Ностальгия плачет по ночам

— Гриша! Остановитесь на минутку, Гриша!
— «Остановите самолёт, я выйду…».
— Вы, как всегда, с юмором.
— Прекрасной женщине — привет!
— Присаживайтесь, закажу вам альцтер/пиво+фанта/. Поболтаем на свежем воздухе.
— Нет-нет… Спасибо. Как вам мой новый имидж: очки, бородка? Я скоро буду Хэмингуэй.
— Очень к лицу. Соглашайтесь,  это старинное кнайпэ — достопримечательность города...
— Спасибо, но я очень тороплюсь в синагогу. Наш Новый год на носу. Сегодня —  причащаемся яблоками с мёдом.
— А почему не по месту жительства?
— Вы что не знаете? Здесь собирается элита Рур-Вестфалии.
— К которой вы себя, наверняка, причисляете. Любопытно…
— Так! Дорогуша, если нам по пути, — поторапливайтесь.
—  Рассчитываюсь и бегу, бегу… Только слегка убавьте шаг, пожалуйста.

— Биттэ шён, мадам! Куда же вы тогда весной пропали? Вы были от меня без ума во всех смыслах! Особенно…
— А разве это «особенно» было? Не припоминаю… Не запомнился.
— Обижаете. Я пользуюсь умопомрачительным успехом! От меня все женщины Германии и России в восторге!
— Это в смысле, параллельной реальности жизни в Интернете?
— А почему нет? Мне приходят кучи любвеобильных писем. Полчеловечества в меня втюрилось. И что мне с этим делать?
— На сайте mail.ru. вы чертовски красноречив и привлекателен!
— А вы внимательно просмотрели все мои 500 фотографий?
— Ох, любите вы себя...
— Конечно! До полной потери сознательности.  Ну есть за что любить, не знаю в какой угол себя поставить.
— Шутите? Ха-ха-ха!
— Как гляну на себя в зеркало, слепну от красоты. Я думал, что я красивый, а на самом деле я — ну, очень красивый! А как я выгляжу в Израиле или со скрипкой в бордовом смокинге с бабочкой? Внимательно рассматривали?
— Очень внимательно. Заметила: «скрипичный концерт» — на собственном балконе.
— Я ведь вам наяву демонстрировал свои способности в моей прекрасной квартире.
— Но вместо скрипки —  было караоке.  Хотя подпеваете неплохо…  Мне больше стихи запали в душу. Вобщем, вы мне понравились.

— Не только вам! Я — необыкновенный человек, равных себе здесь не встретил! Общаюсь одновременно  со ста  представительницами прекрасного пола. Всё фиксируется документально. Я над  этим работаю. Мои наблюдения за женщинами — колоссальный труд всей моей жизни! Напишу книгу получше вашей.
— Мою вы так и не прочли; вам всегда некогда…
— Совершенно верно. Но мой  единомышленник, высокоинтеллигентный Марк Смоленский  читал. Впрочем, его жена оценила, как  дико эмоциональное и полезное пособие для женщин, ценный учебник!
— Считаете бабской писаниной?
— Возможно… возможно… Мы почти у цели. Немного опоздали…
— О, чудо! Голубые  шарики выпустили в небо. Полетели-полетели. А вот и яболочки с мёдом.  Можно всем пробовать? Пища богов!  Очень вкусное сочетание! Куда же вы опять торопитесь, Гриша?
— Надо засветиться… Всем себя показать. Как на мне кипа?
— Это блюдечко бесподобно! Как-будто в нём родились…
— Сегодня, впрочем, как всегда, я аккуратно подстриженный, наглаженный. Надо с равином побеседовать. Он  высоко меня ценит. Не забыть попрощаться с любящими меня женщинами; на днях  улетаю в свой Ростов на некоторое время. У меня там  сумасшедший бизнес! Я полон гениальных идей! Я единственный в Европе, кто додумался до этого.  Пока всё держу в секрете. Догадываетесь, что я всесторонне развит? Затопчу любого своим интеллектом! Продолжаю воспитывать волю: за мной рухнет стена,  я не шелохнусь. У меня есть один друг, в социаламте познакомились. Правда, он большой скряга,  часто ходим на блошиный рынок, я его перевоспитываю по своей уникальной системе.

— Вот вы себя и выдали, Гриша. «Скажи мне, кто твой друг…». Догадываюсь, что  у вас ностальгия, депрессия, а не Ростов, бизнес, женщины, литературный труд, самовоспитание. Ваши фантазии несутся, как горный поток … Остановитесь! Будьте самим собою. Я бы с удовольствием  ещё раз  послушала, как вы  декламируете стихи Ахматовой, Мандельштама, Блока, Вознесенского. Запомнилось нежное  от Евтушенко, когда вы меня провожали:
« И она сказала — не всерьёз, вполушутку, полувиновато:
«Только разве кончики волос помнят, как ты гладил их когда-то».
Потом стихи о пожилой матери:
«И мать приходящая в гости, потом — уходящая,
Уже преступленье жестокого сына её».

— Да! Да! Да! Вы угадали! Здесь я не состоялся, здесь я деградировал. На душе у меня пусто и холодно, как зимой  на  пляже.  Я ничего не делаю в последнее время, лишь тупо смотрю в телевизор. Меня доконало одиночество.
— Одиночество, страдания — дело благородное! Именно в  этих состояниях проявляются таланты и способности. Ярчайшие произведения искусства созданы в одиночестве!
— Творческое одиночество — прекрасно! А вот обречение на одиночество, с этим дело обстоит сложнее. Я думаю — здесь каждый второй несчастен, ведь шкура иммигранта это постоянная зависимость от многих вещей. Я не смог здесь на деле оправдать свои знания и развить талант. Моя скрипка мешает соседям. И не только я. Большинство из нас мучается в иммиграции, неважно где живут: Америке, Израиле, Австралии, Канаде или в цивилизованной  Европе. Кстати, всех членов моей большой семьи судьба  разбросала по этим странам. Но признаются в этом только удачно вернувшиеся. Как, например, ныне популярный телеведущий и актёр Александр Гордон: «Мне снятся кошмары — я опять в Америке…»
— К сожалению, вы правы, Гриша. Ой, как правы… Но нет горечи без успехов. Не будем падать духом!


Рецензии
Спасибо, Танюша! Твои рецки, что бальзам на душу!
С сердечным дружеским приветом,
Галина.
PS. А куда это меня занесло во время готовки борща???)))))))

Галина Фан Бонн-Дригайло   07.12.2019 15:41     Заявить о нарушении
ГалЫна! Ти що це таке робишь?
Сама себе пишешь рецки?)))
Насмешила...

Пыжьянова Татьяна   09.12.2019 15:33   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.