Дарья Донцова-примадонна иронического детектива

ДАРЬЯ ДОНЦОВА. ПРИМАДОННА ИРОНИЧЕСКОГО ДЕТЕКТИВА
                ИЛИ
                ЧТО ДОСТАНЕТСЯ ПОТОМКАМ?

Следом память услужливо развернула
картину жениховства с Зоей. Отчего красавица
накинулась на Андрея, с ходу потащив
его в постель? Зоя слыла в среде студентов
гордячкой-недотрогой, никаких романов
она ни с кем не заводила, и вдруг
такой пердюмонокль.
    Из детектива «Яблоко Монте-Кристо»
   
   «Читайте романы примадонны иронического детектива Дарьи Донцовой», - это из анонса издательства «ЭКСМО» в книге этого жанра «Бенефис мартовской кошки» (Москва. ЭКСМО. 2003).
   Но это ещё не все эпитеты, восхваляющие писательницу.
   Здесь же: «ВКУСНАЯ книга от звезды иронического детектива». Речь не о детективе, а о «Кулинарной книге лентяйки» Дарьи Донцовой.

   Из «Словаря русского языка» С.И. Ожегова: «Ироничный – с иронией; исполненный иронии. Ирония – тонкая, скрытая насмешка». Прилагательное от «ирония» – «иронический».
   Не поняла, почему детективы Дарьи Донцовой представлены «ЭКСМО», как иронические, а не ироничные.
   Примадонна! Звезда!  Прочитав такое о писательнице, кто не кинется сразу же читать её книги!
   Здесь моя ирония.

    Я читаю книги. Романы, исторические монографии, стихи… Детективы не часто.  И они не вызывали у меня до сих пор такого негатива, как у Заи, персонажа из «Бенефиса мартовской кошки»:
   «Зая не выносит курильщиков, и её раздражает моя манера есть в кровати шоколадки, а при виде детективного романа она делает такую мину, словно наткнулась в чисто вымытом кухонном шкафчике на таракана».
   Тараканов мы ещё вспомним.  Рыжих – прусаков, а также то ли эфиопских, то ли мадагаскарских.

   Я читала детективные сочинения Агаты Кристи. Они мне нравятся. За интересные сюжеты, оригинальность частного детектива Эркюля Пуаро, тонкий юмор и деликатность литературного языка. Хотя слово «корова» по отношению к женщине и здесь присутствует. Но действительно ли это слово есть в оригинале, а не вставлено переводчиком, я этого не знаю.

   Конечно, о детективах Дарьи Донцовой я слышала. Она рассказала в одном из интервью, как начала сочинять. Как-то в библиотеке на стойке в гардеробе я видела десять или чуть больше экземпляров разных детективов этого автора. По десять рублей. Наверное, не раскупили в каком-нибудь магазине.
   Но вовсе не эти не раскупленные книги побудили меня прочитать два её детектива.
   Судьба книг похожа на судьбу людей. То светлая полоса, то тёмная. То успех, то провал.

   В вестибюле дома, где я живу, частенько появляются стопки книг. Я также выношу книги. Правда, расставаться с ними мне трудно.
   Не так давно на таком своеобразном книжном развале я взяла два детектива этого автора. Уже названный «Бенефис…» и «Яблоко Монте-Кристо» (то же издательство: 2006 г.) Книги лёгкие, небольшого формата, в мягкой обложке. Не обременительно брать с собой и читать в метро. Что я и сделала. Правда, когда читала, страницы стали выпадать. Но дарённому коню в зубы не смотрят.

   На днях в газетном киоске я увидела книгу этого автора «Голое платье звезды». За 164 рубля.  Примерно три килограмма бананов. А в другом киоске несколько её произведений продавали по 80 рублей. Я рассмотрела их в стопках детективов, написанных только сударынями.

   Я бы не стала тратить время, чтобы рассказать о своём впечатлении от этой литературы. Но ведь книги живут веками. Разве не важно, что будут думать наши потомки, читая книги, оставленные им в наследство ушедшими поколениями?
    Такую литературу оставлять в наследство стыдно.

   А книги Дарьи Донцовой будут жить долго. Не потому, что они гениальные. А потому что тираж солидный: «Бенефис мартовской кошки» - 70 тысяч; «Яблоко Монте-Кристо» (советую присесть на стул, чтобы не упасть) – 400 тысяч экземпляров.
   Ещё один повод прочитать эти детективы: мне хочется понять, за какие достоинства издательства выпускают книгу в 400 тысяч экземпляров, если в нынешнее время массовым считается тираж в 3-5 тысяч?

                КНИГА – ОБЩЕСТВЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО

   Должна ли художественная литература учить? Языку общения, правилам поведения, поступкам… Мнения разные.  Но есть одно устойчивое: книга – источник знаний.
   Я не уверена, что стихотворения, романы, детективы, пьесы особенно влияют на жизнь людей. На построение этой жизни, если можно так выразиться.
   Читая, мы удивляемся, восхищаемся, возмущаемся. А потом наша жизнь идёт той же дорогой, что и шла. До прочтения новой книги.
   Можно предположить, что кого-то какие-то книги побуждают изменить свою жизнь в лучшую сторону – подобно литературному герою. Или толкают к дурным поступкам. Но, по-моему мнению, таких впечатлительных натур единицы.
 
   Роман «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского я определяю, как пособие для убийц. Там всё подробно: разведка будущего места преступления, орудие убийства, подробное описание, как преступник убивал несчастную старушку, а потом заметал следы; как возвращался на место преступления и следил за ходом расследования.
   Мне не попадалась статистика, но могу предположить, что после выхода этой книги и затем многократного её переиздания, если и увеличилось количество похожих преступлений, то вовсе не из-за появления этой книги.

  Окружающая среда влияет на людей сильнее, чем книги. Но даже не стоит спорить, что литература и искусство нужны и важны. Они, словно сироп, подслащают нашу рабочую и бытовую суету.
   Но не всякая литература может подслащать.

   Что я, читатель, получила от названных детективов?
   Прежде всего, я многому удивлялась.
   Не знаю, как литературные критики обозначили бы стиль этих произведений Д. Донцовой. Я назвала его залихватским, разудалым. Со множеством слов, которые не принято употреблять в общественном пространстве. А книга – общественное пространство.
   Иронии в них ни на грамм.  Это тонкое чувство, в котором, пусть насмешка, но деликатная, не пошлая.  Видно, что автор не понимает, что такое ирония и что такое цинизм.
   Написаны эти книги левой пяткой (см. названный словарь С.И.Ожегова). Ни одного меткого сравнения! Ни одной фразы, которая могла бы стать афоризмом и «уйти в народ»!
   И много дёгтя.
   Русский писатель М. Е. Салтыков-Щедрин назвал стихи поэтессы, жившей в его время, мотыльковой поэзией. И прозе подошло бы такое название.

                СБЕЖАЛА С САКВОЯЖИКОМ И МОПСОМ

    «ЭКСМО» о своём любимом авторе:
   «В книгах Дарьи Донцовой всё правда! Её героиня отчасти списана с неё самой: кошки, собаки, дети, мужья… Её хобби вязать и печь пироги, а между делом – придумывать преступления».   
   Коротко перескажу сюжет детектива «Бенефис мартовской кошки».
 
   Главная героиня Дарья (Даша) Васильева - мама и бабушка; четыре раза выходила замуж и разводилась; живёт в большом доме в Ложкино; много собак, кошек; есть домработница.
   Дама когда-то преподавала французский язык, бегала по урокам, заработала гастрит, питаясь бутербродами и печеньем. К моменту детективной истории нигде не работала; так себя утруждать, как раньше, ей уже не надо. Семья богатая.
 
   Правда, я не поняла, каким образом семья Дарьи разбогатела. Или она, как отходные, получала при разводах от всех своих мужей много денег. Такое случается. Или деньги зарабатывал её сын – адвокат. В это я поверю.
   В России представители двух профессий никогда не окажутся за чертой бедности: адвокаты и стоматологи.

