16. Рапсодия. Тягач. Заговор

Хьюстон раздражён. Ему действовала на нервы погода. Жара не думала падать, даже из-за вечерних сумерек. Если до этого положение худо-бедно облегчал хоть какой-то ветерок, то теперь его просто не стало. Кажется, даже зелень, приносящая прохладу, сговорилась с солнцем ослеплять своей сочностью. Или же она, таким образом, просит о помощи? Молит о снисхождении. Хьюстону казалось, что он находиться в пустыне, а не в городе. На улице ни души. Лето - это что? По воззрению молодёжи, к которой он себя уже давно не причислял, лето - это гулянки с пьянками до утра. Голоса и смех людей на улице. Компании, сидящие на любой прямой поверхности, пусть даже на дороге, такие ему попадались, а что теперь? Жара загоняла людей в свои дома и квартиры с кондиционерами. Про массмедиа даже речи нет, это понятно без разглагольствований. Но больше всего не нужда стоять на улице обливаясь потом его раздражала. А Хазард.
               Вот уже примерно битых полчаса Хазард копается в своём багажнике в поисках одноразовых перчаток. Второй раз за дело они приезжают в «АвтоЛоскБрэкберна». Машина, ключи от которой им оставил Питер Моррилл, находилась здесь. Хьюстона напрягал его трюк, проделанный над задержанным. В основном его смущал адвокат Итана Сэвэнти, который может использовать его действия, против них сославшись на незаконное проникновение в частную собственность без разрешения владельца. Ведь они собираются провести обыск в машине без ордера, заполучить который у них нет никаких убедительных оснований, для добычи компромата уже не на их главного подозреваемого Сэвэнти-Старшего, а Сэвэнти-Младшего! Через лошадь, они собираются добраться до генерала. Как-то так. Но это будет, возможно, только после того, как Хазард найдёт перчатки! Не хваталось ещё усугубить положение отпечатками пальцев в машине, улучающий их! Ради Бога! Хьюстон уже не выдержав, двинулся в аптеку, но Хазард вцепился в него со словами, что они у него есть, не надо никуда ходить, зачем время тратить и так далее и тому подобное. Вот только вышло все совсем наоборот!
               — Долго ещё? — в очередной раз спросил Хьюстон. Судя по интонации и сгущающемуся вокруг него космосу, его терпение на грани, подумалось Хазарду, пока он бросал изношенную пару обуви из одного в другой угол багажника.
               — Да не паникуй ты! Как баба, ей-богу! — беззлобно осадил напарника Хазард, повторив манипуляцию, проделанную с обувью над полусъеденной пачкой печенья. Это ещё как тут оказалось? А... Ещё с того раза, когда он Хьюстона попытался подкупить сладким. Вот же гадость! Хьюстон заставил его съесть коробку в качестве извинений, но он осилил. Это поедание через силу отбило у него есть печенье Oreo насовсем.
               — У тебя там что? Дробовик? — подтянулся Хьюстон от увиденного.
               — Вот так да! И в самом деле! — Хазард извлёк оружие. Повертел в руках. Решил проверить наличие патронов. — Пусто. Интересно, в багажнике патроны есть? — задумчиво посмотрел в ещё не разобранную кучу хлама в своём багажнике Хазард. Он покосился на Хьюстона. Мда, он дал лишку с таким оружием в машине. Вот только он совершенно не помнил, по какой причине взял его из дома.
               — Спокойно. У меня на него есть все соответствующие бумаги. Я же не идиот, будучи легавым, пользоваться незаконным стволом!
               — Покажешь мне их, — не терпящим возражения тоном отрезал Хьюстон.
               — Боже, да не зуди ты! Я и так терпел ту галиматью по радио из-за тебя! — раздражённо вернулся к раскопкам перчаток Хазард. — Между прочим, это тебе подарок от меня за такой удачный финт на допросе!
               — Галиматью? Рапсодия в стиле блюз[1]?
               — Я не люблю классику, — отрезал Хазард, — ни в каком виде. Даже если композиторы пытаются разбавить своё пиликанье на скрипках другими музыкальными финтами. — помахал рукой в воздухе Хазард, этим самым показывая, как он скептически относиться к подобным экспериментам. — Вот Би Би Кинг[2], Роберт Джонсон[3], Стиви Вэй Рон[4], Бадди Гай[5] ещё куда ни шло. Даже Хью Лори блюз играет! Куколка включает их под настроение. Надо ей сказать поискать бумажки на дробовик, — отвлёкся от темы Хазард, перекидывая что-то непонятное из одной кучи в другую, но тут же вернулся к теме. — Вот это блюз! Настоящее сочетание голоса со звуком в едином живом извержении вулкана чувств! Не то что твоя классика... Хотя я признаю, что больше предпочитаю все же кантри с джазом... — замолчал Хазард, сосредоточившись на поисках, побаиваясь затянуть процесс ещё дольше.
               Хьюстон задумался. Действительно, Хазард совершил поступок из ряда вон, включив в своей машине не кантри. Как только, заиграла «Рапсодия в стиле блюз» Хьюстон непроизвольно наблюдал за реакцией Хазарда на эту композицию. Но он до сих пор пребывал в эйфории и, казалось, отключил слух, мурлыча что-то на радостях себе под нос, дымя сигаретой. А ведь она была заказана начинающему тогда композитору и музыканту Гершвину, как эксперимент по созданию нового музыкального стиля, сочетающего джаз и классическую музыку. Хьюстон увидел параллель между ним и Хазардом. Между классикой и джазом. Ведь создал Джордж Гершвин мелодию сочетающее в себе «оригинальное чувство гармонии» и «ритмическую изобретательность» как единодушно говорили в один голос критики. Но главное заключалось в том, что впервые произошло органичное соединение состава оркестра, ассоциирующегося с произведениями Моцарта, Бетховена или Чайковского, и блюзового стиля. Новое направление стали именовать симфоджазом. Также и он с Хазардом. Как бы сильно он недолюбливал своего напарника с его привычкой вторгаться в его личное пространство, нарушая его уединение со спокойствием, ещё эти его непонятные опыты над ним! А как он его раздражал порой! Просто жуть! Но Хьюстон не мог отрицать, что их команда — это симфоджаз воплоти. Хотя если бы Хазард узнал о мыслях Хьюстона, то непременно поправил на симфокантри, оставив последнее слово за собой.
               — Ага! — победно воскликнул Хазард. — Нашёл!
