10. Хук. Совещание. Кхут

Ничто не предвещало беды. Их работа уже сама по себе бедствие. Беда, с которой они боролись, укрощали и жили каждый день. Вставали с постели не с любимой женщиной или мужчиной, а с бедой, которая всегда в голове. Она не покидала их ни на минуту. В любой момент их жизни от самого решения пойти в полицейскую академию или армию, они связывали себя с бедой. Бедствие участка Сен-Сир имела лицо Хьюстона и Хазарда. Два инспектора, работающих в паре друг с другом. У одного не было выбора и его поставили перед фактом о назначении ему напарника, второй наслышанный о первом настоял о назначении из одних ведомых ему соображений. Так считали все сотрудники в участке. Пока по прошествии нескольких лет наблюдения за их совместной работой не поняли, что второй, Хазард, согласился вкалывать с Хьюстоном из исследовательских соображений. Он всегда наблюдал и фиксировал малейшие показания изменений в поведении напарника. В его столе лежала голубая тетрадь. Хазард записывал в неё новые полученные данные. Никто их не читал. То, что Хазард без опаски оставлял записи в своём столе уже сами по себе провоцировали. Людям было любопытно, но... Жизнь дороже. Молниеносно пронёсся этот поток мыслей в голове дежурного, когда мимо него нарочито медленно прошёл Хьюстон, а позади него пританцовывал, ворковал со своей женой Хазард. В эту самую минуту дежурный понял, что нагрянула беда.               
               Инспекторы зашли одновременно. Работа все так же гудела, звонки не переставали трезвонить. Каждый хотел урвать свой кусок славы или информации, притворяясь свидетелем и завуалированными рассказами о якобы «я что-то видел», старались выведать последние полученные данные для своих печатных газет. Как и дежурного, те, кто поднимали глаза от столов с исписанными листами, покрытыми почеркушками с предоставленными датами со временем, сослуживцев пробрал озноб от вошедших детективов. Кейси Чоко как можно тише опустила трубку, как будто от этого зависела её жизнь. Тейлор Стар икнул от испуга. Грациэлла Янгер привстала и напряглась, готовая в любой момент вмешаться в ситуацию. Грэйс Стэмпэр прижала к себе полюбовно собранные степлеры со всех столов участка. Пришла беда. В лице Хьюстона, который неотрывно смотрел в одну точку. Серые глаза стали под цвет белка, а чёрный зрачок уменьшился до размера бусинки. Он склонял голову чуть заметно, то влево то вправо. Вся его фигура один сплошной... Что? Тут уже как у кого фантазия дальше включится. Перевозбужденный же Хазард чрезмерно сильно скалился, смеялся и как-то поддёргивался. Он весь напоминал обдолбаного жулика с ножичком в руках, готовый лезвием порезать любого, кто под руку попадётся. Глаза же его не лучше. Зелёная глубина отдавала мутной болотной трясиной, в которую полезет только отчаянный.            
               — Ваша поездка прошла удачно, — нисколько не иронизировала Мира Вар, стоящая рядом с «доской смерти» привлекая внимание инспекторов к себе.
               — Боже! Боже!! Боже, ещё как!!! Надо срочно записать!!! Последний раз мне доводилось испытывать подобное очень давно!! — подёргивался в экстазе Хазард, дёргано выуживая свою тетрадку с записями из стола.
               — Хьюстон! Хьюстон!! — встала на дороге Хьюстона Мира Вар, ограждая от него Хазарда, который приплясывая строчил в тетрадке. В это время все встали со своих мест, не решаясь помочь старшему инспектору. Даже сержант Янгер, известная своей храбростью растерялась от увиденного. Довёл Хазард, довёл Хьюстона до точки невозврата. Мира Вар не препятствие, все это понимали, только её служебное положение и соблюдение должностной субординации тормозило Хьюстона от расправы. Анджи Пресстон наблюдавший, как и все эту сцену, перебарывая дрожь в руках, звонил суперинтенданту, который сможет образумить Хьюстона.
               — Отойди, — сказал инспектор Мире Вар. Изрёк, как тупым ножом порезал вселенную. У женщины волосы на затылке встали дыбом, губы побелели. Но она не сдвинулась с места, а напротив, ещё тверже стояла на ногах, глаза сжигали решительностью:
               — Инспектор Хьюстон. Держите себя в руках, не знаю что у вас...