   У Дарьи «новенький серебристый «Пежо-206». Она балует себя кофе и разными вкусностями исключительно в элитных кафе и ресторанах.
   В тот день героиня устроила себе отдых. Приехала в самый центр, «загнала «Пежо» в паркинг при подземном магазине, который хозяйственный Лужков воздвиг на Манежной площади, и принялась самозабвенно ходить из магазина в магазин, меряя вещи и нюхая духи…».
   «Обалдев от витрин», зашла в кафе «Манеръ», слопала там торт со взбитыми сливками, выпила капучино. И решила пройтись по улице, которая раньше носила имя Герцена.  Дарья идёт и вспоминает свою бабушку Афанасию, которая водила её в консерваторию – чтобы внучка не путала Моцарта с Бетховеном. Но после её смерти Дарья ни разу не была в консерватории.

   Пока всё безоблачно.
   Добралась героиня до памятника композитору П. И. Чайковскому. Присела на скамейку. Там уже сидел «дядька». Героиня наблюдает за публикой. Народ рвётся в консерваторию; значит, там что-то будет интересное.
   Вот как выглядел сосед по скамейке: «Красивый, явно дорогой костюм, похоже от Хуго Босс, ботинки из кожи кенгуру, неброский галстук, за который отдано долларов двести, зажим с бриллиантовой крошкой, одеколон от Шисейдо…».
   Он не дядька, а молодой человек.

   И тут появляется «шикарный чёрный лаковый автомобиль». Шофёр распахнул дверцу. «Из недр «Мерседеса» выскочила молодая женщина (опускаю замечания автора о безвкусице большинства, по мнению Дарьи Донцовой, людей, у которых появились деньги).
   Эта дама одета безупречно и до носа героини «долетел изумительный аромат «Миракль» от «Ланком». Это была Арина, возлюбленная «дядьки». Звали его Стас. Арина окликнула его. Сняла с ручки колечко, бросила его на асфальт и наступила ногой.

   Оказывается, Стас поджидал её. Они договорились пойти на концерт в консерваторию. Но…
   - Стас, - мило улыбаясь, повторила дама, - я никуда с тобой не пойду!
   - Не понял, - оторопел мужик. – У тебя изменились планы?
   -  Нет, - продолжала цвести улыбкой Арина, - просто я сообщаю, что не только в консерваторию не пойду, но и срать с тобой на одном поле не сяду.
   Удивились словечку? Рано удивляетесь. То ли ещё будет!

   Здесь есть размышления героини Дарьи: о том, что негоже закатывать скандалы на людях. И ни тени осуждения девушки за слово «с—ть».
   Вот ведь какие оригинальные персонажи в этом детективе: разъезжают в импортных автомобилях, одеваются со вкусом, духи – на зависть знатокам. А изъясняются так, словно они не учились даже в церковно-приходской школе.
   Такими их родило воображение примадонны иронического детектива.
   
   Дальше сюжет развивается так.
   Арина укатила в лимузине, взятом на прокат.  Это ради того, чтобы как можно больше пыли пустить в глаза любовника. Стас огорчался недолго; уговорил «девушку» Дарью пойти с ним в консерваторию. Чуть-чуть пококетничав, она соглашается.  Из разговора выясняется, что они немного знакомы; вернее, имеют общих знакомых.
   У Стаса Комолова контрамарки в директорскую ложу. Начался концерт. Они немного поговорили. В ложе душно. И вдруг Стасу становится плохо. Нужна вода. Дарья выбегает из ложи. Видит молодого мужчину у окна.
 
   Не надо даже сомневаться, что он был «одетый в тёмно-синий костюм не слишком хорошего качества». У служащего консерватории никак не могло быть ботинок из кожи кенгуру!
   Мужчина не посторонний, он был на рабочем месте.  По ходу сюжета выяснится, что он замещал свою заболевшую тёщу- капельдинершу. До туалета, где можно взять воду, бежать далеко. Дарья берёт у мужчины бутылочку с минеральной водой и валокордин. Стас выпивает воду.
   До лекарства дело не дошло. Стас умер.

   Пересказывать всё сочинение я не собираюсь. Хочу лишь выделить то, что в книгах меня удивило.    
   Не очень убедительно автор рассказывает о том, почему вдруг окружающие решили, что Стас убит, и убила его Дарья. Просто с бухты-барахты; ни с того ни с сего.

   Усталая Дарья приехала домой. Только легла в кровать, как появилась Зайка (невестка) с интересным сообщением. Во дворе стоял микроавтобус, а рядом курили двое молодых мужчин.
   Зайка решила, что это милиционеры и они приехали, чтобы арестовать свекровь.
   - Тебе надо бежать!

   И взрослая женщина, мама и бабушка, окончившая иняз; всё знающая и во всём разбирающаяся, поступила как несовершеннолетняя: схватила саквояжик, подготовленный Зайкой, и убежала через террасу.
   Помните, что у героини были собаки? Мопс Хучик «на своих кривоватых лапках» поковылял за хозяйкой. Вернуть его домой Дарья не могла – торопилась убежать.
   Так и появилась вторая дама с собачкой.

   Я считаю, что авторы даже иронических детективов не должны рассказывать читателям, что можно нарушать законы государства, в котором живёшь.
   В «Бенефисе мартовской кошки» этого вдоволь.
   А дальше, как вы понимаете, Дарья Васильева решила сама раскрыть преступление. Есть, кажется, телевизионный сериал «Любительница частного сыска Даша Васильева».

                МЕНТ – И НИКАК ИНАЧЕ!

   Неприятно поражает неуважительное отношение к правоохранительным органам страны. Детективы эти были написаны тогда, когда в России была милиция, а не полиция. И в «Бенефисе мартовской кошки» и в «Яблоке Монте-Кристо» милиционер – мент.
   Не понимаю, зачем российской писательнице, обласканной издательствами, участвующей в разных телевизионных программах, имеющей известность в стране, возможно, и за рубежом, употреблять жаргоны? На сюжеты детективов это никак не влияет.

   Можно было бы понять Дарью Донцову, если бы она сочиняла детективы, действие которых происходило в тюрьме или в среде тех, кто там уже побывал. Персонажи здесь могли бы говорить «мент». Но она описывает жизнь «сливок общества». А здесь столько апломба!

   Несколько примеров из «Бенефис…».
   Тело Стаса увезли. Дарья едет домой, в Ложкино. Её останавливает инспектор.
  «Высунувшись в окошко, я крикнула:
   - Ничего не нарушала, скорость не превысила, в чём дело?
   Довольно молодой парень, поигрывая полосатым жезлом, лениво оглядел новенький серебристый «Пежо-206», окинул взглядом меня и ответил:
   - Плановая проверка автомобиля.
    Мальчишка явно хотел заработать и искал повод, чтобы «обуть» обеспеченную тётку, которая нагло разъезжает в новёхонькой иномарке. Надо было просто открыть кошелёк и дать ему пятьдесят рублей. Но внезапно меня охватила злость. Это с какой стати я должна поощрять разбой на дороге? Между прочим, я совсем не виновата. Ладно бы нарушила правила, тогда и раскошелиться не жаль, но просто так совать наглецу рубли?! Знаю, знаю. Сейчас вы начнёте говорить про то, что у сотрудников ГИБДД крохотные оклады и огромные, многодетные семьи, но ведь врачи, учителя, пожарные тоже не могут похвастаться огромными зарплатами».

   «Обуть» тётку, огромные многодетные семьи, ладно бы нарушила правила, тогда и раскошелиться не жаль – я это комментировать не могу. Затошнило.
   Неприятно и то, что героиня называет инспектора на «ты». Наверное, таков этикет «сливок общества»: тыкать всем, кто, по понятиям «сливок», ниже рангом.
   Инспектор потребовал показать аптечку. Там не было… презервативов. Длительный разговор на эту тему. В самом деле, в автомобильной аптечке должны находиться презервативы? Бред!

