Тайные бумаги в наследство

                Тайные бумаги в наследство.
               
                Сын дьявола.
               
                *
Старое, старое деревенское поселение в звёздном сумеречном свете уходящей ночи тёмными силуэтами хат уже проявлялось у подножия холмистого возвышения когда, в убогой, вросшей в землю избе при свете горящей лучины, родился необычный ребёнок. Роды были тяжелыми и долгими. Опытная повитуха спокойно приняла новорожденного в свои руки и шлёпнула его по попе. Детёныш подал голос. Не восторгаясь тому, что ребёнок от головы до пяток был волосатым и с необычным лицом -  завернула его в чистую тряпицу, молвила роженице:
-   Вот прими своё чадо! -  Бери, бери! - не баись! - Твоё ето дитятко, твоё!
-   Красивая женщина приняла в свои руки младенца, положила рядом с собой на лежак - испуганно ответила:
-   Та хиба ж я могла такого родить, Чуха!?
-   Кого родила того и принимай! – а коли пришелся не по нраву – оставляй его тут - у меня.  Я тоже вижу такое чадо впервой, но справлюсь, выгляжу! - Ты, как оклемаешься – ступай своей дорогой!
Через два дня так оно и вышло. Красивая женщина ушла. Ребёнок остался у повитухи. Чуха - так её называли по подворью – пустила слух, что младенца ей подбросили. Люди в тех местах спокойные – погуторили, погуторили меж собой и затихли. Зато соседи и малые и старые, под любым предлогом заходили к Чухе посмотреть на необыкновенного младенца. Она всех пускала в свою избу и постоянно твердила:
-   Ето дитятко мине подкинули за грехи в наказание….!
А какие у неё были грехи, никто в поселении не знал. Знали только то, что она на многие версты была одна повитуха. И каждый родившийся младенец  был обязан ей своей жизнью. Она им дала дорогу на белый свет.
Шло время. Ребёнок рос. Росла с ним и молва о Чухе и её диковинном ребёнке. И имя дала ему необычное:
-   Флегонтом называться будешь! – сказала она – имя ничейное и мужикам из нашей округи не в укор!
А люди. А люди, трудно произносимое имя Флегонт по своему переиначили – Флэшкой стали называть. Чуховым по подворью.
-   Авдей! – ты чул, чи не чул!? – Флэшка Чухов в весе прибавил!
-   Ага, чул! – гуторят, зубы показались….
-   А рога не показались! Штото с етим ребятёнком нечисто!
-   Алёха! - и я мыслю, што оны появятся!
-   Авдей! - мине показалось чи так и есть! – он на тебя похож!
-   Алёха! - а мине показалось, што он на тебя похож!
Напрасно в этом поселении спорили и доказывали: - мужики женщинам, а женщины мужикам, дети взрослым, взрослые детям и один другому на кого был похож ребёнок, коего они видели у Чухи в избе. Ребёнок от рождения менял свой образ, когда видел подходящих к нему людей или одного человека. Только два человека – повитуха Чуха и сама роженица видели его настоящий образ один раз после его рождения. И всё. Все сельчане, и другие люди,  взглянув однажды на новорождённого – видели его образ похожим на своего соседа, приятеля и даже родственника. Долго, ой, как долго драли свои глотки мужики доказывая своим жёнам, что они никогда и ни с кем не принимали участия в зачатии дивного ребятёнка. И женщины переругались меж собой, доказывая на кого похож Чухин ребёнок, и мужики и даже подростки дети.
