Вишневый период

Вишневый период.
(Первая книга по серии детективных рассказов, точка с которой всё началось, истории персонажей, только они).

Вступление.

Эти детективные рассказы, не претендуют на звание настоящих детективов, это скорее небольшой дневник главной героини, которой посчастливилось работать в детективном агентстве с двумя взрослыми детективами. Она всегда мечтала стать детективом, но станет ли она им – увидев реальность, не ту загадочную романтичность, а обычные будни обычных детективов? Возможно…
Если вы хотите снова вспомнить тот непонятный подростковый возраст, первые взрослые мысли в восемнадцать лет и погрузиться в мир спутанных размышлений главной героини – думаю вам будет интересно это прочитать.
Спасибо за то, что читаете и понимаете. А. Мит.

1.
Июльское утро желало лучшего. Серое, пасмурное небо и противный дождь. Я с трудом раскрыла глаза – эта вечная дождливая слабость. На часах было восемь утра. Я резко осознала, что сегодня у меня на девять часов назначено совещание в детективном агентстве, которое открылось лишь неделю назад и не имело названия.
С вечера, я приготовила одежду и мне оставалось лишь найти здание офиса в новом квартале, хотя думаю, лучшей идеей будет – если я вызову такси.
Вместо завтрака я хотела просто выпить кофе, но тут, на кухню зашёл дядя.
- Яна Дмитриевна, - официальным тоном произнес дядя, - вижу, ты собралась на совещание, а как же завтрак? Наш повар, что зря готовил омлет с беконом?
- Я поем потом, сейчас надо бежать! – чмокнула я дядю, пока утро – он добрый, а к вечеру, лучше к нему не приставать.
Запрыгнув на заднее сидение такси, я мысленно стала прорабатывать план беседы:
Захожу, улыбаюсь, здороваюсь.
Говорю, что дядя разрешил мне работать и показываю документ.
Меня принимают, и я сразу же начинаю расследование
- Вам, что там нужно? – спросил водитель.
- А… Офис.
- У, понятно, тогда подъедем со двора, с вас сто рублей.
Офис располагался на первом этаже жилого здания. Над дверью красовалась табличка красного цвета с золотой надписью «Детективы».
Я нажала на звонок, но видимо пока тут был свободный вход. Прихожая представляла собой небольшое квадратное помещение оклеенное темными фиолетовыми обоями, сверху горела тусклая люминесцентная лампа. По стеночке стояли два ряда стульев напротив друг друга, и стоял маленький стенд с брошюрками, копией лицензии и прочими документами. Дверь была светло-коричневого цвета. Открыв её, я попала в более светлое помещение, обои тут были нежно-бежевыми, на окнах были такого же цвета шторы да и вид был куда уютнее, мебель в тех же тонах.
Справа и слева были две двери и одна узкая прямо напротив окна. Но больше всего меня поразил вид трех ведер наполненных вишнями и одно ведро с черешней. Наконец, из правой двери вышел высокий мужчина, худощавого телосложения. На вид ему было лет 25, хотя я могу и ошибаться возраст не мое. Цвет его кожи был аристократически бледный как и черты его лица – прямой нос немного округленный к окончанию, тонкие губы с полуулыбкой, немного узкие глаза карего цвета с красноватым оттенком, коротко стриженные черные волосы… И пока я мысленно описывала этого человека, меня едва не сдуло ветром от вошедшего второго. Я обернулась, передо мной стоял не примечательный, но яркий человек. Где-то метр восемьдесят ростом, с мелированными, некогда бурыми волосами длинной до плеч. Он зловеще улыбнулся, обнажив зубы похожие на маленькие перевернутые треугольники. Одет он был в фиолетовый пиджак, такого же цвета  брюки и ярко-зелёную рубашку.
- Девочка, подожди за дверью, - потрясываясь сказал вошедший, стоило мне выйти, как началась «атомная война».
- Какого чёрта здесь делает этот базар?! – заорал уже знакомый мне голос, по-моему, тенор.
- Я же сказал, у нас новое дело. Клиентка не имела возможности оплатить наши тарифы и оплатила, скажем, так тем чем смогла, - спокойно ответил баритон.
- За квартплату мы тоже, чем сможем платить будем?! – не унимался тенор.
- Не бесись, Коля, это один раз такое.
- Я Николай! Не сокращай моё имя!
- К нам пришли, девушка заходите!
Я нерешительно вошла, ну и крики у этого Николая.
- Что вы хотели? – спросил обладатель баритона.
- Я по поводу объявления, вам ведь нужна секретарша.
- Тебе есть восемнадцать? – спросил Николай, его изумрудные глаза выражали лишь ненависть к окружающим.
- Мне пятнадцать, но дядя дал согласие на работу, секретарем может работать каждый.
- О, боже, боже, боже! – нервно, с таким тоном, словно его побили и заставили отвечать на вопросы, произнес Николай, - Севастьянов, у тебя в общении с малолетками опыта больше, вот и решай, долбанутый день!
- Меня зовут Севастьянов Александр Михайлович, а это Ногин Николай Степанович, - представился первый детектив, - меня зови как пожелаешь, а его только Николай Степанович.
- Это значит, я принята?! – радостно спросила я.
- Пока на испытательный срок…
- Что там за дело? – неожиданным меланхоличным тоном спросил Николай Степанович.
- Ты же работаешь за деньги Николай Степанович, - с иронией произнес Александр Михайлович, раз они старше меня – то буду по имени отчеству, знаю, вам трудно будет читать, но без уважения к старшим, даже тут ни как.

