Красота - это страшная сила

         Эта знаменитая библейская история рассказывает о том, как самоотверженная Эсфирь спасла
         свой народ от гибели.
         Действительность же, скорее всего, разительно отличалась от красивой легенды.


I. ВКРАТЦЕ

Персидский деспот Артаксеркс, пируя как-то с голытьбой, позвал царицу Астинь, но та не пришла. В отместку царь поставил царицей красавицу иудейку Эсфирь.
Её отчим Мардохей Иудеянин, узнав о заговоре против царя, сообщил об этом Эсфири, а она - мужу. Но вместо Мардохея царь возвысил Амана.
Нового визиря злило, что Мардохей не кланяется, и задумал он разом порешить всех иудеев.
Тогда отчим потребовал от Эсфири вступиться за народ, и царица, рискуя жизнью, обличила Амана. Испуганный злодей с таким жаром молил ее о пощаде, что это походило на попытку изнасилования. Не удивительно, что царь тут же казнил нахала, а на его место поставил Мардохея.
Тот разрешил соплеменникам уничтожить своих врагов, и в день, ранее назначенный Аманом для погрома, они истребили более 75 000 недругов. С тех пор это событие отмечают как праздник Пурим.


II. А ТЕПЕРЬ ПОДРОБНО

     Вот уж правда - гладко было на бумаге... Во всей Библии не сыскать, поди, другой подобной драмы: с таким
     обилием деталей и целым морем умолчаний. Белые нитки торчат отовсюду, их так много, что всё и не
     перечесть.

1. С ЧЕГО ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

А начиналось с дерзости жены, которую деспот Артаксеркс почему-то карал очень осторожно: не рубил сплеча, а совещался с мудрецами; не казнил, а сместил… Почему же так? Возможно, потому что сам преступил закон.

По приказу царя слуги пытались увести царицу Астинь с ее «женского» пира и, как какую-то рабыню, доставить на «мужскую» половину - к чужим, пьяным холопам. И это в Персии, где ни один посторонний не смел увидеть жен царя! Хмельной владыка грубо нарушил древний закон, поэтому гордая Астинь приказ отвергла и невольно подала своим гостьям пример непослушания.

Артаксеркс и сам вскоре понял, что перегнул палку. Пришлось собирать мудрецов и срочно править закон: отныне каждой жене предписывалось исполнять ЛЮБОЕ повеление мужа [Эсф 1:22]. Вот теперь – опираясь на новый закон – можно было смещать непокорную Астинь.
    

2. КАСТИНГ НЕВЕСТ

Королева умерла – да здравствует королева! Перс ищет новую жену, но этот поиск удивляет:

     А где же жены царя, почему в кастинге не участвовали они?
     Почему смотрины затянулись аж на 4 года?
     Зачем ходил к Эсфири Мардохей и почему его пускали?

Сместивши главную жену, Артаксеркс должен был назначить царицей ОДНУ ИЗ СВОИХ ЖЁН, но вместо них претенденток искали по всей стране. Можно подумать, что Артаксеркс хотел наказать аристократок за спесь Астини и потрафить простолюдинам, которыми Астинь пренебрегла.

Ей на смену царевы люди свозят в столицу невест и помещают в Дом жен, из которого после ночи с царем они переходят в Дом наложниц [Эсф 2:14]. Лишь одна потом станет женой (главной женой, царицей), а другие так и останутся наложницами.
Что и говорить, «отбор» довольно-таки унизительный и вряд ли с ним согласились знатные семейства, поэтому Дом жен заполонили девушки из народа*.

Одна претендентка, Эсфирь, сразу устроилась воистину по-царски: лучшие покои, семь (!) служанок**… Рисковать положением, чтобы в случае неудачи пополнить ряды наложниц не было резона, поэтому с помощью распорядителя Гегая она всячески оттягивала смотрины***. И наконец – о, чудо! – царь влюбился! Теперь она – царица и участь наложницы ей больше не грозит.