   Ещё больше несуразности в следующей сцене.  Рядом остановилась машина, из которой вышли две немки. Одна из них держала в руках мёртвого ёжика. Его случайно задавила их машина. Объяснились с инспектором.
   «То ли мент и впрямь знал с десяток слов на немецком, - написала Д. Донцова, - то ли бюргерши владели зачатками русского языка, но минут через десять они договорились. Красивые бумажки перешли из кошелька «преступниц» в карман стража порядка…».

   Инспектор принёс лопатку и «мигом вырыл могилку». Ёжика похоронили. Немки плакали, а «патрульный торжественно снял фуражку».
   «Очевидно, это был единственный ёж на территории России, которого хоронила служба ГИБДД. Не хватало только прощального салюта и военного духового оркестра… Улыбаясь, словно кот, который от души нализался сметаны, мент пошёл в будку».

    Не обеляя милиционеров-полицейских, разные попадаются, я никогда не поверю, чтобы в подобной ситуации патрульный снял фуражку. Слишком опасная работа у инспекторов дорожного движения. Они погибают и калечатся на дорогах. Снять фуражку они могут при прощании с коллегами.
   Ради того, чтобы издательство выпустило книгу тиражом 70 тысяч, автор перешёл все границы дозволенного.

  …  Героиня всё в бегах.  Но пока ещё в Москве. Зашла к старому знакомому Алексею Зырянову. Он стилист, работает в Доме моделей.
  Уверен, что именно Дарья убила Стаса. И говорит прямым текстом:
   - Охота тебе всё отрицать, бога ради, мне, честно говоря, без разницы, убила ты Комолова или нет, в нашем кругу не принято никого осуждать, всё-таки мы люди высшего света, сливки общества, но имей в виду, правоохранительные органы грубы и неделикатны. Я бы на твоём месте уехал из Москвы. У тебя же вроде имеется французское гражданство?
  Откуда у Зырянова уверенность в её виновности? Он шагу не сделал, чтобы Дарье помочь разобраться в этой странной ситуации. И вообще, друзья её были в стороне. Только в самом конце повествования появился её давний друг – Александр Дегтярев, полковник «из органов».

    В детективах, как правило, одним трупом авторы не ограничиваются.  Опять смерть.
   «Затем появилась «Скорая помощь», сотрудники которой, разведя руками, -  написано в «Бенефисе…», - констатировали смерть и мигом вызвали милицию. Визит служащих МВД довёл Марианну Максимовну до приступа холецистита. Грубые, неотёсанные дядьки, которые даже не подумали снять грязные уличные ботинки, вели себя словно хозяева. Громко разговаривали, курили и без конца задавали идиотские вопросы…» 
    «Грубые, неотёсанные дядьки» - зачем так о милиционерах?

    Оказалось, что на пороге квартиры Марианны Максимовны внезапно умерла та Арина, которая не пошла со Стасом Комоловым в консерваторию. Несчастье: умерла молодая женщина! А соседка, по замыслу автора детектива, заботилась о чистоте своих полов.
   Квартиры Марианны Максимовны и Арины были рядом. К манекенщице часто приходили гости. Они оставляли мусор возле двери соседки и налепливали на её дверь жевательную резинку («жвачку»).
   На замечания Марианны Максимовны Арина сказала:
   «- А ты на меня в КГБ пожалуйся, старая жаба».
   А когда Арине стало плохо, она позвонила в дверь «старой жабе».

   Один пример из детектива «Яблоко Монте-Кристо»:
   -«Но Юркин принадлежал к иной категории ментов; желая начать карьеру частного детектива, он заявил:
    - Я тут надурил вашего приятеля, не было вора!»

    Я уверена, что, если бы подобное – смерть Стаса – случилось на самом деле, то Д. Донцова сразу бы побежала в полицейский участок. Мы и бежим туда со всех ног, если нам нужна помощь. Как бы мы не относились к полицейским, к им умению раскрывать и предупреждать преступления, какие бы грехи им не приписывали, мы бежим к ним в случае несчастья.
   Требуя к себе внимания, сочувствия и уважения со стороны полицейских, мы должны уважать и их. По-другому нельзя.  И никаких жаргонов!

   Не только Дарья Донцова упражняется в унижении сотрудников правоохранительных органов. «Мент» живёт и сейчас, хотя уже несколько лет, как произошла замена милиции на полицию.
    В апреле этого года я прочитала интервью с киноактёром и музыкантом Александром Устюговым. Он участвует, как актёр в сериале «Ментовские войны» (11-й сезон существуют) и здесь используется его музыка.

    Наверное, писатели, сценаристы, режиссёры телесериалов, актёры, и, прежде всего, те, кто разрешает в книгах, фильмах использовать жаргон «мент», считают, что ничего страшного в этом нет. Не протестуют Госдума РФ, Министерство культуры РФ и иже с ними.
   А используют его творческие люди только для того, чтобы привлечь внимание читателей (зрителей). На их взгляд, все средства хороши! А на мой взгляд, в культурной, грамотной стране подобные жаргоны недопустимы. Они сеют недоверие к тем, кто обеспечивает безопасность россиян.
   Не плюй в колодец – пригодится воды напиться!

   Интересные концовки у этих сочинений: клубок преступлений разматывают всё же не частные детективы, а профессионалы. Чего и следовало ожидать.

                КИРЕНАИКИ. А ПО-РУССКИ - ТУСОВЩИКИ

      У древнегреческого философа Сократа было много учеников. Назову одного.
   Аристипп в 4-й веке до нашей эры основал киренскую философскую школу (сам он был из Кирены). Все, кто входил в это сообщество, назывались киренаиками.
   Высшим благом они признавали чувственные удовольствия и наслаждение жизнью; выражали идеологию рабовладельческой аристократии.
   В названных детективах сплошь киренаики, включая главную героиню Дарью Васильеву.

    Она пришла в Дом моделей и встретилась с модельером Лёшкой Зыряновым. Говорят они об умершем (или – убитом) Стасе Комолове.
      Даша спросила:
   « - Ты так хорошо знал Комолова?
    Зырянов хмыкнул, вытащил янтарный мундштук, изогнутый самым кретинским образом, выудил из кармана золотой портсигар, вставил тонкую сигаретку в мундштук…
   - Во-первых, его знали все; во-вторых, он шил тут костюмы, а в третьи – Стас – это же jet-set…»

   Дальше рассуждения Дарьи, то есть автора:
   «Jet-set! Откройте и перелистайте любой яркий, глянцевый западный журнал, обязательно встретите там это словечко, термин, который изобрёл в 70-е годы итальянский писатель Альберто Моравиа. Он назвал таким образом общество людей, жизнь которых состоит в поисках удовольствия. Найти в русском языке перевод этого слова довольно просто – это «тусовка», намного сложнее обнаружить само явление в нашей действительности. Я встречала в Париже этих людей, богачей, аристократов, плейбоев, авантюристов, охотниц за богатыми муженьками и жиголо…».
   Чем не киренаики?

    Автор рассказывает о путях проникновения в тусовку. Оказывается, даже если у киренаика нет в кармане «золотой» кредитки, ему достаточно прийти на тусовку в роли сопровождающего известного всем лица. Если тусовке он понравится, и она его примет в свои ряды, то дальше «члены тусовки начнут передавать вас по эстафете».
   Если звёзды правильно сойдутся, то дальше будет просто рай:
   «Для члена Jet-set не составляет никакого труда, позавтракав в Париже, вечером оказаться в Лондонской опере, а ночью отправиться в Мадрид».
   В Мадриде, наверное, смотреть бой быков.