               В этот мгновение произошло несколько событий одновременно. Анджи Пресстон дозвонившийся до шефа расслабился от переведённой ответственности, так, что к нему в рот залетела муха. В прямом смысле. Залетела и он ей поперхнулся из-за чего внимание некоторых сотрудников участка переключилось на него. Тейлор Стар отвлёкся на Пресстона, выронил кружку. Звук разбившейся керамики заставил Грациэллу Янгер перевести центр тяжести на другую руку, она соскользнула, ударилась при этом и охнула от боли. Именно в этот миг Грэйс Стэмпэр до этого лихорадочно начавшая перебирать степлеры, чтобы успокоить нервы, нашла степлер Хьюстона и радостно воскликнула, надеясь находкой смягчить инспектора. Неуместная и одновременная цепная реакция звучаний заставила сделать непростительною для Миры Вар ошибку. Звуки вывели её из-под давления Хьюстона. Отвлекли внимание буквально на несколько секунд. Но этих секунд оказалось достаточно для того, чтобы Хьюстон переступил через свои ещё останавливающие его должностные нормы. Увлечённый фиксированием полученных результатов своего эксперимента над Хьюстоном, Хазард ничего вокруг не замечал. Он снизил свою привычную бдительность, которая позволила Хьюстону, стеснив Миру Вар в сторону, нанести сильный удар с поворотом корпуса на согнутой в локте рукой в челюсть Хазарда.
               Десять минут — полет нормальный, вспоминали потом свидетели события. Удар отшвырнул Хазарда, зрелищное парение тела вдоль кабинета закончилось оглушительной болью в позвоночнике инспектора и сползанием по стене на пол. Хьюстона отпустило, он прошёл мимо стоявших не шелохнувшись в этот момент людей, сел за свой стол спиной ко всему происходящему. Вся его манера красноречивее всего говорила о его правоте в совершённом поступке. Кейси Чоко и Грэйс Стэмпэр кинулись поднимать Хазарда, но тот, облокачиваясь о стену, отмахнулся от их помощи, как от мух. При этом все заметили, что атмосфера в комнате изменилась. Оба мужчин стали такими, какими их привыкли воспринимать вместе:
               — Ты мне два зуба выбил, — опирался о стену Хазард. Он вытащил на всеобщее обозрение изо рта два зуба, довольно и любовно их рассматривая, глотая кровь бесновато улыбаясь присутствующим.
               — Раны от побоев — врачевство против зла, и удары, проникающие во внутренности чрева,[1] — спокойно парировал Хьюстон, развернувшись к напарнику вполоборота. Он заполнял рапорт о произошедшем инциденте, намереваясь подать его стоявшей рядом Мире Вар, которая потирала переносицу всем своим видом демонстрируя «Как вы все меня достали!».
               — Засунь свои библейские проповеди себе в задницу, бро! — пошатываясь добрел до своего стола Хазард и, плюхнувшись на своё место, засунул выбитые зубы в карман. — Грацие[2]! Принеси мне льда из закусочной. Где-то там заначка с молотым льдом.
               — Я так понимаю, вы ко мне обращаетесь, инспектор, — удивлённо приподняла бровь Грациэлла Янгер. — Вы сподобились и мне выдумать прозвище? И зачем у нас заначка льда в холодильнике?
               — Тебе сочинять ничего не нужно. Твоё имя, душенька, сплошная музыка! Но признайся! Как звучит! А пакетики со льдом нужны мне были для мышей.
               Напряжение полностью спало. Все расслабились, с натянутыми, но улыбками слушали цветистую речь Хазарда и сержанта Янгер, коса проводили ушедшего Хьюстона вслед за старшим инспектором в её кабинет для отправки заполненного бланка в отдел внутренних расследований. Пока Грациэлла Янгер ходила за льдом, всех стал волновать вопрос, как поступит Боб Честерфилд, который уже был в курсе инцидента от доложившего ему Анджи Пресстона. В этот самый момент помяни дьявола и он появиться. Влетел непосредственный начальник участка, брызжа слюной, задыхаясь, исходя паром из ушей:
               — ХАЗАРД!!!!!! Ядрёная в твоей заднице вошь!!!!! Что ты сделал???!!!!!!