…Все это время Мардохей ежедневно приходил к Дому жен справляться о своей Эсфири [Эсф 2:11]. Тревожился? Да вряд ли: девушка, устроившаяся с комфортом, не нуждалась в таком интенсивном внимании, зато «дворец» и «воля» могли делиться инсайдом. Он – ей, она – ему. И тут никак не обойтись без верных, ну ооочень верных пособников.
Дело в том, что падчерица скрывала родство с Мардохеем [Эсф 2:10], поэтому стража видела в нем всего лишь постороннего. ЧУЖОЙ МУЖЧИНА, стало быть, настойчиво интересовался ЦАРСКОЙ НАЛОЖНИЦЕЙ, а бдительные евнухи того НЕ ЗАМЕЧАЛИ и НЕ ПРЕСЕКАЛИ!?

--------------------------------------------------
     * Потому их и умащивали целый год [Эсф 2:12]. Да и Эсфири не удалось бы скрыть своего иудейского
       происхождения, будь она знатного рода. Какой уж там род! Толком не известен даже её отец -
       то ли Аминадав [Эсф 2:15], то ли Абихаил [Эсф 9:29], а отчим служит привратником.
    ** Видать, даже главный евнух Гегай не устоял пред звоном злата.
   *** Гегай знал, как сластолюбив и ненасытен Артаксеркс, и потому отвел свою любимицу в царскую опочивальню
       только спустя четыре (!) года.
--------------------------------------------------


3. ЗАГОВОР

Случилось так, что два привратника - Гавафа и Фарра - задумали убить царя, а их товарищ - Мардохей - о сём проведал и донес куда надо. Однако вместо него возвысили Амана. Почему же стражники были так беспечны и как Аман обошел Мардохея?

Всемогущий правитель Персии в Книге выглядит бледно: по сути, он и не правит, и не всемогущ. Любит выпить (иногда пьянствует по полгода), любит бахвалиться богатством, любит женщинами попользоваться. В государственных делах нерешителен – вечно полагается на советников. Он вообще делами заниматься не любит и перепоручает их министрам да начальникам. Одним словом, - никчемный гуляка. Сместить такого просто необходимо для блага империи…
Не удивительно, что во дворце плодятся заговоры. Одни плетут интриги, другие их изобличают и возвышаются.

Вот и Гавафа с Фаррой, привратники-иуды, строили-строили свои ковы, да и попались. Выдал-то их Мардохей, а наградой завладел Аман, представив себя спасителем отечества*. Естественно, что обойденный затаил обиду и демонстративно не кланялся самозванцу (нарушая тем самым приказ царя!)
Знал бы он, как отзовется соплеменникам его гордыня!

     Необычная смелость простого привратника, ясен пень, Амана насторожила (не могла не насторожить!), он
     наверняка навел справки и без труда узнал о родстве Мардохея с царицей, о ее иудействе и тайных контактах
     с отчимом.
     Многоопытный визирь решил до поры до времени Мардохея не трогать, чтобы при случае использовать компромат
     против царицы.

--------------------------------------------------
      * Конечно, цареубийство готовили не только два простых привратника: ведь освободившийся трон и его подножие
       должны были занять более знатные фигуры. Мардохей выдал двух рядовых, а рьяный Аман, вероятно, провел
       расследование и выявил главных – ему и достались все лавры.
--------------------------------------------------


4. КОНФЛИКТ

Трудно поверить, что грядущие кровавые события спровоцировала банальная склока: Мардохей не кланялся, Аман злился и этого якобы хватило, чтобы замыслить геноцид. Царя уговорили в два счета: они (иудеи), мол, законов не блюдут (?), а погром принесет в казну много серебра. Так отчего ж не истребить-то?
Царь уступил, визирь указ составил. В нем он ПОВСЮДУ объявил о подготовке геноцида, а исполнение отодвинул почти на ГОД (на 11 месяцев!), словно нарочно давая жертвам время, чтобы вооружаться, бунтовать, бежать, откупаться, прятать имущество, менять веру и т.п.
Странные публичность и отсрочка в таком деле, не правда ли?

Есть в этом деле и другая странность – большая пауза между указом и его отменой.
Не трудно заметить, что свою атаку Аман начал юдофобским указом в середине ПЕРВОГО в году месяца, а Мардохей отбил ее своим «симметричным» декретом в конце ТРЕТЬЕГО месяца. Только 4 ДНЯ из этих 2 с лишним МЕСЯЦЕВ Эсфирь и отчим потратили на переворот. Чем же занимался Мардохей в оставшиеся дни?