Вот народ. Чуть что - сомнения.  Всё бы ничего да видно сглазили Флэшку. Не спит, не ест бедолага, голосит не умолкая. Чуха маялась, маялась, взяла ребёнка на руки, да и пошла в дальнее поселение. Там - ей сказали, есть женщина, коя от сглаза переполох выливает.
Долго шла Чуха, а ребёнок, не переставая голосил и голосил. Люди, кои встречались ей на дороге недоумевая, смотрели на Чуху с её голосящим ребёнком, качали головой, но помочь ничем не могли.
Солнце, с раннего утра шествовавшее по безоблачному небу уже обозначило полдень, когда Чуха вошла в лесную деревню Дорогощ. Избы в ней были разбросаны по пригоркам и окруженные речными протоками больше были схожи на отдельно стоящие хутора, чем на деревенское поселение. Дорога, по которой Чуха вошла в поселение закончилась и дальше натоптанной тропой привела Чуху к ближайшей избе, у порога коей бородатый мужик в белой холщовой одежде и лаптях возился с рыбацкими снастями.
-   Што ето твоё  дитя так голосит без передыха! - Спросил он Чуху, когда она подошла к нему поближе. – Видно есточки хочет, а есть то и нечего!
Чуха показала ему бутылку с молоком, молвила:
-   Не кажи, што попало! - покажи дорогу к знахарке!
-   А дороги у нас тута нема!  Мы тута тропами ходим! – ответил мужик, почёсывая пятернёй свою не стриженую голову.
-   Так тропу покажи! – теряя терпение, попросила мужика Чуха.
Оказалось, что знахарка живёт не в деревне, а за ней. Еле заметная тропа на кою указал мужик, привела Чуху к небольшому пригорку, на котором стояла почерневшая от времени и непогоды приземистая избушка. На стук в дощатую дверь, послышался голос:
-   Входи, открыто!
Чуха вошла в затемнённый простор избы и едва присмотрелась – застыла с открытым ртом. В двух шагах от неё стояла молодая красивая женщина. Тёмно-зелёное платье придавало её лицу строгость. Ум выражали черные зрачки глаз с зеленцой. Длинные пушистые ресницы, узкие черные брови и черные длинные волосы дополняли стать её тела. Пока Чуха присматривалась к женщине, та легким движением руки остановила плач ребёнка. Флэшка тут же стал зевать, широко открывая рот показывая первые зубы. Потом засопел, засопел и уснул. Чуха добрым взглядом посмотрела на знахарку, догадалась, кто перед ней стоит - тихо попросила:
-  Возьми красавица ето дитятко на свои руки! А я, если можно посижу у тебя в горенке - отдохну с дороги. К вашему поселению пока дошла - руки, ноги заморились.
Знахарка с улыбкой на лице приняла из рук Чухи тяжеленькое тело ребёнка, ответила:
-  Усталость  не хвороба! – ложись добрая женщина вон  на той топчан, што в углу стоит, и отдыхай, а я ненадолго выйду с дитятком из избы. По лесу похожу – подлечу его и вернусь. Молвила так - тихо ступила за дверь горницы - закрыла её за собой и удалилась.
               
