Тайна черной маски. Глава 19

                Тайны следствия

    Доктор Себастьян Морелли уже собирался покинуть свой кабинет и отправиться спать, когда на пороге возник поздний посетитель.
- Не торопитесь синьор Морелли, у меня к вам срочное дело.
- Настолько срочное, что никак нельзя подождать до утра? – недовольно проворчал пожилой врач, но рука уже потянулась к сумке с хирургическими принадлежностями.
- Что с ним случилось?
- С кем? – переспросил таинственный незнакомец. Его лицо полностью скрывала грубоватая маска, хотя карнавал уже закончился. Впрочем, синьора Морелли это ничуть не удивило. И в будние дни, не только в праздники, маски приходят на помощь тем, кто не желает быть узнанным.
- Ну с тем, кому срочно понадобилась моя помощь. Чьей-то жизни угрожает опасность, иначе зачем  беспокоить меня в такое время?

- О, нет!- печально вздохнул гость. – К сожалению, бедняжке уже ничего не поможет. Она ждет погребения в церкви Сан-Закарио, а безутешные родные молятся за упокой ее  не совсем безгрешной души.
- Так какого черта вы морочите мне голову! – вышел из себя синьор Морелли. – И почему прислуга не доложила о вас?

-Прислуга меня просто не заметила. Но не стоит волноваться! – бесцеремонный посетитель уселся на  мягкое кресло. – Я не грабитель и не убийца. Мне известно, что  вы осматривали тело госпожи Аманды Фоскари. От чего по -вашему она умерла?
 Я поклялся хранить тайну… - замялся врач. – Это довольно необычно. утверждают, что на нее напало одно из порождений Черной Звезды. Все улики указывали на господина из Алдании…
- Ну, а если отбросить это странное предположение, то что вы можете сказать, как человек с опытом? – спокойно и даже ласково произнес странный незнакомец, однако синьору Морелли вдруг стало не по себе от этого спокойствия. – Если затрудняетесь поставить диагноз, то просто опишите общую картину.

- Д-действительно, - немного заикаясь, заговорил врач, - я не могу подтвердить, что странные ранки на шее – это именно укус вампира. Из раны вытекло немного крови. На теле были синяки и кровоподтеки, все тело неестественно изогнулось, кажется у нее были судороги.

Если бы синьор Эспозито не был столь уверен в своем предположении, то я бы сказал, что она умерла от яда. Мне доводилось наблюдать погибших от укуса змеи, и здесь было что-то похожее. Но смерть наступила очень быстро, очевидно, этот яд намного сильнее известных.



С трудом спровадив домой барона в сопровождении Антонио, Марио Эспозито отправился с визитом к Джакопо Гримальди.  Дон Пьетро выразил сожаление, что сам не сможет сопровождать его, но предложил Энцо в проводники.

Наняв гондолу, они отправились  обратно к центру города. Марио расспрашивал Энцо  о хозяине палаццо ди Оро:
-А это правда, что его дочь покончила с собой?
Энцо пожал плечами:
-Ну да, такие слухи ходили. Ведь синьор Джакопо  так кичился своим богатством и знатным происхождением, что отказал ее жениху.  Юноша уехал из города, а бедняжка сгорела от чахотки за пару месяцев.

В кабинете синьора Гримальди все напоминало о том, что благосостояние синьора Гримальди тесно связано с морем. Широкий стол, стоявший у окна, почти полностью занимала большая прекрасно нарисованная карта. В углу скромно теснились бухгалтерские книги. Персидкий ковер на полу был украшен яркими цветами, их стебли и листья переплетались в сложном и в то же время геометрически правильном узоре. Если долго не отводить глаза, то начинало казаться, что растения оживают и начинают двигаться.

Полки вдоль стены и поверхность небольшого комода были заставлены различными диковинами из дальних стран. Марио с любопытством глазел по сторонам, когда дверь тихонько скрипнула, и на пороге показался хозяин дома.

Синьор, на которого, если верить разговорчивому Энцо, в последнее время обрушилось столько бед, держался подчеркнуто прямо. Густые волосы были совершенно седыми, почти желтые, словно у кота, глаза внимательно следили за собеседником из-под нависших клочковатых бровей. Изрезанное морщинами лицо было смуглым, в молодости Джакопо сам нередко плавал к дальним берегам, и солнце жарких стран навсегда обожгло его кожу. Широкими плечами и кряжистой фигурой Гримальди тоже походил на старого морского волка.

Узнав об осквернении могилы, он разразился громкими проклятиями. Марио переждал, пока  несчастный отец успокоится, и осторожно спросил, не может ли он предположить, кто мог совершить подобное.