   В детективе «Бенефис…» почему-то никому из персонажей не получается вести описанный образ жизни. Им судьба постоянно преподносит неприятные сюрпризы.
   Давно надо сказать, что Стас – альфонс (с французского: альфонс – проституирующий мужчина, состоящий на содержании у женщины). Он не стоит где-то возле дороги и не предлагает свои сексуальные услуги. 
   Симпатичный, «безукоризненно одетый молодой человек» -  Стас ухаживал и ублажал не молодых, но богатых, женщин. Они его содержали, покупали дорогие подарки. Помните его «неброский галстук, за который отдано долларов двести»? А ещё квартира, машина…
   Когда он надоедал даме, то она передавала его другой из их «высшего общества». Первый раз в опере, куда «ломанулся весь бомонд», Стас появился в обществе семидесятилетней, безумно молодящейся, Анечки.
   Откуда альфонс приехал в Москву, никто не знал. Но бомонд знал, каким местом он зарабатывал себе на жизнь.

  Мужской орган, конечно, не может быть вечно молодым и постоянно в рабочем состоянии.  «Представьте теперь ужас почти сорокалетнего парня, - написано в детективе «Бенефис…», - зарабатывающего на хлеб с икрой древнейшим способом, когда он понял, что его «милый дружочек» не такой резвый, как раньше. Со Стасом начали случаться обломы…»

   Я бы не стала обращать внимания на эту часть детектива, если бы в нём не назывались средства, которые Стас начал использовать, чтобы избавиться от импотенции.  Безобидные: китайский лимонник, курага с мёдом, гели не помогали.
    И как мужчина вошёл в норму? Догадались сразу? Конечно, он начал принимать наркотик (в книге он назван).
   Я думаю: а имеет ли право писатель рассказывать о наркотике, как стимуляторе сексуальной активности мужчины?  Это же пропаганда полезности наркотика, подсказка, рецепт!

   «Обломы», как у Стаса, - дело житейское. Причины импотенции очень разные. Никаких наркотиков и разных экзотических средств, которые предлагает реклама! Только идти к врачу. И не надо стесняться, чем страдают многие мужчины. В человеческом теле нет ничего неприличного. Неприличными могут быть слова, поступки.

   Ещё кое-что интересное из этого сочинения:
   «В России долгое время не было по-настоящему богатых людей. Наши тусовщики кочевали с фуршета на фуршет, частенько имея в кармане аккуратно сложенный пакет, куда, оглядываясь по сторонам, сгребали с тарелок пирожки, бутерброды и фрукты. Согласитесь, это не настоящий jet-set?, а пародия. Но потом положение изменилось. Сейчас я могу вам назвать с десяток москвичей, ведущих тусовочный образ жизни в европейском понимании этого слова».

   А как же обойтись без сравнения россиян с европейцами! Мода такая пошла.
   Это неправда! В России всегда были «по-настоящему» богатые люди. Оставлю в стороне жизнь богатой части населения до военного государственного переворота в октябре 1917 года, устроенного большевиками во главе с Владимиром Ульяновым-Лениным.
   В советское время среди творческих работников (в довоенное время – кинематографистов, получавших свою долю прибыли с каждой копии художественных фильмов) немало было состоятельных. Нельзя было назвать бедными раньше, а теперь – особенно, разного рода чиновников. У них были свои компании. И, конечно, они не кочевали с фуршета на фуршет и не воровали пирожки.

   И зачем так уничижать своих соотечественников? Можно было бы снисходительно отнестись к подобным рассуждениям Маруськи, Фаи, Реутова Анатолия (собаки Дарьи утащили одежду, пока он находился в кустах – средь бела дня! -  на рандеву с малознакомой девушкой), Риты, Фаси, Кары, Венедикта Павловича, Свиньи (кстати, так автор называет женщину: с большой буквы, как имя) –  действующих лиц детектива, не входящих в «сливки общества».
    О богатых, воровстве бутербродов – авторская речь.

    Здоровый человек всегда может заработать себе на хлеб, а если постарается – и на масло. В городах это не проблема.  А тусовщики – это такая порода людей. Оперение яркое, как у райской птицы, а руки и душа ленивые. Именно таких описывает Д. Донцова.

    Ходила ли на фуршеты и воровала что-то там Даша Васильева, не известно. О её доме с многочисленными комнатами в Ложкино, собаках, кошках и домработнице мы уже знаем.
    Но она чуть ли не до последних страниц «Бенефиса…» в бегах.  Ей всё время чудится, что за ней следят, пытаются поймать и арестовать. Поэтому несчастной даме пришлось пересесть с новенького серебристого «Пежо-206» на общественный транспорт.
    Мало того, она наняла в пригороде Москвы комнату (следует характеристика хозяйки Тины). Всё, что не Дашино, выглядит ужасно.  Понятно, почему. Теперь она рафинированная дама.

   Дом, где живёт уборщица на вокзале Тина (с высшим образованием), «серая пятиэтажка из бетонных блоков… ни домофона, ни кодового замка». Лифта тоже нет. Крохотные комнаты. В одной большая библиотека.
   «Я не всю жизнь провела в благополучии, - пишет Д. Донцова; возможно, это из её личной биографии, - богатство свалилось на нас не так давно. Долгие годы жила в Медведково, именно в таком блочном доме, и сейчас хорошо знала, какой интерьер скрывается за обшарпанной деревянной дверью».

   Быстро же она забыла ту жизнь в Медведково. Кстати, приличный спальный район в Москве. А если у неё была обшарпанная дверь, значит, она плохая хозяйка.
   У тех, кто не из тусовки, по мнению писательницы, обшарпанная дверь, жутковатого вида эмалированный чайник, и вновь «обшарпанная дверь мало презентабельной пятиэтажки».
   Выглядят не тусовщики так: мужик пьяноватый в мятой майке и жутких вытянутых «трениках» (автор назвала их раритетной вещью), неопрятная бабища…
   А у тех, кто составляет «сливки общества», золотой портсигар, безукоризненная одежда… И прочее такое.
   Если богатство сваливается, как манна небесная, то можно и выпендриваться (важничать, выставлять себя напоказ, проявлять гонор, капризничать).
 
   Спрятавшись у Тины, теперь Дарья (преобразованная до неузнаваемости макияжем, одеждой и даже линзами в глазах) пользуется электричкой.  Считает, что машину может засечь милиция. Устаёт от пакетов:
   «Когда несколько лет повсюду ездишь на собственном автомобиле, приобретаешь привычку не думать о сумках, просто запихиваешь покупки в мешки и засовываешь в багажник». 
   Читать это невозможно без ехидной улыбки. До этого героиня лет сорок носила пакеты в руках.
    Если судить по сочинениям Дарьи Донцовой, киренаики не перевелись. Только они другого разлива, с плесенью.

                ВОТ ТАКОЙ ПЕРДЮМОНОКЛЬ!

   Читаю в газете «Советская Россия»: «Желающих посмотреть мундиаль перевалило за три миллиона». Если бы не «шапка»: «ЧМ-2018 по футболу», можно было бы подозревать под «мундиалем» всё, что угодно, только не футбол.
   А что такое «пердюмонокль»? Спросите у автора детектива «Яблоко Монте- Кристо». В справочниках такого слова нет. Остаётся гадать: то ли это слово из другого языка, то ли фантазия автора.

   В этом детективе главный персонаж Иван Подушкин. По сюжету, он не владеет французским, как Даша Васильева.
   Какова бы ни была история происхождения этого слова, оно мне нравится. Именно пердюмоноклем можно назвать многое в упомянутых сочинениях.
   В детективах Дарьи Донцовой, как и предполагается в такой литературе, несколько трупов, а попутно - похищение ребёнка, попытки к самоубийству, самоубийства.

  А ещё интриги, ручки, усеянные бриллиантами, зависть, ненависть, вымогательства, пьянство, наркотики…
  А ещё – ни одной нормальной семьи. В отношениях мужей и жён, родителей и детей уродливые отношения, пошлость. 
   Мужчины, в большинстве своём, выставлены в неприглядном виде: никуда не годные отцы; от жён убегают, жёнам изменяют, с детьми не общаются.