               Хьюстон тут же к нему подошёл, стремительно вырвал перчатки из рук Хазарда и выдвинулся наконец-то в автосервис «АвтоЛоскБрэкберна». Хазард не стал отставать, а быстро захлопнул багажник, чудо, что он, вообще, закрылся, и, спрятав перчатки в карман, последовал за напарником, стремясь его опередить. Перегнав Хьюстона, Хазард быстро показала удостоверение подошедшему к нему сотруднику, не новенькому Томасу, автосервиса с намерением проконсультировать новоприбывших. Но увидев значок и шагавшего за шустрым малым внушительного мужчину, тут же ретировался, лишь проводив их взглядом. Хазард целеустремлённо шёл в кабинет Каена Брэкберна, походкой человека знающего, чего он хочет. Клиент пошёл говорить напрямую с руководством? Что здесь такого? Очевидно, пришёл к выводу Хьюстон, сотрудники имели чёткие инструкции не препятствовать личностям, направлявшимся сразу в кабинет их непосредственного начальника. Он вёл дела с ними, с глазу на глаз.
               Не стучась в дверь, Хазард подошёл к уставшей серой деревянной конструкции на ржавых петлях с не менее грязным стеклом. Можно сказать, что только она одна олицетворяла все, что на самом деле творилось в этом заведении, обнажая всю её подноготную. Хазард распахнул дверь настежь с громким воплем:
               — Каен! — вспомнив реакцию Хьюстона на вольную трактовку на имя владельца автосервиса, Хазард решил не повторяться. — Инспекция!!
               Реакция проявилась мгновенно. Каен Брэкберн положивший ноги на стол и читающий журнал с голой девицей на всю глянцевую обложку так встрепенулся, что откинулся назад слишком сильно, свалившись вместе с креслом на спину. Пока владелец автосервиса, проклиная всех и вся пытался судорожно подняться, Хазард над ним смеялся, не намереваясь помочь ему встать, Хьюстон, немного отодвинув Хазарда в сторону, прошёл в коморку Каена Брэкберна. Никакого другого определение не могло описать убожества этой комнаты. Дверь всего лишь прелюдия к царившеё здесь скудости. Хьюстон просто не понимал, как к нему решаются заходить. Понятное дело, почему Каен Брэкберн обхаживает обычных клиентов в центральном зале. Подобные ему в этой обстановке чувствуют в нём своего парня. Потому бизнес идёт. Нормальный человек побрезговал бы здесь находиться. Мало того что стены заляпаны непонятно чем, Хьюстон даже не брался определить размазанные пятна, так ещё пол представлял собой сплошное минное поле. Стол владельца автосервиса завален бумагами, порножурналами, коробками фастфуда со всех кухонь мира и пустыми пластиковыми стаканчиками из-под кофе. За этим завалом прятался монитор от компьютера, об этом указывали провода, тянувшиеся под стол. На гостевой стул со вспоротой в некоторых местах кожей Хьюстон ни за что бы ни сел, есть у него подозрение обитающих в обивке тараканах. По бокам прогибались от тяжести шкафы. В одном документация, наваленная как взбрело в голову владельцу кабинета. Настоящий тетрис! А другой шкаф сверху донизу забит факсами. Хьюстон насчитал девять от самого старого до более нового поставленного на полку боком из-за нехватки места. Опять же Хьюстон знал для чего Каену Брэкберну могла понадобиться такая разнокалиберная аппаратура, но они здесь не за этим.
               — Инспектор Хазард! — наконец-то выбрался из-под стола покрытый многовековой пылью Каен Брэкберн. — Как не по профессиональному! — дёрнул плечом владелец автосервиса, тем самым показав своё негодование, несмотря на мгновенно одетую располагающую улыбку.
               — Я же пошутил! Давай помогу, — подошёл к нему Хазард, помогая отряхнуться от пыли. — Прости, что оторвал тебя от твоей работы, — извинялся Хазард.
               — Что вы, для вас двери моего кабинета всегда открыты, — столь же льстиво ответил Каен Брэкберн. Он и Хазард не стали акцентировать внимание на его, так называемою работу, заключающуюся в ничегонеделании с сопутствующим развлечением в виде просмотра голых на полный разворот девиц.   
               — Чем я вам обязан? Я читал про мужа Джоан. Как печально! Несмотря на недисциплинированность Грэга, он отличный работник! Просто отличный! — закончили мужчины лицемерное изливание чувств в отношении друг друга, переключившись на главную причину визита полицейский в автосервис. Каен Брэкберн сел за свой стол поудобнее, приняв деловую позу человека, управляющего солидной фирмой и только что потерявшего свой лучший кадр из всех, настолько опечаленно он говорил, сокрушенно мотая головой от обрушавшейся на него новости.
               — Да, действительно. Печально, — подхватил Хазард. Главная новость о задержании убийцы антиквара-коллекционера Джаспера Форда до сих пор висела на первой полосе газеты. Раз общественность так считает, как и крыса в участке, то пусть так будет. Они сюда приехали по совсем иному делу. Да! По совершенно другому!
               — Мы приехали осмотреть машину одного из твоих клиентов. Питер Моррилл звать.
               — А орден у вас есть? — тут же спросил владелец автосервиса, дёрнув плечом. — Поймите меня правильно, инспектор, я действую в рамках закона, защищая права своего клиента только и всего! — обезоружено пожал плечами Каен Брэкберн, мол, ничего не поделаешь, сами понимаете.
               — Ты прямо как адвокат заговорил, — ухмыльнулся такой формулировке Хазард. — Нет, Каен. У нас нет ордена, — честно признался Хазард, продолжая улыбаться.
               — Тогда я ничем не могу вам помочь, — отрезал Каен Брэкберн, победно отказавшись от просьбы инспектора. — Вы же служители закона, сами понимаете. У меня честная фирма... — начал заливать владелец автосервиса соловьём, но тут же осекся, когда к столу подошёл Хьюстон.
               — Факсы можно использовать по-разному, мистер Брэкберн, — заговорил Хьюстон, — но не нам вам об этом рассказывать, не так ли?
