Мистерия вхождение в вечность

         
   «Мне кажется, что есть какая-то особенная сладость в покорном терпении, и в радостном отречении от своей воли, и в отдании себя на волю Того, Кто знает лучше и поведёт нас всегда правильнее».
                А. Безант               
       Хочу я чистой быть, как капля дождевая,
       Что преломляет солнца ясный луч;
       Хочу я чистой быть, как тёмно-голубая
       Безоблачная даль, Без тени туч;
 
       Хочу я чистой быть, как ветер предрассветный,
       Что в ранний час лицо мне холодит,
       Как нежного ребёнка сон заветный,
       Когда во сне с мечтой он говорит;

       Хочу я чистой быть, как снежная равнина,
       Что в ясный день мне ослепляет взор;
       Хочу я чистой быть, как озеро в долине,
       Где отражается небес простор;

       Хочу я чистой быть, как звёздная обитель,
       Где ангелы Творцу поют хвалу;
       Хочу я чистой быть, как дивный мой Спаситель;
       Как Он, во всём я чистой быть хочу.
О. Гончарова

  Мистерия – ритуал, державшийся в тайне от непосвящённых, проводимый посредством представлений, где преподавалось происхождение вещей, законы жизни, природа человеческого духа, его отношение к телу, метод  его очищения  и возвращения к возвышенной жизни.
   Суть таинств и мистерий, возникающих во многих случаях из-за необъяснимости явлений, можно понять, учитывая универсалии построения Вселенной как макрокосма и бытия человека как микрокосма. В мистерии нет исчерпывающего описания явлений и раскрыть причинность явлений может тот, кто осознал принципы универсальности построения мира.
  Через символику  человеческого существа мы подходим к пониманию великой жизни,  которая включает всех нас в своё бытие.            
   Игра, в которую играет с нами Бог, мы называем жизнью. Мистерия жизни каждого живущего на земле, как она похожа на все другие.
    В мифологии есть миф о Персефоне, очаровательной юной девушке, всем сердцем привязанной к Матери Деметре – великой богине. Однажды Персефону похищает Аид, бог подземного мира. Миф есть миф. А в чём же суть? И похищал ли Аид девушку или она сама должна сойти в подземное царство – символ погружения в глубины собственной души, своего внутреннего мира. Женщина нуждается в подобном погружении, чтобы найти сокровенную суть подземного мира, мира мистерий и таинств. Это её инициация. Миф повествует о времени, когда девушка возвращается и мать видит изменения, произошедшие с дочерью: это истинная женщина. В царстве Аида она стала истинной дочерью своей великой Матери – богини и великого Бога – отца. Она больше не состязается с мужчиной, ибо познала свою собственную силу, свою истинную суть.


***
      В предчувствии желанной  встречи, Любовь дремала в таинственных лабиринтах Вечности. Столетия всего лишь ступеньки, по которым спускается время на землю. По велению души меняется форма оболочек личности человека при воплощении в земной мир. Бесчисленное множество инкарнаций до определённого времени скрыты от человеческого сознания. В этом  есть смысл. Тайны раскрываются при готовности постичь их глубину.
    Любовь – начало всех начал,  она венчает звёзды, души. Любовь – не только радость восхожденья, но и великая печаль. Любовь – мистерии начало и конец,  как  Альфа и Омега, как змея, кусающая хвост себе. Любовь, что ищет в  чаше  сердца место, соединяет и сердца и судьбы. То игры Бога, а человечество зовёт игру судьбой.
     В ответ на зов, душою посланный в пространство, спешит на встречу сердцем избранный, тобой в веках потерянный, готовый ждать столетья этой встречи. Ты слышишь музыку небес? Часы космические бьют. Минута встречи наступает. Для радости, страданья? Кто же знает…
Общение душ – глаза в глаза –
                В них боль и радость, и слеза,
И шёпот тихий на рассвете:
                – Как долго я тебя ждала.
– Тебя искал я на другой планете.
Судьбы весы качнулись.
Встречи миг настал.
И мир сует остановился
– Как долго я тебя искал…
Её ответ в столетьях растворился.