   Не в лучшем виде показаны и женщины. Материнская любовь – сплошная патология.  Одна из героинь «Яблока Монте-Кристо» - Зоя. Именно с ней случился пердюмонокль. В четырнадцать лет её соблазнил мужчина.
    «Зоя была тихим, неконфликтным, послушным ребёнком, - написала Д. Донцова, - наверное, поэтому она не подняла крик, когда Иван Николаевич ночью пришёл в её спальню. В тот год Зоечке исполнилось четырнадцать лет, но она уже была вполне сформировавшейся девушкой.
   Ивану Николаевичу Зоя отдалась добровольно…
   То памятное лето Зоя провела просто замечательно. Днём она весело играла с Викой, ночью забавлялась с Иваном Николаевичем».
   Вика – дочь Ивана Николаевича, ровесница Зои. Девочка гостила в их доме.

   Как она там оказалась?
   Родители её бросили, несколько лет Зоя провела в детском доме, «откуда её взяла бездетная пара, простые люди: шофёр и домработница. Виктор и Нина. Виктор служил водителем у Ивана Николаевича, своего ровесника, занимавшего очень высокий пост».
   Дальше из текста видно, что «простые люди» всё знали; мало того, папа Виктор отвозил Зою на квартиру, где её ждал Иван Николаевич. Цинизмом веет от рассказа, как, увидев его, «малолетняя любовница прямо в прихожей стала снимать с себя школьную форму».
   
  Как вам эта история? У автора ни тени сомнения, что это рядовой случай. Ни слова осуждения «дядьки» (одно из любимых слов автора), соблазнившего несовершеннолетнюю девочку, и пары, которая удочерила Зою.
   Судить их надо! Но автору не до этого. Возможно, пироги подгорели и это было важнее, чем  размышлять о  надругательстве над девочкой.
   Затем в  жизни Зои были сплошные пердюмонокли.  Наверное, психиатры объяснили бы её поведение и поступки в дальнейшей жизни, как последствия тех  ранних сексуальных забав.  Психика её, явно «съехала».

    Конечно, в конце концов, Зоя забеременела. Родила мальчика. Подробности его рождения опускаю; здесь автор много нафантазировала. Вдруг у сына Зои обнаруживают рак крови. Нужен донор. Никто из родных не подходит.
   Врач, профессор (какой бы негатив не окружал современных врачей, в эту историю я не верю) сказал Зое: если она хочет спасти сына, то должна родить ещё одного ребёнка и этот ребёнок станет донором для её любимого сыночка.

   Ребёнок не получится без мужских половых клеток - сперматозоидов.  После рождения сына Игоря, Зоя с мужем перестала «спать». Потом выяснилось, что Андрей Вяземский стал импотентом. Но есть ещё зачатие в пробирке. Для этого он должен пойти в лабораторию и сдать сперму.
   Сначала Андрей согласился, а потом стал отказываться:
     « - Это унизительно!
      Глаза Зои расширились, она с презрением посмотрела на мужа и холодно произнесла:
      - Мне насрать на твои чувства, ясно? Речь идёт о жизни Игоря».

   Нравится слово «нас-ть»?  Ещё будет.   
   Зоя родит девочку. Не надо сомневаться в том, что этого ребёнка она не любила. Что странно, так как родила-то она вновь от уже престарелого Ивана Николаевича. Именно его сперму взяли для зачатия.  Андрей ходил в лабораторию для отвода глаз.
  А дальше в книге – полное беззаконие в том, как использовалась дочь - донор, которое подаётся автором как нормальное дело.

   В реальной жизни, безусловно, всякое случается. И вряд ли когда-нибудь сочинителям удастся все эти случаи описать.
   Но ни в реальной жизни, ни в литературе мне не попадался такой сюжет, как в детективе «Бенефис мартовской кошки».
   Чувствуется, что на кошку очень специфически действовал март – возбуждающе; она впадала в экзальтацию.

   Итак, ещё одна оригинальная, с моральной ущербностью,  история.
   Сын нанимает уже упомянутого здесь жиголо Стаса Комолова в любовники… своей матери.
    Арсюша Петров обращается к Стасу с такой речью:
   - Говорят, вы любите женщин среднего возраста и испытываете финансовые затруднения?..
   Когда мужчины отошли в сторону, Арсений быстро изложил суть дела. У него есть мать, ещё вполне молодая женщина, изнывающая от скуки и безделья. Лишённая работы и подруг, она куксится, устраивает истерики и скандалы, шпыняет невестку, приматывается к сыну.
   - Ты поухаживай за ней, - спокойно предложил Арсений, - букеты, духи, кино, театр…»

   Что такое «приматывается» к кому бы то ни было, не понимаю? Это также из разряда пердюмонокля, только литературного.
   По замыслу автора детектива, сын посадил матушку в «золотую клетку», разогнал её подруг, контролировал её жизнь:
   «Единственно, в чём её не ограничивали, это в деньгах. Частенько Арсений протягивал матери толстую пачку и предлагал:
   - Съезди в город, прошвырнись по бутикам».

   Стас должен полгода развлекать эту женщину, но не носиться с ней по тусовкам; Арсению «перешептывания не нужны».  Через шесть месяцев Стас получил десять тысяч долларов. Но аномальная эта история и закончится аномально.
   Камни возопиют!

   Пожалуй, к пердюмоноклям относится и долгий, нудный рассказ о тараканах. Нет, не о прусаках, хотя и они упоминаются в «Бенефисе…».
   Если бы исключить страницы о тараканах в детективе «Яблоко Монте-Кристо», то книга похудела бы на одну треть. Автор не называет тараканов-иностранцев, но, по описанию, это, наверное, мадагаскарские тараканы.
 
   Я их видела у знакомой женщины. Они, в самом деле, продаются в зоомагазинах; их разводят, как собак, кошек, рыбок… Дети попросили их купить. Потом дети выросли. За это время сменилось много поколений тараканов. Но в семье моей знакомой по-прежнему за ними ухаживают.
   В сказке «Маленький принц» французского писателя, лётчика Антуана Сент-Экзюпери есть мудрые слова: мы в ответе за тех, кого приручили. И кого посадили в клетку. И кого родили.

   Ничего страшного в них нет. Я со смехом читала в детективе, как взрослые люди испытали ужас, увидев такого таракана.  Интересно, что бы они сказали, если бы увидели таракана, сбросившего свою «шкурку» -  время от времени они линяют, становятся мягкими и бледными.
  Да, они большие и неторопливые; у них много ножек. Быстро бегает только новое поколение. Мадагаскарские тараканы вегетарианцы. Оригинальная деталь: они съедают сброшенную «шкурку». Наверное, белков не хватает.

   За счёт чего можно было бы сократить «Яблоко…» и что не имеет никакого отношения к таинственному событию, вокруг которого закручен сюжет детектива- смерти Стаса Комолова?
   Есть персонаж – провинциал Одеялкин. Чтобы не скучать в Москве (приехал лечиться), он решил заняться рыбалкой. Именно он и купил, как приманку, «эфиопских» тараканов. Сомнительная приманка для рыб, которые живут в реках, - не проглотят, подавятся.

   Неожиданно для читателей они стали омолаживающими жучками.  Помните о молодильных яблоках из русской сказки? Вот такая получилась перефразировка.
   Тут фантазия автора разыгралась вовсю:
   «Многие столичные великосветские дамы обзавелись аквариумами, где бодро шныряют мерзопакостные твари». Якобы, одно присутствие их в доме, разглаживает у женщин морщины, помогает худеть, избавляет волосы от седины.
     Подобных глупостей здесь немало.