               — Вы на что намекаете? — тут же ощерился Каен Брэкберн, растеряв всю свою вежливость. Он вскочил из-за стола, облокотившись о стол костяшками пальцев, понудив те побелеть от давления. Он имел полное право выдворить их за дверь, сославшись на превышение служебных обязанностей полицейский и не предоставления необходимых документов для организации обыска без законного основания. Каен Брэкберн не глупец. Он это прекрасно понимал, но... Но сейчас напротив него стоят двое мужиков, о которых он наслышан и оба пугали его похлеще некоторых отморозков с их боссами. Инспектор Хазард клиент его автосервиса, а Каен Брэкберн коллекционировал свою клиентуру. Этот легавый рано или поздно может пригодиться, он из их породы людей. Что до второго, то ловил Каен Брэкберн некоторые специфические слухи насчёт его. Не поверил бы, пока вживую не увидел. И вот инспектор Хьюстон второй раз предстаёт перед ним. Лучше бы это знакомство не состоялось вообще! От него веяло какой-то неотвратимостью неизбежного рока, накрывающего тебя волной с головой лишая кислорода...
               Каен Брэкберн перевёл взгляд с одного инспектора на другого, выпрямился, размял заболевшие пальцы, поправил свою красную куртку и с возгласом наигранного недоумения быстро провёл не увиденную Хьюстоном и Хазардом манипуляцию на компьютере.
               — Какая жалось! Что-то случилось, камеры отключились! Не видно, что творится на нашей парковке, — сокрушался Каен Брэкберн, дёргая плечом. Он вышел из-за стола, заставив инспекторов посторониться, приблизился к двери и открыл её, приглашая полицейских выйти из своего кабинета. — Схожу, разыщу Патрика. Пусть починит.
               Хьюстон с Хазардом переглянулись. Они не заставили себя долго ждать. Оба вышли из кабинета владельца автосервиса, вынудив того закрыть дверь, и махнув им наудачу, Каен Брэкберн отправился искать некого названого Патрика, подарив им от силы пять-десять минут на осуществление задуманного. Каен Брэкберн им это припомнит, прикидывал Хазард, стремительно идя на стоянку. Парень хитрый, у него теперь есть рычаг давления на них. Услуга за услугу. Но Хазард считал, что дело того стоит. Они тем самым обошлись без бюрократической волокиты, к тому же дело и так придерживали как могли. Задавленный своей виной Грэг Сикс им не помогал нисколько, а только причитал и сокрушался. Он готов сам себя в тюрьму посадить, свято веря в свою виновность, несмотря на весомые опровержения обратному. Им нужны сейчас быстрые и стремительные результаты, даже если ради этого придётся покривить правомерностью их добычи. Оглянувшись на напарника, Хазард был уверен, что Хьюстон его поддержит.
               Как только Хазард, а вслед за ним Хьюстон выйдя на улицу обогнули «АвтоЛоскБрэкберна», то вышли к парковке, на которой некоторые клиенты автосервиса оставляли свои машины. По сути, Каен Брэкберн предоставлял приличную платную парковку окружающему его квартирантам по мизерной цене с возможностью пропихнуть им более дорогостоящие услуги с просто жизненно необходимыми причиндалами для машины. Также здесь останавливались дальнобойщики. Довольно известное место в городе, но камеры, которые так любезно отключил владелец автосервиса лишь пыль в глаза. На самом деле здесь проворачивались нешуточные сделки того или иного толка. Полиция прекрасно это знала, но каждый раз им не удавалось прищучить никого с поличным на этом самом месте. Это парковка словно заколдованная. Преступники утекали сквозь пальцы, как только проводилась какая-либо операция на этом самом месте. Этот раз не исключение. Найти-то они отыщут что-то на Сэвэнти-Младшего, но один из участников шоу покинул сцену. Им пришлось пожертвовать для поимки более крупной дичи.
               На данный момент на парковке стояло несколько тягачей. Здесь присутствовали модели тягачей, в которых ни Хазард ни Хьюстон не разбирались. Вот будь на этом месте офицер Стэмпэр, то она бы рассказал им подноготную каждого присутствующего автомобиля. Помимо нужных им тягачей, инспекторы прошли мимо легковушек, внедорожников, грузовиков также стояла пара гоночных и спортивных монстров. Кампания на одной парковке имелась крайне разношёрстная, так же как их внешний вид. Одни блестящие до скрипучей чистоты, другие им в противовес грязные до невозможности, особенно удивлял этот факт с учётом сухой погоды. Где только они грязь нашли? Другая пара представляла собой пример целостности конструкции: побитые с вмятинами противовес совершенно новому транспорту. Рассматривать можно очень долго, сопоставляя владельцев машин с их хозяевами, представляя, что это за люди с их жизнью и местом в обществе. Но Хьюстону и Хазарду сейчас не до философских рассуждений. Они подошли вплотную к тягачам, не зная, на каком из них ездил Питер Моррилл. Однако положение спас Хьюстон, решив эту задачу очень просто: он достал ключи, сняв сигнализацию. Тягач приветственно отозвался чириканьем, обозначая своё присутствие в толпе своих собратьев.
               Судя по логотипу на капоте, Питре Моррилл водил контейнерный грузовой состав модели Колумбия ООО Даймлер Тракс Северной Америки. Он громоздкий, агрессивно-красивый, со сверкающим хромом фиолетово-синего оттенка, в стиле «вестерн», оценил Хазард по достоинству. Не став медлить, Хазард мигом забрался в машину, Хьюстон последовал за ним. Салон впечатлял. Высота кабины рассчитана непросто для комфортного нахождения в ней, сколько для полноценного проживания за место гостиничного номера. Плюс конфигурация всевозможных потолочных шкафчиков и полочек добавляла преимущества тягачу, как дому на колёсах. Не говоря уже о кресле водителя и пассажира, которое разделяет консоль для стаканов и бутылок. Кабина, в том числе спальный отсек, оснащены фильтрами воздуха. Внутренняя сторона дверей отделана декоративными панелями, на которых находятся дополнительный подлокотник, электроподъемник стёкол, управление центральным и боковым замком и динамики громкоговорителей. В салоне кабины нашлось место также для холодильника, микроволновке, откидного стола и сиденья.
               — Недурно, чёрт побери! — присвистнул Хазард, шарясь по множественным полочкам. — В наше время дальнобойщики неплохо устроились, я смотрю.
               Хьюстон не стал комментировать техническое и удобное оснащение тягача, а как можно сильнее сфокусировался на поиске подсказки, оставленной им водителем Питером Морриллом. В машине валялось много личных вещей, а точнее, не стиранная с запахом пота плюс немытого тела одежда, задавленные по полочкам закуски с банками из-под кофе и энергетиками, даже попадались целые пластиковые бутылки со смесью из этих двух напитков. А также потрепанные дешёвые периодические издания из киосков: газеты, журналы, романчики. Типичная берлога мужика живущего по принципу пусть так будет с настоявшимся душком затхлости непроветриваемого салона.