   Звёздный ветер, раскрывая окна человеческих сердец, собравших в своей памяти часы и дни из многих прошлых жизней. Родственные души, превозмогая смерть, встречаются, чтобы простить и вновь расстаться. И мелодия небес звучит ритмом вселенского сердца:
          Ты приходишь из снов.
Взгляд несказанно нежный,
                Возникаешь без слов,
Из метели, из снежной.
За окном стынет ночь,
Воет ветер – прохожий,
Гонит образ твой прочь,
Так на призрак похожий.
По тоннелю из звёзд
                Белый конь стрелой мчится.
Лунный строится мост –
Душа к свету стремится.
По тончайшему льду,
Звон хрустально – прозрачен,
Сквозь столетья иду.
                Блик луны странно – мрачен.
                Каждый шаг – целый век.
                Взгляд твой – только мгновенье.
                Сон продолжит свой бег
                В первый миг пробужденья.

     Театр – пространство воплощения мистерий, во все времена был местом встреч.
    Не всем влюблённым на земле уготована судьба, проникнуть в тайну прошлых воплощений. Душа решила приоткрыть таинственности полог и проступает сквозь реальность день минувший, где жили прежде двое: он и она. Другие времена, иные оболочки личности, а суть одна: соединяет их любовь, что есть суть познания реалий бытия – законов мироздания.
  Лишь только первый звук органа провозгласил свою торжественную суть, они по волнам памяти, без лишних слов, прикрыв глаза, за руки взявшись, проникли в лабиринты времени. Зачем душа ведёт их в век прошедший, приоткрывая полог тайны вне времени и вне пространства? Так посвящает их душа в любовь! Они внимают ей, её глазами наблюдают: всё тот же зал, органа трепетные звуки, и та же роскошь дам – меха и бриллианты, и, жаждущие развлечений очи кавалеров в мерцании свечей. Один, что молод  и хорош собой, в гусарском новеньком мундире, не в силах глаз отнять от дамы средних лет. Она притягивает взгляд, увы, не скромностью, грехом, что так и плещется призывом в томном взгляде. Как зелень глаз её в свой омут завлекает, и роскошь тела напоказ, и белизна руки, и на груди бесстыдной ожерелье цвета глаз её порочных лишь оттеняет прелести греха.  Гусару трудно  удержать порывы страсти. К её ногам  бросает всё: и честь, и  славу, и любовь.
    Купаясь в первых чувствах неискушённого в любви юнца, о, львица светская, забав растления вкусив, его заманивала утончённостью и голоса, и жеста, и фигуры. Она пила его любовь по капле, с наслажденьем, пока его сознания не коснулся свет души. Под маской трепетной любви таилась эгоистки суть. И не умея жить любовью истинной, она меняла её на множественность встреч с другими.
    Какая мука истину познать, в столетьях заблудившуюся правду. Но видно им из настоящего момента всю суть, прошедшую в веках:

«Но каждый, кто на свете жил,
Любимых убивал,
Один – жестокостью,
Другой – отравою похвал,
Коварным поцелуем  – трус,
А смелый – наповал.
Один убил на склоне лет,
В расцвете сил  – другой,
Кто властью золота душил,
Кто похотью слепой».
       О. Уайльд
   