   Если речь в детективе о мадагаскарских тараканах, то автору надо было бы больше о них узнать. Это ночные существа; днём они спят.  В аквариуме? Если только с крышкой. Иначе вылезут. Есть специальные ящики с дырочками – для света и воздуха. Нужны и домики, где они прячутся.
   Впрочем, и больше известные рыжие тараканы - прусаки, как и бомонд, ведут ночной образ жизни.

   «Великосветские дамы» в детективе -  это Кока, Мака, Люка, Зюка, Николетта. Есть и дедушка Пусик. Они в уже далеко пенсионном возрасте; маются от безделья; всеми фибрами души желают омолодиться.
   Чем не пердюмонокль!
   И ещё из этой же серии. Оказывается, фамилия Вяземский – аристократическая, а Иванова – заурядная.

                НЕ ЖВАЧЬСЯ! НУ, ПОЗЫРЬ…
 
    Меня очень повеселила примадонна иронических детективов.
    Но я и грустила. Объясню, почему.
    Удивил язык, на котором изъясняются персонажи. Поскольку в названных детективах есть «сливки общества» и люди как бы второго сорта, то автор и по языку общения их разделяет.

   Вот как разговаривают те, кто не из ближайшего окружения Дарьи Васильевой и Ивана Подушкина.
   Примеры из «Яблоко Монте-Кристо».
    Сцена в магазине:
   - Плюхнулась на виповский диванчик, словно приличная, ща ей мало не покажется (речь продавщицы)!
   «Жирная спина», «жаба», «Можешь тут вся скорчиться и посинеть» - это в адрес покупательницы.
   Молодая женщина – продавщица так грубо разговаривала с покупательницей, в которой она (по внешнему виду) увидела неплатежеспособную клиентку.

   Я вспомнила рассказанную мне реальную историю. После распада СССР и обретения Россией статуса самостоятельного государства, в Москве стали появляться магазины разного профиля из других стран. Вроде бы, французы привезли мебель.
   По их мнению, платежеспособен тот покупатель, кто одет с иголочки. На таких они смотрели с надеждой и, наверное, усаживали их на «виповский диванчик».
   Увы, они не знали, что с такой меркой к россиянам подходить нельзя.

   Однажды зимой в магазин зашла женщина старше средних лет: в валенках, фуфайке, платком повязанная. И сразу же начала рассматривать мебельный гарнитур – спальню «Людовик ХIV». Это был тогда писк моды среди новорожденных российских крезов.
   Французы снисходительно отнеслись к не презентабельной, то есть не внушающей почтение,  даме. Никто из продавцов и менеджеров к ней не подошёл и не предложил помощь в выборе мебели. А женщина расстегнула фуфайку, из её недр достала пачку «зелёных» и купила белую спальню.
   - Внуку подарю, - сказала женщина. – Он женится.
   Это стало хорошим уроком для продавцов-гостей.

   Россияне (за исключением небольшой части населения - из разряда «звёзд», «примадонн», «королей») отлично знают, что одежда и обувь – лишь вещи. Они прикрывают тело; спасают от  жары и холода. Фасоны к основной функции вещей не имеют никакого отношения, ибо на вкус и цвет – товарища нет.  Важно лишь, чтобы вещи были чистыми.

   Возвращаюсь к детективу «Яблоко…»
   В больнице.
   - Катька! Историю болезни забыла.
   - Ой, ща! – воскликнула «ватрушка» (так названа медицинская сестра) и побежала назад…
   - Ты че, хуже шунтирования ничего нет.

   Из рассказа Сони Работкиной о жизни соседей:
   - До того договорилась, что заявила невестке: «Вали отсюда! Петечке другая нужна, ласковая и заботливая!» Вот тут соседка прифигела, а потом напомнила свекрови: «Слышь, жопа! Кто у кого живёт? Квартира-то моя!»
   Она же, увидев на портьере вешалку:
   - Ваще!.. Кто её сюда прицепил?.. Ну, Ляля!.. Ну не дура ли, а?

   Андрей, муж Зои, которая уже не раз упоминалась здесь, кое-что узнав о своей семье, изрядно выпив, пришёл к Любе – подруге Зои.
   Сначала он сказал дочери Любы (девочка попросила гостя не грубить маме):
   - Молчи, подсучонка!
   Потом Любе:
   - Молчишь?.. В курсе, сука, чьё мясо съела?..
   - Зойка падла! Идиотка! А ты…стерва!
   - Открывай, падла! – орал он (Люба закрылась в ванной).
   - Уходи! – кричала Люба.
   - Сволочь!

    Сцена с тараканами в доме Норы, владелицы детективного агентства. Именно к ней приехал родственник Леха Одеялкин. Он говорит:
   - Ща народ с ума посходил, кого только дома не держит!
   Нора решила, что тараканы в её апартаменты прилезли из квартиры сверху, где поселилась певица Стелла Старз. Нора бежит к, по её заключению, «силиконовой долине, у которой всё не своё, губы, грудь, задница, зубы», так как уверена, что певица завела себе варана, крокодила или ещё кого-то и кормит «домашнее животное» уродами - тараканами.
 
   Звонит в дверь «сикозявки». И дальше эксклюзивные диалоги.
   Открывает «худенькая девочка в полупрозрачном халатике».
   - Ваще, блин, вы, фаны, охамели, - покачиваясь, заявила она. – Че приперли? Валите в задницу!
   - Ты Стелла? – рявкнула Нора (рявкнула – ещё одно любимое слово автора)
   - Не, - икнула красотка, - Магда.
   - Где Старз?
   - Так на кухне, жрет.
   - А ну пошли, - решительно отпихнула Магду Нора (владелица детективного агентства не знает, что входить без разрешения в чужое жилище нельзя? – В.Ф.)
  - Ты, ваще, кто такая? – слабо засопротивлялась девушка…

   Нора побежала в кухню. Там была ещё одна девочка (так её называет секретарь Норы Иван Подушкин).
   - Ты Стелла? – налетела на неё Нора.
   - И че? – вяло поинтересовалась та.
   - Да или нет?
    - Отвали, - равнодушно ответила певичка, - я хавать хочу, с утра, блин, ни крошки во рту. Сядь в углу и не… !

    Наверное, «звездулька» сказала слово, которое даже на фоне падлы, суки, жопы и других подобных, оно было таким непристойным, что автор поставила точки.
   А дальше долго и нудно о тараканах и разном другом, не имеющем никакого отношения к делу, которое взялось распутать агентство «Ниро».
 
   Минус автору детектива «Яблоко Монте-Кристо» за слова персонажа Ивана Подушкина.
   Не разобравшись со звонком из аэропорта Шереметьево и решив, что ему звонит пьяный, он (всё это происходит в квартире той же звездульки) делает такое заключение:
   - Ну что за страна! Сплошные алкоголики!

    О тараканах ещё далеко не всё. Вернулись в дом Норы. Легли спать. Ивану Подушкину захотелось пить. Он поднялся, вышел из комнаты, увидел ползающего на четвереньках Леху. Тот ловит тараканов, уползших из банки. Следовательно, певичка не виновата. Это его тараканы.
    Из монолога Лехи выбираю такие фразы:
   - …ой, Ваньша, молчи! Бабы-то перепугались до усрачки…

   Я бывала в разных городах, в сёлах и деревнях. Не слышала никаких «че», «ваще», «ща», «ниче» …  У народов России в разговорном языке есть диалекты, наречия; говорят с мягким и твёрдым «г», окают и акают… Каждая территория имеет свои языковые особенности. 
   В детективах Д. Донцовой действие происходит в Москве и в Подмосковье, где расположены усадьбы некоторых «сливок общества». Не понятно, где писательница слышала «ваще» и прочие обрубки слов, которыми заполнила свои сочинения.
   Даже в речи домработницы (в «Бенефисе…») есть подобный обрубок:
   «- Ща принесу, - вопит в ответ стоящая на первом (этаже) домработница…»
   Я живу в Москве. Ни разу не слышала «че», «ща»…
 
                ЛИБО ПОШЛИ В …

   Элеонора -  она же Нора, руководитель детективного агентства «Ниро»; богатая женщина; к ней в очередь стоят клиенты. Конечно, она также из бомонда.
   Но та очередь появилась не сразу. Надо было постоянно повышать эффективность работы агентства, делать его известным.

