Спрятался

Миша не из местных. После школы приехал в Энск учиться в сраном, ныне закрытом, вузе. Так здесь и остался, выживать и пресмыкаться. Мы познакомились на подработке неквалифицированной. Мой ровесник, гораздо круче меня прекарий - признался, что в белую работал на всё про всё пару месяцев, в студенчестве на летней практике.

Обломанные мечты, никаких перспектив воодушевляющих, год за годом, жутко достала безнадега парня. Случайно набрел в ютубе на пророка Пальцева, тот говорил убедительно, что скоро все наладится, скоро Дата Х, последние станут первыми, главное - не быть терпилой и готовиться к Трансформации. Кто ищет, тот найдет, даже бессознательно. Миша глубоко проникся, нащупал вроде жизни пульс. Стал ходить на воскресные прогулки оппозиции, агитировать, пикеты проводить. Меня тоже звал, я сходил разок и мне хватило - я уже нагулялся, а у Миши все только началось.

Сердитый пацан не просто заагитировал и запикетировал, еще и на собственные, кровью и потом заработанные копейки сделал Радикальный Флаг, размахивал им на акциях и выкладывал фотки в "Контактик". На фотках этих обязательно он, Флаг и Белая Лилия - высокая худая дева в микроюбке, с острыми коленками. Миша жаждал Трансформации всем сердцем, Белая Лилия тоже, но не только - в акционизме она еще и близкого по разуму мужичка искала. Вскоре после их знакомства и стремительного сближения Миша перебрался из съемной в квартиру Лилии, доставшуюся ей от предков.

Я возрадовался, что у парня наладилась личная жизнь, и, будучи воробьем пуганым, советовал ему угомониться, спрятать Радикальный Флаг и заучить пятьдесят первую статью Конституциона - "не свидетельствую на себя и своих близких". Миша в ответ улыбался и озвучивал снисходительно так - хи-хи, ха-ха! Что ж, пуганого непуганому не понять...

Лето жаркое прошло, настала теплая осень, приблизилась назначенная Пальцевым в ютубе Дата Х. Час Трансформации настал - но лишь для горстки новосибирских прогульщиков. Их всех похватали накануне Даты, и не просто как прогульщиков - как террористов настоящих. Кому-то штраф влепили немаленький, кому-то совсем худо - срок тюремный, а самым счастливчикам, тем, кто в рубашке родился - постоянный надзор и с работы пинок.

Взяли в ту роковую ночь и Мишу. Бравый усатый павлин в гражданском, энский борцун с экстремумом, расхаживал по просторному кабинету:

- Вы у нас, Михал Иваныч уважаемый, не просто рядовой террорист. На Вас, как нам стало эксклюзивно известно в ходе расследования, лежала ключевая миссия прогулочного террора - размахивание стилизованным под нацизм Радикальным Флагом, а деньги на изготовление Флага Вы, как легко определилось, получили аккурат из-за бугра, с Гнилого Запада. Ваши соратники уже вовсю дают на Вас показания. Не отставайте, колитесь и Вы, чтоб смягчить свою Участь...

- Простите, но мне нечего сказать Вам...

- Это неправда, Михал Иваныч! Сознавайтесь. Тем более, мы уже и так все про Вас знаем.

- Если знаете, зачем тогда спрашиваете? Я ни в чем не виноват, дяденька.

- Еще как виноват, сынок! Михал Иваныч, колитесь, пожалуйста, да быстрее. Помогайте, нам план по антитеррору выполнять надобно.

- Не свидетельствую, имею право, как записано в Конституционе...

- Ах, так? Что ж, ясно с Вами все. Распишитесь-ка вот тут и гуляйте идите, но ненадолго. Вы безнадежны, не отвертитесь, знайте - скоро Ваша антироссийская, антиправительственная, геноцидная, преступная деятельность будет иметь Очень Серьезные Последствия для Вас...

Взволнованный Миша позвонил мне, я его понимаю:

- Вот тебе, Миша, и ха-ха. Надеюсь, ты осознал наконец, что Флаг и ютуб опасней для Государства Российского, чем грабежи, изнасилования и убийства. Хорошо хоть про нужную статью Вовремя вспомнил.

- Не издевайся, поезд ушел. Теперь я пуганый и мне реально, как сказал усатый павлин в просторном кабинете, грозят Очень Серьезные Последствия. Не знаю, что думать и делать.

- Теперь, пацан, только прыгать осталось, взбивать головой потолок, чтоб искры сыпались, что еще делать...

Чем скорее, тем быстрее слинял из Энска несчастный зритель ютуба на родной Дальний Восток. Конечно, не у родителей в областном центре остановился, где на борцунов с экстремумом легко набрести можно, а в деревне полузаброшенной. Время от времени выбирается в город страховато, заходит в интернет, сообщения мне пишет.

Про что пишет? Про друзей-прогульщиков, кого какая Участь настигла. Чаще про Белую Лилию, понятное дело. Ее роль в энском террориуме следствие по достоинству не оценило пока что - Радикальным Флагом она не размахивала и речи в микрофон не толкала. Но со стремной работы слабооплачиваемой от греха подальше поперли. Миша зовет ее к себе, но Лилия шибко нежная, мегаполисная, пока что телится, комаров огромных деревенских и туалета уличного боится. Думаю, природа возьмет свое, приедет она к Мише со временем - скучно ведь бабе без мужчины любимого, ради которого столько месяцев с оппозицией полкала.

В целом, пишет Миша, все у него ровно, даже хорошо. За полгода к сельскому отшельничеству привык, пусть тут особо не повеселишься и без удобств. Главное, на свободе. Главное, спрятался. И картошку посадил.


Рецензии