Ничто не забыто

22 июня - день начала Великой Отечественной войны.

Школу в деревне Бояриново закрыли несколько лет назад. Школьный архив спасла заведующая библиотекой Татьяна Петровна Беляева, перетащив в свою вотчину все, что от него осталось после ликвидации школы.
Не так давно, разбирая бумаги, она наткнулась на письмо с пожелтевшими страничками и приложенную к нему старую вырезку из газеты. Письмо написала мать воина, погибшего за освобождение нашего края от немецко-фашистских захватчиков. Она благодарила школьников, учителей и жительницу д. Ясеновец, вблизи которой был похоронен ее сын, за то, что его могила не забыта.
Вырезка из газеты сообщала о деятельности спецгруппы, посланной на задание разведотделом Калининского фронта, которую возглавлял ее сын Евгений Заторяев. Его группа сообщала данные о расположении немецких аэродромов, о скоплении войск на ж/д станциях Идрица и Пустошка, подорвала железнодорожный и шоссейный мосты у д. Тележники, выручала партизан, сообщая о подготовке немцами карательных операций. Совместно с партизанами группа Заторяева разгромила полицейские волостные управы в деревнях Лужки, Уклеено, Тележники. Последний бой восемнадцатилетний сержант Евгений Заторяев принял возле д. Балбуки при добыче «языка» в сентябре 1943 г. Он был посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.
Татьяна Петровна задумалась: школа закрыта, на месте д. Ясеновец – пустырь, а ее жительница Осипова Татьяна Федоровна, ухаживающая за могилой, уже давно умерла… Надо было найти место, где был похоронен Евгений, привести в порядок могилу и, может быть, впервые за 74 года, что он лежит на нашей Себежской земле, совершить молитву о упокоении его души. Татьяна Петровна разыскала местного жителя, который еще что-то помнил о месторасположении могилы Жени и согласился отвезти ее туда. Они нашли место захоронения, на котором сохранились и могильный холмик, заросший травой, и небольшой обелиск с красной звездой, и фотография, с которой на них был обращен твердый взгляд мужественного человека, почти мальчика, в свои 17 лет сказавшего: «Мама! Мое место – на фронте… Десятый класс закончу после войны…».


Рецензии