молчать, мы, если даже не открываем рта,  не произносим вслух слова, в мыслях все время говорим. Даже ночью, во сне мы говрим. Это так, на самом деле. Молчать мыслями, вот что рекомендует буддийский монах. Это практически невозможно, но тренировать это молчание, останавливать нескончаемых внутренний монолог, возможно. Над этим надо работать.  Тут я замечаю некоторое противоречие в вышеизложенных доморощенных постулатах о мыслепроизводстве. Второе мне больше нравится. Молчать даже мысленно. Что-то вроде генеральной уборки в доме.


                Тишина в парке, как в тихий час в пионерлагере. Только весенние птички щебечут. Послеобеденная умиротворяющая тишина. Так было в летнем лагере после обеда, весь лагерь погружался в сонную тишину. А мы, дежурный отряд, пионеры старших отрядов, распределялись по своим постам. По два человека на пост. У флага, на месте, где проводились пионерские линейки и по утрам поднимался флаг, например. Самое почетное место - дежурить у ворот. Охранников никаких в те времена не было. Самым ответственным поручали дежурить у ворот. После обеда мы обходили столовую, подходили к черному ходу, к самой кухне, просили у поваров хлеба. Нам давали по нескольку кусков столового хлеба. Куски небольшие - нарезанная четвертинка хлебного кирпича. Мы запасались хлебом и солью, шли на ворота. Там через полчасика после обеда, разморенные тишиной и солнцем, ели хлебушек. Это был знак нашей особенности, награда за наш нелегкий труд дежурства. Там, за воротами - свобода, а здесь неволя. Так гуляешь по лагерю и не вспоминаешь о жизни за воротами, а тут воочию ощущаешь, где она воля, а где неволя... Но мы важничали - пост номер один! Тут в специальном домике, типа административного, был телефон. Можно было позвонить. Только нельзя было звонить. Но если раздавался звонок, то надо было снять трубку и бежать по территории, разыскивать кого-нибудь - медсестру, завхоза, завстоловой - в общем того, кого звали к телефону. По-моему, мы иногда набирали 08, узнавали время. Автомат отвечал нам сколько там Московского времени в стране. Хоть так можно было установить связь со всем остальным свободным миром. И так три летних месяца. И так каждое лето на протяжении... скольких лет? С восьми и до четырнадцати, семь лет! Все детство, в общем. Общественное, отнюдь не личное детство... Школа - лагерь. До этого детсад - дача с детсадом. Детсад круглосуточный. Как в это детство вклинилось лето с бабушкой на съемной даче в Парголово и зимы у нее в комнате на Каляева, уму не постижимо.
Вот такая послеобеденная тишина в середине буднего дня в городском парке в середине апреля застала меня, гуляющую по еще сырым аллеям, под припекающем еще не сильным солнцем. Небо голубое, чистое, ни единого облака. Везде прогуливаются утки, вернее утиные парочки - селезень и утка. Одни заходят или залетают довольно далеко от пруда - втыкают клювы в мокрую старую болотистого вида траву, выдергивают свой клюв и громко щелкают им, распределяя нужное и не нужное для питания. Что-то там находят. Как впрочем и вновь прибывшие скворцы, которые тоже расторопно шарят по прелой прошлогодней траве, что-то выщипавают из нее или из земли. Вот неугомонные, перелетают туда-сюда, с севера на юг и обратно, ведь не остаются же на юге насовсем, значит здесь им хорошо. Интересно, а где они дома - здесь, в северных широтах, и временная эмиграция на юг вынужденная мера или там, на юге, они дома, а весной и летом они летят сюда за каким то особым деликатесом? Так или иначе, мы их считаем своими - черных, переливающихся на солнце всеми цветами радуги красавцев. Утиные парочки повсюду, особенно много их на пруду. Там еще тонкий лед не стаял, почти нет и проталин. Утки уютно расположились на еще твердой поверхности пруда. Вокрг них устроили галдёж чайки, целая колония чаек, дом которых, если по справедливости - залив, что всего  в километре отсюда, но чайки отстаивают свое право на городскую жилплощадь, кружа и галдя, вернее резко вереща возле и над совершенно спокойными сытыми и равнодушными утиными парами. Кстати, я быстренько определила, что не все они парами, вернее, утки -то при селезнях все, а вот селезни не все с подругами, несколько одиночек селезней сидят по краю всей этой колонии, видимо существует гендерный дисбаланс у утиного племени - девушек меньше, чем парней.