               Хазард не выдержав аромата, открыл дверь, несмотря на то, что они её заперли для пущей незаметности. Может, хоть какой ветерок залетит с намерением пустить свежий воздух в этот душман:
               — Здесь ничего нет, — раздосадовано подвёл итог Хазард. — И чего собственно хотел добиться этот водила, отправив нас сюда?
               — Здесь навигатор с тахографом[6], — привлёк внимание на аппаратуру водителя Хьюстон. — Раз нет никаких бумажных зацепок, будем искать электронные.
               — У нас нет времени, — отрезал Хазард. Каен нам дал десять минут, не больше. От его кабинета досюда идти три минуты. Плюс три минуты, чтобы скрыться. У нас в запасе от силы четыре минуты! Осталась одна... Пора уходить.
               Хьюстон кивнул Хазарду. Прошедшие манипуляции привёдшие их сюда ни к чему не привели. Отрицательный результат тоже результат как-никак. Теперь остаётся только вызывать Итана Сэвэнти несмотря на присутствие адвоката на прямой конфликт. У них есть, что ему предъявить, но Хьюстон не думал о серьёзном допросе. Скорее всего, для Свена Логана их потуги не будут напоминать ничего кроме щекотки. Выбравшись из тягача, Хьюстон пошёл к машине Хазарда, погрузившись в свои мысли, и не заметил, как сдавший на сигнализацию машину Хазард вместе с ключами положил ещё что-то в карман своего потрепанного пиджака.
               Обратно ехали молча. Несмотря на включённую на полную громкость музыку в машине Хазарда, каждый погрузился в свои мысли. Не слышались подколы со свистом и припевами от напарника, что только на руку для Хьюстона. Ему не хотелось акцентировать на его кривляниях внимание. Сейчас они приедут в участок, пойдут к суперинтенданту и скажут о своей неудачи. А завтра утром они вызовут на допрос Итана Сэвэнти. Откладывать больше не имело смысла, даже если он придёт со своим адвокатом, который будет опровергать всю собранную ими информацию на его клиента. Придётся очень извернуться, чтобы подсечь Сэвэнти-Старшего на его же словах. Алиби ему точно обеспечат все кому не лень. Каждый готов будет оказать услугу транспортному магнату. Предстоит очень мутная работа. Хьюстон с тоской подумал о не начатой даже книге, смотря в окно на проносящиеся мимо него чёрные короны деревьев, освещённые золотым сиянием, а молчащий Хазард, иногда посматривая на своего напарника, не мог не сдержать загадочную ухмылку.
               Двое инспекторов все так же молча, прошли мимо дежурного участка Сен-Сир, который мельком взглянув на них, уткнулся в сегодняшний выпуск газеты. Заголовки продолжали трубить о пойманном убийце Джаспера Форда, КОГДА ЖЕ СОСТОИТСЯ СУД? НЕУЖЕЛИ ПРЕСТУПНИКА НЕ ПОСАДЯТ?! Общественность начал проявлять недовольство в отношении задержи дела. Очень уж всем хотелось увидеть по телевизору, как из здания суда выводят очередного негодяя на потеху публике. А какую внутреннюю войну ведёт он, никого не заботило. Хазард мотнул головой вылезшему из машины Хьюстону на припаркованный в отдалении мини Купер, прежде чем они поднялись по лестнице в участок. Папарацци продолжали бдеть, стремясь поймать с поличным на горячем полицию или же ухватить удачу за хвост громкой сенсацией. Стен Логан хорошо позаботился о молчании сотрудников компании, не растрезвонивших драку в гараже на весь белый свет, а также смог скрыть присутствие Итана Сэвэнти в участке.
               В участке стоял привычный гул. Часть сотрудников собралась группками переговариваясь. В основном помещении находилась оперативная группа, работающая по делу антиквара-коллекционера. Кейси Чоко вместе с Грациэллой Янгер пили кофе из пластиковых стаканчиков. Офицер Чоко показывала ей какие-то распечатки. По обрывочным фразам их разговора, Хьюстон понял, что речь идёт о новой фотовыставке какой-то женщины давно ничего не выставляющей. В такие моменты у сержанта Янгер делалось особенное выражение лица вежливого интереса с ноткой стойкости борца быстрого реагирования. Даже у неё сейчас происходил внутренний бой. Кто-то в уголочке перешёптывался по поводу закрытия дела. Остальным офицерам участвовавших косвенно в работе казалось прозрачно-очевидным виновность Грэга Сикса. Зачем ещё резину тянуть? Почему начальник участка потакает причудам инспекторов? Это того не стоит! Но больше всего не эти пересуды коллег и светские беседы привлекли внимание Хьюстона с Хазардом, а стоявшие напротив кабинета Боба Честерфилда старший инспектор Мира Вар с Анджи Пресстоном. Защитник и Стресс перекидывались парой фраз между собой, услышать которые не представлялось возможным, но по положению тел с мимикой Хазард почуял неладное. Очень уж они внимательно смотрели на дверь, скрестив руки, осматривались по сторонам и бросали друг на друга многозначительные взгляды подметил Хьюстон вслед за Хазардом. Они подошли к ним вплотную, привлекая тем самым к себе внимание. Мира Вар тут же взяла быка за рога:
               — Суперинтендант сейчас ведёт переговоры с адвокатом Итана Сэвэнти для явки на допрос.
               — Я так понимаю, Стресс тут для моральной поддержки? — справился Хазард, раскачиваясь на носках стёршихся туфель.
               — Они хотят скрыть его приезд в участок, — ответил Анджи Пресстон кисло, протирая лицо от недосыпов. — Моя задача состоит в объявлении для прессы и телевидения о передачи дела в федеральный суд.
               — Какого?!
               — Дело закрывают? — осадил возмутившегося Хазарда Хьюстон своей интонацией. Похоже, новость зацепила его гораздо больше обычного.
               — Об этом и речь, — сказала Мира Вар раздражённо. — Допрос Итана Сэвэнти несмотря на высокие вещественные подозрения насчёт его не более чем формальность. Нам его не прижать.
               —ДА МНЕ МАТЬ ТВОЮ В ЗАДНИЦУ ПЛЕВАТЬ!!!! СЛЫШИШЬ?! ОН БУДЕТ ЗАВТРА ЗДЕСЬ В НАЗНАЧЕННОЕ МНОЙ ВРЕМЯ!! ПОНЯЛ?! В МОЕ ВРЕМЯ, А НЕ КОГДА ТАМ «УДОБНО ТВОЕМУ КЛИЕНТУ», МУДАК!!
