Мы не рабы. Рабы не мы!

Эта история относится к 90-м годам прошлого века. Контрреволюционный переворот возжёг в определённой части населения, казалось бы, уже забытые  после 1917 года мечты о быстром обогащении.
 
Старушки со спичками и всякой мелочью, палатки, кооперативы, «фирмы» и фирмочки местных и иностранных хозяйчиков заполонили рынок товаров и услуг. Казалось, что «Клоп»  Владимира Владимировича Маяковского вырвался со сцены Театра Сатиры в реальную жизнь, возродив из ушедшего в небытие НЭПа  всяческие «Рога и копыта».

Новые хозяйчики породили специфический спрос на рабочую силу со своими средствами производства (кто-то со своим телефоном опрашивает или отвечает; водитель со своей машиной, и тому подобное).

Один парень на последние деньги купил себе рабочую лошадку (автомобиль «Москвич» - каблук) не столь в расчете на быстрое обогащение, а для заработка на пропитание.

Бизнес был элементарен, как одноклеточное создание. Купленное на свои пиво от московских пивоваренных заводов он развозил и перепродавал его в различных пивных ларьках. В теории дело, казавшееся прибыльным, оказалось весьма малодоходным. Обогащение ушло в далёкую перспективу. Посреднических доходов едва хватало на бензин и техническое обслуживание автомобиля.
 
Так капитализм сам железной рукой сорвал розовые очки иллюзий из  рекламных рассказов о честном капитализме и прекрасном будущем при новом строе.

Тогда парень стал искать работу на какой-нибудь фирме, где автомобиль вместе с водителем берут в аренду и платят деньгами, неподверженными инфляции.
 
Ему повезло. Довольно скоро такое место нашлось. Это была советско-канадская фирма по евроремонту квартир и сдаче их в наём или продаже иностранным гражданам. Контора обслуживала канадское, американское, английское посольства, которые в те времена закачивали как насосы в Россию всяческих авантюристов.

Иностранцев тянуло в Россию за лёгкими деньгами, на разлагающийся труп СССР, как мух.

Во главе фирмы стояли ушлые белоэмигранты второго разлива, унаследовавшие жуткую ненависть ко всему советскому (красному),  и, естественно, к загибающимся остаткам социализма  в отместку за бегство родителей то ли после 1917 года, то ли после ВОВ (1941-1945) из всяких ОУН или РОА вместе с фашистскими недобитышами. Фирма процветала. Спрос на отремонтированные помещения был огромный.
 
Гигантские коммунальные квартиры скупались за копейки, в них наводили марафет и за бешеные деньги сдавали или продавали прибывающим сюда иностранным авантюристам (а то и просто шпионам).

У фирмы был целый парк не собственных автомобилей с водителями, которые крутились по всей Москве, развозя людей и материалы для  ремонта квартир по двенадцать часов в сутки. Для водителей в здании школы около склада с материалами и диспетчерской было организовано помещение в бывшем классе.

А какой класс без доски? На этой доске все, кому из водителей было не лень, писали и рисовали всё, даже не очень приличное, что придёт в голову, потом стирали и писали снова. Надо же было чем-то себя занять в ожидании очередного рейса…

Водители были людьми разной образованности, некоторые имели и высшее образование, и даже не одно. Другие едва писали по-русски с ошибками, а некоторые, кроме русского, знали еще и иностранные языки. Всё это бесстрастно фиксировала школьная доска.

Конечно, только со стороны коллектив водителей был дружный и любезный в отношении друг друга. На самом деле в нём царила жёсткая конкуренция; у кого больше рейсов, тот и больше денег получает в конце недели в твёрдой валюте.

Парень, который до этого возил пиво, еле сводя концы с концами, и  у которого был «каблук», на свою беду, кроме русского и высшего образования, знал ещё и пару иностранных. И как-то, от нечего делать в промежутке между рейсами, он, стерев непристойности, чтобы освободить место, написал по-английски во всю доску:  «We аre,t slaves. Slaves are,t we». (С англ.: «Мы не рабы. Рабы не мы»).

Отошёл в конец класса, сел за парту, как школьник и стал любоваться своей работой. Он был не без художнических наклонностей. Фраза была старательно написана английским курсивом. При этом он не заметил, как кто-то из его партнёров-конкурентов (видимо, знавших английский) доложил о надписи  хозяевам.

Потомок недобитыша (сопровождаемый стукачом),  ворвался в класс и, брызгая слюной, заорал:

-  Кто это написал?

Парень, сидя за партой, спокойно ответил:

- Ну, я, и что?

- Ты, красная сволочь, уволен! Но сначала отвезёшь груз, куда тебе скажут!   (машина уже была загружена).
 
Парень был не робкого десятка, да и природа его не обошла стороной.

- Ты, гнида, не в Канаде.  Да и у меня договор об аренде есть. Так что сначала деньги заплатишь, коль ты такой идейный! Потом поеду…

Так западный капитализм столкнулся с остатками развитого социализма. Это был тот начальный период, когда хозяева ещё не были облеплены готовыми на всё за деньги бандитами.  Пришлось хозяину раскошелиться на отступные для идеологического противника.

P.S.  Однако было уже ясно, что советские шутки с капиталом не проходят.


Рецензии
Очень литературный рассказ. Сюжет яркий, отлично передаёт дух времени. Я по этому поводу вспоминаю, как мы с друзьями мотались по Москве со встречи на встречу с ксерокопиями фотографий ангаров, домиков, заводиков и предъявляли их важно кивающим покупателям, у которых заведомо было пусто в карманах. Так ничего и не продали. Весёлое время. Трудное. В лихую годину наш народ быстро учится выживать и не вешает голову на грудь, но унижений он не забывает никогда. Так что коллективный Запад, "дружески" налетевший ради наживы "на разлагающийся труп СССР", сам немало сделал, чтобы разрушить в наших глазах своё очарование.
Жаль, что не у всех.
С уважением

Борис Миловзоров   02.03.2019 08:51     Заявить о нарушении
Тронут, уважаемый Борис. позитивным взглядом на творческие потуги автора, которые подвигли рецензента на собственные воспоминания. Что до Вашего покорного слуги, то, родившись во времена Иосифа Виссарионовича и ВОВ, читая Джека Лондона и др. классиков о безобразии называемом капитализмом, никогда не испытывал очарования Западом. Жаль, что подобные взгляды в "самой читающей стране" оказались совсем не массовым явлением. Народ ломанулся в заманчивые демократию и либерализм. Мы свидетели, что из этого получилось. С наилучшими пожеланиями АЧ

Александр Черенков   02.03.2019 19:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.