               — Почему я всегда вин...
               — Потому что ты хуже многоножки под кожей!!!! ЖИВО ЗА МНОЙ!!!!!!!!
               Хазард нисколько не смутившись из-за разъярённого шефа, нарочито пижонски последовал за ним, демонстрируя всем и каждому своё отношение. Они отсутствовали не меньше часа. За это время все сотрудники вернулись к работе. Однако все непроизвольно посматривали на дверь начальника, из которого доносился жуткий рёв. Рёв такой силы, что перекрывал даже звонки аппаратов. Перечислять все оскорбления начиная от первого поколения инспекторов и заканчивая их будущими потомками, не имело смысла. Но посетители участка остались под впечатлением, включая от обычных гражданских лиц, заканчивая матерыми преступниками. А пока основная команда ждала вердикта, к тому же им необходимо устроить совещание в результате которого они суммируют полученные новые данные со старыми сведениями.
               Чудо свершилось. Из кабинета суперинтенданта вышла вся четвёрка. Боб Честерфилд так распсиховался, что Хазарду пришлось отдать свой лёд начальнику, державший его на лбу. Вся следственная группа теперь в сборе. Кейси Чоко не терпелось предоставить результаты судебно-бухгалтерской и финансово-экономической экспертизы отданной ей от её знакомого-эксперта. Тейлор Стар подтянулся и чуть выпрямился, гордо выпятив подбородок готовый сообщить о переписке в телефоне, его информация позволит включить в схему нового человека для обработки. Но в первую очередь всех интересовало, что выяснили инспекторы у жены жертвы.
               — Так!! — тяжело опустился на стул начальник участка, скривившись от головной боли. — Без предисловий и красивых слов!! Занозы в заднице вернулись из глубинки!! Зрелище уже сегодня посмотрели, так что к хлебу!! Краткий отчёт обо всём, что удалось собрать за эти два с половиной дня!!
               Совещание началось. Первое слово дали вернувшимся инспекторам с вылазки. У жертвы Джаспера Форда была любовница Джоан Сикс, жена Грэга Сикса, фигурирующего, как автомеханик автосалона «АвтоЛоскБрэкберна». Грэг Сикс судя по указанным инициалам в платёжном чеке, постоянно обслуживал автомобиль жертвы. Связь с Джоан Сикс, с показаний владельца автомастерской, началась не так давно и у них есть точка соприкосновения, из-за которой они сошлись. Антиквариат. Поездка к Саманте Форд предоставила подтверждение о любовнице. Она видела своего мужа и женщину вместе. Детективы показали ей украденную брошь Фредом Драйком. Эту брошь-орден Фред Драйк украл перед тем, как поднялся на второй этаж и обнаружил труп. Суть в том, что подарок предназначался любовнице, а не жене. Саманта Форд поняла это и разбила её, но впоследствии из страха оказаться раскрытой в своём знании починила её.
               Офицер Чоко предоставила свои данные. Жертва воровала сама у себя. Была составлена целая махинационая схема, которая позволяла ему скрывать чистый доход от налоговой. Связь во время анализа с крупными скупщиками и торговцами вне списка мистера Форда подтвердила несоответствие действительных и фиктивных цен на антиквариат. Вывод: жертва отмывала деньги для вкладывания их в какую-то деятельность, которая не подтверждена и не зафиксированная нигде документально и законно. Офицер Стар представил распечатки переписки с неким Рахсаном Кхутом, благодаря помощи сотового оператора. В ней указывается на присутствие у мужчины склада, который снимала за наличные жертва. Для чего ему этот склад и где он находиться в записях не указывается. Примечательная настораживающая деталь в этих смсках, так это желание Рахсана Кхута получить всю сумму на несколько месяцев сейчас же в купюрах. Сержант Янгер задействовала в помощь Тодда Боллинджера. Он знал нужные места и людей, где возможно хранить мебель большого габарита, поскольку в салоне жертвы нужный вещей из списка нет. Поиски пока не дали результата. В участок заходил владелец бильярдного клуба Стэн Мэртленд. Он не сообщил ничего из вопроса о том, как мистер Форд мог звонить из клуба, не являясь его членом. Ведётся расследование. Он просит подождать. Он всецело на стороне закона. Как только — так сказу. Ещё из плохих новостей отсутствие свидетелей и видеозаписей по улице Барт-Стрит. Несмотря на поступающую информацию с её последующей обработкой, все звонки и сообщения пустые с ложными вызовами.