               Выражение ор выше гор прекрасно характеризовало произошедшее. Хьюстон даже заметил, как дребезжит матовое стекло в двери с гравировкой инициалов вместе с должностью начальника участка. Хьюстон не стал ждать, пока шеф остынет, а коротко стукнув в дверь о своём намерении войти, зашёл в кабинет, несмотря на протестующие возгласы Миры Вар и Анджи Пресстона попытавшихся вцепиться в Хьюстона. Хазард же ловко произведя манёвр, прошёл в кабинет вслед за напарником. Перспектива о закрытии дела, из-за которого его выдернули из заслуженного отпуска, крайне неприятна. К тому же он хотел войти домой к своей красотуле Мадлен победителем, рассказав ей о своём очередном триумфе.
               Боб Честерфилд возвышался за столом разъярённым царём королевства, которое посмели оскорбить. Дым от его сигары заполнил потолок грозовыми тучами готовыми извергнуть из себя дождь с молниями. А глазки буравили вошедших Хьюстона с Хазардом так пристально, что последний невольно засунул одну руку в карман своего пиджака. Хьюстон же намеревался выложить все прямо без утайки, но не успел даже начать, как заговорил начальник участка без крика и ругани, ударяю молотом по наковальне каждым словом:
               — Дело закрывают. Грэг Сикс предстанет перед судом послезавтра по обвинению в убийстве антиквара-коллекционера Джаспера Форма на почве ревности в отношении своей жены Джоанс Сикс к покойному. Завтра с утра жду от вас все бумаги по делу. Итан Сэвэнти приедет в участок ближе к вечеру. Его адвокат категорически отказывается от этой меры, его поддерживает окружной прокурор. Допрос формальный. Его запись будет последним вложением в папку с делом Джаспера Форда. Хазард, подойди к Мире Вар после закрытия дела с заявлением на переоформлении расчёта на отпуск. Тебя это тоже касается Хьюстон. Свободны.
               Хьюстон с Хазардом не нашлись что сказать. Ворвись они в кабинет с оглушительной новостью о найденном компромате хотя бы на Сэвэнти-Младшего, через которого они могли прижать его отца, то дело могло выгореть. Но нет. В этот раз Фемида прошла мимо них, лишь ненадолго приоткрыв вуаль над правдой. Теперь же она снова её опустила им на глаза, в этот раз уже окончательно. Хазард не стал дожидаться напарника, а тут же стремительно вышел из кабинета намереваясь успеть сделать что-то. Хьюстон закрыл за собой дверь, последний раз взглянув на суперинтенданта, понёсшего личное поражение против системы. Закрыв дверь, Хьюстон оставил его одного наедине со своими мыслями, которые в итоге станут ещё более созидательными. Ещё более гибкими и извращёнными, позволяющие ему в следующий раз добиться положительного результата. Чего-чего, а следующие разы в их службе всплывают часто, даже слишком.
               Хьюстон вышел из кабинета. Мира Вар и Анджи Пресстон уже ушли, так же как распались другие маленькие группки, разбившись на самостоятельные боевые единицы. Хазарда на месте не оказалось. Убежал поди вприпрыжку домой на радостях оставив подшивать все дело Хьюстону. Но не успел он подойти к своему столу с чувством неудовлетворённой работы над делом, сесть выполнять предпоследний приказ, как к нему стремительно чёртиком из табакерки подскочил Хазард, весь взбудораженный:
               — Сейчас все объясню. Пойдём, — не дождавшись согласия, вцепился в руку своего напарника Хазард, потащив его прочь из зала в направлении столовой.
               Хьюстон не стал сопротивляться. Временно смириться не значит примириться[7], Хазард. По крайней мере, ему одному не придётся заниматься сортировкой всех скопившихся бумаг по делу. Они влетели в столовую, Хазард дико озирался по сторонам ища кого-то определённого. Увидя, наконец тех, кто ему нужен, он опять потащил Хьюстона за собой на манер развивающегося белого флага. А искал Хазард офицеров Стара и Стэмпэр. Они вдвоём стояли в образовавшейся очереди на обед. Тейлор Стар в нетерпении переминался с ноги на ногу. Грэйс Стэмпэр скучала, поигрывая чьим-то степлером. Хазард оставив в покое, наконец, Хьюстона теперь вцепился в них двоих, выдернул обоих из очереди под возгласы возмущения последних и одобрительные оставшихся смогших продвинуться в образовавшемся заторе на два человека вперёд.
               — Что за черт! — вскинулся Тейлор Стар, возмущённо обрушившись на инспектора. — Я только хотел поесть! — отвлечение офицера Стара от приёма пищи один из тех моментов, когда в нём просыпалась недюжинная дерзость переступать должностные нормы. В этом случае повышение голоса на старшего по званию.
               — Что-то срочное? — осведомилась офицер Стэмпэр, так как стоявший рядом с инспектором Хазардом инспектор Хьюстон буравил своего напарника выжидательным взглядом. Его также эксплуатировали помимо его воли.
               — У меня будет для вас задание, — наконец, приступил к главному Хазард, когда они отошли от всех на безопасное расстояние для пресечения подслушивания, — но предупреждаю! Вы идёте против Пингвина и Защитника, так как дело закрывают.
               — Как закрывают? — после минутного молчания заговорил офицер Стар, поостыв, — А как же Итан Сэвэнти?! Машина?! Видеозаписи в конце концов?!!
               — Да не ори ты, — осадил его Хазард, закурив. — Нам только что сказали. А насчёт всех улик и допроса Сэвэнти-Старшего... Он будет. Допрос. Но не более чем формальность для красоты папочки. Подтверди мои слова Хьюстон.
               — К чему это все? — не стал подтверждать, но и опровергать Хьюстон.
               — А все это к тому, — подмигнул ему Хазард и подобно великому фокуснику достал из кармана своего пиджака навигатор из тягача Питера Моррилла, — что вы вскроете мне этот приборчик.