                В детстве, когда мне было восемь лет, мы снимали дачу, вернее комнату в частном доме в Парголово. Хозяйку звали тетя Настя. Там была огромная собака, жившая в будке. Собака периодически срывалась с цепи и убегала, в основном это происходило по ночам, потом возвращалась или ее находили и приводили домой и сажали на цепь. Будка стояла недалеко от входной двери и цепь чуть-чуть не доходила до ног тех, кто входил в дом или выходил из дому. Каково было нам, городским дачникам, тем более детям, мне восемь, моей сестре три года, ходить мимо этой огромной собаки, которая, лязгая зубами и лая, стремительно вылезала из узкого отверстия своей будки, гремя цепью, кидалась, натягивая цепь до предела и на ладонь лишь не дотягивалась до нас. У дома была старая огромная цветущая сирень. На площади перед церковью, в которой нас сестрой в это лето окрестили, продавали керосин, не каждый день, может быть раз в неделю. Туда, к машине, с которой его продавали, тянулись жители и дачники Парголово с железнями канистрами. Продавец вставлял большую железную воронку в отверстие канистры и специальным ковшом в форме цилиндра с длинной вертикальной ручкой, загнутой на конце крючком, зачерпывал керосин и наливал в канистру. Такие же ковши-кружки с длинной ручкой, идущей в верх от цилиндра-черпака, были и у продавцов разливного молока. Все пользовались керогазами, или керосинками, это одно и тоже.
               Я познакомилась с девочкой, живущей недалеко, у самого озера. Кажется,  это были не местные, а также, как и мы,  горожане, но и не дачники, они строили дом. Около свежего светлого из оструганных бревен сруба (я только что узнала это слово - сруб) была большая куча песка. Тут мы строили дворцы принцессам. Принцесс мы делали их цветов - цветная ромашка, а лучше всего розовый  "грммофон". Граммофончик нанизывался на спичку и вот идет принцесса в красивом платье. Она идет по дорожкам только что отстроенного дворца или замка, песочные дорожки ровные, идут так и эдак, расположены удобно, чтобы хозяйка могла гулять по своему дворцовому садику, потом проходить через ворота,  под различными арками, подниматься на крепостную стену своего дворца, проходить в башню, в свои комнаты - столовую, спальню.  Все было тут устроено с удобством - вот и диванчик для отдыха, вот и кресло, вот и кровать. Она могла выходить на балкон. Замок окружал ров и крепостные стены, через ров шел мостик. Самое главное - дорожки и цветники в садике, где принцесса гуляет. Дорожка идет и туда и сюда - можно пройти по любой... Эти воспоминания возникли, когда я шла по большому внутреннему двору, окруженному огромными домами-кандоминимуми. В самом центре квартала - детская площадка, к ней ведут дорожки, площадку можно покинуть по любой дорожке, пересекая ее. Тут улавливается чья-то забота об удобстве, планировщик не утратил детское, любовно-рациональное отношение к жизни... Это здесь так, а вот неподалеку построены новые дома и там вся территория прегорожена невысокими, но принеприятными оградками, пройти от одного дома к другому или сквозь обширный квартал невозможно, даже на детскую площаку ведет одна неудобная, узкая дорожка... Пройти можно только перелезая через эти заграждения... И еще, если ты забрел сюда из другого квартала, то можешь не заметить шлагбаум и получить по голове... Вот это и есть апокалипсис, глупость, если не подлость, хотя это одно и то же..., называйте, как хотите. И куда пропадает ум у взрослеющих людей, с такой щедростью данный человеку при рождении?

           Хотелось бы не ворчать.

О качелях.