    Нора «велела созвать в конференц-зале всех служащих – от уборщицы до вице-президента и заявила собравшимся:
   - Вот что, господа, у меня для вас сообщение. Фирма должна стать на ноги, а вы не стараетесь, пьёте чай, жрёте булки и приходите на службу с часовым опозданием. Значит так! Предлагаю новый метод стимулирования работников: либо пашете, как я, либо пошли в жопу, выгоню любого, кого увижу с куском торта в руке.
   Обогатили свой словарный запас?

   Иван Подушкин представлен автором в детективе «Яблоко…» интеллигентным, сдержанным человеком.  На фоне других личностей он - положительный персонаж. Между прочим, сын популярного в своё время писателя.
   И Иван Павлович не оправдал моего доверия. Опускаю подробности, как он встретился с Андреем Вяземским, бывшим мужем Зои, о которой здесь уже много рассказано. В фирме этого гражданина работала его незаконнорождённая дочь. Обращался отец с ней грубо.

   Такая сцена. Девушка и Иван Подушкин выходят на улицу. Рассказывая о себе и о грубости отца, она разрыдалась, потом начала истерически смеяться.
   К ним «подлетела бойкая старушонка и заголосила:
   - Не плачь, девонька, козёл он. Ишь, старый кобель, на молоденьких потянуло! Развратник!»
   И как повёл себя «хорошо воспитанный человек, никогда не употребляющий ненормативной лексики»? Он сказал пожилой женщине:
   - Сделайте одолжение, идите в задницу.

   Похоже, что задница – ещё одно любимое слово примадонны детективов.
   Вот и Леха (надо думать, что правильнее было бы написать Лёха) туда же. Он задумал на тараканах сделать бизнес. Иван Подушкин его отговаривает, а в ответ слышит:
   - Иди в задницу, Ваньша! – воскликнул он. – Во сколько я сейчас получил. Штуку баксов от одной, кольцо от другой…

   Допустим, можно простить этому персонажу «задницу». Но зачем писательнице так неуважительно говорить о Москве? Что за сладость мазать сажей столицу России?
   Тот же Леха говорит Ивану Подушкину:
   «- Сыму жилплощадь, а если бизнес попрёт, свою фатерку в вашей мерзопакостной Москве куплю.
   Моё возмущение достигло точки кипения:
   - Алексей! Твоё поведение непорядочно. И потом, если ты считаешь мой родной город мерзопакостным, то отчего решил тут поселиться?
   - А в Москве идиотов полно! – возбуждённо воскликнул Леха…»

   И моё возмущение дошло до точки кипения. Да, Леха – литературная особь. Но в его уста слова вложила писательница.
 
   Ещё один пример, и хватит!
   Это из детектива «Бенефис мартовской кошки».
    Героиня Дарья очень рассеянная. Как уже было сказано, она прячется у Тины. У  Дарьи большая сумма долларов – на жизнь, на подачки тем, у кого она должна добывать сведения о преступлении, в которое замешана. Деньги надо куда-то спрятать. И она нашла тайник - стиральную машинку. Потом туда положила разные вещи, включила и…
   А тут к ней пришёл милиционер Андрей Иванович – молодой мужчина. По описанию автора, конечно, сирый и убогий.  Опускаю подробный рассказ, как собака разорвала его брюки и во что он переодевался.

   Сидит Андрей Иванович и с аппетитом пьёт кофе. А Дарья вынимает из машинки футболку, встряхивает её и… пошёл дождь из долларов. Милиционер, конечно, удивлён.
   Дарья пускается в странное объяснение: она собирает деньги на квартиру, а постирала их, так как ей нравится «когда кубышечка набита чистыми ассигнациями, ясно?»
   - Ага, - кивнул парень, - давайте развесим их на верёвочке, а то они все скомканные, как из задницы.

   Не верю, что милиционер может такое сказать.
   Так по воле писательницы, слово «задница» оказалось на Парнасе.

                НУЖНА ЦЕНЗУРА

   Вот как обогатила русский язык новыми словами примадонна иронических детективов: сикозявка, приматываться, подсучонка, прифигела, хавать, усрачка, поплохело…
   Мне тоже поплохело. Боюсь, что подобное недомогание появится и у тех, кто прочитает названные детективы, а в них ещё: «Зойка – падла», «Я ещё так сделаю, что корчиться станет, сука!», «имела подобную идиотку в подругах», «Надоела, коза неуклюжая» (отец дочери)…

   Зашла я в магазин Fix. Недавно там появилась и художественная литература. Увидела «Штамп на сердце женщины – вамп» Дарьи Донцовой. Издательство «Э»; тираж 20 тысяч экземпляров. Свеженький детектив – 2018 г.
   Покупать не стала. Полистала. Тот же разудалый стиль. Один из персонажей Собачкин. Увидев слово «домработница», и что-то о тупости, закрыла книгу.

   Ещё меня удивляет в творчестве Дарьи Донцовой заимствования в названиях её детективов.  Сама ли она даёт названия или это делают издатели? Знают только они. Но, безусловно, без согласия автора появиться они не могут.
    Это другая тема.  Возможно, кто-нибудь из коллег по перу за неё возьмётся.

    Для примера несколько названий.
   «Дантисты тоже плачут» («Богатые тоже плачут», киносериал, если не ошибаюсь - мексиканский); «Спят усталые игрушки» (из передачи, теперь на ТК «Культура», «Спокойной ночи, малыши»); «Кекс в большом городе» (американский телесериал «Секс в большом городе»); «Полёт над гнездом Индюшки» («Полёт над гнездом кукушки», пьеса и спектакль).
 
   Возмутительно: «Хождение под мухой», «Безумная кепка Мономаха» …
   Великий князь Владимир Мономах - храбрый воин, мудрый правитель, миротворец, строитель, писатель - оставил яркий след в истории Руси- России. «Безумная кепка» - это награда ему за все его благие деяния во имя Отечества?
    «Безумная кепка Мономаха» - оскорбительная пошлость в адрес реального человека. Автору надо изучить историю России.
   
    Как же выгодно отличается деликатностью ироничный детектив (художественный фильм) «Ищите женщину» по пьесе французского писателя Р. Тома «История одного убийства» от прочитанных мною детективов российской писательницы! 
    И также деликатны и интересны  телесериалы «Женская интуиция», поставленные кинорежиссёром и актёром Станиславом Говорухиным. Он недавно умер. Пусть земля будет ему пухом!

   Мало ли что напишет автор!
   Одно дело, если книга выходит, как пишут, «в редакции автора» и за деньги автора. В этом случае за содержание отвечает сочинитель. Хотя доля ответственности есть и на издательстве.
  Другое – если книгу выпускает издательство. В выходных данных названных детективов указаны ответственный редактор и редактор. А ещё, наверное, читает рукописи кто-то из руководителей: директор или заместитель. И все пропускают «сука», «жопа», насрать…

  Интересная деталь: ответственный редактор один и тот же все эти годы, начиная с 2003 г., когда вышел детектив «Бенефис мартовской кошки», и до нынешнего года. Может, он был и раньше. По фамилии трудно определить, это мужчина или женщина.
   Если и это женщина, то можно смело сказать, что эмансипация имеет и отрицательную сторону.

   Не стыдно с таким текстом выпускать книги? Раз печатают, значит, не стыдно, а издательство «ЭКСМО» не боится подмочить свою репутацию.   
   Или писательница так зазвездилась, что, перестав ощущать меру дозволенного, не позволяет редактировать свои сочинения. Или издательство боится потерять дойную корову (С. И. Ожегов: безотказный источник дохода), раз допускает подобную пошлость в книгах, а также не лицеприятное суждение о стране и Москве.   
    Стыдно подобное чтиво оставлять потомкам.