 Торговец  гневно взглянул на Марио:
- Откуда мне знать, кто в этом городе продал душу дьяволу! Это ваша работа, молодой человек!  Бедная моя девочка, не дают ей покоя!
Марио немного помялся, но затем все же собрался с духом и спросил:
- Может быть это дело рук ваших врагов? Может, кто-то хотел отомстить вам или вашей дочери?
 Джакопо невесело рассмеялся:
- Мои враги предпочли бы видеть меня разорившимся до нитки, попавшим в тюрьму за долги! Вряд ли кто-то из них занимается черным колдовством, хотя  в аду для них уже готово теплое местечко!
 
А что до Лючии, то она была кроткой и милой, словно ангел небесный. Ее все любили, вряд ли кто-то бы стал мстить ей таким диким способом да еще спустя столько времени.

Нет, синьор Эспозито, здесь вы вряд ли найдете ответы на свои вопросы. А сейчас прошу извинить меня, но я должен заняться делами. Завтра мой корабль отправляется на Крит, я должен лично проследить за  погрузкой. Хочу вас сразу предупредить, не вздумайте приставать с расспросами к моей жене. Она тяжело пренесла утрату дочери, ни к чему подвергать ее лишним волнениям.
Марио поставил на место тяжелую статуэтку многорукого языческого божества и  грустно вздохнул:
- Мне жаль, что я невольно причинил вам боль. Я знаю, что совсем недавно вы потеряли племянницу. Примите мои соболезнования ! 

- Да, малышка Аманда… Она выросла в моем доме! Я считал Аманду своей дочерью, а какой-то ублюдок выпил ее кровь. Когда убийцу найдут, я позабочусь, чтобы его смерть не была легкой! Всего хорошего, молодой человек! – синьор Гримальди отвернулся к окну, давая понять, что разговор окончен.

Марио спешно откланялся.  Покинув кабинет хозяина,  он испытал облегчение, как будто вышел из клетки с опасным диким зверем.

Расставшись с Марио, его слуга и алданец  не спешили домой. Антонио решительно развернул вампира от пристани и увлек его в сторону рынка, стихийно образовавшегося    вдоль   канала. Крестьяне с большой земли  каждый день привозили сюда все, что смогли вырастить на своих огородах. Слуга охотника решил не терять время и пополнить запасы еды. Он  уверенно двигался вдоль прилавков, заваленных репой и морковью, связками лука и чеснока и солеными оливками, которые успешно заменяли привычные в Алдании огурцы. 

Ноздри защекотал запах крови, и, оглянувшись, Рюдигер увидел торговца, раскладывающего на прилавке куски только что нарубленного мяса. Неподалеку бойкая крестьянка предлагала уже лишенные  шкурок кроличьи тушки, почему-то напомнившие вампиру тощих местных котов.

 Антонио уже был далеко, и он заработал локтями, расталкивая недовольных горожан.
 Сумки, висевшие на плече слуги охотника, уже были наполнены доверху.  Увидев подбежавшего Рюдигера, бывший крестьянин с сомнением взвесил в руках свои покупки и предложил купить еще пару цыплят.

Однако торговец курами был занят перебранкой с крепкой круглолицей синьориной, в которой Антонио с удивлением узнал Джену, работавшую на кухне в доме Гримальди. Подруга погибшей Франчески яростно торговалась :

- Простите, синьор, но ваши куры явно умерли от старости, и вам надо было упокоить их с миром, а не тащить на продажу!

Бедный хозяин прилавка начал горячиться, уверяя, что птицы погибли в расцвете лет и только сегодня утром, на что девица едко заметила, что он прибавил пару дней, поскольку бедняжки уже пованивают. Поскольку это было наглой ложью, Рюдигер удивленно переглянулся с Антонио. Упавшие в цене почти в половину куры перекочевали в корзину нахальной девицы. Расплатившись, она гордо отошла от прилавка. Слуга Марио  подмигнул барону и сделал два шага вперед, оказавшись на пути синьорины. Столкнувшись с ним, она чуть не выронила корзину с покупками и разразилась упреками:
- Ты что не видишь, куда прешь! Надо под ноги смотреть, а не ворон считать!
  Вдруг  девица смолкла на полуслове, и ее круглое лицо расплылось в улыбке:
- Синьор Антонио! А я думала, что вы вместе с господином Марио давно уже в Риме!
- Рад вас видеть, прекрасная Джена! – заулыбался Антонио. – Нет, мы задержались в вашем чудесном городе.
- Вы так и не нашли убийцу Франчески! – девушка резко помрачнела от страшных воспоминаний. – Помнится, ваш господин обещал, что найдет эту тварь и отправит на костер. Но негодяй все еще жив  и даже до мертвецов добрался. Бедная синьорина Лючия!   И синьора Аманда… Трудно назвать ее доброй женщиной, но все же страшная смерть! Я теперь ни за что вечером из дома не выйду!

- Не так-то легко найти убийцу в городе, где прячут лица под масками! – вздохнул Антонио. – Но мой господин не отступит от своего слова!  Так вы знали и дочь синьора Джакопо, и его племянницу! Они ладили между собой?