            На одной из дачь, может быть в Озерках или в Мельничном Ручье, скорее всего последнее, в саду была качель, деревенская качель - доска, лежащая на двух веревках, привязанных к двум деревьям. Нам было лет по девять, нас две девочки и мальчик. Стали мы размещаться на доске втроем и никак не могли разместиться, третий из нас еле втискивался. Мы перессорились. На наши крики пришла моя бабушка, человек суровый, мы стали наперебой жаловаться, что нам тесно и никак не разместиться втроем. Бабушка сказала, что пойдет принесет хворостину и в миг нас разместит! Мы не стали ждать и очень быстро сами разместились. Когда бабушка пришла с розгой, мы мирно сидели на качели-доске рядком и качались. Мы в один голос сказали, что нам не тесно, что все хорошо, мы поместились и качаемся! Бабушка не понадобилась.

           Очень хочется закрыться от людей. Плотно закрыть все двери на замки и ни за что не отпирать.
А в людях ценю то, чем сама не обладаю. Отрывочные, несвязанные мысли, подтекстом которых является обида на людей, ощущение такое, будто все в сговоре против тебя одной, видят тебя из далека и нацелены на то, чтобы уязвить тебя. Ладно чайки - сегодня опять была в парке и наблюдала почти полную победу белых, точнее бесцветных крикливых птиц, то бишь чаек, над мирными утками, количество которых значительно уменьшилось на пруду, почти освободившемуся ото льда. Я поняла - идет настоящая война чаек с утками, планировщими разводить здесь потомство. Теперь не получится, чайки не угомонятся и если, не дай бог, утки вздумают здесь снести яйца, чайки эти яйца уничтожат. Вот так. Все как у людей. Придется утиным парам лететь на другие пруды, более удаленные от залива, куда чайкам не захочется залетать. Я заметила еще и альбатросов - тяжеловесное подкрепление армии с залива. Кажется такое здесь впервые, прошлые года весной я не наблюдала ничего подобного. Но все обошлось,потом все лето утки плавали с выводками утят, были в безопасности от человека и прочих врагов. Единственный конфликт я, правда, наблюдала. Это была драматическая история. Одна утиная семья не заметила, что малыш- утенок замешкался и отстал, когда мать с выводком отплывала от берега, где кормилась. Другая подплывающая мамаша с утятами отрезала пути чужому утенку и тот не мог прорваться из окружения, ибо враждебная утка наровила его ущипнуть, как только он поворачивал от берега в сторону своих, и загоняла его обратно в прибрежную осоку. Его мать все видела, но не решалась направиться к своему малышу на помощь, ведь с ней был остальной выводок, и оставить малюток она не могла, да они бы двинулись за ней, как привязанные, рисковать ими она не могла. Остановившись в отдалении, она наблюдала за своим отставшим утенком, чуть- чуть  приближалась, но больше ничего не могла сделать. Малыш делал отчаянные попытки выйти из окружения, но злобная  утка всякий раз шипела, вытягивала шею и била крыльями, когда он показывался из зарослей. Она не имела цели не пустить малыша к своим, ее агрессия была вызвана самим фактом пребывания чужака на теперь уже ее территории. Ситуация была безвыходная. Ограниченность утиного сознания создала ее. Чем дело закончилось, не знаю, я ушла. Была еще одна история около этого пруда. В конце весны тут вдоль всего берега поселяются колонии лягушек. Их многочисленные головы торчат из воды - это хор, они квакают весьма и весьма громко и все вместе. Воды здесь не видно - одни лягушечьи головы, довольно крупные. Раздуваются белые шеи, открыты рты, выпучены глаза и гомон, несусветный гомон! И... внимание! Бабушка дает внучке, девочке лет пяти, камень и учит ее кидать его в лягушачью гущу. Девочка, на много умнее, видать, своей бабушки, нерешительно и нехотя выполняет задание, но для нее совершенно очевидно, что кидать камень в живую гущу кого бы то ни было бессмысленно, если не жестоко (ведь им больно!), и уж точно б е с с м ы с л е н н о! Я, проходя мимо, говорю, что нельзя этого делать, ведь это их лягушачий дом, и никто не имеет права кидать камни в чужой дом. Надеюсь, что мои слова совпали с пониманием вещей девочки, а как она будет решать этот конфликт разума и неразумности со своей бабкой дальше, не знаю, дай Бог, что у нее хватит ее детских сил на победу.
                Не хочу впадать в ворчливое состояние.