               — Материал для работы есть!! — встал Боб Честерфилд. — Ты все записал, Пресстон?! Отфильтровал для шакалов?!
               — Да, шеф, — строчил в блокноте Анджи Пресстон. — Можно предъявить общественности заявление на поиск мужа Джоан Сикс, Грэга Сикса. Я думаю все согласятся, что мотив довольно прозрачный?
               — Ты о том, что ревнивый муж прибил любовника кием? Вполне прозрачно! — курил Хазард, качаясь на стуле, рисуя пальмы и волны на листочке.
               — Он ударил. Но не убил, — отрезал Хьюстон.
               — Я согласна, — поддержала Мира Вар. — Финансовые и купли-продажи махинации не очень вписываются в картину. Такое впечатление, что один ударил за жену, возьмём, как рабочую версию, второй, допускаем его наличие из-за характера совершения преступления, добил жертву. Из рапорта доктора Мо явственно следует: удар оглушил, но именно удушение убило. Огонь и лёд. Адреналин и расчёт.
               — Ты наверно рад, Хьюстон? Что вместо одного падлы, мы будем искать двух?
               — Первый может, найдётся быстро, — возразила сержант Янгер. — Муж любовницы, а вот второй вообще нигде не фигурирует. Даже близко!
               — А Рахсан Кхут? — встряла Кейси Чоко. — Зачем он арендовал склад и жертва не хотела нигде фиксировать трату при его щепетильности к своей бухгалтерии?
               — Я считаю, — щёлкала степлерами Грэйс Стэмпэр, раздражая этим звуком окружающий, — тут все просто. Мы не можем найти мебель из списка, так? Так. У нас есть склад, так? Так. Проще простого: он засунул эту мебель туда. Ему негде её хранить. Слишком большая. Вот и все.
               — Степлер дело говорит. Я поддерживаю, — кинул с чего-то стола ей степлер Хазард, та радостно его поймала, как собачка мячик. Как она могла его пропустить? Ведь собрала она их все! — Вызвать мистера Кхута на ковёр и расколоть. А лучше побеседовать и съездить на этот склад, воочию увидеть вещи.      
               — Стэна Мэртленда беру на себя, — процедил сквозь зубы начальник участка, из-за чего некоторых передёрнуло. — Напыщенный жлоб все расскажет...
               — Не нужно, — остановил суперинтенданта Хьюстон, к удивлению собравшихся. — Оставьте его напоследок.
               Всех озадачили слова инспектора. Не продолжать допрашивать одну из ключевых фигур в жизни жертвы, крайне странно. Но Боб Честерфилд хмыкнул и ничего не сказал, тем самым согласившись с предложением подчинённого. Хьюстон не дурак, у него существует карта для игры. Хазард же мурлыкал себе под нос песню, как заметила Кейси Чоко, его глаза лукавой сощурились при словах инспектора Хьюстона. А значит, он знал причину такого решения своего напарника или же догадывался, к чему могут привести последствия этого выбора.
               — Итак!! — вылил воду из пакета с растаявшим льдом в кусты у кого-то на столе начальник. — Задачи!! Найти и допросить мужа любовницы жертвы!! Мотив с возможностью должен присутствовать!! Привести и допросить Рахсана Кхута!! В цепочке суждений офицера Стемплер есть логика, её нужно проверить!! Продолжайте поиски свидетелей!! Найти оставшуюся половину кия было бы чудесно!! Но в нашем мире не живут волшебники с единорогами, так что я не питаю иллюзий!! Офицер Чоко попытайтесь выяснить хоть каким способом, куда он мог перевести деньги!! Может, он хранил их на чёрном счёте!! Плюс проработайте клиентскую базу!! Все эти лизоблюды же скупали у него товар, а значит, могли что-то не поделить, раз у нас жертва использовал жену для бизнеса, чужую бабу для утех, загребал деньги для чего-то ещё!! Работайте!!! — на этой возвышенной ноте с подачей указаний подчинённым суперинтендант удалился, за ним вышла Мира Вар поддерживающего Анджи Пресстона, который после продолжительной активности начал проваливаться в сон.