Парень быстро перевесил полные сумки на плечо вампира, осторожно взял из рук девушки тяжелую корзину и предложил:
- Позвольте,  мы проводим  вас и поговорим по дороге!
Джена вдруг засмущалась:
- Ну если вам нетрудно… А ваш друг не против? Почему он молчит все время?  Что-то он больно уж бледный и грустный. Надеюсь, он здоров?
Антонио поспешил отвлечь девушку от вампира:
- Не обращайте на него внимания, синьорина, он глух и нем от рождения, но здоров как бык!
Рюдигер  скрипнул зубами, но Антонио умоляюще взглянул на него, приложив палец к губам.

Они все же вернулись к прилавку и купили у печально вздыхающего торговца двух цыплят за ту же цену, что и Джена, затем выбрались из шумных торговых рядов, и не спеша, пошли по набережной.

- Выходит, и дочь хозяина и племянница выросли вместе. Они дружили?
Джена усмехнулась:
- Трудно себе представить двух более разных девиц! Я попала в дом синьора Джакопо совсем девчонкой, но все же хорошо помню и ту, и другую. Лючия была доброй и мягкой, а Аманда хитрой и завистливой. Мы, слуги, ее терпеть не могли, но она умело притворялась лучшей подругой кузины. А Лючия искренне ей верила.

В доме стал бывать молодой синьор Моретти. Его отец был другом хозяина. Обе девицы влюбились в  красивого юношу, но он видел только Лючию. Аманда бесилась,  даже служанок колотила  от злости, но ничего не могла поделать. Молодой человек посватался к Лючии, и ее отец дал согласие.

Антонио обернулся на сердито пыхтящего вампира. Красный как рак, Рюдигер показал ему кулак и скорчил страшную гримасу.  Солнце пригревало все сильнее, но он не мог скинуть надоевшую рясу и даже снять капюшон не решался. Алданец молил Бога, чтобы они скорее добрались до палаццо ди Оро, но Джена, которой нравилось внимание Антонио, нарочно вела их окольными путями. 

- Но что  могло помешать их счастью? – удивился слуга охотника, делая вид, что не замечает  знаков вампира.

- Людская подлость! – грустно вздохнула девушка. – Старший Моретти разорился. Чтобы купить товар, он занял денег у своего лучшего друга, но корабль захватили турецкие пираты. Джакопо самому были срочно нужны деньги, и он упрямо стоял на своем, требуя немедленной выплаты долга. Моретти пришлось продать все, что можно. Он в одно мгновение стал нищим и вскоре умер от разрыва сердца, но перед смертью проклял вероломного Гримальди.

- Вот так история! – воскликнул Антонио. – Ну, а  влюбленные?

- Помолвка была разорвана, младшему Моретти отказали от дома. Франческа была личной служанкой Лючии и знала все ее тайны. Она рассказывала мне, что они договорились сбежать. Но Аманда узнала о побеге и предала их. Девушку посадили под замок, а юноша покинул город. Куда он отправился, никто не знает.

Дочь хозяина быстро умерла после этого. Аманду спешно выдали замуж за богатого синьора Фоскари. Вот и вся печальная история. Ну, мы уже пришли! Спасибо вам! – она улыбнулась Антонио, принимая из его рук корзину с покупками.

Это вам спасибо, милая Джена! Может, еще увидимся? – Антонио проводил взглядом крепкую фигуру девицы и, непонятно о чем вздохнув, повернулся к вампиру.
- Вы уж простите, синьор, но такая разговорчивая девица попалась!
- Можно подумать, тебе не понравилось с ней любезничать! – усмехнулся Рюдигер. - Но ты прав, ее рассказ, пожалуй стоит того, чтобы свариться заживо! Но раз уж я остался в живых, пойдем приготовим что – нибудь на ужин.


Тихие и пустые, ночные улицы отдыхали от шумного праздника.   Тепло быстро уходило из маленькой комнаты, но Кера не спешила прикрывать окно. Закутавшись в теплый плащ, она с замиранием сердца ждала позднего гостя.

Настойчивый  стук в дверь заставил девушку очнуться от сладких грез.
- Кера, открой пожалуйста! – взволнованный шепот принадлежал Валерии, и Кера поспешила впустить кузину. В распахнутую дверь ворвался сквозняк, шторы взвились и затрепетали, словно флаги на ветру,  пламя свечи заметалось, грозя погаснуть.  Валерия быстро захлопнула дверь, и шторы устало опустились на место, прикрыв непонятно откуда взявшиеся  черные сапоги. Кера испуганно охнула, и носки сапог быстро исчезли.

Валерия выглядела напуганной. Немного удлиненное лицо было еще бледнее, чем обычно, глаза покраснели, как будто вампирша долго плакала. Она с измученным видом упала в кресло.
- Кера, я не знаю, что делать! – голос девушки дрожал, она с трудом сдерживала слезы. Кера присела рядом и обняла расстроенную кузину.
- Да что случилось, кто тебя так напугал?
- Этот убийца с острова, телохранитель тетушки, - всхлипнула Валерия.
- Мемнон? – удивленно переспросила ее сестра. – Да никакой он не убийца, просто вид у него суровый. И женщину он точно никогда не обидит!