   Но это лишь мистерии начало. Ступенька вниз – столетий шорох. Смотри, куда душа ведёт: во времена шаманов, колдунов. Там нравы дикие, и грех велик. Но больший грех – увидеть в человеке только грех, не видя Бога в нём, забыв, что человек –частица Бога. Таков закон: очиститься – покаявшись, простить себя, познав весь ад внутри своей животной сути. Затем принять себя иного – божественного. Сумеют ли они? Что созерцают эти двое? В чём истинная суть? – Так происходит посвящение в любовь!
  Они меж тем все ж наблюдают прошлое своё. Такой уж дар дан им: у водопада устроило жилище племя дикое. Темнеет небосвод. Богиня тьмы,  владычица умов, колдунья с волосами цвета ночи костёр желаний разожгла. Играя бёдрами в лохмотьях огненных, ей заменяющих одежды, кружила в танце страсти, умы, пленяя зрелостью желаний, что ею познаны сполна. У ног её, как демон, воин молодой, она перед собой его рабом уж видит. Что ж, раб своей животной страсти не замечает коварства девы молодой.     Заканчивая ритуал магический, шаманка должна его лишить главы,  чтоб силу власти над другими обрести. Но, что-то медлит…Что её смущает? Энергия души пробилась чрез иллюзию веков в сознание наивной девы и показала ей любовь, ту искру божьей благодати, что излучает взгляд мужчины – воина. Он жизнь готов отдать в бою, свою богиню защищая. Отдаст, предательство познав…
   И дева меч берёт, играя.
– Нет, прочь сомненья!
    И голова летит на землю, в пепел костра. Отброшен меч, обряд свершён, и ритуал закончен. В глазах его уж угасающих успела разглядеть и ненависть, и месть – последнее желание несбывшейся любви. И в это же мгновенье уж в потухающем сознании мелькает ещё ряд веков и образ древний: Адам и Ева. О, Ева, соблазнительница, Ева, где чистота порочностью затмилась. И яблоко  познания,  вкусив, он  соблазнён самим собой, по сути: все знают, Ева из Адамова ребра.
   Так, за ступенькою ступень дошли до первого греха. А что есть грех? Грешим мы, жизни опыт набирая. А как иначе нам узнать всю чистоту любви космической? Иного нет пути: нас искушают силы тёмные, а светлые ведут в любовь, в пути нам помогая. У всех своя задача, цель и миссия своя.
    А между тем те двое снова наблюдают картины прошлого. И что же видят дальше?

     О, молодость! Кипящий яд иллюзий гусару очи застилает. Он осознал паденье Евы, шаманки смертный грех, но сможет ли увидеть чистоту, что кроется всё ж под одеждой тленной тела – святую душу? О нет, не разглядеть сознанию страстному сквозь пелену иллюзий свет, и нет готовности вековую мудрость обрести. Его закрыто сердце.
     Воронка времени уж вновь вращается, пространство изменяется для тех двоих, что созерцают ход событий древних. И это есть Любовь? – Да, непреложен вечности закон: за всё придётся ей ответить. Уж не гусар, а воин, ненависти полный, что в даме из театра признал шаманку, чей образ из столетий высветился ясно. В его глазах мелькнул  костра огонь. Мистический огонь, зажжённый ею, чадящий из глубин прошедших сотен лет, светился местью в нежнейшем прежде взгляде. И шпагу он берёт, шаманки злую суть искореняя. Вот светской дамы тело жизни лишено, шаманки крик в веках растаял…
 
     Душа ведёт двоих влюблённых в реальность дня, в мир современников весы качнулись. Узнать себя в тех образах влюблённым тяжело, и всё ж придётся. Наступит час, когда безжалостной рукой с рабыни ли, с царицы ли остатки тех лохмотьев страсти очистит время. Любовью, светом, покаянием израненную Душу исцелит и чёрную энергию излить сумеет во кострище ада. И Еву облачит в одежды высшей сути мирозданья – в сияние любви!
    Они, ведомые судьбой в веках, допили чашу горькую воспоминаний до последней капли. Любовь не зря свела двоих, их руки и уста соединяя.  Пречистая, что Девой непорочной мы зовём, стоит за ними, наблюдая, готовая помочь, избавить их от мук, но зов сердец пока не слышен. Но ей уже открыта тайна того, что называется  «предаться безусловно».      
     Пришла пора простить. И в целом мире только двое их. Мужчина! Смотри в глаза своей души – своей возлюбленной, через неё увидишь Матерь мира, читай же книгу бытия, пойми себя, и говори о вечности, она перед тобой.
– Что делать, как нам дальше жить?
– Любить, свою любовь другим дарить.
   Какую цель преследует Душа, влюблённым посылая испытания и  муки? – По истечению времени – должна стать пара звёздной! И вот он зов души, очищенный страданием:
– О, женщина взойди! Очисти душу покаянием! Предстань в своем  великолепии пред духом, и солнца луч, и блик луны тебя коснутся, не стыдясь. Мы – целое,  как инь и ян, как свет и тьма, как встреча и разлука, как небо и земля, мы есть – Любовь и Вечность!
  И чудо причащения – познания истины произошло. Дева пречистая омыла очи светом. Уж видит женщина не мальчика, а мужа – во взгляде твёрдость, нежность и любовь! Все маски пали, унёс их прошлого поток. Божественная суть, что сотворяет чудеса и им испытана впервые. Самим собою  быть – то подвиг пред собой! Сияние исходит из сердец,  растоплен лёд печали.
– Чем гуще тьма, тем ярче свет.
– И это лишь начало.
     Впервые, может быть, за сотни лет до самой тонкой женской грани, открыв в себе иную суть, она довериться пытается мужчине, предаться безусловно. Но нет такого опыта в сознании её.
    Они впервые вторглись в области неведомые до сего момента. Чрез отречение от той себя, бесстыдной, в ней просыпалась истинное «я» – её душа. Отсвечивает в Еве современной всё ж грань между шаманкой в чёрном, и жрицей света в голубом. И чтобы к тайне приобщиться, и научиться жить сполна, пить воду жизни, чтобы войти в поток любви, довериться мечте, им нужно говорить на языке любви, без слов – только сердцами:
– О, Боже, что такое стыд? Я, думаю, ещё не знаю? - Ей голос собственной души даёт ответ:
–Чем женщина прелестней, тем стыдливей быть должна, как Матерь мира, что глаза платком прикрыла.
    Они – Адам и Ева из реальных дней, опускаясь в глубины собственного «я», как Христос в чертоги ада, на кресте познания невежество былое распинали.
     – Чем ярче свет, тем гуще тьма, - душа ей шепчет, пока ещё…

