Отшумело, отзвенело...

     Дождь. Дождь. Дождь. Будто чьи-то бесконечные слезы, «Ну что случилось с планетой людей? Перевернулся весь мир. Вот уже который год погоды нет на Земле моей»,  — поет умница Розенбаум. И он же: «Но мне жаль тех немногих забывчивых женщин лишь за то, что не кончилось Лето у  них».
    Как не хочется прощаться с летом! И это ничего, даже если оно не  слишком жаркое, в нем мало ясного неба, ослепительного солнца, цветов и праздника. Но лишь одно сознание греет — Лето.
    Но бабье лето все-таки подарило несколько солнечных дней, и уже чувствующая себя полноправной хозяйкой промозглая  осень ничего не смогла с этим поделать. Роскошь еще зеленой и буйной листвы лишь с проблесками «естественной рыжины», жаркое солнце, ни облачка на небе.
   В этот день я шла по улице своего детства и чувствовала себя живущей  на свете первый, а не четвертый десяток лет. Именно такие сентябри стояли тогда на Земле. Пахнет солнцем, каштанами и чуть-чуть сухими листьями, дети мчатся из школы, чтобы побыстрее выйти на улицу и успеть застать это великолепие, а у женщин счастливые и грустные одновременно глаза.
...А на следующий день снова вернулась осень. «Бабий век короток. Порадовались и хватит. И не те теперь времена, чтобы по неделям бабье лето гулять»,— сказала одна из моих коллег, поглядев в окно, за которым, словно оплакивая кого-то, лился нескончаемый и уже надоевший до смерти дождь.
«А может, оно еще вернется? Не в этом году, так в следующем, — с неоправданным оптимизмом подумалось мне. — До тех пор, пока женщина живет, в ее жизни обязательно случаются солнечные дни бабьего лета».

"Курская правда", 22 сентября 1993 года.


Рецензии