                Все-таки люди отличаются от животных тем, что в них под общей для всех людей внешностью скрыты разные животные. Это могло произойти в результате творческого поиска Бога-творца. Сотворив всякой твари по паре, он решил вдохнуть высший разум, присущий только небожителям, в обитателей земли. И вот в каждого представителя животного мира, фауны, он вселяет душу. Не во всех, в нескольких или в одного из каждого вида. Получив душу и  разум, слон, лев, олень, змея, обезьяна, пантера, гиена, шакал, лошадь, кабан, антилопа и так далее стали действовать разумно, стали мыслить, говорить, все больше приобретать общие черты, утрачивая при этом признаки своего вида, но став людьми, они сохранили все же признаки первоначальной принадлежности в тому или иному виду животного мира. Если присмотреться повнимательнее, то можно увидеть в одних людях нечто слоновье, в других лошадиное, в третьих кошачье, в иных что-то от мартышки, да простит меня Всевышний! Коварство, желание обхитрить и поставить ловушку, поймать, застать в расплох и даже уничтожить - все это не исчезнувшие признаки поведения животного, от которого ведет свою линию человек. Конечно все перемешивается, и в человеческом сообществе все виды скрещиваются, но так ли хаотично? Вопрос. Возможно, что на каком-то генетическом уровне, стремление к сохранению своего вида работает, и парнокапытные, например, отбирают себе в мужья или в жены представителей этого семейства, так же действуют и другие. Возможно, что те, чьи корни многократно и хаотично переплелись с разными корнями и ветвями, стали более всего отличаться от "нормальных" людей и их мировоззрение не совпадает с общим, они никак не вписываются ни в одну из групп этого, извините, зоопарка, они хотят быть какими-то особыми, хотят быть просто людьми и остальных к этому призывают, обращаясь то к одним, то к другим так: "Это же не по-человечески!" или "Будьте же людьми", "Вы же человек, в конце концов!" И тому подобное. И еще они хотят, чтобы была культура поведения, уважение какое-то, грамотность и туму подобное. Интересная мысль и грустная, ибо я себя не нахожу в этих джунглях, меня тоже не принимают за свою. Причем как-то ведь львы с антилопами уживаются, а меня закусали, забодали и смеются, причем все - от мала до велика и их маленькие собачки впред своих хозяев распознают во мне чуждый элемент, в угоду своим хозяевам они умудряются подставить мне ловушку и совершить маленькое неприятное хулиганство. Коварны и женщины, и  старухи и многие другие, об этом я не хочу больше рассуждать. К какому виду отношусь я? Ни к какому. Я просто человек женского пола. И надеюсь, что надежно оторвалась от фауны, выполнив, таким образом, задуманный высшими силами план - создать, все ж таки, настоящего человека. И нас, сдается мне, немного, и мы, сдается мне, очень рассеяны по планете,  и нам, возможно, угрожает исчезновение. А дело все в том, что не все из нас знают всю правду, всю истину, изложенную выше. Возможно, что вообще об этом никто еще не догадался. В общем, я решила искать собратьев по разуму каждый день, находить и разъяснять им суть дела. Сначала надо выделить наиболее точные признаки человека. Это необходимо для выживания. Ведь если ты примешь за человека, извиняюсь, свинью, белку, лису, крысу и так далее, то потратишь только время, а главное, свой ресурс разума, что, собственно и происходит каждый день. Ведь сказано же в Библии: "Не мечите бисера своего перед свиньями". Неспроста сказано, под бисером Создатель разумел - человеческий, божеский разум, а под свиньями - животных в человеческом обличии. Итак, мне предстоит выработать точные критерии, точные признаки человека. Возможно, что и не придется настоящим людям ничего долго объяснять, с первого намека поймут что к чему. Это тоже будет критерием - наличие хотя бы желания понять. 

