Учитесь у бойца, офицеры, как воевать надо!

- Тут и высоты никакой не надо, - пожаловался наш ротный командиру полка. - Ни дзота, ни танков, ни укреплений. Их пулемётчики сидят на водонапорной вышке и простреливают всё пространство вокруг. Мы три раза уже в атаку ходили, и все три раза пулемётчики нас на землю очередями ложили и заставляли на животах отползать. Полсотни солдат на этом проклятом месте уже положили и положим ещё неизвестно сколько, если не придумаем тактический ход.

- А Знаменцев вам на что?! - спросил командир полка. - Знаменцева ко мне, живо! Он у нас мастер задачки мудрёные решать. Зададим ему ещё одну, и я не сомневаюсь, он как всегда задание выполнит на "отлично"!

Позвали, короче говоря, меня к командиру полка (если кто-то не понял, то Знаменцев - это я). Отправили за мной сержанта Попкова, и я явился в расположение штаба во всей красе, предварительно как следует прогладив утюгом галифе. Что поделаешь, такая у меня привычка, к командирам прихожу исключительно в отутюженном виде. Ничего страшного, если они подождут немного. Больше уважать будут за мою смекалку и боевые умения. Офицеров в полку пруд пруди, а рядовой Знаменцев, один такой на всю дивизию - смекалистый и отважный!

В общем, пришёл я в штаб полка с большим и вопиющим опозданием, примерно через три четверти часа. Разъяснили мне там сложившуюся ситуацию, можно сказать, на пальцах. Всё в деталях обсказали и задачу боевую передо мной поставили. А я в свою очередь репу как следует почесал - подумал, значит, маленько.

- А за этой вышкой водонапорной с обратной стороны что? - задал я резонный вопрос, тыча в карту местности пальцем.

- C этой стороны - поле широкое... - начал рассказывать ротный, но я его наглым образом перебил.

- Это я и сам в бинокль вижу, - улыбнулся я очень вежливо, чтобы он не рассердился. - С этой стороны поле, и вы пытаетесь его перейти нахрапом, подставляя солдат под пули. А с другой стороны лес, как я понимаю. По крайней мере на карте так нарисовано. Так не проще ли обойти поле и заявиться на огневую точку неприятеля с тыла?

- Ну так ведь... - начал было ротный. Но я снова его перебил, обнаглев окончательно.

- А не надо это поле переходить, если оно, это поле, такое непроходимое, - улыбнулся я опять очень почтительно. - Дайте мне десяток проверенных бойцов с автоматами, и огневую точку врага мы без потерь ликвидируем за пару часов.

Ротный задумался над моими словами. А полковник - командир полка - посмотрел на меня с уважением и сказал просто и коротко: "Голова! Учитесь у бойца, офицеры, как воевать надо!"

Дали мне десяток бойцов с автоматами, надёжных бойцов, как я и просил. Мы аккуратно обошли это непроходимое поле по кромке леса - с фланга, если так можно выразиться. Шли с опаской, боясь напороться на фрицев.

Но фрицев в лесу и в помине не было. Фрицы просто не верили, что у русских Иванов может быть голова на плечах. И что они используют хитрость, вместо того, чтобы переть напролом и как всегда положить под пулями кучу солдат.

Впрочем, охранение с тыла укреплённой огневой точки фрицы всё же выставили. Пару человек всего. Но мы их без шума сняли. Не спроста я у командира полка именно опытных и умелых бойцов выпросил. Сделали они своё дело без сучка без зазоринки. Воткнули во фрицев ножи без малейшего шума, и наша группа, дождавшись когда стемнеет, незаметно просочилась на водонапорную башню.

- Хэндэ хох! - крикнул я, ворвавшись первым в круглое помещение на верхушке вышки.

Немецкие пулемётчики как раз собирались завалиться на боковую, расстроенные тем, что русские второй день не идут в атаку, и им по этой причине не в кого пострелять. И тут перед ними нарисовалась моя наглая ухмыляющаяся рожа.

В комнату следом за мной ворвалось ещё несколько автоматчиков. А остальные в это время бежали наверх бегом по винтовой лестнице, спеша нам на подмогу.

Но подмога нам не понадобилась. Пятеро фрицев предпочли сдаться в плен, подняв лапки кверху. Получить пулю в лоб фрицам как всегда не хотелось.


Рецензии