Ирина Стародубцева - прекрасная и земная

У Ирины Стародубцевой есть редкое качество: на сцене она примадонна, артистка классического репертура, королева – неземная и недоступная, в жизни – простая и милая куряночка, улыбчивая, веселая, с  постоянно проскакивающим «г» фрикативным и типично курскими интонациями – от родной земли никуда не денешься. И итальянский, и немецкий, и английский, и французский, и испанский – на них Ирина виртуозно исполняет классические произведения – тут ни при чем. Просто Ирина естественна и искренна, как немногие артисты ее уровня. А уровень Ирины высок – об этом говорят ее многочисленные награды: Лауреат II Всероссийского конкурса исполнителей русского романса, дипломант XVII Международного фестиваля-конкурса классической музыки, заслуженная артистка России. Многие почитатели ее таланта удивляются: почему до сих пор не народная?

У Ирины редкий голос – лирико-колоратурное сопрано – широкого диапазона с яркой тембровой окраской. Она много училась. Детская музыкальная школа № 1 по классу фортепиано. Курское музыкальное училище, теоретическое отделение и параллельно уроки вокала. Музыковедческий факультет Саратовской консерватории, а после него – вокальный факультет (поступила сразу на второй курс). Стажировалась в Московской консерватории им. П.И. Чайковского у профессоров В.Н. Кудрявцевой-Лемешевой (вокал) и В.Н. Чачава (камерное исполнительство). Всю жизнь сочетает исполнительскую карьеру с преподавательской деятельностью. Работала в детской музыкальной школе № 1 и Курском музыкальном училище-интернате слепых, в педколледже, преподавала  сольфеджио, гармонию, сольное пение.  Почти  три десятилетия – Курская филармония. А пять  лет назад в бывшем политехническом институте (ЮЗГУ) появилась кафедра вокального искусства, которую возглавляет заслуженная артистка России Ирина Стародубцева.
 