                Критерии человеческого в человеке. Кстати, признаки принадлежности к фауне я даже и не буду выискивать, общее - это неприятие, агрессия, доминирование везде и всюду, коварство, противопоставление себя человеку, то есть мне, ревностное отношение к "своей" территории, уточню - речь идет не об уважении личного пространства, своего или чужого, чужое игнорируется, а о контроле за пространством своего обитания, охрана от посягательсив на него, а это может быть улица, район, транспорт, и совсем не только дом, квартира, где он обитает. Насмешка, неуважение, нападение словесное и физическое и так далее...
Да, определив критерии, по которым я буду искать человека, я не намерена пренебрежительно относиться к представителям фауны в человеческом обличии, я лишь научусь отличать, а затем уважать их, как все живое в этом мире, но для моего выживания, в целях самосохранения, экономии человеческого ресурса, я должна уживаться, быть осторожной и предупредительной, насколько это возможно, но главное, не рефлексировать, не растрачиваться попусту и научиться сосуществовать, хотя это трудно, обидно, так как мы внешне не отличаемся, и еще хуже то, что весь этот зоопарк иногда принимает меня за свою, видя во мне или трепетную лань или козу или собаку, последнее, возможно, играло бы мне на пользу, хотя  бы иногда...Так! Стоп! Не отступать! Ты - ч е л о в е к. И точка. Ищи себе подобных.

                Критерии человека. Это оказывается определить труднее, чем признаки животных.
                Сказка - ложь, да в ней намек..., не зря же в сказках звери все как один говорят человечьими голосами. А басни? Тут тоже зверушки действуют, как люди. Даже детские мультики снабжены зверушками, действующими как люди. А взять хотя бы существующую наверное уже пол-века детскую пятнадцатиминутную передачу "Спокойной ночи, малыши!", неизменные герои которой зверушки - Хрюша, Степашка - Кролик,  Кар-Кар - Ворона, теперь появился Тигренок... именно они обучают детей правильному поведению, так-как изначальная сущность человека, его животная сущность ближе ребенку, обучающемуся быть человеком. А вот, правда, почему не просто маленькие мальчики и девочки, а именно представители фауны с пятачками, длинными ушками, усами и хвостами? Хотя следом после нехитрого нравоучительного сюжета все смотрят мультик, где теперь, не как раньше, действуют какие-то фантастические существа - лунтики-фунтики, шарики-лошарики и тому подрбные...

                В общем так, первый признак человека, каков он?

                Улыбка. Хотя бывает какая-то коварная, ехидная, улыбка, улыбка-превосходство, это очень неприятно. Так-что нет, улыбка - это не признак человеческого в человеке. Надо найти универсальный признак человека, причем такой, чтобы стало сразу с первого взгляда ясно - ч е л о в е к. Это и не смех, конечно! Смех - это очеловеченный лай. Голос, звук, особенно кашель, короткий кашель - это вообще усеченный, замаскированный, "очеловеченный" рык, тявк, лай. Вот, опять я ухожу в характеристики человекозверя, а мне нужно неоспоримое доказательство, что я имею дело с человеком. Хотелось приписать - разумным, Хомо Сапиенс-ом, но эта характеристика принадлежит человеку на первой  стадии очеловечивания зверя. Имеются и еще одновременно существовавшие разновидности homo... А тут мне надо другое. И каков же этот знак, этот признак? Вот ведь и внешность тут ни при чем, совершенно не помощник внешность, наоборот, я заметила, что под вполне приличной внешностью прячутся самые коварные представители отряда хищников...

                Луна, вернее ее половина, боролась-боролась с поглощающей ее черной пучиной ночного неба, выныривала еще пару-тройку раз, но все же потнула, поглощенная этой небесной бездной, океаном ночи с ее дымящимися волнами- тучами. Впрочем вскоре, выброшенная из этой пучины поднявшейся, а затем отступившей волной на неизвестный берег, она засияла в успокоившемся небе, обретя еще и божественный нимб, светящийся вокруг ее элипсовидной головы. Это была голова юноши в пол-оборота, скорее всего ангела.

                И тут появляюсь я со стрижкой "Фантазия номер 15".
                "Стрижка и укладка специальная номер 3".
                "Прическа обыкновенная".*

* Источник: "Работы мастеров Ленпромпарикмахерсоюза, альбом "Дамские прически" Ленинград - Москва, 1939 год.)