                **
На берегу реки, что катила свои воды в сотне шагов от избушки, на обрыве сидел человек. А может и не человек. Сейчас узнаем. К нему подошла знахарка с Флэшкой на руках. Человек встал, повернулся к знахарке лицом. Не человек это был. И не лицо у него было, а самый настоящий облик неопределённого природой зверя. Нет смысла описывать его дальше. Каждый человек если увидит его однажды – увидит его по-своему.
-   Я пришла показать табе дитя! Твоё дитя!  Ето дитя родилось от наших совместных утех. Ты повелитель нечистой силы в подземном царстве знаешь, што будет со мной, коли люди узнают, с кем я вожу шашни, и кого от тебя родила. – Они просто утопят меня в болоте, чи спалят в избушке!
Пока знахарка жалилась дьяволу – он взял Флэшку на руки, распеленал, опустил вниз головой и встряхнул за ноги. Потом  приблизил образ Флешки к своему образу и узнал  в нём себя. Флешка такой  образ, как у отца видел впервые – испугался, пустил слезу и  заголосил:
-   Вааааааааа! Ваааааааа!
-   Мой ето детёныш! – мой!  Я признаю его отныне и навеки! Ты достойна самой низшей награды. Проси што табе угодно! – коли в моих силах я исполню твои просьбы!
-   Коли так кажешь ты повелитель адских царств - тады обнадёжь мою душу: -  Дитя твоё быстро покрывается густым волосом, а тело становится схожее на твоё – тело дьявола!  Как ты намерен с ним поступить?
-   Нет просьбы проще, чем ета. Я заберу Флэшку с собой, но сначала поведаю табе, што я уже исполнил и што велю табе исполнить: - Ето по моей воле Флэшка голосил не переставая. По моей воле Чуха пришла в твою избу и принесла моё дитя.  Колдовство, кое я привил табе, не стало напрасным. Ты остановила плач дитя. Нынче ты Полюша Молчукова приготовишь снадобье для Чухи, от коего она потеряет рассудок. Она не должна помнить, иде была, коли вернётся в своё поселение.
-   Я снадобье сделаю, а потом што будет со мной. Начнут спрашивать у меня - что сталось с Чухой!? - куда дела Флэшку!? Пойдёт по округе молва нехорошая….
Дьявол расхохотался так звонко, что закачались, затрещали, ломаясь ветви на деревьях, и даже рухнул в воду уступ берега. Когда остановился хохот, молвил:
-   Я и про ето позаботился! Чуха останется Чухой и будет жить в своей избушке. Минёт срок и у неё прояснится рассудок, но люди буду думать, што она умалишённая. О моём сыне она никогда не вспомнит. Пройдёт много, много лет, коли свеча её жизни погаснет – она за грехи свои попадёт в наше подземное царство. За оказанную нам услугу при рождении моего сына – там внизу – дьявол показал волосатым пальцем на землю – я пристрою её на лёгкую работу.
-   И што она будет делать? – спросила дьявола Полюша Молчукова.
-   Она будет бросать дрова под котлы с кипящей смолой. В них будут сидеть и мучатся люди, кои ослушаются будущего повелителя – создателя нового подземного царства в недрах Лысой горы.   
-   Ты знаешь, хто тем повелителем будет?
-   Знаю! И создателем и повелителем станет мой сын Флегонт Чухов!  Но. Но прежде чем такое сбудется, он должен вырасти в адской среде. Там его будут воспитывать чертовски умудрённые бесы. Там он впитает в себя силу власти, тайны чёрного колдовства. Там он научится обладать нечистой силой. И наконец, будет провозглашен дьяволом с правом создания своего царства. Ему понадобятся сотни людей оступившихся и отвергнутых в разных обществах людей на земле.
-   Позволь спросить – хто етих людей будет находить, и собирать вместе?
-   До поры такие люди будут посланы из других адских царств. Оны лишь по облику кажутся людьми, а душа ихняя давно пропитана нечистой силой. Потом «такие, как ты» женщины будут заманивать в наши круги слабых духом людей.
-   Не хвали меня повелитель адских царств! Я не обучена тонкостям обмана даже тех людей, хто опустился на самое дно их никудышней жизни!
-   Я в етом подсоблю табе Полюша Молчукова! Буду нашептывать в твой рассудок нужные слова, и у тебя усё будет получаться. И не забывай! – помни! - твои слова обратной силы иметь не будут! Ты умеешь готовить мази, зелья, снадобья для приворотов, отворотов и прочих колдовских дел и с етой поры становишься настоящей ведьмой.