Никаких других мечт на тему профессии у Ирины не было
никогда. Со времен младшей группы детского сада  она знала, что будет артисткой. Маленькая Ириша пела на утреннике: «Солнышко во дворе, а в саду попинка…»  и чувствовала себя заслуженной артисткой Ириной Хоменко. Обожала кино, собирала фотографии артистов, любила передачу «В рабочий полдень», причем предпочтение отдавала не эстраде, а  классике и народным песням.  У Иры  с братом была няня Катя, которая очень  любила Лидию Русланову,  без конца слушала  пластинку с  ее песнями,  и  Ира знала все эти песни наизусть, а вечером под одеялом играла в «Рабочий полдень» – пела песни из репертуара Людмилы Зыкиной. А папиной любимой пластинкой были песни Отечественной войны в исполнении ансамбля имени Александрова, и  эти песни любил петь младший брат Андрей. А вообще в  семье  Хоменко пели все: ни одно застолье не обходилось без русских и украинских песен. Словом, многое способствовало столь ранней профориентации артистки Стародубцевой.
У Иры было счастливое детство. Дружная семья. Лето у бабушки в деревне с конца мая по сентябрь.
Детский сад на Гоголя, 44-я школа, потом музучилище… И вообще вся жизнь – можно сказать, на одном  пятачке в центре города. Жили  и Хоменко, и Стародубцевы тоже всегда  в центре.
Учеба в музучилище  дала многое. В то время наша филармония еще не имела своего зала, и практически все лучшие концерты проходили в зале музыкального училища – там играли Рихтер, Гилельс, Могилевский, пели сестры Лисициан, Эйзен, Райков…
Сначала она учились на теоретика… Советская школа считала, что профессионально заниматься пением надо только начиная с 20–22 лет. Многим девушкам пришлось расстаться с  мечтой о карьере певицы, и только такие настойчивые, как Стародубцева, не отступали. Она поступила на историко-теоретическое отделение, но  все равно ходила на вокальный класс к Людмиле Переверзевой: «...И «мучила» я ее здорово, потому что приходила практически каждый день и даже по нескольку раз — так я прошла почти весь сопрановый репертуар, который должна знать певица, уже закончившая консерваторию.
В Саратовскую консерваторию поступила сначала опять же не на вокальный факультет, потому что мне не было 20 лет. Но когда пришла к заслуженному деятелю искусств Леониду Зотову, он сказал: «Вот эта будет звездой!»…  А потом поступила на вокальное отделение».
Ирина считает, что  голос, данный природой, точится. Преображается, как, например, алмаз точится, превращаясь в определенную форму, или скульптор вытачивает что-то свое.
«После окончания консерватории  решила пройти стажировку в  столице. Попала  к  вдове  великого Лемешева – Вере Николаевне, она была в свое время лучшей исполнительницей роли Татьяны в «Евгении Онегине». Тогда ей было уже за 70, но она была все еще хороша: большие голубые глаза, осанка балерины, мягкая речь… Ее квартира была настоящим музеем Лемешева. А концертмейстером у меня был Важа Чачава – самый лучший, на мой взгляд,  в России в то время.
Потом  была стажировка в Германии у  известной  оперной певицы Марии Цальтн. Она предложила остаться, подготовить партии для Мюнхенского и Берлинского оперных театров. Но у меня уже был маленький сын.  Я не могла так надолго   оставить семью…»
Ирина по натуре лидер. Она знает, что может не только петь, но и  организовывать, придумывать, руководить процессом. С удивлением прочла в очень симпатичной книжке коллеги Игоря Вебера об Ирине  о двух неизвестных доселе фактах ее биографии: она дважды предлагала себя в качестве руководителя. Однажды после ухода с должности худрука филармонии Макаровой, второй – речь шла о руководстве курской областной культурой. Не поддержали в высоких кабинетах. А жаль.  Нынешняя страница ее жизни в качестве зав. кафедрой ЮЗГУ доказала: она и это умеет.  Объединять вокруг себя,  организовывать дело, начиная с нуля, и  все  это делать  мастерски. Впрочем, опыт  организатора (хоть и  значительно меньшего масштаба)  у нее уже был, то же трио «Ирина» на рубеже  90-х. Трио: Юрий  Вродливич (балалайка), Олег Овчаренко (гитара) и солистка,  Ирина. Романсы Гурилева, Алябьева, народные  песни…  Замечательный был проект! И смотрелись  артисты  со сцены очень эффектно.

 Ольга Макарова:
 - Я помню ее еще студенткой, очаровательной, воспитанной, скромной, целеустремленной. У нее фантастическая память! За годы  совместной работы в филармонии убедилась в ее  огромной  работоспособности, надежности. Сольный концерт – это 20 произведений,  два часа на сцене – и ни единой ошибки, ни одной фальшивой ноты.  Талант шлифовался упорным трудом, постоянной  учебой, высокой планкой, которую она себе поставила. Ирина –  мастер, она имеет право быть музыкантом со своим безапелляционным суждением. У нее есть чему поучиться. Это замечательно, что  теперь у Стародубцевой  есть возможность отдавать накопленное,  и в нашем городе есть люди, ценящие  такие бриллианты, как Ирина Стародубцева, умеющие создавать условия  для  них.