   «Москва мерзопакостная», «в Москве идиотов полно».
   «Ну что за страна! Сплошные алкоголики!»

   Если бы Д. Донцова нашла какие-то слова, осуждающие эти высказывания своих же персонажей, я бы не стала возмущаться. А я возмущена. Я гражданка России; никогда не меняла гражданство и не собираюсь этого делать. Люблю своё Отечество. Всеми силами стараюсь помогать своей стране быть благополучной и счастливой. Знаю о проблемах. Но они не решаются едкими, уничижительными характеристиками.

   Специально для Д. Донцовой перепечатываю из письма В. Г. Белинского, русского критика, А. П. и Е. П. Ивановым (конец 1829 г.):
   «Изо всех российских городов Москва есть истинный русский город, сохранивший свою национальную физиогномию, богатый историческими воспоминаниями, ознаменованный печатью священной древности, и зато нигде сердце русского не бьётся так сильно, так радостно, как в Москве. Ничто не может быть справедливее этих слов, сказанных великим нашим поэтом:
          Москва, как много в этом звуке
          Для сердца русского слилось,
          Как много в нём отозвалось»

   Жаль, что угасла литературная критика в России.  Она была бы полезна издательствам.
   Нужна цензура.


Рецензии
Здравствуйте, уважаемая Василиса. Очень интересна Ваша статья, большое спасибо.
--------------
Я решила как-то немного порассуждать, без упоминания авторов детективного жанра, которые необычайно работоспособны (скажем так).

Размышления «не профессионала» о литературе и писательском труде. Казалось бы, на первый взгляд: не этично сие занятие. Для этого необходимо, как минимум, закончить литературный ВУЗ, для начала(?). Приобрести опыт работы по полученной профессии, затем потрудиться славно на поприще, написав и издав, десятка три-четыре (как минимум!?) произведений - романов, выпущенных огромными тиражами и, прочитанных многими тысячами благодарных людей. И только после этого, он (она) – может пробовать размышлять о литературе и труде литератора, то бишь, писателя.

Как, однажды сказал некий успешный редактор, некоему автору :
«У нас есть замечательный «Проект»! Попробую объяснить популярно. Итак: надо написать десять – пятнадцать авторских листов текста. За месяц или максимум – за два, не более. Ну, конечно, не просто текста. Это должен быть роман. Такое «чтиво», чтобы «пипл схавал» и потребовал «добавки». Нынешняя литература – это бизнес. А если есть бизнес, то должна быть и «команда», приносящая «бабло». Извините, доходы… Авторский лист – это не «баран чихнул». Как правило, один авторский лист — составляет примерно двадцать три страницы готового текста или сорок тысяч печатных знаков с пробелами…»

Может ли один единственный автор собственноручно написать триста - четыреста страниц готового романа за пару месяцев? Это ж как надо работать? Денно и нощно, без сна и отдыха.
Элементарная арифметика в качестве примера. Скажем для начала, навыки набора текста на «компе». Есть асы в этом деле.
Секретарь-делопроизводитель высочайшей квалификации может набирать до пятисот знаков в минуту готового текста! Это фантастическая величина.

Спустимся, как говорится, «с небес». Хороший репортер - корреспондент с опытом работы, может набрать на «компе» за полный рабочий день где-то десять – двенадцать тысяч знаков с пробелами. Примерно – шесть или семь страниц готового текста формата А4. Это тоже высочайший класс.

Писатель? Тут все не так однозначно. Он – человек творческий. Шедевр, на мой взгляд, может быть только уникальным творением, над ним надо работать, имея талант вдохновение, опыт и мастерство. Можно создать десятки шедевров, в том числе и в литературе, но…. Ах, уж это «Но»…! Талантливыми, скорее всего, рождаются, а вдохновение – это отдельная тонкая субстанция. Опыт, как и мастерство – «дело наживное», приходят они не сразу. Путь к ним: знания и кропотливая работа. Писатель – это не тот, кто получил диплом литератора. Это – талантливый творческий человек, который постоянно работает над собой – в первую очередь, а во-вторых…, в третьих…. Не стану детализировать: каким образом он (она) это делает.

Производительность труда литератора подсчитать довольно сложно. Одни – пишут медленно, другие – быстро. Некий, достаточно известный литератор, не будем упоминать его фамилию, набирает в день примерно три страницы готового текста. Обывателю «средней руки» сие может показаться весьма малым. Тут есть свои нюансы: специфика творчества. В итоге: в день может получиться примерно шесть или чуть более тысяч знаков готового произведения. У кого как, бывает и более продуктивным итоговый результат писателя, но редко.

Что такое «Проект»? Это своеобразный «коллектив» или скорее, как принято нынче говорить – «команда» незримых «тружеников литературного цеха». Объединяет их всех – «имя», говоря проще – «Писатель». Некий человек, известный как автор нескольких десятков опубликованных романов, прочитанных многими тысячами благодарных поклонников и поклонниц его таланта.

Почему, собственно, нужна «команда», а не один единственный автор? Простая, как апельсин, арифметика: «бригада литературных негров» за установленный работодателем период времени способна сотворить значительно большее количество книг, чем один, даже сверхталантливый автор.
Писателю, обладающему «раскрученным именем», со временем постепенно уменьшается необходимость творить что-либо собственноручно. «Не царское это дело». Вполне будет достаточным организовывать координацию «команды незримых помощников», именуемых в определенных кругах – «литературными неграми».
------------
С уважением.

Александра Вежливая   14.12.2018 20:54     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Александра!
Благодарю Вас за эмоциональный отклик.
Литераторам всегда было трудно. И сочинять трудно, а издавать - ещё труднее. Из писем А.Чехова видно, что он "продавал" свои произведения дешево, вернее, издатель брал у него сочинения, обдирая, как липку. Как правило, издатель обогащается, а писатель - нет. Были подобные проблемы и у Льва Толстого и других.
Сейчас издавать книги трудно, так как издательства, чтобы выжить и иметь прибыль, ищут "жареное", вроде детективов Дарьи Донцовой и иже с ней.
Но книг разных-разных издаётся огромное количество, что видно в книжных магазинах. Покупают плохо, потому что дорогие. К тому же, для тех, кто хочет читать, есть библиотеки и Интернет.
Однако, человека, который хочет написать книгу, ничего не может остановить. В самом сочинительстве заложена изумительная прелесть. В конце концов, можно издать книгу за свой счёт. Подобное существовало всегда; об этом есть в мемуарной литературе.
И литературные "негры" были. Так создавал свои произведения Оноре де Бальзак, а в СССР - некоторые советские писатели.
Всего доброго и удач!


Василиса Фед   15.12.2018 21:23   Заявить о нарушении
Василиса, написать рецензию невозможно, потому что я уже писала. Хотела добавить, но отдельно не проходит, поэтому решила вклиниться.
Говорила уже, что из интереса осилила две книги Донцовой. Это сплошной пердюмонокль. Исходя из отзывов читателей, и довольно нелестных, её можно назвать классиком бульварной литературы. Но ведь читают.
О лексике - это вообще за гранью. Как приблатнённая употребляет ненорматив.
Ещё раз спасибо. Прочитала с интересом и согласна с каждым Вашим словом.

Валентина Колбина   17.02.2019 14:25   Заявить о нарушении
Здравствуйте, уважаемая Валентина!
Самое удивительное, что, когда я говорю своим подружкам о всяких ругательствах в детективах Д.Донцовой, не все разделяют моё мнение, что такую литературу нельзя оставлять потомкам. Говорят: "Это же просто книги; в них может быть абсолютно всё".
Литература должна просвещать; она не должна засорять русский язык нецензурной лексикой. Готова спорить об этом с кем угодно.
Желаю Вам всего доброго!

Василиса Фед   18.02.2019 20:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.