2.
Первый день своей работы я осваивалась в офисе. Изучала каждый уголок, переставляла мебель, и поочередно знакомилась с каждым из детективов, которые иногда прибегали в офис за чем-то нужным.
Александр Михайлович Севастьянов, в отличие от второго детектива, оказался спокойным, уравновешенным человеком – с ним время перерыва пролетало очень быстро. Он не прочь был поболтать, но было видно, что особо он о прошлом не рассказывает, больше приходилось рассказывать мне.
Александр Михайлович с двадцати двух начал работать в полиции, первые года три работал в детской комнате милиции, затем его перевели в убойный отдел, там он проработал шесть лет. И, в конце - концов,  я ошарашено поняла, что этому на вид двадцати пятилетнему парню, тридцать один год.
Николай Степанович не разговаривал со мной, любые мои попытки его разговорить удосуживались равнодушного взгляда или непонятного бормотания.
Пришлось о нём узнавать у Александра Михайловича, но и тот, особо об этом человеке не знал – оказалось, только, что агентство открыл именно Ногин, и пригласил недавно уволившегося оперативника к себе. Да уж, Николай Степанович, тот ещё темный конёк горбунок.
Так же в неизвестном направлении укатили и ведра с ягодами.
Мой первый рабочий день прошел нормально, я на шаг приблизилась к мечте стать детективом, главное теперь не полететь с работы.
Дядя разбирал документацию в гостиной, мое появление вызвало у него на лице улыбку, но он быстро её подавил. На кухне меня ожидал сюрприз, целая тарелка моих любимых эклеров и целый графин виноградного сока. Это не могло не вызвать улыбки, дядя как Морозко, то сердиться, то добреет.
И все же мне хотелось поучаствовать в расследовании, но попросят ли меня?

3.
- Сегодня, все раскроется, - сказал Николай Степанович.
- А можно мне с вами? – спросила я с надеждой.
- Можно, - добродушно улыбнулся Александр Михайлович, но его коллега недовольно начал объяснять мне смысл работы детектива.
- Настоящий частный сыщик – это не какой-то там крутой и гениальный персонаж из детективного сериала или книги. Порой нам приходиться раскрывать нудные, бессмысленные, бытовые убийства. Иногда искать маньяков. Иногда, мы просто сидим без дел. Это скучная профессия, как и миллион других, но мы просто должны жить, как-то зарабатывать. Ты ещё маленькая для того чтобы понять, все это не весело, нет тут романтики. Представь на миг – ты убийца, случайно кого-то убила в порыве страсти, хе-хе, а потом за тобой гоняется полиция и нанимают нас – мы тебя находим. Думаешь частному сыщику не жаль того человека которого он собственными руками в тюрьму ведет?
- Эй, это ты к чему? – спросил Александр Михайлович.
- Я разбит итогом этого дела. Ведь эта старушка не могла даже предположить, что её компот не отрубит на время внука, а убьет.
- Есть такая статья убийство по неосторожности, её не посадят, учитывая все смягчающие обстоятельства и почтенный возраст.
- Это меня и расстраивает…
- Что?! – удивленно спросила я.
- В этом убийстве нет красоты, нет смысла… Просто несчастный человек, убил другого несчастного человека и всё.
В итоге, я решила лучше отсижусь в офисе. Странная вообще идея, искать загадки в простых убийствах. И куда я попала? Мне интереснее теперь узнать, что эти детективы скрывают в прошлом, может с этого начать? Как я могу им доверять, если они странно себя ведут. Что ж, начну с Севастьянова, он более разговорчив. Да и, может у него тоже есть «супергеройская» история, как и у меня.