… Ирина верит в мистические совпадения и считает, что  у нее есть ангел-хранитель, который ведет ее, когда  судьба испытывает. Ее желания (большие и маленькие) часто  сбываются. Не стану изобретать велосипед и просто процитирую давний (начала 90-х) кусочек из интервью Ирины моей коллеге из  «ХН
- Ира, ты веришь, что твой Ангел-хранитель ведет тебя по жизни?
- Да, что-то есть. Ты знаешь, у меня иногда бывают такие удивительные вещи: совсем недавно пригласили выступить на юбилее одного предприятия, я зашла к директору, а у него в  вазе стоит одна высокая роза – одна, но совершенно волшебная, я не видела таких никогда – матово-персиковая, точеная, гордая. Я просто внутренне восхитилась: вот какая! А потом, после концерта, он подходит и дарит мне именно эту розу! Она до сих пор стоит у меня. А когда я была в первый раз в Шпайере, увидела большие зонтики –  тогда у нас еще таких и не было, их иногда называют семейными. И так они мне приглянулись! Но –  приглянулись и приглянулись – мало ли что понравится. И вот, нас приглашают выступать в ресторан. Мы приехали, выступили, а собрались уходить –  пошел дождь. Директор этого ресторана выходит нас провожать, протягивает бутылку шампанского и… большой зонтик! В упаковке, с их  фирменным вензелечком: «Вам презент от нашего ресторана". Я была ошарашена!.. Но самый интересный случай произошел уже сейчас, в мой последний приезд в Германию. Я  зашла в магазин посмотреть ноты. Вижу – лежит совершенно замечательное издание: Гендель для клавесина, виолончели и голоса. Купить – очень дорого, мне не по карману, я прошу продавщицу (изъясняюсь на ломаном немецком, но все понятно): «Можно отксерокопировать?» Она мне что-то говорит об авторских правах, не разрешает. Я спрашиваю: «А в библиотеке отксерокопировать можно?» В библиотеке – можно. Ничего не понимаю, почему там можно, а здесь нельзя, но, думаю, ладно, мне нетрудно сходить в библиотеку и там все это сделать. Чуть ли не в этот же вечер меня пригласили выступить в церкви при госпитале. Я спела, сажусь в машину уезжать, концертмейстер говорит: «Ира, я хочу сделать тебе подарок» и протягивает: Генделя! Я говорю: «Ох, это подарок прямо-таки от Бога!» Вот такие мистические вещи, такие подарки судьбы; но я думаю, что что-то есть – то самое, которое ограждает меня от большого зла. Все-таки ограждает. Музыка, мистика – иногда кажется, что эти понятия одного порядка.

   Мистика мистикой, но Стародубцева и впрямь  – яркое подтверждение того, что мечты сбываются, стоит только по-настоящему чего-то хотеть и работать, работать, работать... Ирину давно волновал вопрос: почему в нашем музыкальном городе мало внимания уделяется академическому пению? И… Бог услышал ее в святом месте – в Коренной пустыни. Ректор ЮЗГУ  Сергей Емельянов  сказал ей тогда: «Приходи. Потолкуем». Потолковали с пользой для города и его музыкальной культуры.
Ирине есть что отдать своим студентам. За дело она взялась истово. Самая молодая кафедра вуза – одна из самых успешных.


Виктор Норцов:
- Ирина – человек, отличающийся очень большой трудоспособностью и требовательностью к себе.  Прекрасно понимает свое положение на вокальной орбите области, но, тем не менее, «пашет» как студентка-отличница. День отдается делам кафедры и работе со студентами, а вечером занимается сама. Я пришел  работать в вуз на второй год после открытия кафедры. Естественно,  интересно было узнать,  с чего все начиналось. Ира рассказала, да и сам имел возможность многое увидеть и понять. Скажу совершенно искренне: ту ношу, которую Ира на себя взвалила, не всякий мужик выдержит, даже  при всех имеющихся у него профессиональных и организаторских возможностях. Очень многое она  сделала для того, чтобы в университете кафедру заметили...