Две женщины живут в тебе, не ведая оков.
Одна покорна, а другая – своенравна.
Иная жизнь пытается войти в твой мир.
Иная женщина. Её ты вспоминаешь
По смутным снам…Кто был её кумир?
Так опыт всех веков ты в ней воспринимаешь.
Чем  наделил тебя Творец?
Откуда мудрости потоки льются?
Когда в одну соединитесь, наконец,
Лучи как суть в Единое сольются.

     А для влюблённых наступила осознания ночь, и тени черные ползут в углы пустые. Но почему её желание отдать свою любовь,  сменяется желаньем брать, и только для себя?
– И это есть любовь?
– Чем ярче свет, тем гуще тьма.
     Ведь ей хотелось испытать совсем другие чувства. Так, где ж ты, мудрая душа? Но было уже поздно: страх, эгоизм и ненависть уже  на воле. Кодунья вышла на свободу из глубины веков, она до времени дремала. Свет разбудил её во тьме. Она опять кружится в танце страсти. Её влияние ужель так велико? Какое слово тайное из тех далёких древних лет произнесла она? Какие силы тут вмешались? Откуда чувства горечи, потери и вины? Их нервы на пределе. Куда идти?  И где реальность дня? Они на перепутье, как на кресте пред выбором стоят: свет засияет, или тьма опять поглотит? То испытание великое для них.
   Растворились в пространстве, потерялись во времени, не шепот – крик души на всю вселенную:
– Святая Дева, помоги! О, Господи, мы в царстве мертвых иль живых?
Душа ответила:
– Вы в царстве покаяния. Здесь компромиссов нет. Но стоит только свет в душе зажечь, и тьма уйдёт бесследно. Из чёрного пространства выходит новый мир, иной…
    Мужчина, молча, наблюдал падение в глубины собственного ада. Разочарован, удивлён. Где ж истина, где ж чистота, что видел прежде в нежной Деве? Иль Бога вовсе нет? Здесь  царствует Аид, то царство мёртвых:  ушедших лет и лиц и действий. Она увидела в его глазах отблеск древнейших страхов – они присущи истинной любви как испытания, которые должны быть пройдены. Этот шаг в прошлое как в неизбежность. И лишь затем последует рывок. Иль не последует…
– Душа, по силам ль испытания?
– Бог не по силам испытания не шлёт!

   Ритмом из сердца вселенной, энергия любви на Землю стихами льётся:

Непреложность жертвенных чувств,
Неразгаданность тайных основ,
Невозможность свершенья безумств,
Даже в мире исчезнувших снов.

И паденья с высот не земных
Безбоязненность слишком легка.
Подхватив ритмы песен иных,
Воспарила душа в облака.

Притяженье материи вновь
Возвращает к реальности дня.
Ты, познавший, что Бог – есть Любовь,
Одари этим чувством меня.