                Прежде всего это предупредительность. Когда человек учитывает и уважает права другого. Что, собственно, и я не всегда делаю... О себе позже. Когда человек относится к другому, как равному. Другой - это то же самое, что и я. Но. Но ведь это не так. Другой может оказаться другим, звереподобным существом в человеческом обличии. И тут мы оставляем право за человеком быть осторожным. В любом случае - осторожность и предупредительность свойственна только человеку. Парадокс, осторожность вроде бы, часть поведения зверя.... И все же, на первых порах придется принять именно это качество за признак человеческого в человеке. Осторожность, предупредительность. Это, кстати, касается и правил перехода улицы по зеленому сигналу светофора. Если человек ведет себя дружелюбно, предупредительно и осторожно - можно не сомневаться - ты имеешь дело с настоящим человеком, насколько это на данной ступени эволюции возможно. А сейчас наблюдается откат эволюции в обратную сторону расчеловечивания человека. Но и ты должен быть таковым - предупредительным, осторожным, ненавязчивым, неагрессивным, насколько это возможно. Надо помнить, что мы все из одного гнезда, одной берлоги, но находимся на разных ступенях развития. Очень сложно. Древние люди хорошо знали, от какого животного происходит их племя, это животное у них обожествлялось, было тотемным и так далее. Пойдите в отдел древности музея и найдете тому кучу доказательств. У скифов это был олень. Все знают полу-животных, полу-людей, они же боги, полу-боги у древних египтян, древних греков и так далее. Птицы тоже включены в эту цепочку, само собой - ибисы, орлы и так далее... Львы, медведи, пантеры... На гербах они тоже изображались вплоть до 20 века не зря и не просто так... Еще хочу добавить, что явно прослеживается противопоставление мира парнокопытных, травоядных, и мира хищных, плотоядных - это основное разграничение сохранилось и в человеческом обществе, хотя в древности еще существовали образы полу-львов (пантер) полу-быков, или даже волков с птичьими ногами... В общем, происходило что-то невероятное, пока из всей этой животной массы вырабатывался новый вид - человек, существо без когдтей, без клыков, без мощных мышц - но с разумом и душой... Обезьяна, возмжно, это некий переходный вид, это ступень на пути к вершине - человеку, поэтому то, что человек произошел от обезьяны, верно лишь отчасти, обезьяна - несовершенный еще человек, сформированный из смешения разных видов животных и таит в себе признаки того вида, от которого образовалась, повторю - льва, пантеры, змеи, кролика, кабана... Как-то так...

                Если не удастся найти точки соприкосновения с человеком, придется искать способы сосуществования с представителями животного мира в человеческом обличии. Пожалуй это даже более перспективная задача.

                Жизнь - это такой специфический текст, где никто не придет
и не расставит запятые. Философствовать, размышлять, высказываться афористично - это привилегия человека. Хотя я вспоминаю, когда у нас была кошка, как она смотрела в совершенно ночное, черное окно, сидя на телевизоре, большие ящики-телевизоры раньше стояли у самых окон, если кто помнит. Так вот, кошка, сама совершенно черная, гладкошерстая и с усеченным хвостом - наследство от сиамской кошки, затесавшейся на каком-нибудь этапе в родословную нашей Муськи. Кошка, сидела как изваяние, неподвижно и смотрела тогда не в окно, а в самый космос, в какое-то далекое прошлое, туда, где она была еще дикой, возможно, пантерой. Я не знаю, все ли кошки так смотрят в ночь. Думаю, что нет - наша была особенная. Кстати, по-кошачьему она прожила сто триннадцать лет, шестнадцать лет по-нашему, по человеческому измерению. Это было выше всякой нашей доморощенной философии, это было настоящее знание, знание о вечности, о начале всего сущего, это было всматривание в бездну времен, если хотите, в космос, туда, откуда она пришла. Мороз по коже, честное слово... Теперь я уже запуталась, кто от кого происходит. Во всяком случае, о животных мне больше известно и понятно, чем о человеке. Получается, что животные больше знают о человеке, чем человек о себе и о животных. Они, животные, в силу своего знания уживаются с человеком более или менее, человек же ни с кем ужиться не может.  Во всяком случае просто так, по-человечески.
Я бы не стала столько внимания уделять этой теме, которая мне уже наскучила, в которой я запуталась и ничего не понимаю, если бы время от времени, если не сказать ежедневно, не сталкивалась с проблемами в общении с себе подобными, если не изумлялась их поведению, если не боялась бы их, едущих на всевозможных калесах от колясок, самокатах, велосипедов и прочего, о чем уже говорила, до автомобилей, и не только едущих, но идущих, бегущих и прочее. Ну так вот поэтому я и придумываю, как могу всякие объяснения. Только сама для себя, для внутреннего пользования, чтобы как-то ужиться, как-то выжить... мне всегда казалось, что я люблю людей.