Ксения Башкеева, студентка 4 курса кафедры вокального искусства. («Эта девочка, как и ее преподаватель, «пашет»  без выходных и праздников, а потому достигла очень многого. Как-то в разговоре она произнесла, что Ирина не только учит, но и воспитывает – сказал о ней Норцов):
- Ирина Филипповна – чудесный человек, замечательный педагог и прекрасная артистка. Она – лучшая из певиц, пению  на сцене отдаётся вся, до последнего вздоха. После её концертов не хочется уходить, хочется кричать: «Браво! Бис!», только бы услышать ещё раз её чарующий голос. Она –  боец, в котором энергии гораздо больше, чем в любом олимпийском чемпионе. Она – неисправимая оптимистка. Стоит ей улыбнуться или засмеяться, как все окружающие тут же светятся радостью. Она – вторая мама, которая не будет осуждать, а укажет на ошибки и подскажет,  как их исправить. Она –  мудрейшая из учителей. Я порой удивляюсь, сколько  она всего знает. И весь свой опыт, все свои знания она старается передать нам, своим ученикам. Я безгранично счастлива и горжусь тем, что я – Её студентка.
 
Не только вокал,  но особое отношение к иностранным языкам,  актерское мастерство – все, что может пригодиться в профессии… Планов у Ирины громадье, и многое уже претворяется в жизнь. Многие весьма амбициозны, но, зная Ирину, никто не сомневается: у нее все получится. Единственный вуз в стране выпускает студентов с записью в дипломе «Концертный преподаватель, певец».

Она требовательна к себе, к сотрудникам, студентам и одновременно умеет поддерживать, вселить уверенность в своих возможностях, поднять крылья.
Ректор ЮЗГУ Сергей  Емельянов восхищается Стародубцевой. Ее работоспособностью, требовательностью  к себе, человеческими качествами! И надо отдать справедливость ректору: условия для работы  кафедры созданы замечательные – и просторные помещения, и дорогостоящие инструменты, рояль фирмы «Стейнвей»…
Ирина – человек надежный  и по-хорошему консервативный. Верная  семье – родительской и своей, мужу, сыну, теперь и семье сына. Впрочем, семья  у Стародубцевых-Хоменко одна – большая и дружная. С корнями, уважением к старшим. Много лет жила в их семье тетя Мария  Степановна,  мамина сестра. Помогала растить детей (своих Бог не дал), и потом, когда  стала жить отдельно, все равно осталась  под  крылом ставших на ноги Ирины и ее брата. Крепкие здесь родственные связи.  Родители Иры – люди с твердыми устоями, другим  всегда помогавшие, профессионалы (папа  Филипп Васильевич – офицер КГБ, мама Лидия Степановна,  всю жизнь, как тогда говорили, на «советско-партийной работе»).
С мужем Ирину (тогда еще Ирину Хоменко) познакомил бывший поклонник, с которым она умудрилась остаться в дружеских отношениях.  Сначала показал армейское фото друга, тоже, как и он, Валерия, потом привел в дом, он почему-то был уверен: эти двое друг другу подходят. Они и впрямь подошли друг другу идеально.  Ирина увидела высокого симпатичного парня на пороге своей квартиры, и сердце замерло. «Прямо как у Татьяны Лариной: «Она сказала: это Он!» -- смеется Ира.  А тогда представились церемонно: «Валерий Павлович».  – «Ирина Филипповна». Валерий Стародубцев, студент Харьковского юридического, проходил преддипломную практику в Курске.  Поженились.
А когда Ирина родила  Антона,  на  установочную  сессию с кормящей мамой ездили всей семьей, пока Ирина училась, с младенцем нянчились муж или мама.  И дальше, все  девять консерваторских лет, весь многолетний Иринин учебный марафон  Валерий  перенес стоически.  Приезжал  в Саратов, готовил обеды, поддерживал  во всем. И вообще – он всегда за нее. Муж брал отпуск на время зимней сессии, мама – летней. Мама сказала, когда дочь решила продолжить обучение на вокальном: «Пока я жива  – учись».
Ирина благополучность, крепкий тыл, ее  успех у зрителей, спокойная уверенность в себе и простота, которую она может себе позволить, откровенная самодостаточность не могут не вызывать ревность, зависть и от нее производные.
Ирина всегда нравилась мужчинам, но никогда не давала мужу повода для ревности, он в ней уверен. И не зря. Не раз приходилось видеть, как мило, по-дружески, хотя и очень женственно,  Стародубцева общается с  поклонниками ее таланта мужского пола: никому не придет в голову обидеться, что его «не засчитали за мужика», всем понятно: примадонна –  дама с устоями.
Перед глазами эпизод конца 90-х. Какое-то мероприятие в ресторане «Центральный», кажется, журналистское. Среди гостей, за соседним столиком – космонавт (убей, не вспомню, кто именно), не из тех, первых –  «мужчина в полном расцвете сил». Ирина поет романсы. Он не сводит с нее глаз. Задаю ему наводящий вопрос и (сваху во мне видно издалека)  слышу умоляющее: «Познакомьте!  Хороша!» Но все было как всегда: Ирина  улыбалась, смеялась  и…  не давала повода!