5. «ПРОДАНЫ МЫ, Я И НАРОД МОЙ»

Всему свое время, и время всякой вещи под небом…Пришла пора действовать и действовать решительно. Но враг не дремлет и ставит препоны:

       Почему, например, стало трудно добиться аудиенции у царя, который раньше пировал месяцами?
       Почему уж 30 дней он не зовет супругу, хотя готов дарить полцарства ей?
       Почему вместо грозящей беды Мардохей беспокоится о каком-то серебре?

Что ж, если гора не идет к Мардохею, то Мардохей сам пойдет к горе: лишь государыня теперь способна защитить народ, и отчим бросился к ней. Его порывы благородны, но смущает их явная театральность.
Совсем недавно безо всякой помпы он известил Эсфирь о заговорщиках [Эсф 2:22], но нынче о погроме сокрушался громко и шумно, у всех на виду. Даже слишком громко, чересчур на виду.

      Он стенал и общался с посланцами Эсфири у царских ворот [Эсф 4:2], на глазах у коллег-привратников, которые
      однажды уже донесли на него. Могли донести и теперь: царицыны слуги, мол, так и сновали между дворцом
      и этим мутным типом – Мардохеем Иудеянином, так и сновали (ПЯТЬ РАЗ прибегали!)…
      Аман, конечно, не преминет допросить посыльных и узнает о намерениях Эсфири («молить царя о
      помиловании и просить за народ»). А ещё узнает, что она – как удачно! – взяла тайм-аут на 3 дня, словно
      нарочно давая Аману время подготовиться (?).

В герметичной обстановке дворца и гарема нелегко укрыться от чужих глаз, и уж привратник-то должен бы это понимать, тем более - привратник, доносивший сам [Эсф 2:23] и переживший донос на себя [Эсф 3:4].
И тем не менее, он шумел так, будто старался привлечь внимание Амана (?).

О чем же так патетично, «взывая с воплем великим и горьким», Мардохей извещал царицу? Мы ждем рассказа о грядущем погроме, но прежде он сообщает первой леди «обо всем, что С НИМ СЛУЧИЛОСЬ, и об ОПРЕДЕЛЕННОМ ЧИСЛЕ СЕРЕБРА, которое обещал Аман отвесить в казну царскую»
Вот те на! Согласно Библии, с Мардохеем ещё ничего не случилось, про обещанное царю тет-а-тет серебро он знать не может, да и что значит все золото мира по сравнению с грозящей катастрофой? А он все равно о своем*…

Деньги, деньги, деньги… Большие деньги, огромные…
Царица явно ничего про них не знала. Царю о сделке распространяться не с руки. Тогда откуда знает Мардохей? Под подозрением остается лишь ответственный исполнитель, он же лицо заинтересованное - Аман.

Логично предположить, что визирь вымогал у общины громадный «откат». Собрать немыслимую сумму - 300 тонн серебра [Эсф 3:9] - среди народа, рассеянного по всей империи, практически невозможно, поэтому богатые семьи, не дожидаясь общего спасения, начали договариваться с Аманом об индивидуальном выкупе. Другие -бедняки, брошенные на произвол судьбы, - ужасались, возмущались, озлоблялись…Короче говоря, в лагере несчастных началось брожение…
 
Вот эти проблемы и пытался уладить Мардохей**, опираясь на поддержку царицы, пока Аман не оградил сюзерена от их влияния.

     С этой целью он пустил в ход заготовленный компромат. Мол, заговор раскрыт, но его корни ещё не выкорчеваны,
     крамола проникла даже во дворец: знаешь ли ты, о Величайший, что твоя супруга обманывала тебя, притворяясь
     персиянкой? На самом деле она тоже из них, мятежных иудеев, но скрывает и свою веру, и родство с непокорным
     Мардохеем (он игнорирует приказ царя!). Скрывает царица и то, что через преданных людей поддерживает с ним
     тесные контакты. А родственничек-то, между прочим, охранял дворец вместе с заговорщиками Гавафой и Фаррой
     (последний, к тому же, - семит). Все это подозрительно, очень подозрительно!
     Владыке надобно остеречься и никого не допускать к себе без спроса, даже царицу.
 
Оказавшись в изоляции, Мардохей понял, что проблему надо решать радикально и потребовал от Эсфири вмешаться, невзирая на запреты.