                Ну вот, достаточно. Хватит. Есть, о чем подумать.
Вообще, мне всегда казалось, что главное в жизни - это любовь. 

                Где же я обитаю? Присутствую ли я в собственной жизни? Или витаю в пространствах нереальных, ищу безмятежную лагуну, растрачиваю себя в попытках угодить себе, расположить себя к себе, как сказала поэтесса Елена Касьян? Запутанная история. Почему так получилось? Чем это я себе не угодила, что теперь только и стараюсь исправиться? А обернуться к себе самой лицом, остановиться и посмотреть себе в глаза, и спросить, а надо ли так стараться? Надо ли день и ночь думать, что  мне надо? Посмотреть и увидеть, что ничего не надо, все есть, все в порядке, что вообще многого из того, о чем мечется разум или душа, уж и не знаю, просто не нужно. Судя по тому, как быстро забывается добытое, достигнутое, найденное, полученное, ничего, большая часть из всего этого не нужно. Тогда зачем весь этот кипеш, эта суета и озабоченность? Если хотите, это от нечего делать. От того, что жизнь не заполнена реальным содержанием. Как вернуть это истинное содержание? Надо вспомнить, когда и в чем был настоящий смысл? По-настоящему и последовательно истинный смысл жизни? Хотя бы последний из всех жизненных смыслов. Трудно? Тогда, вспоминай, что помнишь.  Конечно, учеба в школе - реальный смысл и содержание. Правда, очень девальвированное к последнему классу - пошла сущая профанация. На первый план начали выдвигаться какие-то новые смыслы, вытесняя годами установившиеся значения. Новый смысл стремился к созданию семьи. Так оно и произошло - новый период был связан с мужем и ребенком. Потом и он претерпел девальвацию. Муж спивался, ребенок рос. Этот смысл утратил свое значение. Его подтачивал и новый интерес, если не смысл - сексуальный опыт, который и был обретен в борьбе с оковами брака. Что далее? Постепенно эта пластинка стала вертеться медленнее, звук становился все более  фальшивым, это уже не могло оставаться главным содержанием жизни. Это были естественные, социально-психологические смыслы. Конечно была трудовая деятельность, карьерные амбиции, это само собой, были творческие задачи, но это вторичные, не основные смыслы, хотя порой и казались очень важными. Что является главной составляющей теперь?

                Жизнь - сочинение на свободную тему, только никто не придет и не расставит запятые, не исправит ошибки, да и оценку не поставит.

                Жизнь - зто текст, только никто не придет и не поставит запятые.

                Жизнь - это роман, публикуемый без редактора, но с кучей критиков.

                С каким трудом я ввожу в повествование героев! А все потому, что я опасаюсь людей, они сложны, непредсказуемы, но, все же, я не скажу, что не люблю их...
                Вот и сейчас я медлю, изо всех сил стараюсь продлить пролог, ведь начнется жизнь героев, они встанут и пойдут, будут действовать, совершать ошибки, переживать, будут ли они счастливы? Говорят, что счастье - это лишь действие каких-то химических или биологических элементов, меняющих на время состав крови и создающих эйфорию, вызывающих реакцию удовольствия... Как это грустно. А вот грусть-печаль, по видимому, более сложное состояние, более человеческое, так как про это не припомню чисто биологического объяснения. Негативным переживаниям психология отводит больше места, здесь имеются более сложные теории и объяснения, почему-то. Хотя человек всегда стремится к обретению высшего удовольствия и наслаждения иначе не достигал бы он таких высот в изобразительном искусстве, музыке, театре, кино, вообще в искусстве! Да вот, пожалуй, критерий и найден - умение и желание наслаждаться искусством, вот главное отличие настоящего, человеческого от человекообразия. Но быстро и в повседневности не определить, в театры и музеи ходят все.


Рецензии