- Он заявил дяде, что возле нашего дома прогуливается крайне подозрительный незнакомец!
-Ну что в этом такого? Или уже ходить мимо нельзя? – Кера с деланным спокойствием пожала плечами.
-  Он утверждает, что видел его совсем недавно на острове, это Танос Кратос!
- Да что наследник Кратосов забыл здесь? И почему ты так встревожена? – послушница взглянула на сестру с ревнивым подозрением.

Валерия вдруг сильно покраснела и выпалила:
- Никакой это не Танос, а Ренцо, его двоюродный брат! Мы договорились о свидании, но вашему громиле не сидится дома! Бедный Ренцо еле успел ноги унести! Вдруг я никогда его больше не увижу!

Валерия разревелась, уже не стесняясь и не сдерживаясь.

Удивленная сверх меры Кера обняла кузину:
- Вот так дела! Значит, его зовут Ренцо! Ну может не все так страшно, может ему просто придти сюда и поговорить с дядей по-хорошему.

Валерия шумно вздохнула:
- Да ведь отец тысячу раз говорил, что все Кратосы пустые бездельники. Ренцо не такой, но разве ему докажешь!
Кера погладила сестру по растрепавшимся волосам:
- И все же не надо отчаиваться Мы что-нибудь придумаем, я с тетей поговорю! Союз между кланами – это неплохо. К тому же дядя не любит только Таноса, а про Ренцо и речи никогда не было!

Немного успокоившаяся кузина крепко обняла Керу:
- Какая же ты чудесная, сестрица! Жаль, что тебе придется снова уехать на свой остров! Я буду очень скучать!

Она вытерла мокрые глаза и   выскользнула в темный коридор.

Кера задвинула засов и, обернувшись, увидела Таноса, вальяжно развалившегося в крсле. Он с наслаждением потянулся:
- Хвала Трехликой, она наконец ушла. У меня ноги затекли сидеть на подоконнике!Но Ренцо! Кто бы мог подумать! Не боится ничего, даже породниться с Санторини!

Девушка обожгла его гневным взглядом, и Танос поспешил объясниться:
- Прости пожалуйста, я лишь имел в виду, что твой дядя старый зануда. Но Ренцо ведь влюбился не в дядю… Думаю, все не так ужасно, как представляется бедняжке Валерии. Твой дядя быстро сдастся, если вмешается мой отец, ну а если за дело возьмется синьора Марсия, то сопротивление и вовсе бесполезно!

Однако Кера даже не улыбнулась его шутке. Она молча подошла к окну и замерла, делая вид, что смотрит на темную улицу. Танос бесшумно поднялся на ноги и очутился у нее за спиной. Его горячие ладони обожгли плечи  через шелк платья.
- Когда вы вернетесь на остров? – хрипло  спросил он.
- Через три дня. – голос девушки стал безжизненным и холодным.

 Танос повернул ее к себе и заставил поднять голову:
- Я рад за Ренцо и Валерию, но хочу поговорить о нас! Я прошу тебя остаться здесь, со мной! Ты же не приняла посвящения, еще не поздно отказаться!

Кера опустила голову, пряча глаза.
- Я не смогу… Не смогу жить здесь…

-Но почему? – растерялся наследник клана. Последние ночи праздника были похожи на сказку.  Им было хорошо вдвоем, и он вдруг понял, что  наконец встретил женщину, с которой сможет провести всю жизнь. Кера явно получала удовольствие от прогулок, их прощальные поцелуи были все смелее. При встрече ее карие глаза светились радостью и нежностью. Он не сомневался, что их чувства взаимны, но слова девушки стали неприятным сюрпризом.

- Если двое дают клятву верности, значит, они счастливы вместе и страдают в разлуке. Они понимают друг друга с полуслова и думают одинаково.

Танос  пожал плечами:
- Ну я бы не хотел, чтобы рядом со мной была моя точная копия! Моя жена не может быть еще одним Таносом Кратосом, это был бы кошмар!

- Не перебивай, пожалуйста! Ты не можешь быть счастлив рядом со мной, потому что тебе приходится притворяться! Я видела, как ты смотрел на людей, тебя тревожил их запах,  блестели глаза. Карнавал для тебя – охота, игра, стоившая кому-то жизни! Мое общесство лишило тебя удовольствия и, возможно привычной еды. Разве я не права?
Танос ощутил противный холодок в груди, чувство, что сейчас случится что-то непоправимое, мешало собраться с мыслями. Тем не менее, он уверенно заявил:
 - Да я раньше  часто охотился во время карнавала, но убивать сосем не обязательно! Не понимаю, почему тебя это так удивляет! Ты тоже одна из нас, или слуги храма нашли способ обходиться совсем без крови? 
 