               Все трое тупо уставились на прибор прямоугольной формы приемлемого размера как раз для автомобилистов, не очень большой экран, но и не сильно маленький. Сейчас он сиял чернотой, но включить его не составляло никакого труда. У Тейлора Стара загорелись глаза от предстоящей задачи, Грэйс Стэмпэр нахмурилась, не очень понимая, какая от неё может быть польза. А что Хьюстон. Хьюстон застал. Кажется, в эту самую минуту он решал для себя что-то. Быть или не быть. Хазарду с двумя офицерами пришлось от него отступить немного, им стало не по себе. Но Хазард всей своей позой выражал полное довольство собой. Он, выпятив подбородок, делал Хьюстону вызов: ну что? Готов ты рискнуть или нет? Однако к высокому разочарованию Хазарда Хьюстон быстро принял решение, даже как-то расслабившись немного. Он благодарен Хазарду за такую возможность.
               — Ну, так что скажешь? — уже не так довольно проворчал Хазард вручив прибор офицеру Стару. — Ты сможешь мне сказать что-нибудь о нём? Мозги можешь вскрыть?
               — Навигатор Навитэл А730, — тут же заговорил Тейлор Стар попав в свою стихию. Не только компьютеры являлись его основной стезей. — В качестве операционной системы установлена современная платформа Android. А также неплохой 2-х ядерный процессор от китайской фирмы МТК. Для этой модели предусмотрена установка дополнительной памяти при инсталляции флэш-карты формата Микро SD или USB. А это очень важно для тех, кто использует навигатор для грузовых автомобилей. Фото местности в 3D-формате позволяет водителю быстро ориентироваться на месте…
               — А я тут для чего? — не выдержала Грэйс Стэмпэр.
               — Навигатор подключён к тахометру, — взял слово Хьюстон. — Возможно ли обмануть тахометр?
               — Ну… — задумалась офицер Стэмпэр, щёлкая степлером. Красный. С потёртостями. У сержанта Янгер со стола взяла, подумал задним числом Хазард, дожидаясь продолжения. — Одна из главных отличительных черт цифрового тахографа — это невозможность его «обмануть». Любое механическое вмешательство или неверный ввод данных будет зарегистрирован в памяти устройства и может быть обнаружен во время официальной проверки, — она прикидывала что-то в уме, прежде чем продолжила. — Тем не менее тахограф обмануть возможно. Это магнит на импульсном датчике, электронная отключка и прочие более экзотичные методы.
               — Я так понимаю, ваша просьба вскрыть с последующим копании в мозгах навигатора не является официальным приказом по делу Джаспера Форда? — продолжал изучать прибор Тейлор Стар. — Вы все пытаетесь подкопаться хотя бы к его сыну?
               — Именно, — ответил Хазард.
               — У нас есть возможность залезть только в память навигатора, — продолжил Хьюстон, — в идеале память тахографа была бы как нельзя кстати…
               — По поводу памяти тахографа, — тут же просияла офицер Стэмпэр, что-то сопоставив в уме. — Доступ к памяти осуществляется при помощи 4 видов «ключей», или смарт-карт: это карта водителя — она сохраняет данные на карте водителя 28 дней плюс текущий день, запись циклическая; карта мастерской — позволяет настраивать тахограф и изменять его основные функциональные параметры; карта компании — позволяет считывать данные о рейсах автомобилей, которые принадлежат данному автопредприятию, а также закрывать эти данные от доступа другим компаниям; карта инспектора, которая позволяет считать из памяти тахографа допущенные водителем нарушения и произошедшие сбои в работе оборудования.
               — Кто молодец? Я молодец! — возликовал Хазард срывая тем самым всю скрытность переговоров, своим воплем привлекая к себе внимание сотрудников участка, косящихся на группу из четырёх человек обсуждающих втихую что-то между собой.
               — Карта компании есть у Сэвэнти-Младшего, — подвёл итог Хьюстон. — У него есть средства и возможность скрыть то, что он скрывает.
               — Ну так что, Стар? Готов ты засиять ещё раз? В конце концов, звёзды видно только в темноте[8], — подталкивал к принятию решения Тейлора Стара инспектор Хазард. От Грэйс Стэмпэр они услышали все что хотели, теперь осталась проблема по технической стороне вопроса.
               — Звёзды не боятся, что их примут за светляков[9], — на свой манер подбодрил подчинённого Хьюстон, соглашаясь с Хазардом.
               Грэйс Стэмпэр изогнула бровь в вопросительном жесте, Тейлор Стар нахмурился, переводя взгляд с одного инспектора на другого. Хазард имел в виду, что, сейчас будучи в тёмных временах они нуждались в свете[10]. Этим самым светом мог стать он сам. Что же до слов инспектора Хьюстона… То он намекал на возможность провала. И вместо того, чтобы сиять звездой полицейского участка он может обратиться в ничем не приметного светлячка. Но он Звезда! Как бы ни подначивал его инспектор Хазард, Тейлор Стар гордился своей фамилией! Он носил её с гордость! А раз так, то он сделает все возможное, дабы оправдать доверие инспектора Хьюстона! Ну и инспектора Хазарда, конечно же.
               — Не волнуйтесь, инспектор Хьюстон! — посмотрел непосредственно ему в глаза офицер Стар. — Я сделаю все в лучшем виде!
               — А как же я? — пытался обратить на себя внимание Хазард, но Тейлор Стар тут же ушёл, зажав под мышкой навигатор. Что бы он забыл о еде? Немыслимо. Его взбудоражила мысль проявить себя ещё сильнее в этом деле, несмотря на то, что его вклад один из значимых по вычислению убийцы Джаспера Форда.
               Офицер Стэмпэр поняла, что от неё услышали все, что хотели услышать. Кивнув старшим по званию, она удалилась. Хазард закурил очередную сигарету, потушив окурок в забытом на столе кем-то стакане с кофе. Он крайне надеялся, что крыса их не услышала. Сейчас для них смертиподобно выкладывать свои карты на стол. Они хватаются за соломинку. Он это осознавал. Хьюстон то же понимал. И все же…
               — Та рябистая фотография, — наконец, озвучил вслух чешущую мысль в мозгу Хазард. — Какова вероятность, что это Сэвэнти-Младший, Хьюстон?
               — Весьма высокая, — после минутного молчания отозвался Хьюстон. — Он прикрывает свои дела возможностями своего отца. Отец знал Джаспера Форда. Какова вероятность того, что и сын не знал антиквара-коллекционера? Ведь мы не выяснили, во что Джаспер Форд вкладывал ворованные деньги. Плюс вопрос с владельцем бильярдного клуба Стэном Мэртлендом остался открытый.
               — Можно допустить ещё одну догадку, раз мы ударились во все тяжкие: жертва отстёгивала деньги Джерри Сэвэнти и водителю Питеру Морриллу, — посматривал по сторонам Хазард. Не прислушивается кто-нибудь к их болтовне.