-   Што ишшо тебя беспокоит Полюша Молчукова?
-   После нашего расставания, как со мной обойдёшься?
-   Ета встреча наша последняя. Коли выполнишь то, што я табе велел – сразу переместишься в другой край. И усё. Мы с тобой уже николи не увидимся. Таково веление снизу. Ежели я его нарушу, то меня выгонят из верхнего адова царства. Я лишусь всех  дьявольских привилегий. Меня не пустят даже в малое адово царство. И скитаться я тады буду тысячи лет в подземельях  и  земных расколах, не видя белого света. Теперь Полюша Молчукова проси последнее желаемое.
-   Повелитель адских царств! – посели миня  в крае, иде катит свои воды река Тьма. Да условия сотвори, как тут: - Лес, гиблое болото, избушку на том болоте и чтоб еда была достойная моей работе.
-   Ты усё молвила Полюша Молчукова, чи ишшо есть што попросить?
-   Кажу последнее. В поселении Деньшино, что находится у реки Тьма -  живёт моя сестра Глаша. Рядом в поместье помещика Зыбина живёт крепостной Спиридон Тимин. Глаша и Спиридон хотели пожениться, но помещик не даёт обвенчаться. Мало того, помещик Зыбин в присутствии приезжих господ из Питера и дворовых людей избил до полусмерти Спиридона за то, што он, напившись самогона, не вышел открыть ворота господам приезжим и самому хозяину поместья. Спиридона грозится отдать в рекруты. Глашу, за то, што заступилась за него – отправил на водяную мельницу тягать тяжелые мешки с мукой.
-   Ето усе твои просьбы!
-   Да!
-   Што касаемо тебя Полюша Молчукова сбудется, что касаемо Спиридона и Глаши – до поры промолчу. Отвечу завтра у заговоренного камня. Не в моём крае оны живут. Будут оны жить вместе, чи нет! – решит лишь  дьявол, што правит в той стороне. Теперь выполняй мою волю и приходи завтра за ответом.
Дьявол молвил всё, што хотел молвить Полюши Молчуковой - взял в свои руки Флэшку и средь бела дня исчез – словно растворился. Знахарка, теперь уже  колдунья и ведьма в одном лице вернулась в свою избушку. Чуха услышала, как отворилась дверь, проснулась и стала жаловаться на непрошедшую усталость и головную боль.
-   родимая до поры, коли я табе приготовлю снадобье. Оно и боль с тебя, и усталость снимет – ответила Чухе Полюша и засуетилась у печи. Сначала разгребла кочергой пепел, потом на разгоревшиеся угли поставила горшок с водой. Пока вода грелась, Полюша вышла во двор вырвала куст сухой конопли и размяла его на мяльнице. Очищенную от кастрыки кудель тут же сожгла в пепел, засыпала его в кувшин с тёплой водой. Быстро, быстро помешала деревянной ложкой содержимое кувшина и добавляя в него пучки сушеной травы что висели под потолком - стала приговаривать:
-   Потерпи родимая, потерпи! Сейчас  ты выпьешь снадобье, и все боли пройдут! Поверь мине. Я понимаю в исцелении не хуже, чем ты в своём деле. Вот выпей с етого ковшика содержимое и спокойно иди в своё поселение!
-   Знахарка!- я выпью твой напиток, коли молвишь мине, - иде есть Флэшка!
-   Ты пей, пей родимая! Я счас занесу дитя в избу. Он спит во дворе! – молвила знахарка и поспешила выйти из избы во двор.
Чуха допила содержимое, до дна веря в быстрое исцеление, и тут же забыла про боль в голове, усталость в теле и Флэшку. К вечеру того же дня она пришла в своё поселение. Люди, мимо, чьих подворий она шла к своей избе - видели, что она шла словно пьяная. Кто-то глядя на неё молча качал головой, а кто был смелее, её спрашивал:
-   Чуха, чё ето ты одна вертаешься? Кажи, иде  Флэшку оставила?
-   Чуха останавливалась, пустым взглядом смотрела на человека - невнятно отвечала:
-   Там!- там его оставила!-  у знахарки…..
Под утро Полюша Молчукова у заговоренного камня последний раз встретилась с дьяволом и в свою избу уже не вернулась, а вечером её изба сгорела. Долго, очень долго в тех местах ходили страшные слухи об исчезновении красавицы знахарки и  приёмного дитя Чухи - Флэшки. Загадочные слухи обрастали сплетнями, приукрашались и становились ещё ужаснее. От Чухи постепенно отвернулись, видя, что она без ума, но корку хлеба подавали.

               НикВас Крамской.
               город Севастополь 2003 год.
   


Рецензии
Какое необычное начало...

Галина Польняк   05.08.2018 12:14     Заявить о нарушении