Озари этим чудом рассвет,
Утро раннее в капли росы,
Унесёт лишь рассеянный свет,
Уходящие в вечность часы.

     Безмолвие. Отпущены все чувства страха и обид, они уж боле не нужны, они прожиты в полной мере.
–  Любовь замёрзла? Умерла?
– Она бессмертна. Впусти её, позволь заполнить пустоту любовью. Взгляни на небо. Небо – это вечность и любовь. Так созерцай её в моих глазах.
– Мне кажется, я просто растворяюсь в них. – Она сказала это тихо, и как-то по-иному звучал нежнейший голос, и глаза светились светом неземным пробуждённого женского начала.
– Моя свободна мысль, но подчинится ли она обычной логике земной? Я  чувствую потоки чистоты, потоки Матери вселенной, интуитивно знаю её суть. Я – чиста.
– Чиста как Дева?
– Я - девственна. Быть может, тебе странно слышать это? Святая дева знает то, о чём я говорю. Я заново открыла для себя понятие простое – святая чистая любовь.  Не ты со мною был, Бог был со мной. Его прикосновения через тебя познала я. Его я сущность созерцала, в твоих объятьях пребывая. И радость тела соединилась  с радостью души. И близость наша миновала первобытность тьмы, по светлому каналу проливалась нежность, торжествующим цветком любви над тёмным естеством земли.
– Тебе я верю бесконечно.
– Я видела потоки серебра, что с золотом смешались спиралью в небе звёздном. Я видела: земля соединялась с небом в акте божественной любви. Поток небесный лился, достичь пытался  центра Матери Земли. И, содрогаясь от духовного экстаза, качались горы, меняли русло реки, и в пыль, низвергнув города, Земля вздохнула с облегченьем, возрадовался Дух.
– Что же это было?
– Вдохновение Земли. И зачала она как женщина земная от Духа, от Творца, оставшись девственной, невинной. И девять месяцев космических минуло, мигом пролетело. Я видела – она рождала Новое Дитя – Великое Сознание. И в радости, и в муках пребывая…И снова содрогались горы и леса. Я вижу, веришь мне, любимый. Ты понял то, о чём я говорю.
– А это Новое Сознание? Где видела его?
– Оно  повсюду и нигде. Узреть его дано не всем. Не все еще раскрыли Око Духа. Ужель позволено мне свыше постичь прикосновение к духовной сути мира?
– Anima Mundi, Душа Мира. Ты прикоснулась к Ней?
– Я думаю, что да. Ты был проводником моим,  моя любовь, мой дух, мой свет  в веках. Ты был со мной.
– Я чувствовал, я тоже это понял…Другое измерение, другой и сердца ритм.
– То ритмы космоса, вселенной.
– Тот центр, в котором я была, точка в пространстве настоящего момента, где соединилось воедино то, что прошло и то, что ещё будет, где видно всё одновременно: и небеса, и землю, Бога и людей и все миры. О, боже, как прекрасны мгновенья истинной любви!
– А как же  людям донести прекрасные мгновенья неземные?
– Сломать придётся стену между священным и мирским. Ты помнишь строки? «Ангел присутствия поднимает одну руку в синеву неба. Он погружает другую в море форм. Так он связывает мир форм и бесформенную жизнь. Небо к земле он подводит, землю к небу. Это знает человек, который стоит перед Ангелом…брак в небесах… полное единство  между внешним и внутренним, между духом и материей…».
– Не все поймут. Трудно понять, что за обыденностью действа скрывается другая жизни суть, другие ритмы и реалии другие. В ответ на зов, Пречистая послала благодать.   
– Мы, сопричастные великих тайн любви,  как  будем дальше жить?
– Бог сказал любить. Солгав себе, колдунью вновь притянем и демона – убийцу воскресим.
– Да, это были мы. Но мы теперь иные. Нам истину дозволено познать, она была до времени сокрыта, но тайны больше нет. Подарим эту тайну людям. 
     Испив сомнений чашу, и суть мужскую восприняв, такой как есть, она  услышала:
– Христос в тебе воскрес. Свет Матери Марии в ясном взоре. Ты Ева в новом облике и форма прежняя уже не властвует тобой. Глобальность обновлённая пойми и кульминации не бойся, примерь одежды цвета неба, ведь ты познала женский стыд, ведь ты ж нагая в чистоте божественной любви. Итак, ты посвящение прими в Любовь и Свет, в служение мирское.
       