               — Теории ничего не доказывают, зато позволяют выиграть время[11], — изрёк Хьюстон скорее самому себе, чем Хазарду. Этого сейчас им не хватало. Времени. Им просто обрезали время. Естественный процесс в работе следствия, но именно из-за этого многие преступники ушли от справедливого суда Фемиды.
          — Как-то мы невзначай скатились к прощупыванию второстепенных персонажей, — не слушал своего напарника Хазард.
          — Второстепенные персонажи всегда интереснее основных.
            — И то правда, — ухмыльнулся Хазард, а затем напрягся. — Постой, что за намёки? Ай да ну тебя! Бывай напарник… — намеревался уже уйти Хазард, но теперь уже его Хьюстон потащил в главный зал сортировать бумаги. Хазард брыкался, противился, но сопротивление оказалось бесполезно. Таким образом, двое инспекторов сели анализировать и сортировать все, что скопилось по делу антиквара-коллекционера Джаспера Форда. Им все равно нужно дождаться результатов от Тейлора Стара. Посматривая в его сторону, они поняли, что офицер Стар подошёл к делу серьёзно. Он скооперировал все так, что, если кто из старшего руководства подойдёт к его столу, они не увидят, чем на самом деле занят. Но инспекторы Хьюстон и Хазард понимали, что сейчас ни суперинтенданту, ни старшему инспектору не будет до него никакого дела, так же как остальным сотрудникам участка.
          Наступила глубокая ночь. Полуночники вышли на смену, недовольно косясь на нарушителей их часовой зоны. Но в то же время они не решались потревожить двух инспекторов, которые по каким-то непонятным причинам до сих пор сидели на своих местах, поедая бутерброды под чашечку с кофе. А судя по запаху, Хазард вместе с кофе наливал себе уже что-то покрепче, параллельно с этим он ворковал со своей женой по телефону. Инспектор же Хьюстон ел бутерброд вперемежку с кексами, печеньем, конфетами и мармеладом. А так как все в участке знали, какой ядрёно сладкий кофе пьёт инспектор, некоторые стояли в очереди к автомату прямо за ним, то всем становилось тошно только от одного вида этой кучи всевозможных десертов.
          Миновало ещё какое-то время. Офицер Стар подкрался к столу инспекторов, которые не обратили на него внимание. Он кашлянул. Ноль реакции. Кашлянул ещё раз. Опять ноль реакции. Хьюстон продолжал спокойно уплетать сладкое, Хазард болтать по телефону. Не зная, как поступить и не решаясь потревожить старших по званию, Тейлор Стар сел на стул для посетителей, сжимая в руках планшет. Держал он его в одноразовых перчатках, проведя перед этим все процедуры для очистки устройства от отпечатков пальцев. Не хватало ещё ему попасться на превышении должностных полномочий. Даже больше! Он мог загреметь за незаконную переработку личных данных пользователя без согласия последнего.
          — Можешь уже говорить. Мы слушаем, — наконец сказал Хьюстон, не понимая, почему офицер Стар молчит.
          — Давай, детка! Скоро буду! Чмоки! — пропел Хазард, выключая телефон. — Ты слишком робкий, Звёздочка.
          — Вообще, любая программа такого типа ведёт логи, — затараторил Тейлор Стар как можно быстрее. — Ну и, если кэш не чистился специально, последние (недавние) действия приложения наверно сохранились. Другой вопрос, что слишком давние данные могут затираться или самой программой, или даже сторонней, просто для экономии места. Так как у нас специализированный прибор, а не приложение к какому-то другому устройству вроде планшетника или телефона, логи, скорее всего, сохранились, ибо чистить их смысла особого нет…
          — Ближе к делу, — оборвал разошедшегося Тейлора Стара Хьюстон, надеясь услышать главное.
          — Сейчас я к этому подойду, — нисколько не стушевался офицер Стар, гордый собой. — Сборки для навигаторов, автоверсии ничего не пишут ни в реестр, ни на прибор - только на флешку. Обычно все настройки и рабочие файлы лежат в папке SD\Navi («SD» - может быть или внутренней флешкой или внешней). Расположение этой папки насмерть прошито в Navitel.exe. Некоторые автоверсии пишут настройки в папку с программой. Я нашёл эту папку. Там сохранены все маршруты Питера Моррилла. Он ездил по трём постоянным рейсам, — Офицер Стар победно положил напротив детективов небольшой листок белым листом к верху, — но только один раз он свернул с маршрута в самую глушь. Там такие витиеватые дороги, что не удивительно, почему он ехал по навигатору. Ему просто пришлось воспользоваться им хотя бы раз.
          Хьюстон с Хазардом молча смотрели на листочек. Наконец, Хазард не выдержал и громко хлопнув по столу, заставив тем самым вздрогнуть Тейлора Стара и некоторых полуночников, посмотрел нужное им место назначения. Хмыкнув необъяснимо чему, довольно или раздражённое это хмыканье, офицер Стар и Хьюстон не разобрали, Хазард протянул листочек напарнику. Хьюстон поднёс листок к глазам. На нём нервным почерком нацарапан адрес: Гать[12], 2.
          — Соседний городок, — наконец, заговорил Хьюстон, сказав хоть что-нибудь. — Примерно два часа езды. Подправить данные не составит никакого труда в тахометре.
          — Молодец, Звезда! Можешь же! А теперь по домам господа спать, — поднялся Хазард со стула, допив свой разогревающий напиток, и выкинул его в мусорку.
          Тейлор Стар покосился на Хьюстона, ожидая от того реакции. Тот же просто кивнул. Но этот кивок для офицера Стара значил больше, чем все громкие похвалы с наградами от старших офицеров. Добиться признания с благодарностью от инспектора Хьюстона, как подвиг совершить. Тейлор Стар сияя довольной улыбкой, попрощался с ними, а затем умчался домой настолько быстро, насколько позволяла его комплекция. Ему не терпелось утром за завтраком поделиться с семьёй своими успехами. Особенно для его детей из рассказов отца инспектор Хьюстон представал этакой мистической личностью мудрого воина, хмуро взирающего на своих врагов, но настоящего мастера своего дела.
