Приют безумных. Глава 36

36. СТОП
11 марта 2015 год, среда
Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет английского языка (№ 317)

- Вы время видели? – деловито осведомилась Елена Андреевна, когда зевающие старшеклассники вползли  в кабинет. – Урок десять минут назад начался. Если у нас тут элективный курс, это не значит, что можно опаздывать!

- А я упала по дороге, - сходу соврала Элиза. – Было скользко, темно и машины со всех сторон ехали…

- Элизочка, все в порядке? – заботливо поинтересовалась англичанка. – Ничего не болит?

- Да, все хорошо.

- Я помогла ей подняться, - добавила Кира, обрадованная тем, что не придется признаваться в том, что проспала.

- Проходите, девочки, - смилостивилась Елена Андреевна и перевела колючий взгляд на Веронику с Наташей. – У вас что?

- Мы проспали, - виновато пропищали старшеклассницы.

Англичанка, смерив удивленным взглядом идеально лежащие локоны Ракитиной и первоклассный макияж Старковой, проговорила:

- Ну, вот я именно так и подумала почему-то. В одной кровати что ли спали?

Развалившийся на предпоследней парте Кудрин прыснул в кулак.

- А че мы веселимся, я не поняла? - скосила в его сторону глаза Елена Андреевна. – Иди ботинки вымой!

- Они чистые, - возмутился парень.

- Я Ольгу Петровну позову! – эта фраза подействовала на Диму как красная тряпка на быка. Вскочив, он рванул к двери. – И пиджак почисти, - крикнула ему вдогонку англичанка. – Весь в перхоти!

«Зачем это говорить при всех? – недоумевала Элиза. – Кто виноват, что шампуни херовые. Необязательно человека позорить».

Вероника тем временем демонстрировала Елене Андреевне только что наращенные ногти.

- Кстати я в зал начала ходить, - защебетала она и поспешно добавила: - Хочу задницу подкачать. Хотите упражнения покажу?

Не дожидаясь согласия, Вероника поднялась со стула, обошла первую парту среднего ряда и, поколебавшись, вскарабкалась на нее.

Наташа закатила глаза, Элиза с Кирой синхронно задержали дыхание, чтобы не засмеяться.

Старкова тем временем встала на четвереньки и, выставив назад пятую точку, сказала Елене Андреевне:

- Блин, я забыла! Там то ли покачивания, то ли че…

- Это что такое? – на пороге материализовалась Ольга Петровна, державшая в руке волосатую пятерню Кудрина и наблюдавшая за происходящим огромными глазами.

Элиза, Кира и Наташа захохотали. Смущенная Вероника слезла со стола.

- Это, Ольга Петровна, Старкова демонстрирует упражнения для улучшения мозговой активности, - ироничным тоном проговорила англичанка. - У меня что-то голова в последнее время болит, я ее попросила показать.

Уланова, Соловьева и Ракитина прижали ладони к губам, боясь не сдержаться.

- А почему Кудрин по коридорам шастает? – не унималась классная.

- Понятия не имею. Я его отправила мыть ботинки и чистить пиджак.

- Опять без сменной обуви!? – прокричала Олга на ухо Кудрину. – Ни стыда, ни совести! Быстро на место! – парень уныло поплелся к своей парте. – Извините, Елена Андреевна, - классная развернулась, собираясь уйти, но, подумав, добавила: - Вероника, после уроков зайдешь ко мне в кабинет и покажешь свои упражнения. У меня тоже голова болит.

Как только за Ольгой Петровной захлопнулась дверь, раздался дикий смех.
 
- Ничего смешного, - обидчиво цокнув, заметила Вероника.

***
- Что-то мне снова не нравится, как вы сидите, - задумчиво проговорила Елена Андреевна.

- Да, наконец-то! – заорал Андрей, радостно потирая руки. – Думал, не доживу!

- Мечтай дальше, Шухов, - отмахнулась англичанка. – Тебе вообще грех жаловаться. Посадила с красавицей-отличницей, а он недоволен.

- Лучше с кикиморой сидеть, чем с этой…

Элизе ситуация показалась забавной, и она чему-то улыбнулась.

- Пересажу Витю к Кире, - решила Елена Андреевна.

10-ый «А» восторженно загудел. Такая реакция осталась для англичанки загадкой, но, заметив перекошенную мину Соловьевой и хмурое лицо Кабачкова, она засомневалась.

- Я с ней не сяду, - спокойно, но твердо ответил Витя.