--------------------------------------------------
   * Позднее, на пиру тему сделки – «ПРОДАЖИ народа» - подхватит Эсфирь [Эсф 7:4].
  ** Сбор денег по всем провинциям обширной империи требовал много времени.
--------------------------------------------------


6. ПАДЕНИЕ

Вот и подоспел самый интригующий, самый драматичный момент этой истории – дворцовый переворот. А за ним, как водится, потянулись вопросы.
 
    Интересно же, почему ни царица, ни Мардохей не молятся об успехе своего дела, почему ни разу даже не
    упомянули имени Господа?
    А разве не странно, что, собираясь обличать Амана, Эсфирь именно его зовет на пир с царем, хотя гораздо
    сподручнее было бы обвинять Амана в его отсутствие?
    И зачем, уже решившись, она откладывает встречу с мужем на 3 дня [Эсф 4:16]?
    Зачем собирает в столице тысячи иудеев [Эсф 4:16]?
    С чего вдруг захмелевшего царя потянуло НОЧЬЮ на чтение?
    И почему на второй день пира оба они - царь и Аман - ведут себя неадекватно?

Действительно, от набожного Мардохея можно было ожидать обращений к Богу в трудную минуту, а от царицы – укрепляющих молитв. Но они лишь постятся и тратят на это три дня, предоставляя противнику время для интриг (ведь визирь, в отличие от Эсфири, имеет постоянный доступ к царю). Они и сами не действуют, и зачем-то удерживают на площади тысячи голодных соплеменников. Странно всё это…

…Наконец, после всех проволочек, двухдневный банкет на три персоны все же состоялся.
Весь первый день царь пировал с царицей, а ночью...ночью он, дескать, погрузился в чтение ЕЖЕДНЕВНЫХ хроник (!). Всю ночь читал, читал ТЫСЯЧИ записей и вдруг обнаружил сообщение о неком Мардохее, разоблачившем заговор.
Ну что ему безвестный Мардохей? Однако Артаксеркс возжелал немедля (НОЧЬЮ!) наградить спасителя. И надо же было случиться такому совпадению - той же ночной порой обманщик Аман, будто чуя неладное, спешит во дворец, дабы получить разрешение и СРОЧНО (не дожидаясь дня погромов) казнить ненавистного Мардохея.
Терпел-терпел и вдруг приспичило…
Вот этого торопыгу царь и заставляет лично оказать почести Мардохею. Почему же именно его и именно сейчас?
Должно быть, в спальне кто-то подсказал владыке нужную запись и убедил его, что Аман завышал свои заслуги.

…«Ночь чтений» миновала и Эсфирь вновь зовет мужа с опозоренным Аманом на пир, где, наконец-то, обличает визиря.
 
Дальнейшие события смахивают на дешёвую оперетту.
Уличенный пред царем в злодействе (которое ранее ЦАРЬ ОДОБРИЛ!), Аман вдруг теряется и не оказывает государыне никакого сопротивления. А что же грозный Перс? Он почему-то приходит в ярость и в гневе...УДАЛЯЕТСЯ В САД (?).
Воспользовавшись паузой, визирь с мольбой припадает к ложу царицы, да так плотно припадает, что выглядит это очень двусмысленно.
Внезапно царь возвращается, видит сие непотребство ("даже и насиловать царицу [хочет] в доме у меня! ") и в тот же час казнит "насильника"… 

Нелепость и неестественность этой сцены буквально бросается в глаза и весьма напоминает изобличение Эльмирой Тартюфа. Тем более, что накануне Аман похвалялся благосклонностью царицы («да и царица Есфирь никого не позвала с царем на пир, который она приготовила, кроме меня; так и на завтра я зван к ней с царем») Так может, царица специально оказывала Аману знаки внимания, чтобы разжечь ревность царя и подставить визиря? *
 
--------------------------------------------------
    * Допустим, дело было так: подобно мольеровской Эльмире, Эсфирь ночью пожаловалась супругу на
     приставания Амана и предложила самому убедиться в этом. На следующий день царь специально вышел в сад,
     а Эсфирь поманила подвыпившего Амана и, когда он склонился над ее ложем, изобразила жертву насилия.
--------------------------------------------------