          Хазард глазел на напарника, который тут же уставился на листок обратно после кивка. Его выражение лица с мимикой нисколько не изменились, но что-то подсказывало Хазарду о гудящих мыслях-пчёлах в его голове. Однако Хазард не стал допытываться. Они прилично времени убили на макулатуру по делу, да к тому же коктейль его расслабил достаточно. Так что он, улыбнувшись, сказал то, чего Хьюстон не хотел услышать больше всего:
          — Я заеду за тобой утром в восемь, — и ушёл, ощущая, как Хьюстон буравит его спину взглядом не мог не сдержать довольную ехидную лыбу. Как он завтра оторвётся!
          Хьюстон остался один из дневной смены. Полуночники перестали обращать внимание на инспектора. Тому только это и нужно. Он все смотрел на адрес, прикидывая, где это может быть. Решив перестать гадать, он включил компьютер, открыл Гугл Карту с намерением ввести данные. Через несколько минут он уже смотрел с высоты птичьего полёта на какой-то мелкий домик, находящийся в такой глуши, что Хьюстон не мог не согласиться с офицером Старом: добраться до него можно только по навигатору. Слишком много ответвлений с тупиками. Дорожки протоптаны туристами на полянки больше всего подходящие для пикников. Прекрасное место для укрытия. Нет никакого смысла гадать, что там. Завтра они выяснят все сами. Завтра. Хазард. Машина! Он не мог не сдержаться от хлопка по лицу полного отчаянья. Вот же не везёт! Но нужно быть сильным! В конце концов, ты препоясываешь меня силою для войны и низлагаешь предо мною восстающих на меня[13].
          Хьюстон позвонил Нику Джассу. Тот оказался свободен. Отсоединявшись, Хьюстон выключил компьютер, прибрал на столе, затем погасив последней лампу над столом, покинул участок, под взгляды полуночников. Выйдя на улицу, он вдохнул полной грудью прохладный воздух. Наконец, температура под вечер немного упала, стало терпимо находиться на улице. Ник Джасс не заставил себя долго ждать. Он посигналил зависшему Хьюстону, тот сел на переднее сиденье под музыку «Вопрос, оставшийся без ответа»[14] Чарльза Айвза[15]. Как подходит к их нынешнему положению! Захлопнул дверь, они поехали по направлению к его дому.
          — У меня к тебе предложение, Хьюстон, — вместо приветствия заговорил Ник Джасс. — Мои парни сегодня не могут со мной выпить. Время совсем детское! Предлагаю тебе пропустить со мной по стаканчику крепкого.
          — Нет, спасибо.
          — Как хочешь, — пожал плечами Ник Джасс, нисколько не обидевшись. Он ожидал такого ответа. — Сегодня моя внучка учудила! Она зашла на кухню…
          Ник Джасс сполз на свою любимую тему. Хьюстона не раздражали его монологи о семье. Ему нужен слушатель, Хьюстон для него стал просто находкой. Хьюстон все представлял, как он будет ехать в одной машине с Хазардом, и внезапно к нему пришла мысль. Он даже повернул головку к Нику Джассу, хотя обычно всегда смотрел только вперёд или вбок. Может выгореть. В конце концов, Ник опытный боец в отставке. Они едут неофициально, им не помешает стоящее прикрытие. А точнее, недурной водитель.
          — Я передумал, — прервал Ника Джасса Хьюстон.
          — Не понял? — сбился с мысли Ник Джасс, дико сигналя какому-то водиле, подрезавшего его на повороте.
          — Я с тобой выпью.
          — Вот как, — отозвался Ник Джасс, а после минутного молчания улыбнулся во все свои шикарные усы. — Ну ладно старина. Выпьем. Заодно скажешь, что там сидит в твоей голове.
 
[1] «Rhapsody in Blue» (русские названия — Рапсодия в стиле блюз, Рапсодия в блюзовых тонах, Голубая рапсодия, Рапсодия в голубых тонах) для фортепиано с оркестром — одно из самых известных произведений американского композитора Джорджа Гершвина.
[2] Би Би Кинг (родился 16 сентября 1925 недалеко от города Итта-Бена, Миссисипи, США — 14 мая 2015) американский блюзовый гитарист, певец, автор песен, которого поклонники именуют королём блюза.
[3] Роберт Лерой Джонсон (8 мая 1911 года, Хейзелхёрст, Миссисипи, США — 16 августа 1938 года, Гринвуд, Миссисипи, США) — американский певец, гитарист и автор песен, один из наиболее известных блюзменов XX века.
[4] Стивен (Стиви) Рэй Вон (3 октября 1954, Даллас, Техас, США — 27 августа 1990, Ист-Трой, Висконсин, США) — американский гитарист-виртуоз и певец. Один из самых известных и влиятельных гитаристов в мире.
[5] Джордж «Бадди» Гай (род. 30 июля 1936) — американский блюзовый музыкант, пятикратный обладатель премии «Грэмми».
[6] Тахограф — контрольное устройство, устанавливаемое на борту автотранспортных средств. Предназначено для регистрации скорости, режима труда, отдыха водителей и членов экипажа.
[7] Английская поговорка.
[8] Цитата Эразма Циолек Витело (ок. 1220 — ок. 1280) — средневековый учёный, поляк по матери и немец по отцу. Обучался ок. 1250 в Сорбонне. Был в дружеских отношениях с Вильемом из Мёрбеке, которому посвятил свою «Оптику» в 10 кн., написанную между 1270 и 1278 годом.
[9] Цитата Рабиндраната Тагора (7 мая 1861 — 7 августа 1941) — индийский писатель, поэт, композитор, художник, общественный деятель. Его творчество сформировало литературу и музыку Бенгалии.
[10] Отсылка к цитате Джоан Роулинг, сказанной Альбусом Дамблдором «Счастье можно найти даже в тёмные времена, если не забывать обращаться к свету».
[11] Обрезанная цитата Марка Твена (30 ноября 1835 года, посёлок Флорида, Миссури, США — 21 апреля 1910 года, Реддинг, Коннектикут, США) — американский писатель, журналист и общественный деятель.
[12] Гать — дорога через болото или затопленный участок суши, настил через трясину.
[13] 2-я Царств 22:40.
[14] «Вопрос, оставшийся без ответа» — пьеса Чарлза Айвза для камерного ансамбля, написанная в 1906 году, вторая редакция была выполнена в 1930-х годах. Одно из наиболее ранних сочинений с использованием приёмов полистилистики и алеаторики.
[15] Чарлз Эдвард Айвз (20 октября 1874, Данбери, Коннектикут — 19 мая 1954, Нью-Йорк) — американский композитор, основоположник новой американской композиторской школы XX века.


Рецензии