- Я уже говорила тебе, что  слуги Богини не пьют человеческую кровь,  потому что дети Ночи тоже когда-то были обычными людьми! Мы вполне обходимся кровью животных.–  сердито возразила ему Кера. – Вы здесь живете по своим правилам, которые я никогда не смогу принять, а ты вряд ли захочешь менять свои привычки! Мне лучше вернуться на остров …

В карих глазах блеснули слезы, на щеках вспыхнул румянец, девушка глубоко вздохнула, стараясь скрыть волнение.  При упоминании острова сердце Таноса тревожно сжалось. Чтобы не потерять ее, он был готов обещать все, что угодно. Любая цена казалась ему приемлемой, лишь бы она была рядом. Кратос спрятал ее кисть в своей ладони и осторожно сжал пальцы:

- Кера, послушай, ради тебя я навсегда забуду про охоту во время праздника! Все же твой дядя прав, не стоит мешать еду и развлечения. Хотя эти недотепы  совсем неплохие на вкус…
Он замолчал на полуслове, подумав, что, кажется, испортил все окончательно. Девушка сердито освободилась из его рук:

- Дядя не зря говорит, что люди в вашем доме не просто слуги, но и еда. Вы превратили их  чуть ли не в животных!

По крыше застучали капли дождя, вскоре превратившегося в настоящий ливень. Сильно громыхнуло,  и в небе сверкнул зигзаг молнии. Похоже, стихия разделяла негодование юной вампирши.

Совершенно некстати Таносу вспомнилась Кармела. После возвращения с острова он начисто позабыл о миловидной служанке, которая дарила ему не только кровь, но и горячие ласки. Девушка, напротив, старалась попасться на глаза молодому господину, не понимая, в чем причина его равнодушия.

- Не стоит верить всему, что говорит твой дядя! Только в том случае, если жизни хозяина угрожает опасность, они могут поделиться своей кровью, но без вреда для себя. - уверенно заявил вампир, но   Керу его слова не убедили.

- Я не смогу жить в доме, где не ценят чужую жизнь, я не смогу принять ваши правила! –
По ее щекам потекли слезы, но голос был твердым.


- Послушать тебя, так всех Санторини впору причислить к лику святых по христианской традиции, а  моя семья просто порождение зла! Как же обстоят дела с кровью в семействе твоего дяди? – обиженно поинтересовался Танос.

- Он вложил деньги в мясную лавку. Дважды в неделю туда привозят коров и овец из его имения на материке. Все вампиры клана Санторини  охотно пользуются его услугами.

- Ничего себе развернулся «дорогой друг Эрнесто»! – усмехнулся наследник Кратосов. - Если дальше так пойдет, он и в «Золотом списке» окажется! Но послушай, Кратосы тоже не нищие!  И если между нами  только эта преграда, то я готов последовать примеру твоего святого дяди! Достаточно одного твоего слова, и все изменится! Если захочешь, то вообще могу траву есть. Вот прямо сейчас и начну! – он быстро сорвал листок с куста герани на поддоконнике и принялся жевать, тут же скривившись от страшной горечи.

Кера не выдержала и рассмеялась:
- Выплюнь скорее! Не надо есть траву, а то еще и меня укусишь!
-Только не тебя! - Танос посерьезнел, и приложил ее руку к своей груди:
- Спроси у него, и оно ответит, что ты вся моя жизнь!
Под  ее ладонью словно колотилась маленькая лесная птица, изо всех силах билась о грудную клетку, пытаясь вырваться на волю. Девушка испуганно замерла, не решаясь убрать руку. Дождавшись, когда непослушное сердце хоть немного успокоится, она  улыбнулась сквозь слезы:
- Я бы поверила, но ты не сказал мне самого главного!
- Да чего же ты еще хочешь? – ошалело уставился на нее Танос. – Если надо, готов босым и в рубище трижды обойти весь остров и сутки простоять на коленях, каясь в грехах!
- Эта неудачная шутка! Смотри, услышит тебя Мемнон и исполнит твое желание! Нет, ты забыл сказать всего одно слово…- Кера хитро прищурилась, наслаждаясь его смятением.

Наконец он понял и, злясь на свою недогадливость, крепко стиснул ее в объятиях:
- Люблю…слышишь, люблю с первой встречи и на всю жизнь! Ну, теперь ты останешься?

Он замер, ожидая приговора, но на этот раз его мука длилась недолго.
- Останусь..- Кера ненадолго замолчала и продолжила, - потому что тоже… люблю...
Его горячие  губы не дали  ей договорить, и, забыв о страхах и сомнениях, девушка охотно ответила на поцелуй. Измученные тяжелым объяснением, они долго сидели рядом, не разжимая рук и не говоря ни слова. Танос любовался аккуратным прямым носиком, темными ресницами, на которых еще дрожали слезинки, и непослушной прядью светлых волос, выбившейся из прически.