Елена Андреевна даже растерялась. В классе воцарилось молчание. Элиза с Андреем обменялись понимающими улыбками.

«Ушла любовь, пришла ненависть», - решила Уланова.

- Пусть лучше ко мне Ларисочка сядет, - вдруг лучезарно улыбнувшись, добавил Кабачков и жестом поманил засмущавшуюся Мазорину.

Кира, кажется, позеленела от злости.

- Эй, так нечестно! – запротестовала Вероника и, быстро подойдя к Кабачкову, провела рукой по его кудрям. – Витечка, а что ты делаешь сегодня вечером?

- Для тебя все, что угодно, дорогая! – пафосно ответил парень.

Элиза разом выбила весь воздух из легких и закашлялась. Шухов заботливо постучал ей по спине.

«Не понимаю, - думала девушка, борясь с внутренней злостью. – Он че так зазвездился-то? Один раз пришел в джинсах и футболке и уже решил, что крутой качок? Ага, 10 раз! – Уланова перевела взгляд на совершенно разбитую подругу. – Соловей тоже спятила! Еле-еле не родила, когда его в «Столице» увидела. Нашла тоже мне секси. Мышцы, джинсы... Совсем крыша поехала. Сама его сначала послала, а теперь мучается…»

Из раздумий девушку вывел голос англичанки. 

– Открываем учебник на странице сорок два, читаем текст о субкультурах и составляем диалог в парах.

В паре Элиза - Андрей весь текст пришлось составлять Улановой, которая хоть плохо, но соображала в английском. Шухов даже не пытался вникнуть, ему в принципе все было до лампочки. Не зная, чем себя занять, он стал наблюдать за соседкой.

Андрей жадно ловил каждое движение девушки. Элиза смешно морщила лоб, подбирая к очередной реплике подходящее слово. Когда одинокая прядка распущенных волос выбилась из-за уха и упала ей на лицо, закрывая написанное, девушка взмахнула рукой и откинула шевелюру назад, открывая тонкую шею. Изящные пальцы с длинными ноготками до хруста сжимали ручку, которой она быстро водила по бумаге. Андрей прошелся взглядом по аккуратному уху с маленькой золотой сережкой, линии шеи, ключицам и остановился на верхних пуговицах блузки.

«Стоп!» - остановил себя парень, часто задышав.

Он плохо помнил, почему, прочитав диалог, Элиза получила «отлично», а он - «неуд».

Лучшая работа как всегда была у Кабачкова, который пафосно и очень четко произносил каждое слово.

«Сидит и думает: вот я какой англичанин, все телки мои!» - мысленно рассуждала Уланова.

- Элиза! – позвал девушку Андрей.

Та непонимающе повернулась. Еще бы! Он в первый раз назвал ее по имени.

- Ты слышала, как Кира отказала Вите? Это мне Космачев растрепался.

Взгляд девушки из растерянного стал презрительным.

- Не твое дело!

«Я же не спрашиваю, спишь ли ты с Ракитиной».

Словно прочитав ее мысли, парень язвительно заметил:

- Ревнуешь?

- Безумно! – прошептала Элиза, отворачиваясь.


Рецензии
Читая этот роман у тебя, всё больше убеждаюсь, что название для него слишком резкое, гиперболизированное что ли. Нормальные ребята, да, старшеклассники, гормоны прут, и с этим ничего не сделаешь. На них бы пахать, а тут сплошная учёба, причём, видимо, со всевозможными попытками пережить это время как можно проще... Может, мы и не такие и испорченные в этом возрасте? Мне почему-то вспоминается "50 дней до моего самоубийства". Вот это да, жесть. Или ещё лучше - "Заводной апельсин". Хотя! Каждый автор требователен в меру своей совести и какого-то внутреннего чувства, которое, наверное, можно назвать интуицией. Короче, я надеюсь, что впереди будет ОГОНЬ!!! И с нетерпением жду продолжения!

Марина Щелканова   10.07.2018 10:33     Заявить о нарушении
Как всегда спасибо за отзыв. Согласна, "50 дней до моего самоубийства" - жесть. У нас несколько проще было. Испорченные - потому что считают виноватыми всех, кроме себя. Недостатков полно у каждого в этой истории, но герои не видят их и делают жестокие и порой непоправимые вещи. Но это, конечно, от отсутствия опыта и пока еще детского мышления.

Элина13   12.07.2018 11:04   Заявить о нарушении
Ну, это поправимо)))).

Марина Щелканова   12.07.2018 18:32   Заявить о нарушении