4.
Моя история проста и клиширована.
 Родители были полицейскими, им не посчастливилось жить в N-ске – городе, который застрял в 90-х.
Однажды вечером, я как всегда ждала их после музыкалки, но вместо них приехал папин коллега – Геннадий Николаевич, он, ни чего не сказал, но я всё поняла по его глазам. Я спросила, права ли я, он ответил что да. При задержании какого-то члена мафии – родители и ещё четверо полицейских нарвались на вооруженное сопротивление, так же раздался взрыв – типичная история, мне не хочется вспоминать в ярких подробностях до сих пор больно.
Потом, я решила, что все – детский дом, но на пороге появился мужчина – толстенький, сейчас я понимаю – невысокого роста. Одет он был в бежевый костюм, белую рубашку – на шее у него была татуировка в виде шахматной фигуры Слона. Лицо его было добрым в отличие от лиц представителей опеки. Несмотря на его довольно грубый голос, бандитскую внешность – он внутри оказался добрым. Мы стали жить в его загородном доме, и когда мне исполнилось четырнадцать – дядя, его имени я не знала, представил меня свету – то есть своей свите как свою племянницу. Лиц многих из присутствующих я не запомнила, но одно ясно, запомнили меня. Я узнала прозвище дяди – Слон, это из-за того что он просто давил своим авторитетом врагов и конкурентов. Он не был причастен к смерти моих родителей, он уважал неподкупных полицейских, поэтому принял меня. Он  так же стал учить меня игре в шахматы, но я этого не любила и сейчас не люблю. Зачем мне эта игра? Но, как оказалось иерархия в его клане – шахматы: пешки – люди, мелкие преступники, оборотни; кони – свободные наёмники, верные – но действуют как им пожелается; слоны – это представители какой-либо отрасли преступного мира будь это черный рынок или наркотики; ладьи – это наследники короля, те кто в экстренном случае может поменяться с королем; о ферзях дядя умолчал, сказав – что есть лишь один ферзь, как и один король. Есть так же королева – это бесполезная фигура о которой даже на шахматной доске не позаботились, она или жена короля или его любовница – таким доверяют меньше всего и они живут лучше всего. Король – бесполезная, но очень важная фигура, ни кто не знает кто он, как выглядит – но он правит из тени.
Дядя же своеобразная фигура, нарушающей правила – но не конь, слон – но без бизнеса, ладья – без права заменить короля, ведь,  дядя и есть король, который управляет всем, но скрывает себя под масками других слоев.
В итоге, я  получила титул ладьи, которая никогда не станет руководить бандой.
Просто, так вышло, на его плечи легло моё воспитание и моя безопасность.

5.
История Александра Михайловича, была скучной, как он сам утверждал. Как все нормальные ребята он мечтал стать космонавтом, родители отправили его в кадеты, но там не задалось, и он пошёл в полицейские.  Потом поработал и понял, что в полиции не сможет реализовать свой потенциал, да и какой-то тайный инцидент заставил это ему понять быстрее. Да и как я уже говорила, он не особо откровенничал.
А разговор с Николаем Степановичем закончился быстро и шутливо.
- А кем вы были до того как стали детективом?
- Прошлую жизнь – не помню, детективом уже родился.


Рецензии