               — Вот же! На Защитника упал Стресс, — потушил сигарету Хазард, закуривая новую. — Пингвин выдал указания, девочки! Быстрее начнём, быстрее свалим по домам. Где проживает этот Рахсан Кхут? Он у нас числится за что-нибудь эдакое? — обратился непосредственно к Тейлору Стару Хазард.
               — Нет. Рахсан Кхут у нас не числится...
               — Инспектор Хьюстон, — сбил разговор один из офицеров, — тут у дежурного мужчина стоит. Я присутствовал на совещании и слышал имя одного из мужчин, которого суперинтендант велел привезти на допрос...
               — Как зовут?
               — Рахсан Кхут.
               Повисла пауза, которая озадачила офицера из-за внимания всех к его персоне. Он даже растерялся от такого пристального взгляда коллег.
               — Что-то не так? Это же он...
               — На ловца и зверь бежит! — взревел радостно Хазард, выбив пуще прежнего из колеи сотрудника участка. — Что же ты ждёшь, милок! Скорей! Скорей веди его к нам! Надо брать пока горячо!
               Инспектор Хазард вылетел пулей в коридор поприветствовать человека, ради которого им пришлось бы подорваться на выезд, Хьюстон пошёл вслед за ним. Офицер привёл сорокалетнего владельца лавки на рынке с фруктами и овощами. Грузин. Низенький, но плотный. Шикарные чёрные усы и монобровь. Лысеющая голова. Большие карие глаза, излучающие страх и неуверенность от обстановки. Теребил нервно в руках чёрную беретку. Белая рубашка, темно-коричневый пиджак с багровыми брюками, подшиты подкладками в некоторых местах. Бежевые мокасины уставшие и изношенные. Тут речь не в уходе за обувью, человек держался на грани близкой к бедности, сделал выводы Хьюстон.
               — Мистер Кхут! Какая приятная встреча! А мы только о вас вспоминали! — лучезарно пожимал руку нервничающему мужчины Хазард. Его карие глаза воззрились на инспектора ещё шире с ещё большим испугом от его слов.
               — Вспоминали? Это как жэ?!
               — Боже! Не волнуйтесь так! От лица закона я, а точнее, мы с напарником выражаем вам искреннюю благодарностью за помощь в расследовании. Вы ведь за этим сюда пришли?
               — Что?! Нэт! Какое расслэдованиэ?! Это я пришэл просить о расслэдовании! — удивлённо жестикулировал Рахсан Кхут, не понимая, о чём говорят полицейские.
               — То есть как? — тут же слезла улыбка с лица Хазарда. — О каком расследовании вы пришли просить?
               — Мой склад! Мой склад взломали! Проникновэниэ!
               — Ясно... — пропел Хазард снова начиная улыбаться, — А что было на этом складе, мистер Кхут? Незаконное проникновение в частную собственность с причинение ущерба... — мурлыкал Хазард, приглашая мужчину закончить предложение, уже представляя его ответ.
               — Вэщи! — вскрикнул Рахсан Кхут, бледнея на глазах. — Вандалы! Паразиты! Всэ поврэдили! Всэ испортили!! Как я мистэру Форду в глаза посмотрю! Он жэ мне довэрился!! А жэнэ эго! Этой благороднэйшэй жэнщинэ!! Столько лэт им фрукты с овощами возил! Столько лэт довэрия!! Такой удар! Такой удар!! — причитал и канючил грузин, мучая беретку в руках, не зная, куда себя деть от нахлынувшей его паники.
               — Где находиться ваш склад? — обрезал стоны мужчины Хьюстон, не желая тратить время. Нужно немедленно туда ехать. Проникновение, возможно, совершенно ночью. Немного времени прошло после убийства. Необходимо взять след сейчас же. Рапорт и подробный допрос Рахсана Кхута они смогут провести по приезде в участок, сейчас же он поедет с ними. На месте события он сможет вспомнить детали или моменты, которые помогут в будущем.