7. ВОЗМЕЗДИЕ

Теперь, когда с Аманом покончено, надо спасать народ от предстоящего погрома, и владыка персов поручает это жене с ее отчимом. Поручает СПАСТИ!
Однако же Мардохей действует куда радикальнее: "Царь позволяет Иудеям, находящимся во всяком городе, собраться и стать на защиту жизни своей, ИСТРЕБИТЬ, УБИТЬ и ПОГУБИТЬ всех сильных в народе и в области, которые во вражде с ними, ДЕТЕЙ и ЖЕН, и ИМЕНИЕ ИХ РАЗГРАБИТЬ" Другими словами, он велит ИСТРЕБИТЬ всех, кто враждовал с иудеями, включая их семьи.

    Какой простор для сведения счётов с обидчиками, мытарями, кредиторами, завистниками, и вообще – со всеми,
    кому не нравимся мы, и с теми, кто не нравится нам! Не удивительно, что от такой тотальной "зачистки" погибло
    75 000 (!) недоброжелателей, причем в столице – в Сузах - назначенного дня не хватило и Эсфирь выпросила у царя
    еще один.
    Масштабы этой "оборонительной" резни сильно превосходят и злодеяния Ирода, и «разборки» Моисея, и буйную
    Сицилийскую вечерню, и даже кровавую Варфоломеевскую ночь. Примерно столько  евреев (75000) уничтожили
    фашисты во Франции.



8. НЕМНОГО ИСТОРИИ 


                Люди всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике,
                пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими,
                социальными фразами…разыскивать интересы тех или иных классов.
                В.И.Ленин


Описанные события обычно относят к правлению персидского царя Ксеркса I. Если ученые правы, то эта драма разворачивалась на фоне раздоров, восстаний, войн и миграций, которые, наверняка, сказались и на истории Эсфири.

Так грандиозным 6-месячным пиром, с которого все и началось, Артаксеркс (Ксеркс I), возможно, отмечал свои первые победы - подавление больших восстаний в Египте и Вавилоне как раз на третьем году правления.
Длительная - 4-ЛЕТНЯЯ (!) - пауза между отставкой царицы Астини и назначением Эсфири, скорее всего, была вызвана подготовкой к войне с Грецией.

Чуть позже на 7-ом году Артаксеркс поддержал массовое переселение «своих» иудеев в Иерусалим, пожертвовав им тонны серебра. Прошло 5 лет и вдруг, согласно Книге Эсфири, без каких-либо причин царь повелел всех уничтожить. Логично? По-моему, не очень.

Дело в том, что персы относились к чужим верованиям терпимо, но безжалостно уничтожали храмы и карали население в случае мятежа. Иудеи не бунтовали; персидские цари (Кир Великий, Дарий I, Ксеркс I) к ним благоволили; зачем же понадобилось дестабилизировать положение?
И дестабилизировал-то его Ксеркс очень нелепо: вместо ВНЕЗАПНОГО удара, заранее (почти за ГОД) объявил о нем по всей империи! Странный геноцид, очень странный.

Но если предположить, что проигранная война с Грецией сильно опустошила царскую казну и Артаксеркс тщился ее пополнить, то в его действиях появляется определенный смысл: пусть, дескать, выходцы-энтузиасты идут в свой отчий край, оставляя дома, землю, имущество, бизнес – все пригодится царю и его сателлитам.
Так уже было при Кире Великом, так замышлялось и теперь, но нынешняя волна оказалась очень слабой и надежд не оправдала. Пришлось подтолкнуть колеблющихся угрозой расправы – авось, побегут и все побросают. Времени им отвели предостаточно (11 месяцев) и раструбили об этом на всю округу….
Не вышло – помешали дворцовые интриги и политика.

О политической подоплеке событий можно судить, например, по тому, КОГО, собственно, планировали убивать Аман и Мардохей.

Если в первом указе (указе Амана) круг жертв был четко определен и опознать их не составляло труда (иудеи, иначе верящие, иначе одевающиеся, отдельно живущие; одним словом - другой народ), то в «реваншистском» указе Мардохея цель не описана вовсе. Сказано просто: «наши враги». Тут можно измыслить все, что угодно.
Аман вполне резонно уповал на успех своей акции, поскольку натравливал большинство на меньшинство. А вот осуществимость  в т о р о г о  указа вызывает большие сомнения, поскольку явное меньшинство грозило всем остальным. Такое выступление обречено заранее… И тем не менее, иудейское меньшинство легко победило. В чем же дело?