Ирина всегда любила учиться и учить. Она – патриотка страны и родного города. Ей доставляет удовольствие рассказывать о нем в зарубежных поездках. Немного таких,  имевших возможность быть востребованными в столицах  и других странах и не променявших на них родную провинцию (Ирина Стародубцева, Леонид  Винцкевич да еще – по пальцам). Она азартна: «В мире столько красивой музыки! Ее петь – не  перепеть!»,  «Священнодействуй или убирайся вон!» – фраза Щепкина, великого земляка – один из ее девизов в профессии.
Она умеет себя уважать.  А тех, кто не понимает высокого звания «Артист», умеет ставить на место – изящно, иронично, спокойно. Примеров тому много. В нашем крае с давним отзвуком жесткого крепостного права –  редкость. Любви к ней «шестерок»  всех  мастей это не прибавляет.  «Людей надо беречь. Артистов надо уважать».         
Ее работоспособности не устают удивляться многие. Нынешний директор филармонии  Алексей Конорев: «Если поздно вечером в Малом зале пустой филармонии звучит рояль –  значит,  это точно она,  Стародубцева».
Америка, Германия, Китай,  Испания, Мальта… И концерты в Чечне,  на АПК «Курск», в детских домах, цикл концертов-лекториев в школах Промышленного района… А в лихие 90-е  пела в ресторанах и была «челноком». Правда, при  более  комфортных  условиях: в Ченстохове жила тетя и двоюродные братья.  Вместе с мужем везли баулы с вещами  в Польшу, стояли  на  местном ченстаховском  рынке  в  мороз и жару,  а  в Курске сдавали купленное в Польше в комиссионку. Выживали.  Белоручкой  и чистоплюйкой  Ира не была никогда. Она боец.
Выглядит  Ирина  всегда безупречно – и на сцене, и в обычной жизни. Хороши ее концертные наряды,  к  месту и времени повседневные. Искренняя, открытая улыбка, умные глаза…
Ирина смешлива и остроумна, полна самоиронии. Помню,  как-то говорили с ней о современной  журналистике, желтой прессе. Ирина очень смеялась, приводя многочисленные примеры из собственной жизни. Так, как-то одна курская  газета вынесла в  заголовок «новость»: «Ирина Стародубцева встретила Новый год в тюрьме!» Оказывается, речь в заметке шла о концерте, который Ирина дала перед заключенными колонии в один из предновогодних дней. Другая б обиделась и потребовала сатисфакции (друзья звонили и возмущались): Ирина отмахивалась: что, мол, с них, убогих, взять!
У Ирины есть внук. На бабушку примадонна никак не похожа, но  статус этот ей очень нравится. Ей вообще многое в этой  жизни  нравится. Всегда нравилось жить,  выкладываясь по полной. Она любит свою жизнь,  благодарна судьбе, и они, серьезно испытывая порой на прочность, отвечают ей (дай Бог!) взаимностью. 
(Курян моих прекрасные черты", книга вторая)


Рецензии