 Пожалуй, он надавал слишком много  опрометчивых обещаний, но чего только не сделаешь, чтобы удержать это упрямое сокровище. Придется отказаться от многих привычных развлечений, но если Керы не будет рядом, жизнь навсегда утратит для него смысл.

Шум дождя  наконец  стих,  и вампирша неохотно освободилась из его рук.
- Тебе пора, скоро рассветет.
Он задержал ее руку и прижал к губам.
- Я сделаю все, чтобы мы были вместе! Только не принимай посвящение!
Кера счастливо улыбнулась:
- Теперь не приму. За ложные клятвы Богиня наказывает!

Вернувшийся домой поздно, Марио удивленно уставился на стол, накрытый белой льняной скатертью.  Жареные на вертеле цыплята,   свежий сыр, окорок и каравай хлеба с румяной корочкой. Антонио и Рюдигер терпеливо ждали его возвращения, не желая начинать ужин без него.Марио искренне восхитился их стойкостью, не догадываясь, что скоротать время им помог приличный круг кровяной колбасы.

Марио вдруг почувствовал себя уставшим и очень голодным.С благодарностью взглянув на друзей, он принялся за еду.  Все молча жевали, не отвлекаясь на разговоры, но наконец первый голод был утолен, и Антонио поспешил поделиться новостями.

- Синьор, думаю вам будет интересно, что нам удалось узнать про семейство Гримальди.
Он торопливо поведал про приключения на рынке и откровения Джены.

- Да вы меня просто обставили! – восхитился Марио. – Пока я пытался хоть что-нибудь вытянуть из старого мошенника Джакопо, вы почти раскрыли убийство. да еще и целый пир  устроили!

Рюдигер, я думаю, вы были правы,  когда говорили, что цель убийцы – именно семейство Фоскари. Я бы выразился точнее, Аманда Фоскари.  Убийца хотел отомстить ей и её семье, но не Фоскари, а Гримальди.

Мне кажется, вся эта история с подкинутым камнем просто попытка отвести от себя подозрения. В истории, которую поведала вам Бьянка, все ясно, как день. Думаю, все уже поняли, кто пытается отомстить синьору Джакопо.

Рюдигер отодвинул тарелку, полную обглоданных косточек, и высказал свое предположение:
- Младший Моретти, тот самый, что уехал из города.
Антонио поддержал его:
- Этому парню есть за что ненавидеть и купца, и его бесстыжую племянницу. Вот только зачем ему понадобились останки бедной девушки?  Здесь уже черным колдовством пахнет!

Марио улыбнулся:
- Не могу не согласиться с тобой! Боюсь утверждать, но, кажется, мы напали на след нашего чернокнижника!
Вам удалось меня удивить, но и я не зря целый день ноги бил.  Помощник синьора Томазини, юный Энцо, сообщил, что правитель города снова готов оказать мне любую помощь в расследовании. Пока я пытался понять, чем же вызвано его внезапное расположение, Энцо предложил посетить врача Себастьяна Морели.

Вот-вот, Антонио, я так же, как и вы с бароном, сделал большие глаза. Зачем навещать лекаря, если не жалуешься на здоровье! Но парнишка объяснил, что синьора Морелли вызывали осматривать тело Аманды, и он пришел к довольно любопытным выводам. Если говорить коротко, то женщина умерла от яда, а вовсе не от потери крови!

Антонио положил кусок сыра назад  на тарелку и удивленно переспросил:
- То есть как от яда?

- Да, от яда, причем от яда змеи, которая намного опасней, чем местные твари. Ранки на шее – укус змеи, а не след от клыков вампира!

- Получается, что для того, чтобы обвинить меня в убийстве, кто-то привез опасную тварь из дальних стран? – Рюдигер выглядел расстроенным.
- Именно так все и было! Но ведь он запросто мог захватить не только змею, но и ченокожего слугу. Или он купил раба, а тот знал толк в обращении с ядовитыми гадами!
Марио взглянул на хмурое лицо алданца и понимающе улыбнулся:

Я не думаю, что ваше обвинение сразу входило в его планы. Но узнав о принцессе из Алдании и ее не совсем обычных спутниках, он решил воспользоваться случаем!

- И убить меня в Арсенале он тоже на ходу придумал? – сердито спросил вампир.
Марио задумался:
- Нет, Арсенал - это что-то другое! Жаль, синьорина Кратос пропала из виду, а то бы мы расспросили ее, кто убил отца Игнасио и запасся серебряными болтами.  Я думаю, что убийцам в Арсенале заплатил клан Кратосов.

А на балу кто-то услышал историю про телохранителя принцессы, который получил почти смертельную рану утром, но вечером уже как ни в чем не бывало исполнял свои обязанности, и решил отвести  от себя подозрения.

Рюдигер нахмурился:
- Складно все у вас получается, Марио! Но почему этот Моретти первым делом не поговорил по душам с самим Гримальди, а занимается какой-то ерундой: травит его племянницу, оскверняет могилу… Не понимаю!