Древнеперсидские реалии позволяют ответить на этот – важнейший! – вопрос, если предположить, что речь идет о борьбе двух ОБЩИН, двух КЛАНОВ, двух ГРУППИРОВОК.
Одна из них просматривается достаточно отчетливо – это иудейская (прежде всего, столичная) партия, партия Мардохея Иудеянина.
Другую возглавлял Аман Вугеянин, которого исследователи считают то ли амаликитянином, то ли мидянином из области Агага.
 
       «Имя Амана, как и имя его отца, имеет миде-персидское происхождение. И мы знаем также теперь из надписей
       Карзабадских, что страна Агага составляла действительно часть Мидии» (Толковая Библия Лопухина)

Амалкитяне были истреблены задолго до рождения Амана, а вот мидяне, наряду с персами, составляли тогда коренное население империи. Исповедовали они зороастризм и, в отличие от веротерпимых ахеменидов, яростно отрицали чужих богов. Особенно фанатичными были мидийские жрецы – мобеды. При Ксерксе их влияние усилилось настолько, что были разрушены греческие и даже древнеиранские храмы (в частности, Митры).
Не дружили они и с богоизбранным народом: зороастрийские ритуалы разительно отличались от иудейских, поэтому чужие обряды вызывали у обеих сторон лишь омерзение.

    Одни (иудеи) сжигали жертвенных животных, а другие (зороастрийцы) считали, что трупы оскверняют
    священный огонь.
    Одни хоронили умерших в гробнице после оплакивания, обмывания, умащивания и пеленания, а другие бросали
    их в кучу и оставляли хищным птицам.

Вот на этом-то религиозном фоне и вызревал политический конфликт между Аманом и Мардохеем.
Скорее всего, визирь представлял не персидское большинство и даже не могущественную мидийскую общину, а ее наиболее ортодоксальное крыло (мобедов) 

Сначала командные высоты в империи захватили эти жрецы, но затем – благодаря Эсфири - верх взяли их антагонисты и сокрушили противника при активном содействии власти («И все князья в областях и сатрапы, и областеначальники, и исполнители дел царских поддерживали Иудеев»).
Другими словами, в «судный день» местные охранители вооружили, защитили и поддержали партию Мардохея. 

     Предполагалось, что их жертвами станут СЕМЕЙСТВА МОБЕДОВ. Мардохей так и писал: «истребить, убить и
     погубить всех СИЛЬНЫХ (т.е. влиятельных – ТТ) в народе и в области, которые во вражде с нами» [Эсф 10:11]
     ОПОЗНАТЬ ПРИГОВОРЕННЫХ НЕ СОСТАВЛЯЛО ТРУДА, так как одежда и внешний вид мидян
     (тем паче – мобедов) заметно отличались от персидских облачений.

Чтобы ослабить сопротивление противников, Мардохей, как ранее Аман, давал им время (около 9 месяцев) бежать, откупиться, сменить веру («И многие из народов страны сделались Иудеями, потому что напал на них страх пред Иудеями») …

Так замышлялось, но в «день гнева» народная стихия вышла из-под контроля и, помимо жрецов, обрушилась на наиболее фанатичных ортодоксов, а вслед за тем под раздачу попали и прочие недоброжелатели.


9. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Известно, что вопросы легче задавать, чем потом отвечать на них. Так получилось и в данной работе: что-то удалось прояснить, а что-то осталось под спудом (мне, например, не совсем понятно поведение Мардохея и Эсфири накануне переворота, а также роль важнейших праздников – Пасхи и Пятидесятницы – в нагнетании и разрешении конфликта)
Что ж, кто-то, возможно, включится в «расследование» и найдет свои ответы на все вопросы…


Рецензии
Ничего себе... Какое обширное исследование. Всегда удивлялась дотошности историков ) Логичные рассуждения и со знанием психологии

Лариса Баграмова   10.06.2019 04:57     Заявить о нарушении
Спасибо, Лариса. Да и Вы тоже по верхам не порхаете))

Томас Твин   10.06.2019 06:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.