Так и живем...

               
                (Размышления  домашней  кошки)

   Привет!  У  меня  все  хорошо…  Ах,  да!  Забыла  представиться:  я – домашняя  кошка,  хотя  теперь  с  гордостью  могу  сообщить,  что  я – из  породы  диких  кошек  (внук  хозяйки, - славный  малый,-  нарыл,  как  теперь  говорят,  в  интернете).  И  зовут  меня  Му-уся…  Фу,  как  не  нравится  мне  мое  имя,  если  бы  кто  знал!  И  досталось–то  оно  мне  по  наследству.  Был  тут  до  меня  один,  (вспоминают  до  сих  пор!),  по  слухам, -  роскошный  кошак,  и  звали  его  уважительно:  Моше,  только  хозяйка  все  сюсюкала:  Мусик,  Мусинька…  Так  вот этот  Мусинька,  всеобщий  любимец,  подрос  и  возревновал   хозяйку  к  внуку,  - стал  делить  с  ним  территорию  в  квартире,  шипеть  на  него,  когти  распускать, -  шерсть  дыбом,  хвост  грозной  загогулиной!    Дескать, - этот  диван  мой!  И  кровать  моя!… И  вообще -  вали  подальше!  И  пришлось  уважаемому  Муське-Мошеку  отбыть  в  бессрочную  ссылку,- испугались  за  внука... Говорят,  отправили  его  к  знакомым,  охранять  виллу  от  мышей.  Меньше  вытрепываться  надо!

      И  года  не  прошло,  как  появилась  здесь  я!  Вспоминают,  как  хозяйка  печалилась  и  все  повторяла:  «Нет,  не  могу, - дом  пустой,  и  собаки  уже  нет,  и  кота…  Возьму  кошечку,  маленькую,  ласковую, - пусть  мурлычет, - все  веселее»…   Ага,  дождетесь!  Я  понятия  не  имею,  как  это – мурлыкать.  И  мяукать  меня  никто  не  учил.  Теперь  понимаю, - из  диких  я,  а  диким  кошкам  не  до  мяуканья - мурлыканья, - только  успевай  убегать  и  уворачиваться.  Нет,  мяуканья-мурлыканья  от  меня  не  ждите!

    Мне  и  двух  месяцев  не  было,  как  оказалась  тут.  Но  помню  все!  И  первый  лоток  с  песком…  Ух,  как  здорово  было:  песок  во  все  стороны!  И  аккуратный,  очень  интеллигентный  домик  из  магазина, - я  его  терпеть  не  могла:  как  в  конуре!  И  разговор  хозяйки  с  соседкой:

- Как  назвала-то? – спросила  соседка,  Алла,- та  еще  кошатница!

- Даже  не  знаю…  Все  на  языке:  Муся,  Мусенька…  Так  пока…

- Смотри,  Света, -  ( хозяйка  моя - Света), -  как  яхту  назовешь,  так  она  и  поплывет!

  Вот  и  «плыву»  я,  как  та  яхта.  И  ничего  с  собой  поделать  не  могу:  порода!  Характер!  Ну,  мельтешат  они  перед  глазами, -  эти  брючины  на  ногах  хозяйки!  Не  могу  пропустить, - так  и  хочется  вцепиться!  И  не  виновата  я!    Когти  сами  впиваются!  Ну,  и  кусну  порой...  И  самое  замечательное, - когда  она  тут  же  бежит  за  ваткой  с  йодом  , - замазать  ранку,  -  и  орет:

- Выброшу!  На  улицу  выброшу!  Попробуешь,  как  живут  уличные  кошки!
   
  И  хватает  «брызгалку»  с  водой…  Ха!  Испугала!  Я  уже  давно  под  диваном!  И  как  живут  кошки  уличные,  я  хорошо  знаю:  вижу,  когда  сижу  на  подоконнике: они  с  Аллой  каждое  утро  и  каждый  вечер  откармливают  эту  нахальную  свору!
 
   А  как  за  бедным  Катькой  ухаживали!   Заболел...  К  врачу  возили… Надо  же  назвать  так  кота!  Правда,  он  уже  и  не  кот,  так,  что-то  среднее.  Я-то  хоть  и  издалека,  но  вижу:  не  боец  он  давно  уже,  - пустые  сморщенные  мешочки  носит.  Прячет  их  под  пушистым  хвостом.  Постарались  прежние  хозяева,  а  потом  и  выбросили! Приблудился  к  нашему  дому. А  тут  его  по  ошибке  Катькой  и  прозвали!  Так  и  прилипло... У  нас  тут  всем  клички  дали, - Рыжий  есть,  и  еще  один  рыжий,  его  Малым  зовут.  И  Лешка  есть,  и  Кнопа,  и  Йоська.  Еще  и  Чучка  есть,  страшная  такая,  на  чертенка  походит.  Петька  был,  симпатяга  малый,  так  его  забрали  к  себе  в  дом  родители  внука.

  И  хозяйку  свою  я  все  же  люблю…  Уже  привыкла.  Так  хорошо  спать  в  коробке  от  обуви  на  книжкой  полке,  когда  она  рядом  что-то  стрекочет  на  компьютере…  Или доставать  ее  лапой  из-за  книги,  когда  читает…  А  как  вкусно  все,  что  получаешь  от  стола,  когда  она  ест!   И  не  важно,  что  на  моем  коврике  всегда  стоят  две-три  плошки  с  едой.  Там  я  всегда  успею! 
 
   И  не  выбросит  она  меня!  Поорет,  побегает  со  шваброй, - ох,  как  весело  носиться  по  квартире:  попробуй, -  догони!  И  опять:

- Мусинька  моя!  Маленькая  моя…  - и  гладит  меня,  гладит  и  целует.

   И  я  терплю,  хотя  не  выношу,  когда  меня  гладят.  Ничего  не  поделаешь, - порода…  Так  и  живем… 
 


Рецензии