- Сам не понимаю!-пожал плечами охотник. – Возможно, за годы скитаний он повредился рассудком, и тогда нормальным людям его просто не понять! А может он хочет запугать врага, лишить его самого дорого, разорить, и лишь потом призвать к ответу!

Нам важно сейчас найти его побыстрее! Не думаю, что это будет просто, скорее всего он сменил имя и вряд ли виделся с кем-то из старых знакомых.

 Антонио радостно воскликнул:
- Но ведь он виделся с Франческой! Синьор, помните, ночью на мосту! Мы даже слышали их разговор! Кто же еще это мог быть, если не Моретти!

- Согласен, это скорее всего и был Моретти, вот только Франческа умерла той ночью и ничего уже не расскажет! – Марио охладил пыл слуги, хотя сама идея ему понравилась.

- Но если синьора Фоскари умерла от яда, это значит, что мне  не нужно больше прятаться! – взволнованно воскликнул вампир, поднимаясь из-за стола. – Я могу вернуться  к своим друзьям!

Антонио с трудом усадил его обратно его:
- Да подождите хоть до завтра, синьор! Куда же вы сейчас, на ночь глядя!
Он заботливо пододвинул к вампиру тарелку с ветчиной.

Марио поддержал его:
- Поверьте, барон, вам не стоит торопиться! Негодяй уверен, что сумел  удачно свалить вину на другого, и теперь смело взялся за свои черные дела.  Узнав, что обвинение снято, он затаится, и нам будет еще труднее поймать его!
 - Но надо хотя бы сообщить им, что со мной все в порядке! Как бы и они чего не натворили! – Рюдигер в волнении   отправил в рот последний ломтик ветчины.

- Не переживайте так за свою ненаглядную! Она вполне может за себя постоять! – улыбнулся Марио, точно угадавший, в чем причина тревоги барона. – Но вы правы, не стоит держать ваших друзей и супругу в неведении. Завтра я загляну в дом Кавалли, хотя в мой последний визит меня чуть не спустили с лестницы. Ваша жена и еще маленькая и  злая рыжая вампирша! Вот вы улыбаетесь, а мне, надо сказать, пришлось совсем несладко!

 Утром они отправились на встречу  с Энцо. Расторопный блондин сумел разузнать, где находится дом, принадлежавший раньше несчастному семейству Моретти. Роскошный особняк почему-то переходил из рук в руки, долго не задерживаясь ни у одного из хозяев. Если верить записям нотариуса Мартинелли, то за семь с половиной лет палаццо сменило семь владельцев. Синьор Джулиано, торговец зерном и оливковым маслом, продал дом всего два месяца назад, совсем недорого. Новый владелец записан в бумагах, как синьор  Гуэрро. По словам Мартинелли,  это был темноволосый молодой господин с приятными манерами и грустными серыми глазами.

 -Замечательные приметы, черт возьми!  Подходят здесь каждому второму!– возмутился барон.

 Энцо уставился на странного монаха, неожиданно нарушившего обет молчания:

- Сдается мне, что вы не мальтийский рыцарь. Ваше лицо мне хорошо знакомо! Вы тот самый алданец, которого обвинили в убийстве! Я запомнил вас по истории с колдуном- неудачником!
- Рюдигер фон Шлотерштайн к вашим услугам! – вампир снял капюшон и, склонив голову, поприветствовал молодого дознавателя.

Марио возмущенно набросился на Рюдигера:
- Да что вы творите, барон! Неужели нельзя было промолчать!
- И выглядеть глухонемым идиотом, который  совершенно случайно похож на сбежавшего убийцу, - проворчал алданец.
Но Энцо поспешил его успокоить:
- Не волнуйтесь, власти уже знают о вашей невиновности. Но я согласен с синьором Эспозито, что вам не стоит пока объявляться!

-Не хочется вас прерывать,  синьоры, но может стоит взглянуть на этот дом? – поторопил их Антонио.

- Ну, нет ничего проще. – юноша дал пару указаний гондольеру, и лодка повернула в правое ответвление канала.

Дом, обделанный красноватым камнем, имел четыре этажа. Вдоль второго шел длинный ряд высоких окон, отделанных белым мрамором, с небольшим балконом. На третьем и четвертом было по три окна. Фасад украшала узорная мозаика. Палаццо выглядело  веселым и нарядным, но Марио уже знал, что под яркой оберткой иногда скрывается ядовитая начинка.