     Мистерия окончена. Поток времён соединил сердца, чтоб вновь разъединить. И это отразилось во вселенной. Эффектом бабочки зовётся это на земле. Её невинный взмах разрушить может горы. Таков энергии закон.
   О, дева, просто женщина земли, и всё ж – посланница небес – недостающее звено, и в том её предназначение: соединить единой нитью разрыв в веках, вести любовь по тонкой грани бытия в беспредельность будущих веков. Канал любви построен и хлынул свет в сердца людей, Преображенье Евы состоялось. И в тот же миг исчезла чёрная колдунья, и жертвенный огонь погас в столетьях, гусара видим мы у ног возлюбленной. Так изменила прошлые события Любовь. И Матерь мира откровение передаёт через неё, даруя образ высшей чистоты. Вуаль великой тайны приоткрыв, она предстала перед  миром, не таясь, и шёпот звезд:
– Священна красота её. Она – одна из тех, о ком мечтаешь ты, мужчина! Она – пречистая Мария, звезда твоя, космической невестой назовёт её Творец.

Тебе, о Матерь Мира, невеста из невест
Прозрачные одежды сшила Вечность
Из дуновенья ветра и синевы небес,
Позолотило солнце ткани бледность.

Созвездия вплелись в красу твоих волос,
Дождями чистыми на землю ниспадая,
В венке благоуханном из лотоса и роз
Ты ждёшь Его, своим мечтам внимая.

Сиреневая шаль тумана плечи нежит
И темнота вуалью очи прикрывает.
Омоется росою, утро чуть забрезжит.
Пространство тайны светом наполняет.

Поэты всех времён тебе одной
Свои стихи, сонеты посвящали.
О, Матерь мира, восхищаясь женщиной земной,
Твои лишь образы в твореньях отражали.

Прошли века,  соединяясь в ритме мирозданья,
Стихи и песни мир внимал:
Свирели пастухов и гимны покаяния
Слились в один торжественный хорал.

Священный трепет струны лиры оборвал
И крылья ветра разнесли призыва звуки.
Уста в уста. Умолк хорал.
Творец перед тобой. Конец разлуки.

Небесные супруги, расплескивая звёздный свет,
Потоком счастья землю омывая,
Исчезли в бархат ночи.
Наступил рассвет.
И птицы пели, радость утра воспевая.
      
                *   *   *   
    Да, труден Путь Космической Любви, он либо вознесёт к небесам, либо низвергнет в преисподнюю. А сможешь ли подняться? Какой выбор делаешь, ты, человек? Случилась ли с тобой та жизнь, что называют настоящей? Пережил ли ты истинное блаженство, как Будда и величайшую боль, и радость преображения, как Христос? Остановись, ибо ты уже пришёл. Это конечная остановка, если нет понимания вечности. Изучи законы природы, ибо они являются путеводителем в трудном пути восхождения, основой миропостроения. Пусть вся твоя жизнь будет оценена с этой точки зрения. Предела нет. Уже пришёл самый главный момент в твоей жизни, который ты ждал сотни лет, а может быть, тысячи. Пусть вдохновение будет итогом, потому что истинная любовь – это творчество! Надо искать любовь в своём сердце! Пусть поиск длится вечность, но где-то в вечности есть Он и есть Она. Преодолей разочарования и боль печали. Иди на поиски любви. Она уже идёт тебе навстречу!
               
          Из жизни в жизнь, из века в век
Я  слышу зов твой, мой самый близкий человек.
И снова повторяясь, идёт по кругу  кармы бег.
В тебе вновь растворяюсь,
Мой самый близкий человек.
Ошибки делаю, любя как в прошлый век,
Чуть сдержанно  люблю тебя,
Мой самый близкий человек.
Прости за грубость и за грусть
И за слезинку с  век,
Но я к тебе ещё вернусь,
Мой самый близкий человек.
Меня узнаешь только ты,
Начнётся новый век –
Духовности и чистоты,
Мой самый близкий человек.


Рецензии