               — Что?... Гдэ мой склад? — проблеял Рахсан Кхут воззрившись на Хьюстона в ужасе. В его голове начала закрадываться мысль о неудачном принятом решении. Позвонил бы сначала мистеру Форду, он бы с ним договорился! Столько лет знакомы! Рассказал бы: так и эдак, поймите меня, уважаемый, я не виноват, это все замок! Охрана ни к черту! Камеры лишь для отпугивания! А то стоит тут этот непонятный легавый и давит только одним своим присутствием. Ой и жуткий же тип! Мороз от него по коже! — Я нэ пони... А как жэ заявлэниэ? Мистер Форд...
               — Милок, мистер Форд мёртв уже двое суток.
               — Как мэртв? — выронил беретку из рук Рахсан Кхут. — Как мэртв? — повторил он ещё раз, вытирая пот со лба, хватаясь за сердце. Вот и думай теперь: радоваться ему, что не придётся отвечать за порчу имущества или же бежать отсюда. Во что он вязался?!
               — Где находиться ваш склад? — повторил свой вопрос Хьюстон. В интонации его, правда, не проступило ни толики любопытства или же искреннего интереса к своему же вопросу. Задал он его, как и первый, все с той же равнодушной и безразличной интонацией холодного бездушного космоса.
               — На Фарэлла[3] 4\1. Мой... Мой склад под номэром 6375.
               — Чудно! — хлопнул со всей мочи по спине мужчину Хазард, приводя того в себя от оцепенения. — Поехали туда. Вы нам все покажете на месте. Мы возьмём с собой бригаду сразу же. Не будем оттягивать дело в долгий ящик! — приобняв Рахсана Кхута пришедшего в шок от всего произошедшего, Хазард повёл его к своей машине, предлагая сигарету по дороге для облегчения страданий. Хьюстон быстро подошёл к своему столу, набрал служебный номер Института Судебных Экспертиз и Криминалистики (ИСЭиК) напрямую связался с доктором Мо. Та не выказала особого восторга, но заверила об отправки бригады на место. Хьюстон продиктовал адрес и назвал номер с маркой машины Хазарда, чтобы эксперты нашли одного из ведущих дело офицеров на месте происшествия. Положив трубку, Хьюстон невольно порадовался возможности добраться до склада с кем угодно, только не с Хазардом! На сегодня ему поездки в одной машине с ним хватило. Давно он не терял контроль над собой. Хорошо, что обошлось все одним ударом в челюсть. Да старший инспектор решила придержать рапорт в отдел расследований внутренних дел до окончания расследования. Начальник участка одобрил, не желая крокодилам отдавать одного из своих сотрудников на съедение. Выражался он по этому вопросу только крайне громко и с руганью. Как всегда. Слишком шумно.
               — Офицер Стар, — обратился к Тейлору Стару Хьюстон, который перебирал бумаги на столе, — мы едем на склад Рахсана Кхута. Произошло незаконное проникновение с предположительной кражей и установленным со слов потерпевшего вандализмом. Поехали.
               — П... Почему я? — вскочил офицер Стар, неуверенно следуя за инспектором на выход из участка.
               — Возьмите список с ненайденной мебелью жертвы, — пропустил вопрос мимо ушей Хьюстон. — Надо сопоставить список с предметами на складе. Та ли эта мебель или нет. Необходимо подтверждение.
               Тейлор Стар тут же быстро вернулся за списком, взяв копию со своего стола, он вышел из участка вслед за Хьюстоном, который обратился к одному из патрульных с просьбой отвести их по нужному им адресу. Просьбы Хьюстона и приказы — это одно и то же. И им никогда обычно не отказывают. Патрульному ничего не оставалось, как подчиниться, хотя он сглотнул непроизвольно от перспективы ехать с инспектором в одной машине. Не он один. Тейлор Стар сев на заднее сиденье стал зачитывать список про себя до дыр, намереваясь выучить перечень наизусть так, словно от этого зависела его жизнь.
 
[1] Притчи 20:30.
[2] Grazie (итал.) — спасибо.
[3] Чарльз Фаррелл (9 августа 1901, Уолпоул, Массачусетс, США — 6 мая 1990, Палм-Спрингс, Калифорния, США) — американский актёр немого и раннего звукового кино, популярный в 1920 — 1930-е годы.


Рецензии