- Симпатичный домик, - усмехнулся Антонио. – Синьор, а не кажется вам, что мы здесь уже бывали?
 Марио огляделся по сторонам. Впереди находилась церковь Мария Глориоза дель Фрази. Суровая в своей простоте массивная постройка из красного кирпича с приземистой колокольней. К площади перед храмом вел мост с ажурными перилами. Марио переглянулся с Энцо, молодой дознаватель тяжело вздохнул:
- Да, синьор Эспозито, это то самое место.
Марио и сам уже вспомнил, что именно здесь выловили из воды  несчастную сестру Доминику, а через несколько дней дочь богатого купца. Мертвые девушки и девушка, которая мертва уже слишком давно… Антонио обернулся к вампиру и, предупреждая возможные вопросы, торопливо пояснил:
- Прямо у площади нашли тела двух девушек, жертв нашего чернокнижника.
Барон молча кивнул. Энцо обратился к охотнику:
- Вы, синьор Эспозито, считаете, что таинственный злодей имеет отношение к семье Гримальди?
Агент Ватикана с трудом отвел взгляд от круглого витражного окна под самой крышей палаццо и медленно ответил:
- Мне кажется, что мы подобрались очень близко. Надо бы осторожно разузнать  про этот дом. Кто его новый хозяин, живет ли он один или вместе с семьей, принимают ли гостей…
Рюдигер, измученный бездействием  и неопределенностью, горячо поддержал охотника:
- Так чего же мы ждем? Давайте нанесем визит и познакомимся с хозяевами. Обещаю молчать при любых обстоятельствах!
Марио снова схватился за голову, но Антонио опередил хозяина:
- Нет, синьор, нельзя напролом переть, в нашем деле главное осторожность и осмотрительность.
Энцо поддержал парня:
- Ни в коем случае не  будем торопиться. Распросим соседей, лавочников, посетителей в таверне. Если есть что-то необычное, то люди заметят. У нас, дознавателей, свои секреты.


Танос спрыгнул с балкона и застыл  на месте, не решаясь пошевелиться. В шею  уперлось скошенное лезвие широкого меча. Рукоять этого страшного оружия  лежала в огромной ладони телохранителя главной жрицы. Под напором громилы Танос отступил к стене, с досады прокусив клыком нижнюю губу.

- Попался, щенок!-  Мемнон раздвинул узкие губы в слабом подобии улыбки. На голову выше Кратоса и вдвое шире в плечах, слуга храма производил впечатление ожившей каменной глыбы. Несмотря на ночную прохладу, на нем была лишь кожаная безрукавка, открывавшая огромные руки с пугающими буграми мускулов.. Длинным черным волосам, собранным в хвост на макушке, позавидовали бы многие женщины. Однако  мрачное лицо с квадратным подбородком и сломанным носом не оставляло ни малейшей надежды на милосердие.

 Телохранитель Арахны с отвращением смерил взглядом своего пленника:
- А ведь я тебя еще на острове предупреждал! Не надейся бездельник, что я тебя сейчас прикончу!
- Уже лучше! – выдохнул Танос, мучительно соображая, как же вырваться из  позорного плена.
- Нет, не сейчас, сначала ты вернешься на остров в трюме галеры. Там тебя будут судить!
За то, что ты посмел обесчестить служительницу Богини, тебя отправят на Повелью и бросят в старые катакомбы. А это намного страшнее смерти!

Танос вздрогнул. Повелья, чумной остров! Не только среди людей, но и среди вампиров о нем ходили жуткие легенды!

- Послушай, приятель, с чего ты взял, что я причинил девушке хоть малейший вред? Она еще не успела стать жрицей, да и честь ее осталась при ней!
Эта  слабая попытка оправдаться разозлила Мемнона еще сильнее.

- Жалкий трус, ты даже не можешь признать свою вину! – прорычал слуга Арахны и надавил на меч. Танос задергался, словно кузнечик, насаженный на булавку,  лезвие покраснело от крови.

Однако полюбоваться бессильным и униженным врагом Мемнону удалось совсем недолго. С ночных небес ему на голову упало что-то тяжелое.  Громила даже не пошатнулся, зато непонятный предмет развалился на куски. За ним последовали еще два, точно в цель.
 
 Кера  швырнула в телохранителя горшок с невкусной геранью, следом полетели молочай и любимый бальзамин тетушки Марсии.

Мемнон разразился ругательствами и принялся тереть засыпанные землей глаза. Забывшись, он отвел карающую десницу от горла врага. Кратос отодрал взмокшую спину от стены и бросился бежать.


Рецензии
Как все закрутилось. Вроде бы что - то начала проясняться, но теперь еще больше стало непонятным, несмотря на новые абстоятельства убийства девушек. Хорошо что они в пользу Рюга. Как - то мало вериться , что Кратос сможет изменить свой стиль жизни. Даже если это любовь. Он показал себя с не очень хорошей стороны. А как говориться, горбатого могила исправит. Бедная Кера. Неужели ее ждет разочарование

Ольга Иминова   27.01.2019 18:41     Заявить о нарушении
Оля, добрый день! Приятно, что ты снова следишь за героями! Да, наконец стали известны новые факты в пользу алданцев, обвинения с Рюга практически сняты.

Конечно, благие намерения Таноса выглядят неубедительно, но в данный момент он искренне верит в то, что обещает.

Лариса Крутько   30.01.2019 15:57   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.